Пробуждение

В последние годы он старался пореже просыпаться. Сон казался куда более приятным, чем эта тусклая, почти лишенная жизни действительность.
В самом деле, разве можно считать жизнью нелепое прозябание в листве небольшого фикуса, по счастью, не сбрасывающего на зиму листья. Подумать страшно, если бы однажды деревце облысело, все увидели бы его, спящего, свернувшись, в развилке между веток.
Но фикус, к счастью, листву не сбрасывал, и можно было продолжать спокойно спать и видеть сны.
Прежде ему часто снилось прошлое.
Тогда Эрин был сильным и гордым Духом леса, создателем всей этой живой зелени, от вздымающихся к облакам лесных гигантов до крохотной травинки, едва пробивающейся из-под земли. Они были неразрывны – он и созданный им лес.
Как же давно это было…
Бесконечное множество раз Ветер пригонял то легкие кучевые облака, то тяжелые фиолетовые тучи, извергавшие на шумящую зелень тугие, хлесткие струи дождя под гром и молнии грозы. Случалось, молния попадала в дерево, и оно вспыхивало, вздымая вверх факел Огня. Яркие сполохи метались в ночи, но быстро гасли под рев и грохот потоков воды, извергавшихся с небес.
Иногда Ветер прилетал гневным и обрушивался на лес свирепой бурей, крушащей ветви, а то и деревья.
Но Эрин не обижался – как можно обижаться на Ветер? Такова уж его природа. К тому же они были друзьями. Кто, как не Ветер разносил семена, чтобы лес Эрина ширился и рос? Да и дождь бывал очень кстати. Он поил деревья и зелень, разгоняя по стволам и листьям древесные соки. А капли на чисто вымытой листве так чудесно сверкали на солнце.
Прекрасное было время.
А потом пришли люди.
Точнее, люди жили в лесу давно. Лес давал им еду и кров, как и всем прочим, кто решался поселиться под его кроной.
Эрин не возражал. Что за беда, если люди возьмут немного его богатств. Пока жив Дух леса, лес просто не может закончиться. К тому же люди оказались забавными существами. После удачной охоты, или нарубив бревен для жилья, они шли к его любимому – самому высокому дереву леса и клали под ним дары.
Это было так мило и интересно. Правда, разговаривать с ними не получалось.  Эрин пробовал пару раз выйти к ним, но люди падали на землю лицом вниз и даже не решались на него смотреть.
Но подарков после этого становилось больше.
В общем, он решил тогда, что люди – существа безобидные. 
Как же он ошибался!
Потому что пришли те, кто сжег его лес.
Невозможно было понять, почему чужаки пришли в его лес, как враги. Места и пищи в лесу хватало на всех, а если бы кто-то остался голодным, Эрин непременно вырастил бы еще что-нибудь специально для него. Но чужакам не хотелось делиться. И под сенью древнего, застывшего в ужасе леса, развернулась битва. Много людей осталось лежать на порогах своих хижин, а те, кто успел убежать, постарались скрыться в чаще, подальше от смертоносных стрел и копий врагов. Однако их белые одеяния издали просвечивали сквозь листву, и Эрину пришлось, пробежавшись по кронам, запутать подлесок, чтобы чужакам непросто было войти в лес.
– Им будет не с кем воевать, и они уйдут, – делился он думами с Ветром.
Бродяга Ветер, однако, не соглашался.
– Я уже видел этих чужаков. Они идут, как саранча и не отступят, пока не погубят всех.
«Не может быть», – думал Эрин. Но Ветер оказался прав.
Споткнувшись о преграду из колючих кустарников, чужаки не ушли.
Они отступили и, разбив лагерь невдалеке от опушки, чего-то выжидали. Только потом Эрин понял всю глубину их коварства.
Они ждали ветра.
Да, именно его лучший друг Ветер, сам того не желая, помог им. Торопливо, как всегда, он налетел на лес, послушно зашумевший кронами. В этот миг чужаки, вскочив на своих невысоких лошадок, во весь опор поскакали вдоль опушки, забрасывая лес горящими стрелами. И покатился с ревом лесной пожар, уничтожая на своем пути всё, от величественных деревьев до последней зеленой травинки.
Убедившись, что здесь не останется ничего живого, чужаки ушли.
А лес сгорел дотла.
Он долго безутешно бродил по пепелищу, отыскивая выживших. На поверхности не было ничего. Однако то здесь, то там под толщей пепла слышалось легкое шевеление. Это корни сгоревших растений пытались выбросить молодые побеги взамен сгоревших стволов.
Эрин неутомимо вдыхал в них жизнь, и вскоре сквозь слой прогоревшей земли тут и там стали пробиваться первые ростки. Ветер тоже старался помочь: он принес откуда-то из-за гор и океанов новые семена и по первой же просьбе гнал и гнал дождевые тучи, чтобы насытить влагой новые будущие деревья.
Лес, конечно, вырос. Правда, он не стал столь же неохватным и величественным, как тот, самый первый лес. Просто не успел. Что-то случилось, и гигантские волны смыли большую часть деревьев в бушующий океан.
Потом, уже после потопа, вновь и вновь случались пожары, наводнения, бури и войны. И лес становился все меньше и меньше, постепенно превращаясь в рощу.
Люди по-прежнему любили лес и селились неподалеку. Сначала один дом, потом еще несколько… Постепенно у опушки вырос небольшой поселок. А потом вновь случилось доселе невиданное: люди в поселке построили невообразимо громыхающий завод с высокими трубами, из которых беспрерывно валил серо-желтый вонючий дым.
И деревья стали болеть.
Поначалу у них облетали и засыхали верхушки, а спустя несколько лет ни единого зеленого листочка не пробилось в лесу по весне. И сквозь черные ветки, воздетые к небу, словно руки в мольбе, струился ядовитый дым.
И Эрин сдался.
Нет, сначала он, конечно, старался вдохнуть жизнь в то, что осталось от его леса. Да только вот не осталось практически ничего.
Вот почему он, прежде гордый и сильный дух, спит теперь в ветвях заморского фикуса.
Спит и видит сны.
Точнее, один сон. Он приходил все чаще и чаще и казался все более живым. А снился ему лес. И листва, молодая, весенняя, в которой играет шаловливый ветер.
Да, Ветер… Давно уже они не встречались.
В последний раз, случайно залетев в открытое окно, он что-то говорил о побережье, где теперь возвышались какие-то конструкции с большущими лопастями. Ветер играл с ними, а они вертелись, издавая мерный гул. Люди называли их генераторами. Ветру нравились генераторы, он с увлечением играл с новыми игрушками. Чтобы утешить друга, Ветер пытался сказать, что эти вышки чем-то похожи на деревья, и даже предложил отнести его на побережье, показать новшество. Но Эрин отказался. Уж он-то отлично знал, что настоящих деревьев больше нет. Ну кроме вот этого домашнего фикуса.
А потому не остается ничего другого, как устроиться поудобнее и снова уснуть.
Однако сегодня ему не спалось.
То ли солнце слишком ярко светило в окно, то ли Ветер разошелся, гоня по небу целые охапки пушистых облаков, но глаза словно сами собой то и дело приоткрывались. Что-то витало в воздухе, возможно – весна…
Ветру тоже не сиделось на месте. Как-то особенно разбушевавшись, он с силой ударил в окно, распахнув его. Занавеска отлетела в сторону и заколыхалась чуть не под потолком. Лист, обыкновенно прикрывавший Эрина, дрогнул.
– А, вот ты где! – Ветер заплясал по комнате. – Просыпайся, пора двигаться!
– Некуда мне двигаться.
Эрин поплотнее прижался к фикусу.
– Ошибаешься. Вчера, может, и некуда было. А сейчас все по-другому. Держись крепче, я тебя отнесу.
Если Ветер разыгрался, кто может ему противостоять? Да и стоит ли доводить дело до урагана? К тому же из окна сладко пахло весной, а солнце щедро разбрасывало свои лучи, обещая свет и тепло.
И Эрин решился.
– Я готов, – сказал он, отцепился от ветки, встал во весь свой крохотный теперь рост и раскинул руки, готовый оседлать Ветер.
Тот не заставил себя ждать. Закружившись в вихре, он подхватил старого друга и вылетел из окна.
Они летели над красными черепичными крышами и булыжными мостовыми, делящими город на квадратные ломтики.
С удивлением Эрин обнаружил, что в этом мире остались деревья и кроме его фикуса. Немного, но есть.
Но Ветер останавливаться не собирался. Они летели и летели дальше.
Постепенно дома становились ниже, крыши – разноцветнее, улицы – шире. Но главное, зелени становилось больше: каждый дом стоял в окружении старых знакомых – яблонь, груш или слив.
Однако Ветер лишь слегка качнул ветви, пробуждающиеся от зимнего сна и помчался дальше.
Домов становилось все меньше, травы – все больше. И вот впереди раскинулось огромное, покрытое прошлогодним бурьяном пространство. Почему-то на нем копошилось множество людей.
– Ну вот, прилетели, – удовлетворенно вздохнул Ветер.
Он аккуратно опустил Эрина на краю поля.
– Я еще вернусь, – тихонько шепнул он другу и умчался ввысь и вдаль, вновь гоня перед собой стадо пухлых облаков.
«Наверное, к своим генераторам полетел», – подумал, было, Эрин. Но мысль улетучилась, едва он понял, чем заняты все эти люди. Они сажали деревья. Конечно, эти крохотные, размером с локоть, саженцы деревьями станут не скоро. Но, судя по размерам поля, здесь вполне может получиться небольшая рощица.
Не веря своим глазам, Эрин подошел к ближайшему саженцу. Тот стоял, оглушенный происходящим.
Но Эрин-то был Духом леса! И уж, конечно, не мог допустить, чтобы целое будущее дерево вдруг пропало.
– Привет, малыш. – Он тихонько прикоснулся к верхушке растения, вдыхая в него жизнь.
От этого прикосновения саженец затрепетал и робко расправил крохотные веточки.
– Давай, смелее, – подбодрил его Эрин.
И тот, расхрабрившись, попробовал одним корешком прикоснуться к новой почве.
– Ну видишь, получается. Давай, врастай, а я к тебе потом еще подойду.
И он пошел к следующему саженцу.
Люди трудились на поле, пока солнце, устав, не ушло на покой. До самого горизонта, сколько хватало глаз, видны были крохотные, едва торчащие из земли саженцы.
«Да здесь не рощица, а целая роща будет», – думал Эрин, пробуждая к жизни растение за растением. С каждым следующим саженцем он, к своему удивлению, становился все больше. Теперь, при всем желании, он вряд ли смог бы поместиться под листом фикуса. Фикус определенно стал маловат. Да и зачем ему туда, если здесь зарождается на свет целая новая роща!
К утру жизнь играла в каждом деревце, и теперь они радостно вздымали к солнцу свои крохотные веточки с набухающими почками.
«Теперь можно и поспать», – он аккуратно прилег на краю засеянного саженцами поля и закрыл глаза. Но поспать не получилось, налетел Ветер. Где-то этот неугомонный хулиган набрал полные пригоршни колючек и бросал их прямо в лицо.
– Да перестань, – попытался отмахнуться Эрин.
Но разве это когда-нибудь помогало.
– Ну нет, ты лучше посмотри, что я принес! – Ветер радостно заплясал, закружив у самых ног небольшой смерч из сухой травы и…
– Где ты их взял? – дух рощи подхватил одно из летевших семечек.
– Наконец-то, я уж думал, ты и не заметишь! – довольный Ветер закачал веточки. – Я так давно их не видел…
Эрин задумчиво перекатывал на ладони семена. Те самые, из которых он когда-то создал свой первый лес. «Не может быть, – мелькнула мысль, – этих деревьев больше не существует». Однако вот же они, настоящие семена, и его ладонь ясно ощущает, как под твердой оболочкой бьется и просится наружу новая зеленая жизнь.
– Ну, и долго ты собираешься тут стоять? – Ветер приплясывал в нетерпении, заставляя шелестеть нежные листочки заметно подросших саженцев.
Эрин оглядел зарождающуюся рощу, с удивлением обнаружив, что может, как прежде, охватывать взором каждый, даже самый дальний саженец. Все было в полном порядке, молоденькие деревца за ночь прижились и старательно тянулись вверх к солнцу. Здесь работа была выполнена.
– Полетели!
Дух леса лихо запрыгнул на плечи мгновенно набравшего силу Ветра и, оторвавшись от земли, взмыл ввысь вместе с драгоценными семенами, которые больше не нужно было беречь.
Он гордо мчался вперед, а под ним простиралась целая планета, готовая взращивать новые рощи и леса.
Настало время новой, зеленой жизни


Рецензии
Шахматы это не просто игра, она заставляет и шаха крыть матом от досады!

Олег Рыбаченко   18.09.2017 21:42     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.