Психолог 2. Дворец

Рядом с самым центром города, в правобережье реки Нерис, у Зелёного моста, на небольшом холме, возвышалось чудное здание в неоготическом «кирпичном» стиле. Стрельчатые окна, остроконечные шпили крыши, высокая восьмиугольная угловая башня, как и верхнее зубчатое обрамление фасадов, вызывает у большинства созерцателей восторг и восхищение. Даже стоящий напротив костел святого Рафаила начала XVIII века, выполненный в стиле позднего барокко, не может затмить очарование Дворца Радушкевича, как его величают в народе. Но … каждого внимательно всматривающегося в очертания постройки, через некоторое время охватывает непонятный трепет, переходящий в оторопь.

Так произошло и с Владимиром, чему он несказанно удивился. Ведь ему, закоренелому материалисту, при весьма устойчивой психике, подобные ощущения совершенно не свойственны. Поэтому он поинтересовался историей нового охраняемого объекта. Оказалось, что дворец, как жильё для одной семьи был построен быстро, всего за четыре года. Но его почему-то последовательно возводили четыре разных архитектора-строителя. По разным причинам каждый из них бросал, не закончив начатое дело. Стало быть они чего-то опасались?

Заказчиком и первым хозяином дворца оказался городской врач, точнее врач города, а по-современному заведующий горздравотделом Гилярий Клементьевич Радушкевич. Далее интереснее. В год окончания строительства, в 1900 году он помер! В возрасте всего-то 55-ти лет. Причём обстоятельства смерти семья скрыла, а официальная версия гласила, мол подавился … слюной! А далее оказалось что Радушкевич, как врач, хоть и занимался общей терапией, но очень увлекался психологией и начавшим входить в моду психоанализом. Поэтому слыл большим сторонником невролога Зигмунда Фрейда, особенно его утверждения, что «Конфликты между осознанным восприятием реальности и бессознательным, могут приводить к психо-эмоциональным нарушениям …».

Рабочее место охранника дворца Радушкевича располагалось в восточном крыле, в кабинете, а скорее кладовой завхоза. Здесь находился пультик периферийной сигнализации и монитор на четыре уличных камеры. Кроме того запасные ключи от дверей всех помещений. Лучшее место для работы сыскать трудно. Центр города, да и объект совершенно не представляющий интереса для воров или недоброжелателей. В помещении дежурного диван, телевизор со спутниковой тарелкой и интернет. Не работа, а санаторий. Сюда помогла попасть безупречная репутация Владимира и четырнадцатилетний стаж работы в должности.

Единственно чего не доставало, так это пищи для ума. Причём ум требовал не ребусов и кроссвордов, а  науки психологии, её развития. Но … основной оппонент в этом вопросе, а именно Аушра, почила в бозе. Учитель и наставник Фабрициус вышел на пенсию, проживал в загородном доме, занимался цветоводством и совершенно охладел к теоретической психологии. Поэтому, после долгих раздумий Смыслов решил обратить внимание на расплодившихся ныне как грибы после осеннего дождя экстрасенсов. Не торопясь, как бы смакуя вкусное, но вредное блюдо, изучил эзотерику*(9), парапсихологию*(10) и даже Нью Эйдж – теософское оккультное верование. Просканировал с научной точки зрения телепатию, ясновидение и проскопию(способность получать знания о будущих событиях). Не обошёл вниманием телекинез, психокинез*(11) и лозоходство. Особое внимание обратил на практические эксперименты подтверждающие эти учения.

Понял, что большая часть экспериментов отличаются ненаучным подходом по методологии и невоспроизводимости, то есть полностью не отвечают требованиям научной достоверности. А все экстрасенсы натуральные шарлатаны, паразитирующие на людском любопытстве, глупости, доверчивости или даже горе. Удивился отношению к этим жуликам государства, с лёгкостью выдающего лицензии на подобную деятельность. Порадовался одному американскому коллеге, который предложил миллион долларов любому экстрасенсу могущему продемонстрировать свои способности в условиях строго поставленного эксперимента. За последние десять лет две тысячи экстрасенсов покушались на эту сумму, но всем им она оказывалась не по зубам. То есть они подтвердили свою несостоятельность в экстрасенсорике, чем совершенно дискредитировали эту теорию как реальное явление.

Закончив исследования и изыскания, ещё раз подтвердив свой материальный взгляд на бытие, Владимир оказался опять в интеллектуальном вакууме. Как-то вечером, будучи на дежурстве, решил подышать свежим воздухом и вышел на крыльцо. Напротив через дорогу, костёл св.Рафаила покидало множество народа после вечерней проповеди и молитвы. Лица верующих выражали умиротворение, благость и смирение.

 Давно Смыслов задавался вопросом о живучести религии. Даже если взять только христианство на протяжении всего своего существования, то под напором науки оно постоянно уступало свои позиции, приспосабливалось к новым реалиям, меняло трактовку текстов своей основы – Библии. Да что говорить, даже само Святое Писание состоит из несоответствий и противоречий, которые жрецы церкви объясняют непостижимостью человеком божественной истины.

Что интересно, то Владимир не знал ни одного дипломированного и практикующего психолога, психиатра, да даже психотерапевта - верующего. Все они убеждённые атеисты. Это благодаря проникновению в тайны человеческого сознания. И только некоторые, соблюдая семейные традиции или выказывая знаки приличия, посещают церковь в душе оставаясь атеистами. А уж проститутки-политики будут «молиться» именно тому богу в которого верует их электорат. Наиболее сильные исторические личности тоже относились к религии с прохладцей, и это в лучшем случае.

Взять хотя бы тех же Петра I, Наполеона, Гитлера или Сталина. Пётр, чтобы церковь не путалась у него под ногами устранил патриаршество на Руси, провозгласив себя главой православия. Наполеон взял в плен папу Римского и не отпускал его до тех пор, пока тот не короновал его на Императора Французов. Причём не дал папе водрузить корону на его чело, а вырвал из рук и нахлобучил сам. А у Гитлера? Миллионная гвардия фюрера – СС, по определению была поголовно атеистами. На пряжках у них фигурировало: «Наша честь называется верность». Отношение к религии бывшего семинариста Сталина итак всем известно.

Так в чём же секрет живучести религии? Почему же миллиарды людей благоговеют перед Богом, поклоняются ему, ищут у него защиты и покровительства, а главное не сомневаются в его существовании? Неужели суть только в том, что тысячелетиями тёмный, необразованный народ осознанно верил в Бога, и это уже вышло на генный уровень. То есть сидит уже в наших хромосомах в качестве генетической информации, от которой тоже можно избавиться только сотнями поколений воинствующих атеистов. Тоже хорошая тема для размышлений, особенно если подключить сюда историю, психологию, а также строение и функционирование человеческого мозга с его нейронами и их синаптическими*(12) связями.

Этим Смыслов и занялся, выбрав в качестве оппонента … себя. Один «Я» твёрдо стоял на позициях последних достижений науки, а второй «Я» допускал нечто ещё не познанное, что можно было бы назвать Богом. Дежурными ночами оба «Я» яростно схватывались в словесных баталиях, обвиняя друг друга в некомпетентности и фразёрстве. С обеих сторон исписывались десятки компьютерных страниц тезисов и антитезисов подкреплённые изящно выстроенными теориями. Доходило до того, что у самого Владимира начинали «закипать» мозги, а сознание похоже начинало раздваиваться. Тогда он переключал компьютер в режим «Sleep» и направлялся в обход по коридорам и этажам здания.

Уже несколько лет дворец  Архитекторов являлся основным местом работы для Смыслова. Каждый уголок постройки и прилегающей территории знаком и неоднократно исследован. Оставалось только одно помещение в цокольном этаже, где он не бывал, постоянно закрытое, и от которого не было запасных ключей. Судя по тому, что соседние двери от входа в это помещение располагались достаточно далеко, то оно предполагалось  достаточно просторным. Правее от него находилась техническая библиотека и архив.

Однажды, будучи на дежурстве Владимир решил ещё раз поинтересоваться историей здания, особенно его первыми владельцами. Картотека ничего нового ему не подсказала, но при архиве была ещё одна маленькая тёмная комнатка, содержание которой картотека не охватывала. Там хранились не учтённые документы всех предыдущих хозяев дворца. У настоящих владельцев за все годы так и не нашлось времени разобрать и систематизировать давно заброшенное содержимое забытой комнатушки, а выбросить бумаги, некоторые из которых уводили в конец XIX века, не поднималась рука.

Зайдя в крохотное помещение, Смыслов решил систематизировать поиски, но туго забитые документами полки никакой хронологии не поддавались, видимо по причине неоднократного переезда. Ничего не оставалось, как включить интуицию, в которую он кстати не верил, и … о чудо! Ноги сами привели в дальний угол, где прямо на деревянном полу пестрела гора бумаг всех форматов и степеней ветхости. Он присел, закрыл глаза и наугад сунул руку в ворох макулатуры. Тут же пальцы наткнулись на нечто твёрдое и объёмное. Открыв глаза, увидел в своей руке внушительную общую тетрадь в плотном переплёте с тиснением поблекшей позолотой: «Мария фон Цейтлих-Радушкевич». Это оказался личный дневник второй жены статского советника Гилярия Радушкевича, первого владельца дворца.

До утра Владимир дневник уже из рук не выпускал. Это оказалось историческое сокровище вековой давности. Если опустить мелочи, женские сентенции и хозяйственные дела, то вырисовывалась следующая картина. Пятидесятилетний богатый вдовец не мог устоять перед очарованием юной красавицы-баронессы, чей род восходил от австрийских эрцгерцогов Габсбургов. А в качестве свадебного подарка, на правом берегу реки Вилии, Гилярий приобрёл участок земли с холмом для возведения дворца, который должен был носить имя «Мария». Но проблемы в строительстве начались сразу, как только попытались несколько срыть, выровнять холм. В нём казался чудовищной величины камень, практически двугорбая гранитная скала. Один из горбов увенчан скульптурой сидящего на троне человека с короной на голове. Причём скала и скульптура – монолит.

Радушкевич пригласил археологов, историков и скульпторов для определения значимости и ценности находки. Археологи сразу заявили, что холм искусственный, насыпан специально, чтобы скрыть скалу со скульптурой, причём было это более 500 лет назад. И предложили срыть весь холм для определения масштабов скалы и обнаружения культурных слоёв.

 Скульпторы же просто изумились, и тут же оспорили дату, утверждая, что подобное художественное творение в Восточной Европе в те времена было недоступно никому. Да и сейчас вряд ли найдётся виртуоз резца, равный по мастерству Микеланджело, чтобы изваять подобный образ. Лицо скульптуры по экспрессии не уступало «Давиду» знаменитого итальянца, только передавало нестерпимую боль, что подчёркивали судорожно вцепившиеся в подлокотники пальцы.

Историки же выразили мнение, что судя по короне, это польский король; по вырезанным на рукаве столпам Гедемина, этот венценосец из Великих литовских князей; шестиконечный крест на груди указывает на то, что он из династии Ягеллонов. А само одеяние высеченного образа соответствует XIV веку. 

Гилярий Клементьевич тоже пребывал в замешательстве и решил посоветоваться с супругой. Та же со всей своей решительностью вынесла вердикт: «Дворец Мария». Работа по возведению здания закипела снова. Скалу со скульптурой решили не трогать, а накрыть цокольным этажом, в этом месте углубив его ещё на три метра. Рабочие, трудящиеся вокруг памятника, старались на него не смотреть и часто крестились. Даже сам архитектор и руководитель работ Юлиан Янушевский  пытался обходить это место стороной. А после нескольких несчастных случаев с рабочими, произошедших вблизи монумента, вообще отказался от руководства. Занявший его место Краевский вначале храбрился, но потом почти перестал показываться на объекте, пока вообще не устранился. После него объект продолжали последовательно курировать ещё два архитектора, тоже трепетавшие перед скульптурой, пока его не закончил в 1900 году Филипович-Дубовик.

Приглашённый на освящение дворца ксендз из костёла св.Рафаила, производить священно действо отказался. Причём заявил, что ни один священник города этого делать не будет, пока в подвале обитает кто-то противный Богу. Тем не менее, дворец семьёй Радушкевичей незамедлительно был заселён. Сам Гилярий  всё не нарадовался замечательному настроению жены, порхавшей по покоям и щебетавшей нескончаемые восторги. По этому поводу заказал на основной юго-восточный фасад гербовый щит с монограммой любимой супруги: «M-C-R».

Редко бывая в цокольном этаже, хозяин здания проходя мимо двери ведущей к скале, испытывал некоторый трепет, переходящий в ужас, замешанный на любопытстве.  Чтобы избавиться от этого негатива, однажды взял подсвечник и вошёл к волнующему изваянию, закрыв за собою дверь. Через несколько часов Мария с трудом достучалась до мужа. Вышел он оттуда с отрешённым взглядом и на вопрос, что он так долго там делал, ответил: «Мы разговаривали».

На следующий же день Гилярий нашёл в городе каменотёса и заказал вырубить во втором горбе скалы седалище с подлокотниками. С тех пор, каждый вечер перед сном уединялся со скульптурой, возвращаясь от неё подавленным. Все вопросы жены, задаваемые по этому поводу, игнорировал. Так продолжалось три месяца, пока однажды Мария его не дождалась. Вместе с прислугой взломав дверь, обнаружила мужа бездыханным. Квалифицированное вскрытие причины смерти не нашло. Просто у совершенно здорового, ещё не старого мужчины остановилось сердце.

Вдова приказала заколотить дверь в помещение скульптуры и со стороны коридора повесить на неё католический крест с распятием. Мария прожила во дворце ещё одиннадцать лет, пока не продала его купцу Израилю Донскому, честно рассказав о таинственной комнате. Все эти годы она испытывала подспудное беспокойство и наконец решилась перебраться на родину, в Австрию. Столь долгое терпение, для себя она объясняла виной перед мужем. Ведь она, не смотря на тревожную находку, заставила его продолжить строительство.

Смыслов сидел в дежурной комнате перед открытой тетрадью-дневником урождённой баронессы фон Цейтлих. Ещё раньше он интересовался историей здания, и по кадастровому регистру выяснил, что у дворца за последний век сменилось множество хозяев. После Донского объектом владели братья Зингеры, потом рижский литовец Бурба. Однажды у него пропала жена Алдона, очень набожная женщина. Двухдневные поиски по всему городу результатов не дали, пока служанка, видевшая её последней, не вспомнила, что та спускалась в цокольный этаж. Алдону нашли почти бездыханную напротив скульптуры. Отогрев и приведя в чувство, врачи выяснили, что та полностью потеряла рассудок. Казимир Бурба, с трудом пережив потрясение, велел вход в коварное помещение замуровать таким образом, чтобы ничто о нём не напоминало.

Вскоре, в 1939-ом пришли Советы и здание национализировали. После войны в нём находились общежитие пединститута, станция Скорой помощи, бюро Судебно-медицинской экспертизы, пока оно в 1984 году, не было передано Союзу архитекторов. Дотошные  зодчие, по сохранившимся чертежам выявили потайную комнату, вскрыли её. С привлечением историков провели очередное исследование, к определённому выводу не пришли и решили судьбу монумента отложить на будущее. Вскоре грянула перестройка, независимость, и в суете политических вихрей о скульптуре благополучно забыли, ключи затерялись, а само помещение по инвентаризационным ведомостям здания числилось как  непригодное для использования.

Тут ещё Владимир вспомнил, про чёрную дворцовую кошку Мурку, общую баловницу, которая любила тереться о двери потайной комнаты. Правда после этого становилась агрессивной, никого к себе не подпускала, на всех шипела. Кошек во все времена христианства подозревали в связях с нечистой силой, а Святейшая инквизиция считала, что чёрные души сожженных ведьм переселяются в чёрных кошек. Мурка и сейчас, сидя на диване, невинно обвив лапки хвостом, с явным любопытством наблюдала за Смысловым, поблескивая жёлтыми змеиными глазами с вертикальными зрачками.

Бывший доцент-психолог, конечно же всей этой таинственной историей заинтересовался, но будучи убеждённым материалистом и атеистом, в эту мистическую чушню не поверил. Все таинственные глупости создаются в человеческом мозге за счёт недостатка информации и страхом перед неведомым. Наука не раз это доказывала, расширяя горизонты познанного. Тем не менее Владимир встал и направился в цокольный этаж к загадочной двери. Мурка с достоинством последовала за ним.

Упомянутая дверь, будучи на вид деревянной, оказалась тяжёлой стальной бронированной, ламинированной под ясень. Обрамление-коробка по мощи соответствовала самой двери. Причём открывалась она наружу, не оставляя надежды на возможность выбить. Что ещё удивило, то это отсутствие гнезда под ключ. Вместо ручки – небольшая бронзовая голова разъярённого тигра, держащая в пасти кольцо. Сейчас исследователь понял, почему дверь последние четверть века не пытались взломать. В этом случае пришлось бы разворотить половину фундамента. Смыслов обречённо вздохнул и направился восвояси.

Подойдя к лестнице, услышал требовательное мяуканье. У двери осталась Мурка, гневно сверкая в его сторону жёлто-зелёными глазами. Пришлось вернуться. Когда подошёл к кошке вплотную, та обратясь к нему, несколько раз закрыла и открыла глаза, при этом что-то требовательно вякнула. Повернулась к дверной ручке и два раза мяукнула. Владимир внимательно осмотрел ручку и заметил, что глаза тигра такого же цвета, как у Мурки. Так что выходит, надо ему закрыть тигриные глаза? Смыслов приложил большие пальцы к выпуклым глазам бронзовой головы и … о чудо, они подались, послышался щелчок. Соскользнув, стилизованная ручка звонко цокнула о плиточный пол. Кошка совсем не испугалась, наоборот удовлетворённо замурлыкала, подёргивая кончиком чёрного хвоста.

На месте удалённой ручки обнаружилось круглое отверстие сантиметрового диаметра, уходящее в толщу двери. Фонарик помог рассмотреть в глубине отверстия поблескивающие по окружности штырьки. Значит это накладной замок комнаты-сейфа! Подобную конструкцию он видел в особых хранилищах знаменитой библиотеки Вильнюсского университета, где покоились рукописные книги начала 13 века. Такие замки не поддаются никаким отмычкам, да даже имея оригинальный ключ, надо знать как его вставить. Значит надежды открыть никакой, тем более не имея ключа.

Тут Мурка требовательным мяуканьем напомнила о своём существовании, и задрав хвост трубой важно направилась дальше по коридору. У следующей двери села и оглянулась. Это был вход в старый архив. Быстренько сбегав за запасным ключом, Смыслов впустил кошку в помещение. Та, не задумываясь, прошествовала в дальний угол, где в горе макулатуры  ранее нашёлся дневник баронессы. Последующие два часа соответствовали поиску иголки в стоге сена. Постепенно вся бумажная рухлядь перекочевала под соседствующие стеллажи, но ключ нигде не наблюдался. Взору предстал только старый щербатый дощатый пол с большими щелями. Кошка вышла на середину освободившегося пространства, принюхалась и стала лапкой ковыряться в широкой щели. Глянул туда и Владимир. Так и есть! В углублении поблескивал серо-серебристый цилиндр с прорезями.

Сквозь рычание тигра робко пробивался надоедливый зуммер. Смыслов с трудом разлепил веки. Светало, от входной двери центрального подъезда кто-то безуспешно пытался привлечь внимание охранника. Оказывается, рыкающие звуки издавал он сам во сне, и назывались они храпом. Никогда раньше в кресле на дежурстве не засыпал, тем более запрокинув голову и оглашая окрестности зверским рычанием. Владимир встряхнул головой, взглянул на мирно спящую, в своём углу на коврике кошку и направился открывать двери. По дороге вспомнил видения и с улыбкой подумал: «Приснится же такое!»

На следующем дежурстве, в воскресенье утром, принимая смену, услышал от коллеги Аудрюса недоумённый вопрос:
- Володя, а что за непонятная хрень у нас в письменном столе появилась? Какой-то металлический цилиндр с продольными прорезями разной длины на одном конце и ласточкиным хвостом на другом. Я как бывший инженер-металлист и то не понял, что это такое.
Смыслов вначале застыл, как изваяние, потом взглянув в угол на спокойно сидящую кошку, промямлил:
- Да это так, памятная безделица, по наследству досталась как талисман, жалко выбросить.

Позже, проводив Аудрюса, вернулся в дежурку и уставился на Мурку. Та приветливо помахав хвостом, направилась к лестнице ведущей в цокольный этаж. Уже у таинственной двери Владимир недоуменно вертел в руках ключ и снятую ручку. Наконец разглядел в тыльной стороне головы тигра ответные прорези ласточкиного хвоста. Вставил туда ключ и услышал щелчок фиксации. Так, вертикальная ориентация прорезей ключа имеется. Ключ, с надетой тигриной ручкой вставил в отверстие, но … он ни в одну сторону проворачиваться не хотел! Посмотрел на кошку, та мурлыкая прижалась к двери. Ясно, надо вдавить ключ по оси и тогда крутить! Провернув один полный оборот, потянул дверь на себя. Не смотря на тридцать лет бездействия и внушительный вес, дверь бесшумно и легко подалась.

Открытый проём зиял темнотой, только коридорное освещение высвечивало маленькую площадку с перилами и ступеньки уходящие вправо, вниз. Смыслов осторожно ступил на площадку и зажёг мощный фонарь. Пол этого просторного помещения оказался на три метра ниже соседних. Из его середины выступала двугорбая гранитная скала. На вершине левого горба высечен трон, с сидящей на нём фигурой человека в старинном одеянии с короной на голове. На правом, более низком горбе выбито сиденье с подлокотниками. Чтобы рассмотреть лицо скульптуры, нужно находиться именно там.

Владимир аккуратно спустился, и обходя скалу обнаружил выбитые ступеньки ведущие к сиденью. Не задумываясь, поднялся и занял место напротив изваяния. Мощный направленный пучок света,  за счёт отсутствия полутеней искажал очертания. Пришлось открутить отражатель и поставить фонарь вертикально в седловину горбов. Получилась мощная электрическая свеча, дающая рассеянный свет, позволяющий рассмотреть изваяние.

Монолит изваяния со скалой очевиден, материал – светло-серый гранит, коего на просторах Литвы предостаточно. Но величина! Явно превосходит знаменитый камень Пунтукас, весом в 265 тонн. Теперь скульптура, выполненная мастером высочайшей квалификации, если не сказать больше. Особенно лицо, искаженное гримасой такой страдания, что словами трудно передать. Здесь одновременно и адская боль, и отчаяние с  безысходностью,  длящееся бесконечно долго – годами, десятилетиями, веками. Не менее выразительны кисти рук вцепившиеся в подлокотники и передающие глубочайшие страдания в не меньшем объёме, нежели лицо. Образ, видение завораживает, притягивает и отталкивает одновременно, заставляя душу смотрящего сжиматься от страха и благоговения. Хочется вскочить, убежать и одновременно не отрываясь разглядывать.

Смыслову стало как-то не по себе. При его-то сверх устойчивой психике и убеждённости материалиста-атеиста, он чувствовал нечто неведомое и грозное, исходящее от скульптуры. Но этого не может быть, это же просто кусок камня попавший в руки талантливому художнику резца, и … всё! А как же с Муркой, её явной помощью? Всё это же не приснилось, и сейчас он не спит! Надо не поддаваться панике и спокойно всё обдумать. Не здесь, естественно. Владимир встал и, пытаясь не глядеть на изваяние, покинул помещение.

Долгие и глубокие раздумья ни к какому заключению не привели. Кошкино поведение можно как-то с натяжкой объяснить её странным желанием попасть в помещение. Но только не подсказку где найти ключ! Тупая скотинка на такое ну никак не способна!
Следующего дежурства уже Смыслов ждал с нетерпением, его прямо физически тянуло к скульптуре. Так, как будто она сама могла рассказать о своей загадке. Кто её изваял и зачем, а главное кто изображён в камне. Вечером в пятницу, приняв смену и обойдя здание, с трудом дождался ухода уборщиц. В своём углу Мурка тоже нетерпеливо и молча переминалась с лапки на лапку.

Владимир взглянул на настенный календарь – пятница и … 13-е число! Обратился к компьютеру, нашёл «Gismeteo», точно – полнолуние! Христианские богословы утверждают, что худшего дня представить нельзя. Именно в такой день наибольший разгул нечистой силы. И связано это с Иисусом, который был распят в пятницу, после тайной вечери на которой присутствовало 13 человек, один из которых оказался Иудой-предателем. А полнолуние, отождествляется с Сатаной, который как и сама Луна отражает божественные солнечные лучи, искажая их, придавая им сизый оттенок, делая их смертельными для всего живого, сея грех и хаос.

Все эти мысли Смыслов решительно отмёл. Не может психолог-атеист заморачиваться на подобной хрени. Просто к скульптуре его влечёт неизвестность, вероятная возможность открыть её тайну. Ведь в истории религии, как и в истории Литвы он подкован достаточно хорошо.
Закрыв входную дверь, ещё раз проверив все помещения, вооружился подсвечником на семь свечей и в сопровождении Мурки направился к заветной комнате.
 
*(9) – совокупность знаний недоступных не сведущим в мистических учениях.
*(10) – псевдонаучное течение пытающееся объяснить сверхъестественные способности научной методологией.
*(11) – психическая способность управлять местоположением физических объектов без непосредственного применения физической силы.
*(12) – Нервный импульс между клетками мозга химическим или электрическим путём.


Вильнюс, 29 июня 2017 года.
Окончание следует: http://www.proza.ru/2017/06/30/1348


Рецензии
Умеете заворожить и не на секунду не позволяете оторваться от нового сюжета.Как Вам удаётся находить новый интересный материал?

Марьша   29.01.2018 21:18     Заявить о нарушении
Эта глава, уже не в художественном, а в адаптированном газетном варианте была напечатана в республиканской прессе, отклики положительные.
Благодарю за внимание, с расположением,

Алексас Плаукайтис   04.02.2018 21:02   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.