Проверка в силе и знании

В Тамчинском дацане, в котором будущий знаменитый лама-созерцатель Лобсан Самдан Цыденов изучал буддийскую философию, его за щербатое лицо прозвали «рябой Самдан».
Однажды в этот дацан приехал тибетский астролог, и руководство дацана попросило его решить одну задачу. Она состояла в том, что в окрестностях дацана не было питьевой воды, и ее приходилось возить издалека.
Астролог посмотрел в священную книгу и ответил:
- Есть поблизости такое место, в котором один из ваших хувараков может отыскать родник.
И указал приметы этого хуварака. Им оказался не кто иной, как Лобсан Самдан Цыденов!
Его спросили:
- Ты можешь найти воду?
- Могу, - ответил Лобсан Самдан. – Но для этого мне понадобится один подол кускового сахара и помощь всех наших хувараков.
Неподалеку от Тамчинского дацана находился большой щербатый камень, возле которого Лобсан Самдан любил заниматься практикой созерцания. К этому камню, получив затребованный сахар, и направился избранник с целой толпой хувараков.
Лобсан Самдан попросил каждого хуварака набрать полный подол камней, и как только его просьба была исполнена, сказал:
- Кидайте в этот большой камень и представляйте себе, что он - голова «рябого Самдана», как вы называете меня. Тот, кто попадет в этот камень, получит в награду кусок сахара!
Хувараки, предвкушая лакомство, стали кидать, и когда весь сахар закончился, из-под камня забил родник.

*

Совсем еще молодого Лобсан Самдана, служившего в Кижингинском дацане ламой, пригласили совершить обряд по усопшему человеку. Необходимо было ехать в одно отдаленное село.
В пути, находясь в районе сегодняшнего поселка Новокижингинский, Лобсан Самдан сказал ямщику:
- А ведь мы, брат, с тобою по морю едем. Чую прохладу, исходящую от его вод!
Ямщик посмотрел на деревья, окружавшие повсюду дорогу, пожал плечами и спросил:
- Где же это море? И малой лужи не вижу нигде!
- Море находится под нами, - уточнил Лобсан Самдан.
На этом разговор и закончился.
А через восемьдесят с лишним лет, в 70-х годах прошлого столетия, геологи искали в этих местах воду и никак не могли ее найти. Искали для поселка, который советское правительство собиралось здесь построить. Вот тогда-то кижингинские старики и вспомнили про давний разговор Лобсан Самдана с ямщиком и указали примерное место, где он происходил. Геологи пробурили в том месте скважину и сказали почти то же самое, что и Лобсан Самдан:
- Под нами – вода… Целое море!
                                                 
*
                                                                              
Во время Гражданской войны, когда в кижингинском районе хозяйничала банда атамана Семенова, Лобсан Самдана,  находившегося уже в преклонном возрасте, арестовали и посадили в тюрьму.
Вскоре дежурный офицер приказал привести Лобсан Самдана на допрос. Посланный за ним солдат вернулся с глазами, какие бывают у сумасшедших, и сообщил:
- В камере, вместо ламы, сидит чудовище!
- Какое именно чудовище? – уточнил офицер.
- У него огромные рога, много рук, много ног, сам он синий, а позади него полыхают языки огня!
После этого случая солдаты-охранники стали видеть, как Лобсан Самдан совершает вокруг тюрьмы гороо, поет на крыше священные гимны, появляется то в одной, то в другой камере, изъявив желание пообщаться с ее обитателями. И тогда «семеновцы» поняли, что имеют дело с необычным человеком, и отпустили Лобсан Самдана домой.

*

У человека по имени Жигжит умер отец, всеми уважаемый старец. И человек пришел к Лобсан Самдану и попросил указать ему место, в котором переродился его отец.
- В наши края приехал великий святой  Данзан Норбоев, - сообщил ему Лобсан Самдан. – Иди и спроси его о своем отце!
И Жигжит отправился к Данзану Норбоеву.
- Приди ко мне завтра, - ответил тот, выслушав просьбу  Жигжита.
Назавтра Данзан Норбоев сообщил:
- Я просмотрел все три верхних мира, и ни в одном из них не нашел твоего отца. Лишь только в Дэважине я отыскал место, предназначенное для него – распустившийся цветок лотоса. Но цветок почему-то был пуст…
- Как же мне найти своего отца? – спросил Жигжит.
- А кто послал тебя ко мне? – поинтересовался, в свою очередь, святой.
- Наш местный лама Лобсан Самдан Цыденов.
- Вот и спроси у него о своем отце!
И Жигжит снова явился к Лобсан Самдану…
- Видишь на моем алтаре коробок, сделанный из коры березы? – спросил  его Лобсан Самдан. – Возьми и принеси его мне!
Жигжит принес коробок, и Лобсан Самдан снял с него крышку. Тотчас же из коробка вылетела птица с опереньем поистине райских расцветок и улетела, звеня от радости, в небеса…
- Это душа твоего отца улетела в Дэважин! – сообщил торжественным голосом Лобсан Самдан.

Р.S. Услышав в свое время эту историю, местные старцы поняли ее так, что двое великих бурятских лам – Данзан Норбоев и Лобсан Самдан Цыденов – друг друга в силе и знании проверяли.


Рецензии