Прости меня, девочка!

          Снег в нашем городке - большая редкость: не более двух раз за зиму. Но сегодня он, словно магическое кристальное послание небес моему новорожденному малышу.
          Невесомые танцующие звёздочки позванивают хрупким дуэтом с дрожащими струнами лучей - такими яркими, словно солнечная чаша повернулась к нам и, улыбаясь, высыпала своё богатство, приветствуя чудо рождения нового человека.
          Волнующие золотистые струи проникают в мою душу, волшебной нежностью растекаясь по каждой моей клеточке вместе с ощущением непередаваемого восторга. Мой сын родился!
          Да нет же - это родилась я! Я - новая. Это моё третье возрождение: появление каждого ребёнка я воспринимаю нашим совместным приходом в мир. И так же вместе, сливаясь сердцем и душой, мы будем жить. Нет ничего чувственнее любви матери к своему новорожденному сокровищу.


          Я с волнением жду первого кормления - этого таинства соприкосновения с тем чудесным, что ещё недавно было во мне, а теперь будет всегда рядом. Мой малыш сольётся не только со мной - со всем миром! Я ему открою первые тайны мироздания, а он мне - ощущения своего восприятия его...

          Моя соседка по палате - русоволосая девушка-казашка лет двадцати. Когда я увидела её глаза, то замерла от неожиданности: они похожи на глаза моей дочери. Такие светлые (голубые или серо-зелёные) сейчас у степных красавиц редкость. Хотя пишут, что в древности именно так и выглядели девушки сакских племён: рыжеволосые и светлоглазые.
          Я назвала своё имя. Она ничего не ответила. Что случилось? Сердце моё больно замерло. Она потеряла ребёнка?
          Девушка отказалась от еды, не пила воду.
          Я смотрела на её горестную фигуру и не знала, как её утешить.

          Через некоторое время открывается дверь - заносят двоих малышей. Ребёнок девушки жив!

          Сердце моё рванулось к моему сыну. Здравствуй, малыш! Это наше с тобой знакомство. Какой волшебный аромат - так пахнут ангелы. Я прижимаю его к себе, осторожно целую маленький носик, шёлковые щёчки, отодвигаю пелёнку - плечики. И возношусь в бесконечность...


          И тут слышу:
         
          - Милая, ну хотя бы возьми её на руки.
            Девушка ничего не ответила.
            Через минуту:
          - Посмотри, какая она красивая! Как похожа на тебя...
            В ответ - тишина.
            Малышка тихонько и жалобно заплакала.
          - Она голодная. Дай ей немного молока, - мягко просила её женщина.

            Я в недоумении смотрела на то, как девушка даже не повернулась к своему ребёнку.
            Что-то ещё говорила медсестра - в ответ горестное молчание.   
            Девочку унесли.
            И  в ту же минуту я услышала стон. Красавица рыдала так, словно теряла жизнь: стояла на краю пропасти и понимала - сейчас упадёт, но ей не за что зацепиться, не от кого ждать помощи. А жить хочется, любить хочется. Любить своё невесомое счастье.
            Я присела к ней, обняла - и мы плакали вместе. Я ни о чём её не спрашивала и ничего не говорила. Она успокоилась нескоро. Заснула.
            А  я смотрела в большое ночное окно и думала о девочке, которая не прикоснулась к тёплой груди, не вкусила материнского нектара.


            На следующий день ей опять принесли ребёнка. Мать не повернулась. Малышка отчаянно кричала.
            Мой сынок уже спал возле моей груди. Я осторожно положила его на кровать, прошептала:" Ты меня поймёшь, малыш". И попросила разрешения покормить девочку. Медсестра протянула мне это отвергнутое чудо. Малышка с жадностью приложилась к моей груди, потом открыла глазки. Боже! Это были глаза моей дочери! Как такое может быть?
            Душа моя трепетала совершенной мелодией - словно сферические небесные инструменты играли с моей душой. Моя бедная девочка! И теперь во время каждого кормления я говорила ей:"Моя девочка..."

            Её мать не смотрела на ребёнка, но я замечала, что она молча плакала, когда малышка была у меня на руках.

            Я уже знала, что хочу сделать. Заведующая отделением приняла меня. Мы говорили о девочке. Она сообщила, что родители молодой матери заставляют её отказаться от ребёнка. Девушка не замужем,  отец малышки не может на ней жениться, а родители хотят избежать позора.
            Я сказала, что хочу удочерить ребёнка. Врач мягко заметила:
            - Вера, у вас своих трое.
            - Я не могу её оставить, - заплакала я.
            - Нужно согласие вашего мужа.

            Муж не захотел. ("А вдруг плохие гены? Нам нужны только наши дети")
            Мне отказали.


            Нас с девушкой выписали в один день. За дверью больницы меня ждало ощущение того, что мир распался на две части: тёмную и светлую. Слева от меня - сумрачный день под покровом мрачных небес. Чёткая линия проведена невидимым художником, деля небосвод пополам. На одной - широкой кистью серой акварели прописаны плотные облака, на другой - чистое прозрачное небо с золотой патиной.
          Моя молчаливая соседка уходила к машине под тёмным небом. Там её ждала пожилая женщина. Они молча сели - я только увидела, как девушка закрыла лицо руками.
          Я не могла двинуться с места - слепящее солнце надо мной вызывало слёзы. Мой малыш зажмурился от первых в его жизни прикосновений живительного солнца.
          Я заплакала, он - за мной...


                    ***

           Много лет я вспоминаю эту прелестную малышку, вижу её изумительные глаза - печальные в понимании несправедливости её участи. Сердце моё сжимается от вины. И я шепчу:
           - Прости меня, девочка!


Из романа "Вера"
            
   
         


Рецензии
Очень ярко и печально. Девочка запомнит этот миг заботы не головкой, а своими чувствами. Это ей поможет.

Анна Сивак   15.12.2017 19:30     Заявить о нарушении
Спасибо, Анна, за отклик!
С теплом, Мила

Мила Суркова   16.12.2017 00:58   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.