Девочка, которая съела конфеты

Бронислава Соломоновна, двоюродная сестра моей матери, вышла замуж незадолго до начала войны. Молодые люди стали жить на родине мужа Владимира в селе Лиховке Кировоградской области, что на Украине. Владимир был украинцем, а тётя Броня - еврейкой. Решили скрыть тот факт от селян, поскольку у неё был славянский тип лица с немного семитским носом, да и характером она мало отличалась от своих новых родичей и соседей, хорошо владела украинской мовой. Так она стала Галиной Семёновной Пархоменко.

В начале 1941 года тётя родила девочку, которую назвали Валентиной. А 22 июня того же года грянула война. Вскоре Владимира призвали в армию, и тётя Броня осталась одна с крошечной Валей. Всё ближе к их селу продвигался фронт, но выехать на восток у тёти не было никакой возможности.

В августе через тётино село прокатились немецкие войска. Был установлен новый порядок, в селе появились полицаи. На первых порах тётя обеспокоилась за жизнь, свою и дочери. Если кто-либо знает, что она еврейка и выдаст немцам, то с ней будет покончено. Однако пока всё было тихо. Со временем она успокоилась и стала жить как все. Трудилась тётя Броня-Галя в полеводческой бригаде колхоза, который сохранился и при немцах. Только благодаря помощи добрых людей, подкармливавших и обогревавших Валечку, ей удалось выжить.

Приход Красной Армии стал праздником для селян. Ушёл висевший над ними страх, и скоро настанет мирное время. Тётя опрашивала всех солдат, знают ли они её мужа, но таких не находилось. Она всё надеялась, что он жив.

Один раз в тётину бригаду приехала на велосипеде почтальонша, чтобы раздать колхозницам письма. Пришло письмо и тёте Броне, которое оказалось похоронкой на её мужа. Упала она на землю и стала голосить. Подошла к ней соседка, обняла и сказала: «Дорогая Галечка! Голоси по-своему, по-еврейски. По-нашему у тебя не получается».

Оказалось, что селяне знали, что она еврейка, но никто её не выдал.

В голодный 1947 год тётя Броня вместе с Валечкой вернулись в наш город. Жилья у них не было, и пока они найдут, стали жить вместе с нами. Мне тогда было почти девять лет, а Вале – шесть. Это была худенькая девочка с большими голубыми глазами. С нескрываемым любопытством она осматривала городскую квартиру. Я решил удивить её чудесами цивилизации. У нас провели электричество, а выключателей ещё не было, поэтому свет включался ввинчиванием лампы, что я и сделал, поднявшись на табуретку.

Когда Валя увидела горящую электролампочку, она сказала мне на мове: «Погасы зараз свитло!» Я это не собирался делать и слез с табуретки. Тогда Валя взобралась на неё и стала дуть на лампу, как гасила керосиновую в своём селе. Это вызвало у меня смех.

Следующим городским чудом, которое я захотел продемонстрировать девочке, был водопровод. Она как зачарованная смотрела на водяную струю, а потом и сама захотела открыть и закрыть кран.

В завершение я показал троюродной сестре, которую я называл кузиной, пианино. Это была наша гордость, поскольку далеко не во всяком доме был такой инструмент. Это стало маминой мечтой, чтобы сестра и я умели музицировать на фортепиано. По этой причине я окончил второй класс музыкальной школы. Чтобы поразить Валентину, я показал, чему меня научили, и для этого дважды сыграл этюд, простой и мелодичный. Кузина захотела его повторить, на что я охотно согласился, заранее веселясь. К моему удивлению, это у Вали получилось. Она неправильно держала руки, нажимала клавиши не теми пальцами, но ноты были верными за малым исключением. Она исполнила этюд повторно, и на этот раз безошибочно. Я был поражён – сам учился игре два года, а она, увидев пианино впервые, смогла сыграть почти как я. Мне осталось только аплодировать ей и нежно обнять.

Вечером на семейном совете единодушно решили, что Вале помимо общей школы следует учиться и в музыкальной.

Одним днём все разбрелись, кто куда: кто на работу, а кто в школу. Осталась дома одна Валя. Уходя, будить её не стали, а чтобы не скучала, оставили кулёк с несколькими конфетами. Конфеты не простые, а по тогдашней моде в виде подушечек с начинкой из повидла.

Вечером, когда все собрались, мама заметила, что кулька нет, и в шутку, но строгим голосом, спросила у девочки:

- Валечка, ты не видела, куда делись конфеты, что лежали на столе?
- Ни, нэ бачила, - отвечала она.
- А куда же они делись?
- А через викно влизла якась дивчинка, зъила канфэты и вылизла назад.

Грянул громкий смех. Трудно было представить девочку, влезшую в окно на четвёртом этаже. Валина уловка не прокатила, но когда ей объяснили, что конфеты оставляли ей, то и она рассмеялась.

Спустя много лет по приезду в родной город я сходил в гости к тёте Броне. Она хорошо приняла меня, а о Вале рассказала, что дочка окончила школу с золотой медалью, отлично окончила музыкальную школу, а на тот момент поступала в Киевскую консерваторию. Я пожелал ей удачу и попросил, чтобы она написала мне письмо.

В следующий визит к тёте Броне она сообщила, что Валя окончила консерваторию, вышла замуж за военного, и сейчас они ждут его направления на новое место службы. А фамилия её по мужу Соколовская.

Прошло ещё несколько лет, и пришло от Вали письмо из Харькова. Она написала, что у неё два сына, которых воспитывает. Приглашала в гости, когда смогу.

В Харьков я ездил в командировку, и сразу сходил по Валиному адресу. Дверь открыл незнакомый мужчина и сказал, что Валя там не проживает, а куда она уехала, он не знает. Опять я потерял кузину из виду. И, возможно, навсегда, так как тётя Броня к тому времени умерла, а потому связаться с ней будет невозможно.

Во время поездки в Киев, проходя по Крещатику, я прочёл на тумбе афишу о концерте фортепианной музыки в исполнении Валентины Соколовской. Ба! Да это же моя Валюша!

На сцене большого зала Консерватории на рояле кузина играла музыку одного из моих любимых композиторов Фредерика Шопена. Играла вдохновенно, извлекая такие звуки, от которых замирало сердце. Публика слушала её исполнение, затаив дыхание. А каждое произведение сопровождалось одобряющими аплодисментами. Я поддался очарованию сказочной музыкой Шопена, такой знакомой, но всякий раз новой. Поражал высокий класс исполнительницы, которая много лет ускользала от меня, а теперь нашлась.

По окончании концерта на сцену поднялось несколько человек, чтобы вручить цветы исполнительнице. Среди них был и я. Когда я вручал ей букет роз, она улыбнулась мне как и прочим. Стало ясным, что она меня не узнала.

- Валюшка, ты узнаёшь меня? – спросил у неё.
- Алька! Вот это сюрприз для меня! Где ты пропадал?
- Вообще-то, я не пропадал, но с тобой мне надо поговорить.
- Пройди за кулисы, а я скоро подойду к тебе.

- Олежек! Где ты остановился? – поинтересовалась Валя.
- В гостинице.
- Поехали ко мне домой.
- Спасибо за приглашение, но не хочу вас стеснять.
- Тогда приезжай ко мне завтра после шести вечера.
- Приду обязательно. Скажи свой адрес.

В доме Валентины помимо неё были муж и два взрослых сына. За праздничным столом состоялась дружеская беседа.

- Валечка! Ты играешь превосходно, и я получил колоссальное удовольствие от твоей игры. У тебя невероятный талант – высказался я.
- А что ты хочешь, дорогой?! Моя любовь к музыке, учёба у лучших педагогов и упорный труд в течение двадцати лет сделали своё дело. Спасибо тебе за добрые слова.
- А ты помнишь своего первого учителя музыки?
- Конечно, помню. Только не учитель, а учительница, и её звали Татьяной Васильевной.
- Вот и ошибаешься. Твоим первым учителем музыки был я, когда показал свою игру на фортепиано.
- Олежек, ты прав! Как я могла забыть, как ты сыграл для меня, деревенской девочки, на пианино?! – засмеялась Валя. – Предлагаю тост за моего первого учителя музыки. За тебя, дорогой!

Выпили красного десертного вина, и вновь предались воспоминаниям.

- Кстати, о деревенской девочке, - глядя на кузину, сказал я. – Ты помнишь ту девочку, которая влезла через окно на четвёртом этаже и съела все конфеты?
- Ещё бы! Она съела, а подумали на меня, - зашлась смехом Валечка.
- Так вот, та девочка просит у тебя прощения за свой поступок, и в искупление своей вины, прислала конфеты вместо съеденных. Она извиняется, что это не подушечки.

Я открыл дипломат и выложил набор шоколадных конфет, лучших, какие смог найти. После этого рассказали непосвящённым историю с конфетами.

В жизни происходит много случайностей, но никто ещё не доказал, что они не определены кем-то свыше. Найдись в селе тёти Брони хотя бы один предатель, и её, а вместе с ней и Валюшки, не стало бы. Не познакомься вовремя кузина с пианино, и могло бы не стать прекрасной пианистки, будущего профессора Киевской консерватории.


Рецензии
Хорошая история.
Меня всегда поражал прогресс цивилизации, от лапотного мужика до космонавта.
И никто не может предсказать, что будет через 20 лет.

Вячеслав Вячеславов   30.06.2017 12:21     Заявить о нарушении
Я, например, могу предвидеть, что будет со мной через 20 лет:)))
Остальное довольно туманно. Канал Рен-ТВ лучше не включать - они упорно доказывают, что 21-й век - конец цивилизации.

Олег Маляренко   03.07.2017 17:28   Заявить о нарушении
рассказ очень понравился, насчет РЕН ТВ- ЭТО ОНИ НАС ТРЕНИРУЮТ, ЧТОБЫ МЫ БЫЛИ СТОЙКИМИ И ВЫЖИЛИ ПРИ ЛЮБЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ.

Светлана Баранник   03.08.2017 15:49   Заявить о нарушении
На это произведение написана 21 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.