Подледный лов весной

 

        Наступила весна, и любителям подледного лова рыбы на Весёловском водохранилище пришлось «сматывать удочки»: ходить по льду  стало опасно. И вдруг  Григорий взбудоражил меня радостной вестью: со стороны бугров - так называется  один из береговых ориентиров -  есть еще места, где рыбаки  заходят на прочный лед. На следующий день мы с ним отправились к водохранилищу, прихватив ещё одного азартного рыбака - Виктора.
       Дойдя до указанного места, мы зашли на лед. Увидев рыбаков, скучившихся на льду в километре от нас, вышли к ним. Набурили лунок, сделали прикорм и  стали с трепетом ждать поклевок. Однако весь день клева почти не было, а к вечеру погода стала портиться. Разыгравшийся северный ветер, вылизывая  остатки снега со льда,  уносил его к берегу, маскируя  лунки, полыньи и наши следы, ведущие к  разведанному выходу на крепкий лед.  Встревоженный Григорий, лидер нашей компании, скомандовал: «Быстро собираем снасти и уходим!». Но тут начала ловиться крупная тарань и мы не заметили, как подкрались сумерки…
      Сложив на санки рыбацкие ящики с уловом, я попытался их закрепить привязанной веревкой, но она оказалась непрочной. Тогда я вытащил из кармана куртки свою веревку, которую всегда носил на льду, и увязал груз. Но, вспомнив, что «спасалки» – приспособление, с помощью которого тонущий, цепляясь за лед, может вытащить себя - остались в ящике,  стал развязывать веревку.
       - Ты что, тонуть собираешься?! - одернул меня Григорий. - Не теряй времени! И, выхватив у меня конец веревки, крепко затянул узел и предложил Виктору поставить на сани ящик.
        - Своя ноша не тянет, -  отказался  тот и  бодро зашагал вперед, а вслед за ним и мы: я с санями, а Григорий с ледобуром.
       Как мы и предполагали, наши следы метель замела. Пришлось ориентироваться  только по едва маячившим у береговой линии буграм. При подходе к берегу, мы заспорили о местонахождении выхода на лед: Григорий тянул влево, а я вправо. Виктор примкнул к лидеру. Горячо убеждая меня, тащившегося в метрах пяти за ними, они уверенно шли вперед.
       Вдруг я почувствовал, как подо мной стал проседать лед! Моментально упав на спину,  я отполз от опасного места, удивившись, что приятели прошли вдвоем и ничего…. Тут Григорий с Виктором одновременно провалились и забарахтались в ледяном крошеве, цепляясь за кромки промоины. Но лед ломался и крошился под их тяжестью.  Придя в себя, я включил фонарик, прикрепленный к шапке, и, осветив промоину с барахтающимися компаньонами и ещё державшейся на плаву «ношей» Виктора, стал  лихорадочно думать, как им помочь. Верным решением было отвязать свою веревку и с ее помощью вытащить их. Крикнув: «Держитесь! Я сейчас!», стал торопливо развязывать узел, но он никак не поддавался  замерзшим пальцам.
      Истошный крик Виктора: «Дай руку! Лед уже прочный!», заставил отказаться от намерения. Он, в отличие от Григория, пробивавшегося  к берегу, почему-то ломился вдоль промоины и был от меня уже примерно в пятнадцати метрах, Я осторожно подполз к Виктору и, протянув руку, помог ему выбраться. Оставив его, обессиленного, на льду, я  осмотрелся,  перешел на другую сторону  промоины и стал подползать  к Григорию со стороны берега.  В отличие от  Виктора вес Гриши  превышал мой. Я опасался, что он и меня утянет за собой. Учитывая, что поверхность льда была шероховатая, я, прижимаясь к ней и упираясь другой рукой в неровности льда, дотянулся до друга и  с трудом помог ему выбраться.
     Распластавшись на льду, мы молча приходили в себя. В это время  к берегу  шел еще один запоздавший рыбак. Он крикнул нам, чтобы мы выходили правее. Вскоре наша компания вышла к машине.
    Виктор нашел в своем рюкзаке сухое нательное белье, стянул с себя мокрую одежду и переоделся. А у Григория в машине оказался  только свитер. Надев его и отжавшие трусы, он сел на водительское сидение  завел двигатель и вскоре теплый воздух стал наполнять салон. 
    - А почему ты  ломился вдоль берега?! - с удивлением спросил я у Виктора. Он  недоуменно пожал плечами.
    - Вдоль легче  крошится лед, -  не злобно поддел его  Григорий.
    - А что ты скажешь своей ревнивой жене? – с ухмылкой
посмотрел Виктор на трусы Григория.
    - «Честно» признаюсь, что уже у берега споткнулся и плашмя
упал в лужу. А главное  - предъявлю улов. А ты,  без «свой ноши» и в нательном белье,  вряд ли  оправдаешься перед своей, - рассмеялся Григорий…
   Подшучивая друг над другом, мы понимали, что произошедшее
с нами на льду надо скрыть от своих жен,  – иначе пришлось бы забыть о подледном лове.
    Проанализировав случившееся, мы поразились: зная, что на  опасном льду нельзя задерживаться дотемна, скучиваться и  что обязательно надо иметь наготове веревки и «спасалки» - мы все сделали наоборот!
    На будущее зареклись – так бездумно не поддаваться рыбацкому азарту


Рецензии
Чувствуется, что Вы настоящий рыбак!

Владимир Шатов   11.06.2018 08:51     Заявить о нарушении
Спасибо, Владимир!

Николай Руденец   12.06.2018 05:44   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.