Кошки столько не живут...

ПРОИЗВЕДЕНИЕ НЕ ПРОШЛО КОРРЕКТУРУ

Мики и не заметил, как начал под флейту жены одеваться, раздеваться, выносить мусор, по первому свистку переключать телевизор и из Николая превратился в Мики; сначала он понять не мог кто он, персонаж с дурацкими ушами или простофиля-чебурашка? Ответ нашелся сам собой, он -мышь и пискнуть не смеет. Им со Светкой на одной земле стало тесно.


Самым простым и напрашивающимся было бросить всё и разъехаться! Мики не сразу сообразил, что это удовольствие не для простого смертного – чтобы все бросить и с шиком уйти, нужен хоть какой-то, но финансовый жирок. (Есть и другие пути к отступлению, хотя… не каждая мама примет в распростёртые объятья сбежавшего дитятю, жить на даче –на работу не наездишься, да и дачи не у всех монументальные, а климат не повсеместно средиземноморский.)  Будь квартира попросторнее, еще б можно было поиграть с вариантами, но, если комната одна - это клетка, капкан, тюрьма. Однокомнатную квартиру пополам не распилишь, китайскую стену поперёк не возведешь, хотя шкафом перегородить можно. Но, гром небесный, как это гнусно превращать ванну и кухню в места общего пользования, когда хочется жить и дышать всеми фибрами!


Два по отдельности прекрасных человека гибли на общей площади.

Голубая мечта с обоих сторон была одна и та же - все тоже самое, только без соседа по квартире. Как это осуществить и по Теории вероятности не придушить друг друга оставалось несокрушимой головоломкой. В силах одной только Теории относительности оставалось возможным развести супругов во времени и пространстве.  Цепью сковало несчастных время и место.

Супруги крутили два этих понятия (проблески конструктивного сидения за столом переговоров вопреки всему случались), отчаявшись разъехаться географически, искали спасение во «времени», сверялись с теоретическими выкладками -физики намекали на то, что понятия эти резиновые, в какую хочешь сторону тянущиеся и прорву вариантов и параллелей в себя вмещающие. Однако, пока все эти проспекты и параллели были только на бумаге, бабкиными сказками все больше морочили детей с голубых экранов, на деле выходила фига с маком… И как соотнести все эти научные химеры с хознуждами конкретного человека оставалось не ясным. Как бы заманчиво было остаться обоим в том же времени и квартире, но вроде как в разных измерениях! Вот они живут, ходят сквозь друга и в упор друг друга не видят! И такая тишь и гладь… Кто когда с работы вернулся никого не интересует, кому какая телеграмма в телефон упала никто не отслеживает и даже дополнительный холодильник не нужен, потому как каждому доступна его личная холодильная версия. Она не видит его пельмени и сметану, он не видит обезжиренный творог, хотя они, как голубки, жмутся друг к другу на полке.


А варианты спасения нет-нет да и подворачивались, оба супруга не раз кусали локотки, что так бездарно прошлёпали программу освоения Сибири,  профукали вариант с Антарктидой. (Континент заселялся самыми активными темпами, пингвины остались только в резервациях, вся территория была в лоскуты искромсана.) Когда супруги сунулись, чтобы застолбить хоть клочок земли, последние 10 соток были поделены между кинодивой из Голливуда и Алексеем Трофимовичем, олигархом и владельцем сети фитнес клубов «Фигура Не Дура». Мики чуть не взвыл, когда узнала о том, что там планируется установить то ли линзы, то ли зеркала, вся эта оптика будет ловить лучи и направлять их на ледяные глыбы… и через 5 -10 лет суровые земли превратятся в благодатный рай с полным подведением инфраструктуры. Жить в хибаре под пальмой и прикрываться лопухом теперь казалось невероятно заманчивым - под такое банки и кредиты выдавали, и призывали безудержно мечтать…


 
Когда супруги, обуреваемые не красящими их страстями, собачась, дошли до загса (надеясь, хотя бы юридически более не принадлежать друг другу), они и представить себе не могли какой их там ждал сюрприз.


Но обо всем по порядку. Для полноты картины напрашивается маленькое отступление…
 
Освоение космоса (в отличии от Теории относительности) ни какая-нибудь притянутая за уши фантазия, это активно стучащаяся в ворота реальность. Очередная экспедиция вот-вот улетит на Марс, с цветами никто никого не провожает, полетать может всякий, были бы средства и желание. Космический туризм набирает обороты, но одно дело слетать на экскурсию, поболтаться в открытом космосе, пристегнувшись за пуповину к корпусу корабля, нашлепать кучу фоток себя любимого и вернуться обратно, а другое-  участвовать в серьезном, долгоиграющем проекте: покинуть земную атмосферу лет так на 50, а то и больше, и вернуться этаким неандертальцем лет через 200. Наука в таких долгосрочных проектах заинтересована. Но тут возникает извечный вопрос ( не технического характера, тихоходы-то у нас как раз надежные), вопрос касается кадров.  Если кто думает, что народ в такие проекты валит, это не совсем так. Космонавты и те, вроде как на это и учились, а отбудут свою вахту (от 3-ех до 5-ти), и по истечении срока просятся обратно (все люди семейные). Население постарше с насиженных мест не сковырнешь. Остается молодежь, люмпены, перекати-поле, у которых ни свата, ни брата, ни кола, ни двора, гитара за плечо и трын-трава, однако с малограмотным населением мало кто хочет связываться (техника  дорогостоящая, на миллиарды тянет).

Остаются еще люди идейные, обуреваемые разными тараканами: воздухоплаватели, мореходы, обширный разношерстный контингент, неспокойный, самоотверженный, но, как ни странно таких тоже не жалуют и в подобные проекты не приглашают (вдруг у них от перегрузок что в голове перемкнет, фанатизм однажды сделал из обезьяны человека – может выкинуть и обратную штуку.) Исходя из всех этих предпосылок, фаворитами на вакантные места всевозможных испытателей и исследователей были, есть и остаются люди здравые, образованные, но которых здесь ничего не держит, одним словом, люди отчаявшиеся, попавшие в сложную жизненную ситуацию…( На мой вкус, здесь нет противоречий, за каждого битого двух небитых дают, эти хоть знают по чем фунт лиха , во-вторых, не все, но многие трудности финансово разрешимы, соответственно, таких людей можно заинтересовать деньгами (поверьте бабушке, ни всякого можно купить на эту удочку), и в-третьих, они адекватные, просто потому что хоть чуточку, но жизнь знают.)

Участие в одном из таких длительных, перспективных проектов и предложили паре.

Мики ухватился за идею. Выгод было завались.


Живи и дай жить другим! Он отколбасит свой срок на орбите (или где-то там в открытом космосе, неважно, главное, там идет год за три, а на некоторых участках разрыв можно и увеличить), Светка в это время припеваючи проживет свой срок на Земле, выйдет замуж, загубит еще одну человечью жизнь (но это его уже не касается), а когда придет ее черед (пусть земля ей будет пухом), он вернется на бренную и доживет свой кусок времени в освободившейся квартире.  И за все эти блага насыпали еще и денег! (В оправдание Мики следует сказать, что он не с проста мечтал улететь от супруги. Разнюхав о деньгах, ненасытная Светлана тут же оттяпала половину, выплаченного ему аванса ( всё Его ее совесть трактовала как совместно нажитое имущество), выпустила когти, положила ежемесячную пенсию, не себе, а Сильвии - 50 тысяч и ни цента меньше. К слову сказать, на общем совете супруги решили, что курносая Сильвия, единственная совместно нажитая в браке радость, не будет продолжать дело Белки и Стрелки, а останется на Земле. Ни один мускул не дрогнул на лице Мики.  На эти деньги, ежедневно меняя соломенную подстилку, можно было содержать слона, не то что подкупать горсточку воздушных хлопьев для экономичного японского агрегата Сильвии. Астронавта оставили в одной набедренной повязке, ободрали, как липку, но, чтобы вырваться Мики готов был заплатить даже кошке!)


Сделав крутой жизненный разворот, Мики провел полную ревизию и переоценку ценностей. Сойдясь со Светкой, он перестал видеть цветные сны, а тут стал безудержно мечтать. Бороздя просторы, он многое переосмыслит и прежде всего свои отношения со временем.  Бог мой, как бездарно мы профукиваем тонны времени! (Встречаются, конечно, отдельные шустряки, которые конвертируют его хотя бы фунты стерлинги, но подавляющая часть - такие милашки…) Мики только сейчас это понял и тут же дал себе слово вернуться другим человеком… Возможно он даже освоит новую профессию. Сколько существует всего интересного! Можно выучить японский, научиться играть в шахматы, ходить конем, изучить письменность майя, удариться в архитектуру. Корабль чем только не напичкан: лаборатории, своя библиотека, только нюхай, читай, смотри, и  зудеть никто не будет! Микро, макромир - все к твоим ногам, человек! Но больше всего Мики хотелось выучиться говорить на латыни, цитатами, все так лаконично, красиво, ляпнешь «Дум спиро, спэро» и ждешь кучерявый эффект!


Мечтал Мики и об интимном… А Какие-какие будут женщины, когда он вернется?! Мики верил в феромоны и не верил в унисекс, надеясь, что лет через 50 вся эта дурь выветрится. И вот он спускается по трапу… в белых брюках и с латинским багажом… (Мики решил, что обязательно купит себе что-нибудь кипельно белое. А как иначе начинать жизнь сызнова?!)



Уладили формальности, подписали трехсторонний договор (НИИ по освоению космоса и двое супругов). Квартира временно переходила в неограниченное (за исключением права продажи) владение Светки, но по истечении определенного срока наступал черед Мики вступить с свои права. (Чтобы не оскорблять ничьих чувств, прописали, что после отчуждения имущества в пользу Мики Светка с Сильвией остаются в качестве приживалок с пожизненным содержанием. Все понимали, что это всего лишь пустая формальность.) Мики сверил часы. Сейчас Светке 38, +50, итого 88, при среднем уровне по стране 75, если даже она переедет в Японию, в которой люди живут непростительно долго, к его возвращению она все равно уложиться. (При всем том, что он сам будет еще в самом соку – ему обещали, что там не только время притормаживает, но и процессы старения замедляются).


Светка собрала узелок, пришла на аэродром, попрощались на удивление красиво, без сцен и упреков, каждый понимал, что это навсегда. Светка расчувствовалась, призналась, что когда-то в молодости, цыганка нагадала ей прожить 62 года и ни грамма больше. Мики, вздохнув, еще раз сверился с данными.  Светка вытащила печальный платок.


***

Все оказалось даже лучше, чем Николай мог себе представить: индивидуальная капсула (которую ни с кем не нужно было делить), общая зона (на удивление просторная), бассейн (стеклянный пузырь с водой для подводного плавания), тренажерный зал, научная оранжерея, в которой каждый мог себе выбрать подопечный баклажан. По договору требовалось исполнять и некоторые не пыльные функции (Николай показал себя как наиответственнейший работник). Все было сделано для человека, для того, чтобы он чувствовал себя хорошо, приносил пользу (т.е. трудился) и в тоже время вдали от родной планеты не чувствовал себя одиноким. (На Земле почему-то сколько бы не ломали копий всё никак не могли создать подобных, благоприятных условий).

Коллеги по путешествию оказались личностями не среднестатистическими: гроссмейстер, призер турнира по шахматам, профессор архитектуры из именитого университета, другие не приземленные личности. (Состав будто специально кто-то подбирал). Удивление вызвал только непонятно как затесавшийся в научную среду преступный элемент (В прошлом рецидивист со стажем, магнат, тот самый олигарх, который где только не напокупал недвижимости). Алексей  Тимофеевич должен был сидеть в собственной изолированной капсуле без права ее покидать, но уже через неделю кислого выглядывания из оконца бывший миллиардер снискал  сочувствие масс и своим смеренным видом заслужил доверие. Алексея Тимофеевича выпустили и не прогадали, он отлично вписался в коллектив,  подразбавил слишком уж приличный, но пресноватый состав.


(Гроссмейстер шепнул Николаю по секрету, что этот пассажир оплачивает весь их тур, полное снаряжение экспедиции, и топливо туда и обратно, у него свои счета с НИИ, с которым сотрудничает Николай и все остальные.

-Государство своей выгоды не упустит, -шептал повелитель пешек, - Чтобы Алексей Тимофеевич не натворил, он с лихвой покрыл все убытки. Сколько бы тапочек он понавышивал за свой земной срок? А тут всё по закону и не подкопаешься, 50 лет строгой изоляции!

Остается только добавить, что если у кого-то ручки чесались цепи со злодея снять, то государство как всегда ни при чем.)


Помимо научных у экспедиции были и природоохранные цели. Среди отъезжающих было два пингвина и сопровождающая их молоденькая сотрудница. Весь генофонд растений и животных давно хранился в подземных бункерах, разбросанных, как яйца по корзинам, по разным континентам, однако некоторые полагали, что и этой предосторожности недостаточно и считали нужным дополнительно перестраховаться. (Вполне резонно, сейчас столько террористов и вредителей, в какой хочешь бункер внедрятся). Из этих соображений на одной из захолустных, отдаленных от нас на N-ое количество световых лет планете и устроили дополнительный Ноев Ковчег, в котором уже жили слон, верблюд и носорог (помимо нескольких миллиардов бактерий.) Полет яйцекладущей парочки вписывался и в научные цели экспедиции, дама была на сносях и  вот-вот должна была разрешиться от бремени. (Оставшийся на Земле научный цвет наблюдал как все пройдет в условиях невесомости.)

Николай начал ухаживать за Лилией из пингвинария.

Лилия оказалась не просто симпатичной девушкой, но и старшим научным сотрудником, в функции которого входило оберегать путешествующую парочку. Пингвинов не обижали, но почему-то все хотели их чем-нибудь угостить. Лиле стоило больших трудов, убедить остальных, что ее подопечные ни в чем не нуждаются, им выдается свежайшая рыба и рацион еще лучше, чем у путешественников. Девушка была строга и непреклонна, чем снискала к себе уважение. Николай, как и все, относился к девушке с уважением и с каждым днем все большим. Датчики, подключенные к его органам фонили, сыпали на Землю тревожные данные, но Николай ничего не мог с собой поделать. (Кому-то может показаться, что произошло все как-то уж очень быстро, не успел порвать с одной женщиной, а тут уже новая пассия, из огня да в полымя… Однако Николая можно понять, уж очень Лилия оказалась нежная, добрая,  самоотверженная… Да и он, в конце концов, мужчина, а не оловянный солдатик... Редко кто бы устоял…)


Дорогу к девичьему сердцу Николай решил прокладывать через пингвинов… Забросил архитектуру, послал к бабушке Е2-Е4, и все свободное время проводил в пингвиньем отсеке. Лилия сначала подумала, что Николай так же как она любитель фауны, потом переживала как бы пингвины от него чего не подцепили (на вылете, конечно, всех проверили, но бациллы куда хочешь просочатся), потом долго не хотела верить, что интерес вызывает она сама, а потом терзалась как бы об их шашнях не узнали окружающие. Принимая во внимания бедную на события атмосферу полета, члены экипажа узнали все раньше, чем проскочила первая искра, и даже раньше, чем обо всем догадались пингвины.  Каждый чих, вздох, взгляд отслеживался, и в подробностях обмусоливался.

Николай терзался и мучился, но Лиля почему-то притормаживала. Большинство было за любовь, а значит на стороне Николая, к позиции Лилии относились сдержано, но с плохо скрываемым раздражением. Какой-то горе-советчик предложил Николаю Лилю в темном углу зажать (благо на космическом корабле таких достаточно) и показать, как дразнить мужчину. Всех остудил Алексей Тимофеевич, авторитет со стажем.

- Торопиться не надо, -сказал Алексей Тимофеевич,- женщине, как и груше, надо дать созреть! Да и кодекс следует чтить,-добавил мужчина, -если делать, то так, чтоб все было шито-крыто, чтоб уйти потом от ответственности…


К высказанному мнению прислушались. Вообще, Алексея Тимофеевича на корабле уважали, оказался он человеком не только нетривиальным, но и очень полезным, рассказывал о том, чем отличается кодекс чести от двух других кодексов, часто травил байки, которые ни в каких книжках не прочитаешь, по одной его биографии можно было изучать юриспруденцию вместе с психологией и криминалистикой. Поначалу его еще побаивались, но в полете многие из своих принципов и убеждений Алексей Тимофеевич пересмотрел и даже курить бросил.


Членам экипажа в конце концов надоели пересуды и вся эта тягомотина, на расстоянии 30 световых лет от Земли у Лилии и Николая дело застопорилось, и вот, когда все их оставили в покое, Лилия вдруг стала нежнее, а Николай спокойнее.

Ни у кого не возникло сомнений, что Лиля и Николай будут вместе.

Николай постепенно вернулся к своим, не связанным с пингвинами, аспектам жизни, снова занялся архитектурой, ходил королём, меньше помогал Лиле непосредственно, хотя и старался не выпускать её из поля зрения. Пока девушка возилась со своими подопечным, фигура, бубнящая латинские изречения, бродила где-нибудь поблизости. Ни с одной, ни с другой стороны не было поползновений обсудить что их ждет в будущем, но по тем тянущимся, медовым взглядам можно было догадаться, что оба понастроили космических замков.


***

Космические годы пролетели еще быстрее, чем земные, и тут был какой-то обман во времени. Долетев до удаленной станции, сбросив пингвинов и пополнив запасы воды и топлива, экспедиция взяла обратный курс. Дорога к дому, как обычно, пролетела еще быстрее.

Подлетая, все прилипли к иллюминаторам. Что могло произойти за эти 60 с лишним земных лет одному богу было известно. Сведения, поступающие все это время с родной планеты были скудны и противоречивы, и напоминали скорее сводки желтой прессы; серьезные данные получала только Лилия, но они были связаны непосредственно с пингвинами- толстячков теснили и выкуривали с мест гнездований,  все шло к тому,  что с ними случится то же, что с исконными американскими племенами, всех  выгонят с законных территорий и в лучшем случае дадут по банке колы.


Нога Николая ступила на бренную землю, Лиля, как настоящая женщина, замешкалась в поисках сумки с сувенирами.  Вокруг, куда хватало глаз, простиралось огромное, травою покрытое поле; в сторонке (не случай, если кому поплохеет) притулился мобильный пункт скорой помощи; вдали, вздымая в клубы пыль, скакала и подпрыгивала  точка. Клубок перекати-поля катился в его направлении, постепенно увеличиваясь в размерах. Разросшаяся клякса  что-то кричала, но ветер относил слова и раскидывал их по полю. 

На полном ходу в Николая едва не врезалась пухленькая, живенькая старушка.

-Мики!! Мики!!-проголосив, упала на грудь старушенция.

Мики (еще совсем недавно бывший Николаем) узнал голос. Наверное целый земной час прошел пока Светка, наконец, не отлипла от его молодецкой, вздымающейся груди.

Старушка промокала скомканным платком обвисшие щеки, кряхтела и утиралась. Высморкавшись и придя в себя, начала взахлеб рассказывать о том, что произошло за время его долгого отсутствия, о том,  какие у них теперь технологии, как все ушло вперед, о том, как сложно и непривычно  ему теперь будет и о том, что она его ни за что не бросит и поможет со всем освоиться.

-А цыганка-то не наврала, - всхлипывая, прошамкала старушенция, -Но кто ж мог поверить что 162?! (Именно столько теперь живут люди.)

Старушка засуетилась, открыла сумочку, из темноты выглянула недовольная морда постаревшей Сильвии. Время остановилось.  От обилия воздуха и свалившихся на голову впечатлений Мики слегка пошатнулся.


-Кошки столько не живут… – едва открывая рот, проговорил мужчина, вокруг прыгали зайчики, летали вертолетики.


Мики наверное упал бы на землю, если бы его взгляд не зацепился за стоящего поодаль и вминающего в траву окурок Алексея Тимофеевича. Взгляды встретились.

Мужчины поняли друг друга.

В круглом окошке иллюминатора застыла Лилия.

Прим. автора:
Dum spiro, spero. (лат.) Пока дышу, надеюсь.


Рецензии
Рассказ понравился. Да, немного просчитался Мики. Кошки живут больше, чем он рассчитывал. Придётся им вновь жить вместе. Удачи вам и творческих успехов!

Зоя Воронина   06.07.2017 08:48     Заявить о нарушении
Уважаемая Зоя, благодарю Вас за отзыв!
И Вам всего наилучшего,
Ольга

Белова Ольга Александровна   06.07.2017 09:03   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.