Дыши

         Поцелуй был долгий, не хватало воздуха, но оторваться было невозможно. Девушка с золотыми волосами и нестерпимо белой кожей склонилась над ним и жадно целовала в губы. Они целовались в палатке на леднике. На палатку монотонно падал снег и уже не таял.  Внизу в альплагере Андрей вроде бы  видел эту светловолосую девушку, но тогда они даже не поговорили. Альпинистка лишь деловито кивнула и пошла прочь, ни разу не оглянувшись. Теперь он точно знал, что сегодня не умрет.

         Последняя рабочая неделя была тяжелой. Андрея Грачева настойчиво выпихивали в командировку, он сопротивлялся. Эта поездка, по его мнению, не могла существенно продвинуть расследование. Однако додавили, уговорили. По многолетней привычке начал скрупулёзно готовиться. Перебрал круг причастных лиц, перечитал материалы дела, подготовил вопросы. Дело было необычно масштабным даже для их большой компании.

         Кто-то позвонил в Италию финансовому руководителю завода и, представившись Генеральным директором холдинга, на скверном английском приказал срочно перевести семь миллионов евро на три разных счета в Гонконге. Исполнительный до идиотизма  итальянский  директор резво бросился исполнять приказ, даже не перезвонив в московский офис. Когда в Москве спохватились, два транша на пять миллионов уже ушли со счетов завода. Удача, однако, заключалась в том, что в банке работали итальянцы. Невзирая на отметки «весьма срочно» и телефонные просьбы безумного финансиста, переводить деньги никто не спешил. Через двое суток почти украденные миллионы удалось тормознуть в Италии. По документам выходило,  что итальянца «развели» международные мошенники, однако Генеральный жаждал крови виновника переполоха – немолодого, обремененного детьми и кредитами. Цель командировки Грачева как раз и состояла в том, чтобы лично встретиться с Пьерпаолло и, посмотрев ему в глаза, решить - жертва ли он своей легковерности или связан с мошенниками?

         Грачев умел подолгу беседовать с подозреваемыми лицами, усыпляя их самоконтроль юмором и расслабленностью манер, а в финале встречи задать пару прямых вопросов и в этот момент, цепко ухватив глаза жертвы, заглянуть прямо в душу. Часто это работало лучше полиграфа и других модных штук. Все дни перед поездкой он внутренне готовился к встрече, как готовится актер к премьере или боец к схватке, закручивая внутри себя ту особую пружину, которая в нужный момент выстрелит в поединке.

          Вечером накануне командировки неожиданно позвонил сын с Кипра и попросил встретить его в аэропорту с купленной на курорте детской коляской. Отказать было невозможно.
          Андрей загодя приехал в Домодедово и, пробившись в толчее машин перед терминалом, успешно встретил сына и коляску. В Москву они возвращались радостно возбужденные, перебрасываясь  короткими веселыми фразами. 
          Запарковавшись у дома сына на Шаболовке, Грачев резво подхватил чемоданы и потащил их на третий этаж кирпичной пятиэтажки, но вдруг потерял равновесие, и чуть не упал. В квартире померили давление у Андрея, оно зашкаливало. Однако надо было возвращаться, ехать на машине в другой конец большого города.
           Когда внедорожник мягко тронулся, он вдруг почувствовал, что может вовсе не доехать до дома. Та пружина, что закручивалась в нем всю  неделю, распрямилась. Все напряжение последних дней выстрелило внутрь него самого.
 
           Знакомые улицы разом переплелись в клубок, распутать который стало невозможно. Автомобиль кружил и кружил по узким улочкам Замоскворечья не в силах вырваться из заколдованного круга. Казалось, воздух вокруг машины загустел каким-то ледяным гелем. Несколько раз останавливался, его рвало желчью на хрупкий заиндевевший газон.
           Сколько времени занял обратный путь, и как оказался дома, он не помнил. Происходящее разбилось на отдельные кадры, больно вспыхивавшие в голове. Реальность вывернулась из-под ног и бросила тело на пол. В голове злобно завыли все бесы северо-западного округа. Теряя сознание, набрал номер неотложки.

           Бригада скорой помощи прикатила неожиданно быстро. Два санитара в синей спецодежде деловито вкололи что полагается, и отвезли бедолагу в бедную городскую больницу, согласившуюся, однако, принять пациента в пять утра. В больнице долго везли на коляске по бесконечным подземным коридорам. Маленькая худая санитарка, задыхаясь на подъемах, не в состоянии вкатить коляску. Грачев, приходя в себя, цеплялся за стены и как мог, подталкивал экипаж. В палате интенсивной терапии не могли разыскать дежурного врача. Когда нашли заспанного небритого паренька, тот буркнул: «На МРТ», и Грачева с раскаленной головой опять покатили по бесконечным кафельным коридорам. «Вот так примерно выглядит преисподняя», - отстраненно думал он, - «Ты долго мучаешься, а тебя бесконечно куда-то везут». Наконец перегрузили на кровать и подключили к капельнице. Он  понял, на сегодня сделано все что можно, и провалился в сон. 

           Приснилось первое восхождение. Сначала альпинисты прыгали по огромным камням морены на подходах к леднику. После короткого отдыха пошли на ледник. Андрей решил вернуться к месту привала за забытым ледорубом, поэтому подниматься наверх пришлось в одиночку.
           Сверху сыпался снег и ледяная крошка. Он шел по ступеням, протоптанным группой, один и без страховки. Наклон возрастал, стало не хватать воздуха. Внизу, вверху и по бокам,  насколько хватало взгляда, расстилалось бесконечное  ледяное пространство. С жизнью теперь связывала цепочка дырок во льду, уходящая наверх. Подкрался дремавший страх: «Вернуться?»  Без палатки, еды и примуса он, наверняка, разделит судьбу тех ребят, чьи фамилии с датами были написаны масляной краской на валунах морены. Идти наверх стало невозможно. Любое неверное движение, и без страховки он полетит вниз к камням, стремительно набирая скорость и подскакивая на выступах. Стали замерзать руки в намокших перчатках. Осторожно по миллиметру залез рукой в карман. Там нащупал липкий комочек и положил в рот. Сморщенную ягоду чернослива ему бросила на привале светловолосая девочка, а он машинально сунул ее в брезентовый карман штормовки.
           Сначала потеплели руки. Удалось переставить на следующую ступеньку правую ногу. Сосредоточенно глядя перед собой, двинулся наверх. Свою группу догнал на перевале. Инструктор молча пристегнул его к страховочной веревке.
           Палатки базового лагеря поставили на заснеженном карнизе, откуда на скалы вершины выходили двойками. На вертикальных стенках били крючья и вешали  веревки для завершающего рывка – группового восхождения на вожделенную вершину.
 
           После изнурительной работы на стенке Андрей дремал в спальнике и не видел, как в палатке появилась эта золотоволосая девушка. Ангел? Он чувствовал особенный медовый запах ее кожи. Когда престали целоваться, она шепнула: «Дыши». 


Рецензии
ДОБРО ДОЛЖНО БЫТЬ С АВТОМАТОМ!

Добро должно быть с автоматом,
Разить как яростная сталь!
Что бы лилась кровь водопадом,
Зло не щади - всех убивай!

Пощады воин наш не знает,
То для него представьте муть!
Врагов жестоко истребляет,
Не даст подонка и вздохнуть!

Кто нам предел поставить может,
За нами доблесть, правда, честь…
Сломаем жестким хуком рожу,
Знай нашей силы и не счесть!

Кровавый рыцарь Стэлзаната,
Он не тщедушный человек!
Кто против нас – тому расплата,
Короткий вам строптивцам век!

Дракон империи великой,
Извергнул гиперплазмы мощь!
Напор орды случился дикой,
Но мы сумели превозмочь!

Заметно возрастают силы,
Когда монархи в голове!
И ждут, кто вторгнулся могилы,
Кромешный ад на пустыре!

Мы победим в то верим свято,
Поскольку в пушках звездолет!
Вселенной быть под Стэлзанатом,
Порядок новый настает!

Кто слаб тем место в преисподней,
А кто силен, тот Бог и царь!
Ведь стэлзан главный сын Господний,
Его девиз: дерись, дерзай!

Олег Рыбаченко   17.07.2017 21:56     Заявить о нарушении
За Победу! Спасибо, что зашли.

С уважением, Владимир

Владимиръ Николаевъ   19.07.2017 17:29   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.