Дела минувшие

       День сегодня с самого утра маленечко занепогодился. На улице тепло, но не душно и не жарко. Небо в тучах затянуто прочно, но, как бы это сказать поточнее, не наглухо: наличие солнышка где-то угадывается. Время от времени накрапывает маленький дождичек, типа мороси, но очень вяло, даже асфальт прилично смочить не хочет.
       Мальчик мой (так я про себя называю внука) поехал сегодня раненько утречком в университет защищать диплом на низшую ученую степень, то бишь, на степень бакалавра. Собственно, как поехал - оделся, как жених, а повез его  в честь такого торжественного случая на своей машине  я сам. Довез, высадил, поехал домой и что-то рассентиментальничался, ударился в вспоминания о своих годах молодых, о том, как я сдавал вступительные экзамены в институт.      
       Вспомнилось мне, как я, приняв решение поступать в мединститут, частенько специально проезжал или проходил мимо института, чтобы посмотреть на студентов, которые мне казались такими необыкновенно умными, что я считал себя кем-то вроде глубокого неуча по сравнению с ними. Несмотря на то, что в молодости я был довольно самоуверенным пареньком, который брался за любое дело без особых размышлений и колебаний, я откровенно побаивался того, что не сумею сдать вступительные экзамены, не пройду по конкурсу, и вряд ли когда буду зачислен в студенты.
       Тем не менее, когда пришла пора, я решил попытать счастья, и сдал документы в приемную комиссию. Их у меня приняли без особых проблем, правда девица, очевидно из студентов, сидевшая на приеме, хмыкнула и скептически посмотрела на меня, увидев, что мой аттестат зрелости - всего лишь аттестат  выпускника вечерней школы. Тем не менее, я попал в ряды тех, кто допущен к сдаче экзаменов, то бишь, в ряды абитуриентов. Это слово было для меня новое, ранее мне его как-то не доводилось слышать. Оно тоже не добавило особой храбрости и силы моему духу, а наоборот, дополнительно вселило в меня некую неуверенность, даже робость - так велик был в моих глазах фактор статуса студента мединститута. Конкурс в том году был астрономический, казалось, вся страна ринулась в мединституты. Были абитуриенты из Прибалтики, Кавказа, средней полосы России, Украины и, конечно, местный народ - жители Центрального Казахстана, в том числе и лица коренной национальности, для которых была отведена квота не помню точно, то ли тридцать, то ли сорок процентов от общего числа тех, кто поступит.
       И вот наступил решающий период - экзамены. Первым экзаменом значилась физика. Если сказать откровенно, то я ее практически не боялся, так как и знал сию дисциплину неплохо, и готовился весьма скрупулезно. Тем не менее, когда я появился в приличной толпе абитуриентов, сдававших вместе со мной, и узнал, что у нашей группы принимает экзамен некто Лапин - монстр и зверь, каких свет не видывал, как говорили в толпе буквально все городские молодые люди, которые, как известно, знают все лучше всех, мне это уверенности не добавило.
       И вот, я захожу в роковую комнату, подхожу к столу, тяну билет, смотрю быстренько на вопросы и практически мгновенно успокаиваюсь: все три вопроса, что там стояли, я знал лучше, чем самый истовый верующий сакраментальную говорилку "отче наш". Мне дали пару листиков для заметок, и посадили за стол, дав тридцать минут на подготовку. Мельком глянув еще раз на вопросы, я убедился, что все в порядке, стал читать условия задачи. Задачка попалась какая-то, как мне показалось, несуразная. На газовые законы. Прочитав ее разика два, я начал ее решать, применив закон Шарля и закон Гей-Люссака, вывел формулы, совершил вроде все действия. Казалось бы, нет никаких проблем, но что-то меня смутно беспокоило: мне не нравилось все то, что я сделал.
       Хотел было еще раз все не торопясь обдумать, но тут сидевший слева солдатик подсунул мне свои вопросы, чтобы я ему помог, не успел сделать ему, как сидевшая сзади девушка из города Иваново тоже подсунула вопросик для шпаргалки. Короче, не успел я и глазом моргнуть, а меня уже вызывают отвечать.
       Ничтоже сумняшеся, беру свои писульки, подхожу к преподавателю, сажусь. Только было хотел отвечать, как он попросил показать ему мои бумажки. Я ему подаю, он смотрит, а там практически ничего, только пара формул по задачке...Глянул он так на меня строго, и говорит:
- Кош!   Идите, два! (кош - это, как я потом узнал, его любимое словечко, с каким он всегда выгонял студентов-двоечников  с экзаменов и зачетов)
- Как, говорю два? Я же еще ничего не отвечал? ( а в голове мысль: все, финиш, полный провал...нет, брат, шалишь как это "два", я еще повоюю!)
- А что вы можете отвечать, если у вас ничего не написано за тридцать минут?
-  А я - отвечаю ему - буду рассказывать и сразу одновременно писать, все, что нужно..
- Хм, а у вас так получится?
- Получится - отвечаю - ничего тут трудного нет.
- Хм...ну-ну,давайте, поглядим-поглядим!
       Зачитываю первый вопрос, отвечаю, пишу формулы, подробно объясняю суть. Перехожу ко второму вопросу, третьему. Оттарабанил так, что от зубов отскакивало, ибо говорилка у меня всегда неплохо была подвешена. Тут наступает момент, когда надо говорить про задачу. Бойкость моя несколько поумерилась, и я эдак скромненько начал: а вот с задачкой что-то у меня, как мне кажется, плоховато получилось..
- Ну-ка, дайте ее сюда. Смотрит и говорит:
- Что же вы так? Все хорошо рассказываете, а задачку нужно было решать совсем не так. Не решили вы ее, не решили, молодой человек. Надо было ее решать вот так.
       С этими словами он начинает писать формулу объединенного закона газовых состояний, я вижу, как он начинает писать, в мозгу у меня что-то сверкнуло, я понял, где я прошляпил суть дела, и в горячке почти кричу:
- Стоп, я понял, я решил!
- Что понял?Что решил?
- Задачку - говорю - решил! Разрешите...
Беру у него листок, быстренько пишу формулу, решаю ее, логарифмирую, подставляю значения чисел и прошу дать таблицу мантисс логарифмов Брадиса. Все это заняло секунд сорок-пятьдесят.
       Преподаватель несколько изумленно смотрит на меня, подает книжечку таблиц и говорит:
- Первый раз вижу такого нахала. Ну что же, молодой человек, будем считать, что экзамен у нас только начался. С этими словами он сгреб и смял в кучу все мои листки, подвинул мне новые, и начал гонять по всему курсу физики. Он задавал вопросы, я отвечал, писал, он снова задавал, и так длилось сорок пять минут. Его ассистент, как я заметил, несколько раз толкал его под бок, а потом уже откровенно говорит:
- Да отпусти ты парня, ставь ему пять, и пусть идет.
- Погоди - отвечает - я только спрашивать начал.
       Наконец он мне говорит:
- Хорошо, последний вопрос: ток в пять ампер и напряжением в один потенциал сможет ли выдержать человек?
- Пять ампер, говорю, очень приличный ток, один потенциал, это в системе СИ триста вольт. Триста вольт, пять ампер - не знаю, выдержит, или нет, я бы не взялся за такой провод, думаю, вы тоже не возьметесь!
- Молодой человек - говорит он после этого - вы - нахал и абсолютно ничего еще не знаете в физике, но я вам ставлю пять исключительно за ваше нахальство.
       С этими словами он поставил "отлично" в мой экзаменационный лист и отправил на свободу. Вышел я, как из бани, но довольный, как объевшийся слон.
       Так сложилось, что в дальнейшем я попал к нему на курс физики, был у него в любимчиках, никогда не сдавал в течение курса зачеты, он мне их ставил автоматом, и вообще, мало говорил со мной о физике, его больше интересовали мои анекдоты, которые он очень любил, и которые я непременно ему рассказывал на занятиях, после чего посмеявшись, он говорил мне: - Кош - и отправлял гулять.
        Вот так я сидел сегодня дома, предавался этим и другим  воспоминаниям, пока внук не позвонил мне и не сказал:
- Дед, я защитился. На "отлично!"   
- Поздравляю, господин бакалавр, ответил ему я.


Рецензии
Ваши воспоминания так заразительны, что и меня толкают в этом направлении.

Наиль Темирплатов   11.04.2018 15:54     Заявить о нарушении
значит, не зря пишу...радуюсь

Георгий Разумов   11.04.2018 16:26   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.