Через пятьдесят шесть дней

… В моем сне он спросил, что я хочу знать. Я сказала: «Что у тебя здесь?» - и показала на сердце. Он засмеялся и ответил: «Что моей душеньке угодно?»

Странно, эти слова часто повторял мой отец. Только он обращал их  к маме: «Что твоей душеньке угодно?»..
Я не любила эту фразу. Она какая-то подобострастная. И она не про любовь.

Получается, мой сон рассказал мне все. Что ты меня не любишь. Ну, ни на капельку. Ничего не изменилось.
Получается, даже хорошо, что ты уходишь. Сколько можно ждать и надеяться. Уж лучше потерять тебя совсем, всего, навсегда.

… Нет. Отец говорил не так. Он говорил маме: «Ну, теперь-то твоя душенька довольна?»
Но мне все равно не нравилось. Как будто он старался, старался, и все впустую. Как старик в сказке Пушкина.
Но вообще-то, это была правда. Маме невозможно было угодить. Ведь она не была счастлива. Она не любила.
А папа… что папа? Ему бы женщину попроще, и чтоб умела любить… Но не было дано.

Но когда просят о любви, это, конечно, не любовь. И когда смеются в ответ, это тоже не любовь.

… Безответная любовь –
Это парусник без ветра.
Все поникло, остано-
вилось без его ответа.

Он забыл меня давно,
Я же помню, помню, помню
Каждый кадр того кино-
фильма, где он – в главной роли.

Что же делать, милый мой,
Что же делать, что же делать,
Если ты совсем не мой,
Как же жить на свете белом…

… Я смотрела на него сверху, из окна третьего этажа, и удивлялась: что я в нем нашла? Голова опущена вниз, плечи и спина зажаты. Выражение лица как у старика, - ну, вылитый мой отец… Может, это и нашла?..

… Близок локоть, да не укусишь. Рядом член, да в себя не вставишь…

… Я открыла входную дверь, и навстречу мне кинулась «рожа» коллеги. Уже во второй раз он так пугает меня. «В третий раз убью нафиг!!!» - заорала я и обернулась.
Он стоял поодаль и смотрел мне вслед.

… Весь день я была счастлива. Знала, что глупо, но все равно, все равно, все равно. Он смотрит мне вслед! Как же это приятно! – Как девчонка. Влюбленная девчонка. Как будто это что-то меняет.
Зато возникло ощущение, что я – вне конкуренции. Не потому, что красивая, умная и талантливая. А потому, что счастливая. У счастливых нет конкурентов. Кто с ними может соревноваться? Счастье либо есть, либо нет, и объемами оно не измеряется.

… Я кокетничала с другим напропалую. Любимый размешивал краску дрелью. Я сказала себе: ну вот, еще одна бессонная ночка обеспечена. И продолжала хохотать с другим.

… Как же так получается? Как так все сложно устроено? Почему заводит один, а предлагает себя, - другой? Что я делаю не так?..
Он ушел со своей краской, усмехаясь нашему флирту. Совсем не ревнуешь, милый?.. Жаль, жаль, очень жаль… Ведь этот спектакль был для тебя…

… Я сказала: «я люблю другого», - и сама удивилась, как легко это прозвучало. Как будто только и делала, что весь этот год признавалась ему в любви. Или и правда? Только и делала?..
… Жизнь без него чем-то наполнена, но на самом деле, - пуста. Как будто отнимают у меня самое важное. Извлекают кислород из воздуха. Говорят: дыши углекислым газом, какие проблемы? А я не могу, – углекислым газом. Не приспособлен организм.
Ну, ничего. Всем страданиям когда-то приходит конец. Либо с кончиной персонажа, либо с окончанием процесса.

… Она сказала, что он меня не хочет. Иначе давно пришел бы. И это меня задело. Здорово задело. Не любит, боится жену, лень, влом, тяжело, неудобно… Но, - не хочет?!! Он, - меня, не хочет?!! Нет. Нет. Нет. Не может быть.

Хоть я и сама хочу его только на расстоянии.
Ну что ж. Ну что ж. Ну что ж. У меня остается мужчина, с которым я сплю. По большому счету, это неплохой вариант. Ну, а то, что я в него не влюблена, - это даже лучше. Хотя бы тут обойдусь без мелодрамы.

… Сдала макулатуру, и почувствовала грусть. Как будто себя опустошила, а не полки. Чтобы развеяться, поплелась на вахту, поболтать с охранницей. И, и, и… туда же пришел и он. Я взглянула на него и поразилась: как же он постарел за этот год! Усталое, замученное лицо… Куда все девалось… Или это потому, что он потерял ко мне интерес? Или даже я, – к нему?..
Наши взгляды пересеклись на мгновение. Двое «бывших» внимательно посмотрели друг на друга. Неужели это и правда все, милый?.. И мы уже даже не заводим друг друга?. Два усталых человека с кучей забот…
… Любовь зла, полюбишь и пессимиста…
Я развернулась и пошла к себе, засунув руки в карманы. Может, потеряла, а может, и не потеряла я  к нему интерес, но уходить от него точно научилась. И на том спасибо, Господи.

… Зацикленность – это наматывание кругов вокруг чего-то или кого-то. То по часовой стрелке, то против. Но ты всегда делаешь кружочек, и возвращаешься.
Выйди из этой окружности. Шла, шла к нему по привычке, а потом, – раз! – и пошла не вкруговую, а прямо. И получилось, что ты прошла мимо. Вышла из круга. Из привычного круга вещей.

… И вновь судьба приволокла меня к нему. Или я сама приволоклась. Из маленькой протечки на потолке я умудрилась раздуть беготню на несколько часов, с криками (начальства), истериками (моими), смешками (его). И что мне теперь делать, милый? Что мне делать, если я по-прежнему хочу быть рядом с тобой? Вот, понимаешь ли, просто стоять рядом, и все? Разве это много?..
Но - нет. Нет. Нет. Нет.
Что есть? Добрые женщины. Много добрых женщин вокруг меня. Рядом со мной. Поддерживающих и утешающих меня. Ласковых. Нежных.
Вот только тебя нет рядом.  Даже когда я стою около тебя и разговариваю с тобой. Похоже, мы действительно больше не будем вместе. Похоже на то. Ох, блин, как мне это пережить… И что тебе далась твоя жена, ведь она ни на что не похожа. Или твои бабы, я ведь лучше их всех…

… Я знаю, что по-прежнему цепляю тебя. Я это вижу. Я это чувствую. Но, но, но… но уже не настолько, чтобы мы были вместе… Наверное, так. Наверное.

… Вечером я не «увидела» твою машину в своем дворе. Всегда вот видела, легко представляла себе, где она стоит, и как выглядит. А тут вот не «увидела».
Значит, действительно все? И я отпустила тебя?..

… Я сказала:
- У меня опять проблемы.
Он ответил:
- Я знаю.
Это прозвучало так, будто он действительно все знает. Все мои сумасшествия по нему. И вообще все про меня.
Я спросила:
- Откуда ты знаешь?
Он ответил:
- У тебя всегда проблемы.

.. И вот с этим дурацким разговором я ходила весь день, и прокручивала его в голове снова и снова. С чего это у меня всегда проблемы? У меня вообще только одна проблема, и эта проблема – ты. Вот уйдешь ты, и не будет у меня проблем. Ни одной. Навсегда. Вот так.

… На мгновение наши руки соприкоснулись. Нет, не дернуло током. Не пробежала искра. Не побежал ток. Я просто почувствовала что-то горячее и родное. Его рука.

… Мне надо было пережить эту историю. Со взлетом и падением. Влюбленностью и отверженностью. Со словом «да» и словом «нет». И принять, как данность: да, влюбилась в чужого. Да, хочу того, кого не могу получить. Да, не хочу жить из-за этого.

… Я стояла на вахте и хохотала с другим. Мимо прошел  милый и сурово зыркнул на меня.
И мне стало приятно. Чуть-чуть я его зацепила. Чуть-чуть задела.

Ну да ладно. Я ушла в отпуск. А он пусть трахает оставшихся. Какая ему разница, кого. Ему ведь нужен только секс.
А этот взгляд был всего лишь напоминанием: стоит мне только захотеть – опять побежишь за мной, теряя босоножки.
Ну, посмотрим, милый, посмотрим…

… Может, мы и предназначены друг для друга. Может, мы и связаны друг с другом где-то там, на каком-то  тонком уровне. Но он чихать хотел на этот тонкий уровень, он живет на своем толстом. С замечательной пробивной женщиной-танком, которую обожает. С работой, от которой устает. С окружающими, которые его достают. С бабами, которых он трахает. Живет по-своему, и вполне себе доволен. И я тут ни при чем. Меня тут попросту нет. Иногда маячит некая тень. Мелкое, незначительное пятнышко на горизонте. А так, - нету меня в его мире, нету.

Ну и, в общем, и слава богу. Я научилась с этим жить. Ну а что, в самом деле. Мир не ограничивается тремя заветными инициалами, как бы мне ни хотелось порой в это верить. Но – нет. Мир гораздо больше. И не бывает «единственных» и «половинок». Кто-то подходит друг другу больше, кто-то – меньше. И на разных этапах – по-разному. И всегда можно сойтись, разойтись, найти кого-то еще… более подходящего… менее подходящего… по-разному.

А между тем, я в отпуске. Я в отпуске! Я в отпуске!!
Как бы ты ни любил свою работу, себя от нее надо иногда отпускать. Как бы ты ни любил человека (или вовсе даже и не любил, а так) – то же самое.

Утром понедельника я почувствовала себя в Италии и Турции одновременно. Совершенно свободной, отпустившей себя, вольной птицей. Отпускницей.

… Может, у меня попросту съехала крыша? От недотраха, от одиночества, от тоски по отцу?.. И я придумала себе «неземную любовь» и «незримую связь»? А на самом деле – захотела чужого мужика. И так захотела – хоть на стены бросайся. А как дошло до реальности – тут-то и вышла осечка. Оказалось, в реальности я его не так уж и хочу. Такого, какой есть. Он был хорош только в моих фантазиях. Впрочем, он и до сих пор там хорош. Ведь я все еще продолжаю фантазировать о нем… И вспоминать,  как посмотрел…  что сказал…  как подал ключ… Как будто все это важно. Как будто в реальности все это имеет ко мне какое-то отношение.

А реальность моя такова, что я встречаюсь с другим. Встречаюсь только ради секса. И мне даже иногда бывает с ним хорошо.
Вот и вся моя реальность. И меня она устраивает. А ведь это главное, разве нет?..

А впрочем, кое-чего все-таки не хватает. Романтики. Из-за этого и происходит сыр-бор. Отчаянно хочется, чтоб кто-нибудь влюбился, страдал, тихо обожал и мечтал о взаимности… Ловил каждый взгляд, каждое движение, каждый поворот головы и каждое слово…
Странно, что для этой роли я выбрала самого прозаичного и самого пошлого персонажа. Но когда я увязывала свои фантазии и реальность? Что-то совпало, какая-то деталь, какой-то взгляд, - и понеслась !..

… Я и до сих пор надеюсь на это чудо, если быть честной. Что он в меня влюбится.
Даже смешно. Ничто меня не берет. Мужик перетрахал всех баб в округе, собирается увольняться и пристраиваться под бок к жене, а я все мечтаю, чтоб он начал думать обо мне и днем и ночью. И всерьез так мечтаю.
Ну, потому что хочется, чтоб все кончилось красиво. Как в каком-нибудь романе. Женском.

Куда вот деть эту потребность? Я хочу, чтоб меня любили. И хочу, чтоб полюбил именно он, раз уж так вышло.
Любили – били – убили…
Может, ну ее, эту романтику? А то, пока надеешься, и жизнь пройдет… Ведь наверняка что-то теряется, пока я ношусь со своими фантазиями. Какая-то важная часть. И, возможно, хорошая часть.

… Мне нравится просто жить. Просто лежать в постели. Просто смотреть в окно. Просто гулять. Просто идти в магазин. Никто и ничто не занимает меня настолько, чтоб я чувствовала себя зависимой. Может, это и есть счастье? Не во внутреннем восторге, а во внутреннем покое?..

Я больше не хочу влюбляться. Хватит с меня. Мечешься, мечешься от надежды к отчаянию, света белого не видишь. И было бы еще из-за чего.

Прощай, любовь моя. Я отпускаю тебя. Пусть тебе будет хорошо с другими. Ну, а я теперь – в отпуске. Навсегда в отпуске, – от тебя.

… Странное дело, всякий раз, когда я пытаюсь проститься с ним, я тут же говорю себе: нет. Нет. Нет. Я не могу. Я не хочу. Он мне нужен.

И опять все сначала.
- Он не мой. У меня его нет. Я ухожу.
- Нет. Я не могу. Я не хочу. Он мне нужен.

Мне нужна эта история. Фиг знает, зачем. Для красоты? Вот, мол, какая у меня любовь.. Вот, мол, как я его хочу. Вот, мол, как лихо у меня все заверчено.
Ну, потому что он – моя любимая фантазия. Мне нравится представлять себя с ним. Как он ласкает меня, как входит…
Ничего не могу с этим поделать.

Ну что ж. Так тому и быть. Мучения продолжаются. Страдания продолжаются. Мечты о невозможном продолжаются. Фантазия о том, чего нет, и никогда уже не будет, продолжается.

… Самое трудное в диете – уменьшить количество соли. Какой бы ты ни был сладкоежка и кофеман, а ломать тебя будет именно на этом.
Но и результат следует тут же. Мешки под глазами сходят «на раз».
Еще Иисус говорил: «Вы – соль». А если мы – соль, зачем нам досаливать пищу?..

… И если каждый из нас – подобие божие, и потому прекрасен как он есть, то зачем нам впадать в зависимости и воображать, будто радость – вне нас? В булочках, мороженом, вон в том мужчине?

Я думаю, это потому, что на самом деле мало кто верит в бога. Амулетам – и тем больше доверия. А также очередным идеям, втемяшивающимся в голову.

… Вот уже год и три месяца я думаю одну и ту же мысль.
- Сколько уже вашей мысли?
- Ах, вы знаете, уже год и три!
- Как быстро летит время! Вроде, недавно родили… Задумали…
- Да, чужие мысли растут быстро…

Моя мысль растет и развивается. Сначала я думала, что он – моя судьба. Потом, что он – мое наказание. Теперь мысль моя переходит в состояние невесомости. Она вроде бы еще есть, но парит где-то в космосе, и неизвестно, о чем там думает, и думает ли вообще… Подалась в космонавты. Плавает где-то на орбите, питается борщами из тюбиков…

… Сто лет не ела борщ. Мои мысли живут лучше меня. Завтра пойду в кулинарию, накачу пятьдесят грамм водки, и закушаю ее борщом. Все-таки уже год и три. Скоро начнет разговаривать.

Мало того, что в голове поселилась чушь, надо выдумать еще одну, – про жизнь этой чуши.  Можно как-то вернуть себя в адекватность, или дохлый номер?
Дохлый номер, дохлый – помер…

… Вот есть на свете реальная женщина, которая крепко стоит на земле, и любит реального мужчину, несмотря на его измены. Но вот любит. Варит ему супы, жарит котлеты, покупает футболки и куртки. И шапочки дурацкие. Любит. Знает все его размеры, вкусовые предпочтения. И знает, когда позвонить. Чувствует. Потому что любит.

А есть, – дура. Ну, что ни на есть дура. Она даже с этим мужиком не спит. Два раза только попыталась. Один раз вышло плохо, второй раз вообще не вышло. И вот, пожалуйте вам, эта дура нашла себе другого ( в чем вроде бы не дура), и благополучно с ним спит, а в голове все равно тот, чужой! Она его и не знает толком, а то, что знает, ей не нравится, да и она ему не особо нравится, - выпендрежница с проблемами. Так нет же.
Ну, дура, она и есть дура. Витает в облаках. А иногда и на околоземной космической орбите.

… Но, с другой стороны, не всем же крепко стоять на земле. И потом, что про такую напишешь? Ну, стоит. Ну, любит. Ну, страдает от его измен. Ну, изображает силу и мужество.
Хотя…

Вот, понимаете ли, я люблю его. Знаю все его несовершенства, бешусь от его хамства и дебилизма, а все равно люблю. Любовь ведь не выбирает. Полюбила. Люблю.
Так любят девочки – красавчиков-актеров. Преданно. Беззаветно. До самозабвения.
Он сейчас где-то красит или шпаклюет стену. Или трахает кого-нибудь. Неважно. Я все равно его люблю.

Я знаю, я цепляю его. Хоть чуть-чуть, но цепляю. Меня это радует. Меня это греет. Хоть чуть-чуть, но иногда я произвожу на него впечатление.

… Я пью вино и думаю о тебе. Я и трезвая думаю о тебе. Знаешь, видеть тебя для меня – это уже пьянеть. Правда, я не видела тебя уже неделю. Но это неважно. Совершенно неважно. Я научилась любить тебя на расстоянии. Я ведь всегда где-то в космосе, ты не забыл? И где-то летаю, летаю, летаю над твоей головой… над головами тебя и твоей жены.
Конечно, она ни в чем не виновата. Да и ты ни в чем не виноват. Кто ж знал, что я зациклюсь на тебе. Без этого все было бы проще.

Впрочем, я научилась с этим жить. Мне это не мешает. Думаю, не мешает и тебе. Крась получше, милый. Мне не нравится, что ты так пофигистически относишься к своей работе. Делай все хорошо. Делай все как можно лучше. Это важно. На самом деле, это важнее всего.

Я вообще думаю, что все беды людей – от того, что они не умеют себя ценить. Им все время нужно подтверждение, что они хорошие. А они, -  и так хорошие.

Впрочем, это не мое дело. Я ведь не твоя жена. И даже не подруга. Я всего лишь люблю тебя на расстоянии. Сильно на расстоянии. А может, просто зациклена на тебе. Я еще не определилась с терминами.

Так или иначе, – будь счастлив.
Я желаю тебе счастья, милый. Пусть у тебя все будет хорошо.

А в общем, все неважно. И все мои пожелания – тоже. Сколько раз я влюблялась, и никогда мои пожелания не играли никакой роли. Человек просто уходил своей дорогой, и все. На которой, конечно, бывает все – и счастье, и радость, и горе, и отчаяние…

Я просто никак не могу проститься с тобой. Вот и вся моя беда.

… Ну да ладно. Еще пара месяцев – и все. Можно уже начинать обратный отсчет. Пятьдесят шесть дней… Потом будет пятьдесят пять… пятьдесят четыре…
И так далее. До нуля. И прольется этот дождь, от первой слезинки до последней. И не останется во мне ничего. Ничего. Ничегошеньки.
И я стану пустыней. И по мне только перекати-поле будет кататься. Взад-вперед. Потом опять взад. И ветер завывать: уууу! Больше нет ничего и никого внутри! Разве что парочка оргазмов. Но это не в счет. Физиология не в счет.
Ууу!!! Только песок, песок, песок…
Еще бывает сахар-песок и песочное тесто. Но я буду просто песок. «Осадочная горная порода из почти чистого минерала кварца».

Но, между прочим, кварц очень полезен для человека. Успокаивает, уравновешивает, дает внутреннюю силу, и даже удачу в любви. Поэтому, знаете ли, я не пропаду. Я буду нести «свет и радость» людям.
У его жены тоже есть кварцевый браслет. Они оба тоже не пропадут.

Ну, и вот. У всех все будет хорошо. Всего лишь через пятьдесят шесть дней.
Омммм.


Рецензии

ВОЙНА ШКОЛА ЖИЗНИ
Бушует гром, гремит войны гроза
Басаев вылез из трясины ада!
Он хочет Русь святую сжечь дотла
За Родину сражаться храбро надо!

Как кобра банда прячется в горах
Как крыса в подземелье враг таиться!
Противник сеет горе, смерть и страх
Но верю кошмар долго не продлиться!

Мы побеждали вермахт - мощь орды
Армады танков - тучи самолетов!
Познали люди голод, цепь нужды
Но не было храбрее патриотов!

Россия это воздух, земля, свет
Явилась во сне образом прелестным!
Рука в кулак сжимает пистолет
Солдат застыл со взглядом честным!

Олег Рыбаченко   16.07.2017 19:47     Заявить о нарушении