Рассказы из беседки. А на даче всё иначе. Часть 1

Фото из интернета


А на даче все иначе -
 Мы бодры и веселы.
 Во саду ли, в огороде,
 Хоть одеты не по моде,
 Мы все время на природе
 И в природу влюблены.
………………………….
А на даче, а на даче
 Мы не ждем от жизни сдачи.
 Без остатка, не иначе,
 Отдаем свои сердца.
 Дом пустой иль полной чашей
 Безусловно всех он краше.
 Мы привязанности нашей
 Будем верны до конца.

                Анатолий Цепин



                    - Здравствуй, друг мой любезный!  Заждался?  Ну,  извини, так получилось. Погоди прыгать, не суетись, чай не молодой, уж и клыки сточил. По собачьему календарю ты мне ровесник, а всё туда же! Прекрати. Больную ногу поцарапал… Хотя уже, что больное, а что нет понять невозможно!
               
                    Рыжий – пожилой рослый  кобель, с широкой грудью, умными глазами и стоячими ушами снискал любовь всей Лесной улицы дачного посёлка. Он был полноправным его хозяином и охранником. Особенно зауважали его после поимки двух местных молодых придурков, которые залезли поживиться ночью в вагончик к Михалычу – соседу Василича, уехавшему с вечера со своей дражайшей в город. Грабители взломали плохонький замок, выпили начатую полторашку самогонки, опустошили холодильник, прихватили "Спидолу" – ровесницу хозяина и уже собрались уносить ноги, как путь отступления преградил  Рыжий.
                   Он грозно зарычал и улегся на пороге. Утром, приехавший хозяин, вызвал полицию, которая и забрала «джентльменов удачи».

                   Обычно, Василич с женой Мариной перебирались на дачу в конце апреля, но в этот раз задержались. Рыжий встретил их в первых числах июня: Василич провалялся почти два месяца в больнице и по определению жены «был ещё никакой». Вроде бы и пошёл на поправку…  да не дошёл! Видать дорога пошла в гору да путь стал тернистее.
                  Выгружая из машины тяжёлые сумки с продуктами и привезённый для дачной жизни скарб, Марина, жалея деда, пренебрегала возражениями - сама таскала тяжёлую поклажу. Он понуро плёлся с более лёгкими пакетами.

                  Рыжий ещё издали, увидев старенькую "Тойоту" Василича, приветственно залаял и бросился встречать. Они дружили, если так можно выразиться.
                  Рыжий выделял Василича из всех дачников улицы. И не за кусок колбасы, печенье или косточку, а за понимание тяжёлой собачьей жизни и долгие доверительные беседы, до которых пёс был большой охотник. Правда Марина злословила, что Рыжий не столько возлюбил философские рассуждения деда, сколько пряники и печенье, которыми он угощал собаку во время своих монологов. Так это или не так – кто же знает? Но Павлов насчёт умственных способностей собак сильно ошибался. Если постоянно звонить или лампочку включать во время еды, так  и у человеков слюна начнёт отделяться не хуже той собаки! 

                  Рыжий деловито обежал участок по периметру забора, загнал приблудную кошку на крышу сарая  и с чувством выполненного долга  ткнулся в колени Василича, усевшегося на скамейке у веранды.
                  - Заслужил, дружок, заслужил…  погоди. Всё проверил, непрошеных гостей выгнал, молодец! Вот только косточек пока нет,  сварим борщ – получишь, а пока съешь-ка пряник.

                  Обойдя владения, Марина пригорюнилась:
                  - Трава выше колена, виноград не раскрыт, ничего не посажено. По вишням и яблоням впору энтомологию  изучать! Листья скручены… висит паутина, а муравьёв пропасть!
                  Дед, что делать? Сад в запущении, от огорода остались слёзы, да и те обработать не можем – ты еле ноги волочишь и я от тебя далеко не ушла, плата за дачу растёт с каждым годом. Когда-то платили по три тысячи, а сейчас уже десять! Недаром, мои бывшие сослуживицы дачи продали!
                  - Да ты что? Ни за какие коврижки дачу не продадим! Что за мысли дурацкие! Где летом жить будем? В скворечнике на первом этаже?  В окно смотреть или возле песочницы на скамейке киснуть? Я там быстрее сдохну, чем от работы на даче!
                  - Ну, а кто всё делать  будет? – грустно повторила вопрос Марина, - землю надо готовить под посадку. Останемся без помидоров и огурцов! О цветах уж и не говорю! Дети и внуки всегда заняты.  У них своих дел по горло, да и желания работать на даче никто не испытывает! Они убеждены, что дача -  анахронизм, а мы ископаемые! Они даже яблоки собрать не хотят – в магазине покупают.
                  - Может быть, кого-нибудь из села пригласим? Заплатим, в конце концов?
                  - Да что ты? Деревенские с Тернового трудиться не желают – вспомни, как в прошлом году приходил один такой… ему самогонку подавай на опохмелку! А потом на лопате повисел и вся работа! А узбеки дОроги. Никакой пенсии не хватит!
                  - Не горюй, Маринушка, всё образуется. Что ж теперь? Главное, мы с тобой вдвоём! Где сами, где соседи помогут, а траву я сам потихоньку триммером косить буду. Устану – отдохну в беседке.
                  - Как же, как же. Двенадцать соток!
                  - Ну, не всё же косить. Пока перед домом за пару-тройку подходов выкошу и вдоль дорожек, чтоб ходить можно было. Виноград подниму потихоньку. Сяду на скамеечку и подниму, а потом с божьей помощью как-нибудь справимся.
                  - Да, - засмеялась Марина, - уж кто бы говорил про божью помощь!
                  - Это я так, для порядка… он-то мне не сильно помогает.
                  - Опять богохульствовать начал? Прекрати. Если б верил, так и помог бы.
                  - Оставим эти разговоры, ты вот веришь и просишь, а результат тот же. В Москву с подругой собралась ехать в пятницу к Николаю Угоднику, вот там и попросишь.  А подумала, как я тут один?
                  - Почему один? С Рыжим будешь о жизни беседовать, а если что – соседи рядом.  И еду на один день.
         
                  - Оставим эти разговоры. Скамеечку складную возьми. Чай не девочка - семьдесят пять стукнуло. Там в очереди стоят до десяти часов! Я по телевизору видел – жуть малиновая.
                  - Ничего,  выдержу, я не ты, а скамейку возьму. Она легонькая.

                  - Помидоры завтра сажать буду. Витя вечером обещал грядки вскопать, а Валя сажать поможет, у неё отпуск начинается. Когда  уеду, ты полить не забудь.  Помидоры с огурцами сейчас главное. Таких, как у нас   нигде не сыщешь! Сладкие! И рассаду жалко. По времени мы с тобой ничего не упустили: многие на май высадили и всё помёрзло. Лето нынче ненормальное: вроде бы тепло пришло, всё распустилось, а потом чёрти что: чуть ли не зима вернулась! Так что мы с тобой ещё и «на коне».

                  На следующий день Василич выкосил траву перед домом и пошёл прилечь в беседку.  Только задремал, как Рыжий разбудил его, уткнувшись холодным носом в ладонь.
                  - Что ж ты мне поспать не дал, милостивый государь? – пробурчал Василич, - устал я, работал, а ты тут, как тут! Да помню я, помню. Косточки собрал. Не суетись, сейчас принесу.
                  Василич, кряхтя,  спустил ноги с лежанки и медленно поплёлся на веранду к холодильнику.
               Расправившись с костями, Рыжий облизнулся и вопросительно посмотрел на Василича. Поняв, что ему больше ничего не обломится, уселся у ног.
                  - Ну, что брат, погрыз костей и счастлив?
                  Пёс заёрзал и замахал хвостом:
                  - Конечно, я бы не отказался ещё, - говорил Рыжий своим видом, - но у тебя же больше нет. Впрочем, я согласен и на пряник!
                  - Ладно, пряник получишь…  для полного счастья! – Василич задумался, - ты, Рыжий уж больно примитивно понимаешь счастье. Поел и счастлив.  Среди людей таких тоже полно. Для них счастье – это удовольствие, но кто поумнее, те сами определяют, что для них есть счастье и счастливы не те, кто такими кажутся и хвостами машут, как ты,  а те, кто таковыми себя чувствуют! Вот как я на даче!

Продолжение http://www.proza.ru/2017/06/25/1301


Рецензии
Нынче я тоже огород призапустил, малину не укрыл да её и не было почти, пускай уж вымерзнет новую авось насажу, по межам травы вал осталось но распашу трактором нынче культиватор не возьму большой он для меня огородище, картошки два подпола засыпаю, у нас её по дешевке скупают, поросят возьму весной пару да буду им поваривать.
Мамину сторону толи засаживать мелочью толь соседу отдать под картошку еще не решил, вот такие дела. А собаки бездомные беда, у меня-то три пса два цепника и один мелкий почти без шерсти, всю зиму живет под машиной, в яме, в гараже вредный старый драчун а жалко его, Сёмка, ласковый, дворняга, Батыр лайка, помесь с хаской тому курицу только подавай, как сорвется так охотится.. а Чип горажный мелкий, вороватый, драчливый, но жена его любит.
Кот - жирный, ленивый, громко попрошайничает, спит где захочет, я с ним в непримиримых отношениях. У соседа целая псарня я их бандой называю прохонже, пройдохи и воры..
А вот первого Батыра жалко, тот воин был натуральный и охотник справный, сосед зарубил топором его, я тут на прозе в дневнике это описывал как-то, до сей день больно вспоминать, не многословный мужик был этот пёс я его уважал..
Ну ладно тут ехать надо до встречи на прозе.

Василий Лыков   07.12.2017 03:20     Заявить о нарушении
Целый рассказ получился, Василий, спасибо тебе, что не забываешь старика! Я тебе в личку напишу про нашу живность. Поищу твой рассказ о Батыре, привет из Воронежа.

Вадим Гарин   07.12.2017 11:29   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.