Любовь или шашлыки

- Как же хочется вернуться в детство, - вздохнула Беата, и её пухлые губки задрожали. – Соскучилась по мороженому, конфетам, сливочному варенью. Знаешь, я очень любила сливочное варенье, которое готовила мама.
- Наверное, сливовое, - поправил очаровательную блондинку черноволосый юноша с правильными чертам лица, сидящий рядом с нею на скамейке в цветущем яблоневом саду.

- Ах да, сливовое. Мама начиняла каждую ягоду грецким орехом, - девушка причмокнула и зажмурилась. – До чего же вкусно было! А когда вырасту, чтобы в меня влюблялись все парни.
- Тебе мало меня? – удивился юноша и поцеловал изящную ручку подруги.
- Но у нас с тобой нет секса, - поморщилась мечтательница.
- Хочешь секса со всеми, кто положит на тебя глаз? – поднял брови прелестный собеседник.

- Не придирайся, Ариэль, - передёрнула плечиками красавица. – Я выйду замуж за богатого иностранца и буду путешествовать с ним по миру, чтобы ходить по ресторанам.
- Дались тебе рестораны, - вздохнул юноша. – А путешествовать и здесь можно.
- Неужели тебе не хочется обыкновенного шашлыка? – удивилась Беата. –  Бывало, вонзишь зубы в сочное, ароматное мясо и застынешь от восторга…. И вино! Я так давно не пила вина!

- Цветы пахнут лучше любой пищи, - нахмурился Ариэль, но спустя минуту  улыбнулся и закружил девушку в зазвучавшем внезапно вальсе. – Ради шашлыков и варенья возвращаться назад глупо, ты вспомни, что там было!
- И вспоминать не хочу, - фыркнула упрямица. – Не могу долго находиться на одном месте, мне надо постоянно что-то в своей жизни менять.
- Так меняй, давай переедем к морю, - юноша волновался. - Здесь не стареют,  не болеют, здесь нет войн, здесь нет злобы.

- Сплошная любовь, - расхохоталась плясунья. – Сплошные ангелы, архангелы, святые и праведники…. Скучно! Знаешь, я уже облюбовала одно место. И мне двенадцать недель.
- Не может быть! – вскричал Ариэль и опустил партнёршу на газон.
- Вика очень обрадовалась, и Миша обрадовался, я же у них первая, - изрекла Беата и неожиданно поняла, что отправится на землю без своего верного друга. Эта мысль занозой засела в её сердечке, но девушка усилием воли выдернула её оттуда. Стало легче. – А ты собирайся со мной, Мишина сестра замуж вышла, ребёночка зачать хотят.

- Ну, уж нет, - холодно произнёс парень. – Заново барахтаться в животе и слушать, как желудок и кишечник переваривают еду? А после рождения стареть, чтобы снова умереть? Ни за что!
- Тогда улетай, - поджала губки красавица, - а я сегодня ночью спускаюсь вниз.
И она отвернулась, показывая воздыхателю, что разговор окончен. 


*****


Журчала вода, лежать, свернувшись калачиком, было неудобно, но на помощь приходил сон. Бесконечный сладкий сон, в котором она, Беата, рыбкой плавала в глубоком озере. Время от времени её покой нарушал чей-то голос, и тогда окружающая жидкость начинала мелко вибрировать. Если голос сердился, капельки влаги превращались в остроконечные льдинки и больно ранили кожу, если радовался, льдинки таяли и начинали ласкать крохотное тельце. Иногда извне доносилась музыка, которая заставляла либо дёргаться от грохочущих басов, либо млеть от счастья в лучах нежных классических мелодий.

А наутро Вика пошла на УЗИ. Яркая вспышка пронзила эмбрион насквозь, и он зажмурился, сердце исступленно застучало, началось удушье.
«Вы же меня убьёте»! – хотела закричать кроха, но наглоталась околоплодных вод и обречённо затихла.   
- У вас девочка, поздравляю, - сообщил кто-то будущей маме.
- Машка! – обрадовалась Вика и погладила свой живот. Тепло её руки проникло внутрь, удушье отпустило.

«Какая такая Машка»? – удивилась Беата.
Менять своё имя не хотелось категорически: в прошлой жизни Марией звалась её злобная свекровь, и не было для невестки ненавистнее никого на свете. И тут, как ножом, полоснула мысль, что Машка может родиться уродиной, ведь не всегда у красивой пары рождаются красивые дети.

"Как же я не проследила родовые древа с обеих сторон», - задумалась кроха и засеменила ножками.
- Спасибо, - послышалось издалека.
Живот поднялся, равномерная приятная тряска напомнила поездки в поезде. Вновь захотелось спать. Плод открыл рот, чтобы зевнуть, хлебнул кисло-солёной водички и закашлялся. В горле запершило, захотелось чихнуть.

- Вот это ливень! -  спать не дали. За Беату чихнула её будущая мамаша. – Ой, ноги промочила!
- Ну и лето нынче, - а это уже Миша. – Синоптики предсказывают, что в этом году тепла не будет вообще.
- Лишь бы дождей не было, - вздохнула Вика. – Надоели, каждый день льют.   

- Так что на УЗИ сказали? – наконец, поинтересовался Михаил.
- Сказали, что девочка будет, 
- Девочка, так девочка, - не проявил особой радости Мишка. – Сына, конечно, хотелось бы.

«Сына тебе подавай, - передёрнулась Беата. – А я не хочу быть мальчишкой! К тому же, при ранней реинкарнации не забывается предыдущий пол и человек начинает страдать от нетрадиционной сексуальной ориентации. Брррр».
На душе стало муторно. Вспомнились райские сады и нежный  Ариэль. Он обещал ждать её вечно. Так сколько же лет придётся коптить здешнее небо из-за секса и шашлыков: шестьдесят, семьдесят, восемьдесят? 


*****


К вечеру Беата крепко заснула, но сон прервал включенный телевизор. Громкий мужской голос утробно вещал политические новости. Разбуженная, она попыталась зажать уши, не получилось. Америка, Украина, Сирия, ещё раз Америка, Украина. Порошенко, Трамп, Путин, снова Порошенко. Одна и та же песня, и как её слушают живущие на земле люди? Не надоело?
- Над Средиземным морем упал пассажирский самолёт,  - провозгласил ведущий, и было неясно, радуется он этому факту или огорчается.   

- Вчера крупная автокатастрофа произошла, - жалобно проговорила Вика. – И позавчера произошла.
- Ты ещё про террористические акты вспомни, - посоветовал жене Миша.
- Человечество вымирает, - всхлипнула молодая женщина. – Что ни день, то какое-то ужасное происшествие.
- Общество, построенное на несправедливости, обречено! – торжественно объявил глава семейства.

- Слушай, а мы сможем в таких условиях дать счастливую жизнь Машеньке? – Вика начала нервничать.
- Да уж, - замялся Михаил. – Вчера Серёгу из-за оптимизации сократили, а на днях Витька потерял работу – у банка лицензию отобрали. Жёны в декретных отпусках. На что семьи жить будут?

- А если и тебя сократят? – печально поинтересовалась Вика. – Продукты дорожают с каждым днём, да и ЖКХ за ними торопится. К тому же, такая страшная политическая обстановка в мире…
- И медицина страшная, - добавил мужчина. – А у меня мама болеет, материально поддерживать надо.
Беата вздрогнула и снова вспомнила Ариэля и безопасный, счастливый Рай.

Когда-то, в прошлом воплощении, она жила в великом и могучем государстве, которое заботилось о своих гражданах. Сейчас ситуация изменилась. Кардинально изменилась. Неуверенность в завтрашнем дне после болезней - самое жуткое, что может познать человек. Так стоит ли рождаться, чтобы изо дня в день испытывать унижение бедностью и бесправием?
- Выключай телевизор, - послышался Викин голос, – спать пора. Мне завтра в полседьмого вставать, чтобы не опоздать на работу, иначе начальница снова поедом есть будет. Что за жизнь такая!

Живот затрясло – женщина пошла в ванную. Затрясло и Беату. Минуту поразмышляв, она выпорхнула из крохотного тельца плода, чтобы покинуть его навсегда. Там, за облаками, любимую с нетерпением ждал нежный Ариэль.
«Мне это надо? – паря над поблекшей землёй, думала душа. – Секс, шашлыки, мороженое – такая чепуха по сравнению с любовью».

 


Рецензии
Машку жаль. Беата, хоть и из прошлой жизни, из той, где государство было лучше и люди порядочнее, а оказалась эгоисткой.
"Счастлив тот, кто осмеливается любить, зная, что всему этому придёт конец..."
Это - не о Беате с Ариэлем. Это - о НАСТОЯЩЕЙ ЛЮБВИ! И никаких шашлыков. :(

Семён Вексельман   24.09.2017 22:21     Заявить о нарушении
Спасибо за отклик, Семён.
Испугалась нашей действительности Беата и поняла, что без шашлыков обойдётся - любовь Ариэля важнее... и вообще ЛЮБОВЬ.
С улыбкой,

Лариса Малмыгина   25.09.2017 09:17   Заявить о нарушении
На это произведение написана 41 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.