Последний киборг

Василий шагал по пересохшей дороге, на голове у него сидела медная буденовка. Носик буденовки смотрел в небо, как антенна. Из антенны временами вырывались тонкие щупальца пара и хором пели мелодию тоски.
Небо пересохло, как и всё вокруг. Искусственные суставы уже начинали потрескивать и посылали под буденовку просьбы неутоленной жажды. Но молекул воды хватало только на связь с пока не пришедшей тучкой. Оставалось только ждать в терпеливом страдании, когда природа окажет милость и пришлет гонцов.
"Фиг вам, суставы, - пришло из-под буденовки. - Мозг важнее, ему тоже не хватает полива! Не будет мозга, не будет и вас!"
- Пить! Влаги! - хрипло воззвал Василий к небесам.
- Питьевое гав, - послышалось из-под ног.
Две таксы, последние друзья последнего киборга вынюхивали землю потрескавшимися носами.
- Гав! - повторила ведущая такса. - Прямо по курсу куча мусора! Возможны пивные банки и другой хлам человечества!
- Искать! - приказал Василий.
Прямо перед ними лежала мертвая свалка. Ни птиц, ни травы. Ведущая такса подняла на Василия грустные глаза и спросила:
- Ты ведь возьмешь нас с собой, когда появятся облака?
- Конечно, дорогая!
- И меня тоже? - спросила младшая такса.
- А как же! Ты ведь часть моей семьи!
- Я найду тебе новые старые ботинки, - сказала младшая такса и засеменила к мусорной куче.
- Осторожно! Не напорись на стекло! - крикнул Василий ей вслед.
Пустыня белела от солнца.
Василий натягивал на протез ботинок. Таксы лежали поодаль и виновато сопели. Воду они так и не нашли.
Василий решил, если тучка не придет, его таксы умрут. Он посмотрел на них прозрачными камнями глаз, которые невольно уронили по драгоценной слезе.
Когда чувство надежды, свойственное человеку, которым он когда-то был, стало покидать Василия, на востоке заклубилось.
Василий ждал, когда ветер подгонит облака поближе, а когда они оказались в зоне досягаемости паровых антенн, направил к ним луч водяных молекул.
Скоро он услышал в кристаллах мозга приятный шумок. Это был голос Всемирной сети.

И вот он стоит босиком на мягкой прохладе зеленой травы. Перед ним плещется голубое озеро, над которым носятся орущие чайки. Василий поднял толстую сухую ветку и закинул её подальше, туда, где росло целое море цветущих одуванчиков. Таксы радостно бросились за этой веткой.

"Пусть облака никогда не пропадают"... - подумалось ему.


Рецензии
Умеешь!Твоя лингвистика, как всегда, на высоте.Да и притча хороша

Валерий Митрохин   03.05.2018 14:37     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.