Ночной директор

В небольшом районном городке Большая Александровка, что на Украине, состоялось открытие цепочной карусели.  Это событие приурочили к празднованию Международного Дня защиты детей. В парк, где установили карусель,  уже с утра стекались целые толпы нарядных людей. Шли семьями, дети весёлыми стайками бежали вприпрыжку.  Всем обязательно хотелось покататься на новом аттракционе, который в глазах жителей значительно поднимал статус родного города.
  Центральный парк находился по другую сторону реки Ингулец, зона была не жилой, чтобы попасть  туда, нужно было пройти по довольно длинному подвесному мосту, который раскачивался от каждого неосторожного движения.  Вездесущие мальчишки редко отказывали себе в удовольствии, чтобы не раскачать мост, когда  на его середине  находились девчонки или молодые девушки, вот тогда были слышны визг, писк и крики с угрозами надрать уши хулиганам.
   Зато в парке царили  райская красота в виде голубых елей, нарядных берёзок и разноцветья  рабаток  и клумб, а воздух был напоён умопомрачительными  ароматами,  источаемыми цветущими гроздьями   белой акации и петунии разных цветов и оттенков.  Ближе к вечеру раскрывались ещё и  скромные цветочки ночной фиалки, вот тогда от смешения этих сказочных запахов весь мир казался еще замечательней,  мороженое вкуснее,  а глаза любимых – еще прекраснее.
 Где установили  новую карусель, можно было догадаться по взрывам  смеха, радостным крикам, возгласам счастливой детворы.  В течение всего праздничного дня очередь из желающих покататься не уменьшалась ни на пядь,  сюда стремились и стар, и млад . Счастливчики, уже сидящие в креслах и, будучи пристёгнутыми  ремнями безопасности, хохотали от удовольствия, раскачивали свои кресла,  пытались поймать тех, кто парил в воздухе  впереди,  сталкивались, протягивали друг другу руки, затем с силой отталкивали кресла своих  друзей,  те же вращались со своими сидениями  и подлетали еще выше.
 Шум, гам, восторг и  мелькание разноцветных лампочек продолжались до тех пор, пока в парке не стало совсем темно, а  на танцплощадке раздались первые звуки  вокально-инструментального  оркестра  «Завалинка» из местного Дома культуры. Сам директор парка опустил рубильник и отключил чудо развлекательной техники, что стало сегодня настоящим гвоздём программы праздника.
  К этому времени появился сосед  директора, Тимофеич, он давно уговаривал Юрия Петровича пристроить его  к себе на работу, но всё не было возможности, или вакансии, как говаривал  Петрович.
Теперь эта самая вакансия появилась, нужно было охранять ночью парк, чтобы хулиганы не испортили новый и очень дорогостоящий  аттракцион.
   На своё первое дежурство Тимофеич, чувствуя праздничную торжественность, появился в черном костюме и галстуке, на ногах были белоснежные кеды, набелённые  зубным порошком.  В руках он держал матерчатую сумку с провиантом и ружьё.
- Федор Тимофеевич, ты чего так вырядился? Ещё бы белые тапочки надел,- удивился директор.
- Так праздник же. А как же?
- Ну, лады,  оставайся за меня здесь главным, ночным директором.  Пост сдал! - улыбнулся начальник и пошел к мосту.
- Пост принял!- громко и торжественно  отрапортовал Тимофеич.  Ему очень понравилось, как назвало его начальство.
 - Ночной директор - это вам не баран чихнул, это не просто сторож, а намного выше и важнее, поэтому должность и не отдали кому пОпадя, а именно меня позвал Петрович,- рассуждал Тимофеич.  Его распирало от гордости из-за услышанного, жаль, что этих слов никто больше  не слышал.
 Обходя территорию пустынного парка, он уже предвкушал удовольствие от  того, как завтра  будет всем знакомым рассказывать, что его пригласили и уговорили  работать ночным директором в городской парк.
Сторож прохаживался по территории, стараясь далеко не отходить от самого ценного объекта, от карусели. Скоро ему это надоело, посмотрел на часы. До конца смены ждать еще слишком долго, циферблат командирских часов, подаренных сыном, высветил час тридцать пять, ночи.  Стал раздумывать, чем бы заняться, чтобы скоротать время,  вдруг  Тимофеича  осенило. Он подошел к карусели, постоял, соображая, как она включается. Решил, что можно сразу два зайца убить - включить качели, усесться поудобнее, покататься  первый раз в жизни на таком чуде техники совершенно  бесплатно, причем, сколько твоей душе угодно, да и время скоротать до утра.
  Мужик сказал, мужик сделал. Поднял рубильник, подбежал к ближайшему креслу, угвоздился в нем вместе с ружьем, застегнул ремень и сам себе сказал довольным тоном: « Нэхай  тэпэр трохы погойдає».*
Послушная карусель стала раскручиваться, постепенно набирая скорость и поднимая все кресла в высоту.  Набрав достаточное количество оборотов, она уже не останавливалась, а вращалась по инерции. Незадачливому пассажиру вскоре стало казаться , что скорость продолжала возрастать  всё сильнее, а пустые кресла подлетали все выше и выше. Когда  Тимофеич, вцепившись в подлокотники обеими руками, понял, что это электрическое чудовище  само остановиться не сможет, начал кричать и звать на помощь, потом, изловчился, стал палить из ружья в небо, но город спал спокойно и безмятежно.
  Первыми, в 7 часов утра, появились две дворничихи с мётлами да плотник с ящичком для инструментов. Они-то и увидели, что с вечера карусель забыли отключить, а на ней остался сидеть какой-то сердешный  человек. Рабочие, перепуганные до смерти, бросились к  рубильнику, опустили его вниз  и обесточили аттракцион.  Когда он остановился окончательно, сотрудники парка признали в мужике  всем известного в городке Тимофеича.  Он  имел бледный вид,  кожа лица его напоминала цвет зелёных помидор, а глаза были расширены  до предела.  Он молчал, всё тело содрогалось от чудовищной  дрожжи, которую унять не было сил. Сторожа мутило, от чего он постоянно подкатывал глаза кверху. Ноги Тимофеича были босыми,  оттого что кеды вместе с носками слетели с его ног где-то уже под утро. Сердобольные дворничихи отыскали кеды, что были разбросаны  на  значительном расстоянии от карусели,  женщины  же и заметили, что вся земля под качелями улита содержимым желудка и кишечника страдальца.
  Когда Тимофеич наконец  начал выходить из состояния общего оцепенения и осознавать, что он спасен, а жизнь его вне опасности, первое, что он сделал, скачками побежал к реке и погрузился в неё со всей одеждой. Спрятавшись от любопытных глаз «коллег» за кустами, долго там бультыхался, чертыхался и застирывался, а потом короткими перебежками метнулся к мосту. Домой пробирался огородами.
 Так в одночасье и закончилась стремительная карьера  Тимофеича. Карьера-то закончилась, но звание ночного директора закрепилось за ним теперь уже навсегда, городишко же маленький, а новости передаются мгновенно, тем более, что одну из дворничих парка не зря прозывали там все  «Би-би-си».

*« Нэхай  тэпэр трохы погойдає»- «Пусть  теперь немного покачает», перевод с украинского языка


Рецензии
И смех и грех: грешно смеяться над пострадавшим ночным директором, но без смеха не могла читать. Трохи покачался, но получилось, наверно, удовольствие на всю оставшуюся жизнь. Спасибо, Леночка. Всего Вам наилучшего.

Людмила Алексеева 3   11.09.2017 15:13     Заявить о нарушении
Люда, после этого казуса он стал самой известной личностью, городок же небольшой, вначале стеснялся, а потом ходил-грудь колесом. Спасибо за добрые слова.

Елена Мороз 4   11.09.2017 17:58   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.