Последнее танго

Мне лишь чуточку жаль,
что во мне умерла нимфоманка,
твои руки дрожат  -
мы одни в этой комнате полупустой.
Я тебе уступлю.
Мы станцуем последнее танго,
В полумрак отпустив
страсти горький и пьяный настой.

И к плечу твоему я прижмусь
побледневшей щекою,
Не любовь, мы бросаем тебя навсегда.
Может быть, ты грустишь,
посмотри мне в глаза – всё пустое,
Сумасшествие наше прошло,
как проходит чужая беда.

Музыканты невидимы,
зрителей нет здесь и судей
Скоро стихнет
последний, роняющий сердце аккорд.
Обнимай же сильнее,
мы верными больше не будем.
Мы танцуем последнее танго,
стуча каблуками о лёд…


Рецензии
РАЗБОЙНИК С БОЛЬШИМ СЕРДЦЕМ!( поэма)
Я был рожден, в семье поверь дворянской,
Отец полковник - триста душ крестьян,
А мать красотки, просто профиль царский,
За ней любой увьется генерал!

Казалось мальчик, словно именинник,
Он может жить, вкушая пирожки.
И горя знай, не будет и в помине,
Везде надуться связи и дружки.

Но так случилось царская немилость,
Семью велел сослать монарх в Сибирь.
Отцу петлею стала Божья милость,
А мать забрали в женский монастырь…

Я не хотел в приют идти сиротский,
Где каждый день нас порют за ничто.
В тюрьме для деток распорядок скотский,
К ноге привяжут на цепи ядро.

Сбежал от стражи, потеряв ботинки,
Пошел мальчишка по камням босой.
Горят подошвы – освежат росинки,
Хоть это плохо бомжевать с сумой!

Давали скверно, часто били плеткой,
Собак спускали, кляли нас ребят…
Но я усвоил как ребенок четко,
Что только слабых злые теребят!

Закалки жизни, прочная закалка,
Для босых ног – жесток палач сугроб…
А топором работа как качалка,
Хоть не поймешь, кому ты строишь гроб!

Подрос немного, мускулы окрепли,
Ты не ребенок, хоть еще безус,
Твоих друзей уж ожидают петли,
И равнодушен к павшим Иисус.

Да воровать, конечно, научились,
А то похуже нам: разбой, грабеж.
Не повезло и стражники вцепились,
Так вышел боком нам крутой балдеж!

Хоть мал годам – вздернули на дыбу,
Палач железо к пяткам приложил.
Но я пусть плакал, знай друзей, не выдал,
Держался стойко, сколько было сил!

Кнут, клещи, пламя – все есть в арсенале,
Умели жестко палачи пытать.
Но губы хлопца – не скажу, шептали,
Хоть за подонков глупо умирать!

Когда на казнь везли до эшафота,
Не мог я даже от побоев встать.
Для палачей нашлась еще работа,
Под ребра парня крюком поднимать!

Толпа ревет – сочувствия не видно,
Пред ними мальчик в волдырях в крови!
Ну как же вам орущие не стыдно,
Ведь ваши дети тоже б так могли!

На колесо швырнули злые каты,
Не могут просто голову срубить….
Ломают кости, скалясь супостаты,
Для них ты жертва, как на пире дичь!

Сознанье тлело в голове мальчишки,
А сизых губ сорвалось: Боже есть!
От жизни получал, конечно, шишки,
Зато нашел, друзей, надежду, честь!

Хоть скажут люди: где честь у бандита?
А поп брезгливо плюнет – в ад иди!
Но на станке хоть кости и разбиты,
Остался верен тем, кто был в пути!

А разве с нищим, парень не делился?
А бедным что, не отдавал кусок?
Никто от кражи ведь не разорился,
Не брал у тех, кто честно драл пупок!

Сирот любили, грабили богатых,
Молились Бога за свои грехи.
Так почему же правы эти каты,
А суд вершат, кто попирал мечты!?

Последним словом было: вас прощаю,
С остатков тела сорвалась душа.
Хоть ксендзы кляли – не получишь рая,
И инквизитор хохотал - душа.

Что дальше было, те, кто жив, не видел,
И не за Бога людям суд вершить!
От неба струйки – словно жемчуг в нити,
Как будто ангел слезы начал лить…

Господь, конечно, судит по закону,
Но только в сердце выбит тот закон!
А если царь надел себе корону,
Будь людям братом, не гони в загон!

Олег Рыбаченко   17.07.2017 22:00     Заявить о нарушении
благодарю сударь;)

Майра Грисс   17.07.2017 22:10   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.