Не отрекаются любя

Свадьба была шумной. Отлично организованной во всех отношениях: работали профессионалы на всех фронтах - кухня, зал, праздник. Невеста блистала: была весела, порхала как бабочка от одного гостя к другому, танцевала, танцевала, танцевала. Фата развевалась шлейфом, она путалась под ногами, цеплялась ко всем, на неё наступали, убирали со своих потных, раскрасневшихся лиц развеселившиеся  гости, она совсем была ни к чему, эта фата. В конце – концов, невеста сей атрибут невинности сняла и небрежно бросила на спинку стула.

Жених же был похож на контрабас: огромен, неповоротлив, грузен, басист и малоподвижен. Толи возраст делал его таким, толи характер. Это так и осталось загадкой для гостей. Невеста изредка подбегала к нему, целовала в  лоб, видимо это было его самое чувствительное место, проводила хрупкими  пальчиками по мелким костяным пуговицам на его белоснежной рубашке с бабочкой у самого подбородка, как смычком по струнам контрабаса, только снизу вверх, а не из стороны в сторону,  убегала к гостям.

«Не отрекаются любя, ведь жизнь кончается не завтра. Я перестану ждать тебя, а ты придё-ё-ёшь…»

Мощный голос певицы усадил за праздничные столы уставшую от бурных танцев и игр публику. Невеста поцеловала хмурого и уставшего жениха в потный толстенький без явных морщин лоб и уселась рядом.

Певица продолжала петь.  Гости накинулись на горячие блюда, уже не обращая никакого внимания на виновников торжества.

«Я перестану ждать тебя, а ты придёшь, совсем внезапно, не отрекаются любя…»

Песня закончилась. Певица поклонилась и ушла со сцены.

Невеста встала. Поцеловала своего «контрабаса» в лоб, внимательно посмотрела на него, провела пальцами по пуговицам на рубашке, как смычком по струнам, теперь уже сверху вниз. 

И ушла со свадьбы.

«Не отрекаются любя….» - снова запела  певица «на бис». 

Наевшиеся гости не спеша выходили на «танцпол».

 


Рецензии