Вступительный экзамен в Университет. гл. 1

Я поступал в университет можно сказать экспромтом.  За плечами была вечерняя школа, а это 9, 10, 11 класс. Восьмилетку закончил в школе №14 города Кургана, в которой был просто блестящий состав учителей. Ни в какие подготовительные классы я не ходил и для подготовки к вступительным экзаменам имел лишь учебники литературы и истории. И время где-то пару недель, да и то не надо забывать, что я был рядовым в армии, это вам не у себя дома, под крылом заботливой мамочки. То, что я, очень много читал разных научных журналов, то это конечно очень много значило тоже. Уже с пятого класса, читал журнал «Семья и школа» всякие журналы по медицине, много книг по истории, журналы «Вокруг света», «Наука и жизнь» и т. д.
Мне предстояло сдать второй экзамен- историю.
Моя учительница по истории и географии, Мальцева Нина Варламовна , поступила со мной будем говорить мягко , нехорошо,  конечно она уже умерла, и по идее ни каких претензий к ней уже не может быть. У ней остались  два прекрасных сына, у которых прошу прощения, за то что пишу.  Но пишу то что было. Она была женщина вздорная, историю не знала.  Для неё, надо было лишь отвечать по учебнику. Хорошо, с её уроков, помню лишь то, как у неё болели сыновья, то свинкой, то корью, то она везла к одному врачу сына, то к другому, что у неё замёрзла картошка и лук в погребе, и вот все в таком же духе. Дома я почти никогда не готовил историю. Только лишь на перемене, быстро просматривал материал, который надо было ответить.  Помню, что иной раз, голова начинала чесаться, и возникало желание, чтобы она спросила только не меня, когда она, глядя в класс говорила:
- А отвечать пойдёт?!  - и тут она начинала оценивать кого бы вызвать? ... эта бегала за булочками, та ещё, что-нибудь хорошее для нее сделала, в общем она выбирала жертву, кто для неё, ничего хорошего не сделал, а это был я.  Учебники открывать было нельзя, за этим она следила очень строго, вот я и положил учебник на колени, и в щель между крышкой и самой парты, просто фотографировал, то что там написано.
-Отвечать пойдёт ….- она внимательно оглядывала класс…, все просто , особенно те кто не делал Нине Варламовне ничего хорошего , для её семьи,- цепенели, а она продолжала ходит и мучать нас. И вот она видит меня, который буровит взглядом какую-то щель.
-Ремпель !...Ты должен смотреть на учительницу, когда она обращается к классу!-слышится возмущённый, тем пренебрежение, к её персоне, которое проявил я , голос Нины Варламовны, которому нельзя не подчиниться.
Делать нечего, я начинаю просто пожирать её глазами. Ну обидно же, что она не понимает, как это тяжело терять время, когда могут спросить. Нина Варламовна, продолжает всматриваться в класс, но теперь она, не может выбрать другую жертву, кроме меня.
-Ремпель, что это такое? Ты как-то подозрительно на меня смотришь!  Я ведь не твоя любимая девушка! -  Заулыбалась она, довольная своей шуткой.
- Ну если ты так хочешь, то иди отвечай! 
 У меня, уже было 12 оценок, одна тройка и остальные были четвёрки, которые поставила она в течении четвертой четверти.  А получил я столько оценок, потому что отвечал, на её вопросы, которые она задавала классу. И у многих вообще было всего по две оценки или три, я это чётко помню, потому что изучил журнал на перемене.
Трояк был законный, я тут ничего не скажу. Но дело было в том, что она вывела мне трояк за четвертую четверть и несмотря на то, что за первую, вторую и третью четверть у меня были четвёрки и тройка стала годовой и потом перешла в аттестат за восьмилетнюю школу. Примерно ту же комбинацию она провела и с оценками по Географии, так что у меня было две тройки за восьмой класс.  Тройки (даже одна) в свидетельстве об окончании восьмилетней школы, в те времена не давали право учиться дальше в дневной школе. Не буду тут обвинять Нину Варламовну, что из-за неё я не пошёл в 9 класс нормальной школы.  В то время, в 15 лет я сам не знал, что я хочу. Скажу коротко, по тем временам, я знал географию на пять, а историю на твёрдую четверку. Вечерняя школа была закончена по географии и истории с оценкой четыре. И вот я должен сдавать второй вступительный экзамен в университет по истории.
Перед классом, где сдавали историю, толпа школьников, я в своей солдатской робе, хоть и чистой, встал чуть поодаль.   Совсем рядом стоит группа офицеров, человек пять, они весело о чём-то говорят.  Среди лейтенантов, один майор.  Я конечно, не рискую к ним подойти. Кто они? Да они офицеры! А кто я? Я рядовой солдат стройбата. Не много горько, но ничего не поделаешь, как говориться, со свиным рылом не лезь в калашный ряд.
 Вызвали майора, потом лейтенанта, потом нескольких школьников. Прошло какое-то время, красный, возбужденный, счастливый выходит майор.
Офицеры бросаются к нему:
-Ну как?
-Да все отлично. Сдал на пять!
-Поздравляем товарищ майор! С вас поллитра!
-Да поставлю! Какие проблемы! Прямо пруха какая-то пошла! Майора дали вне очереди, теперь вот тут везёт. Они ещё о чём-то говорили. Вышел лейтенант, красный потный.
-Не сдал я ! Ну не знал я этих вопросов, хоть убей! Ни одного не знал.
Вызывают меня. И вдруг майор, бравый крепыш, не высокого роста, глядя на меня, все ещё не отошедший от того счастья, от сданного на отлично предмета история, говорит мне:
-Солдатик! Иди в правый ряд и садись за предпоследний стол!
Я так и сделал.
Но перед этим вытянул билет,
Было всего три вопроса.
1. Общественная и политическая жизнь Российского общества в 30-50 годы 19 века?
2. Апрельские тезисы – основные положения.
3. Третий вопрос не помню.
Второй вопрос для меня был известен. Я его знал, очень хорошо. В «Апрельских тезисах» были сформулированы основы ленинизма. Это бы план борьбы за перерастание буржуазно-демократической революции в революцию социалистическую, предложенный В.И. Лениным в апреле 1917 года.
Поэтому я быстро набросал десять пунктов этого плана. 
1. Резкая критика войны («кончить войну истинно демократическим, не насильническим, миром нельзя без свержения капитала»), абсолютный отказ от «революционного оборончества»;
2. «Буржуазно-либеральная» стадия революции завершена, и следует переходить к революции «социалистической», в ходе которой власть должна перейти в руки пролетариата и беднейшего крестьянства;
3. «Никакой поддержки Временному правительству»;
4. Необходимость противостояния блоку мелкобуржуазных оппортунистических элементов при одновременном продвижении лозунга о необходимости перехода всей государственной власти к Советам рабочих депутатов;
5. Не парламентская республика, а республика Советов рабочих, батрацких и крестьянских депутатов по всей стране, снизу доверху, с упразднением полиции, армии и бюрократического аппарата и замене постоянной армии всеобщим вооружением народа;
6. Аграрная реформа — конфискация всех помещичьих земель и национализация всех земель в стране;
7. Банковская реформа — слияние всех банков страны в один общенациональный банк, подконтрольный Советам рабочих депутатов;
8. Контроль Советов за общественным производством и распределением продуктов;
9. «Партийные задачи» РСДРП(б) (включая переименование в Коммунистическую партию);
10. «Обновление Интернационала».
А вот на первый вопрос, я изо всех сил пытался, хоть, что-то вспомнить. Я знал, что Герцен в 19 веке, был заметной фигурой, в общественной жизни России. Он занимался , с друзьями  изучением русской истории, усвоением идей Сен-Симона (утопический социализм которого Герцен считал тогда наиболее выдающимся достижением современной ему западной философии) и других социалистов. Знал что   Герцен  в Лондоне, издавал еженедельную газету «Колокол». Ну и что с этого? Ведь не один Герцен, определял общественно –политическую жизнь России в те годы?
Вспомнился майор, зачем он приказал садиться на это место? Заглянул в стол. О Боже! В столе была вся изорванная на клочки огромная книга по истории.
Спасибо Нина Варламовна, за то, что я у вас прошёл начальные уроки чтения под столом! Чудом нашёл, в этих клочьях, нужную тему, а там было страниц пять и впился в эти страницы.
Очнулся от очень приветливого и доброжелательного голоса высокого, красивого, интеллигентного мужчины, который стоял рядом со мной:
-Я вижу, молодой человек, что вы уже готовы!
Нет, я был не готов, к тому чтобы меня, с позором вывели из класса, ведь я помнил, как выводили людей из зала, где сдавали письменный экзамен по литературе, за списывание со шпор.
Резко прогнувшись животом, я отправил, этот хлам, в конец нищи стола, взял свои листки и пошёл за преподавателем. Он вел меня к двери к выходу. А вот, в том, что он меня выведет из класса, я ошибся, там ещё была дверь, за которой была маленькая комната, и принимали, как оказалось, любого поступающего, два преподавателя.
-Профессор Прохоров,( имя отчество забыл.)- представился мужчина!
-Отвечайте на первый вопрос! – сказал он.
Я не знаю видел ли он, то что я читал под столом книгу, думаю, что видел, и бесконечно благодарен ему, за его человечность. Для меня, этот человек, является разрушителем тех стереотипов, которыми была, довольно таки основательно, заполнена моя голова. Я помню какое влияние оказала на меня книга Виктора Гюго «Отверженные». Особенно то, что сделал епископ Мириэль Диньской. Своей ложью полицейским, о том что каторжник Жан Вальжан, оказывается не украл у него серебряную посуду , а эту посуду епископ подарил этому «отверженному» человеку, этот епископ спас Жана Вальжана от жестокой каторги, и изменил отношение этого человека, к людям. Естественно я не был преступником, и людей я любил, и Родину тоже.
-Успокойтесь! Что вы можете сказать по первому вопросу? - его такой доброжелательный спокойный голос, просто оживил меня.
- В общественной жизни России в 30-50 годах 19 века были две доминирующие философские мысли, которые выражали западники и славянофилы.- начал я.
-Между ними был  важный спор с точки зрения выбора не только будущего России, но и ее устоев и традиций. Это не просто выбор к какой части цивилизации относится то или иное общество, это выбор пути, определение вектора будущего развития. В российском обществе еще в XIX столетии состоялся принципиальный раскол во взглядах на будущее государства. -продолжил я.
-Ну и в чём заключался, этот раскол? - спросил профессор.
-Западники, а к ним относились Тургеньев, Чичерин, считали, что Россия должна следовать примерам развития западной Европы.
А славянофилы, к которым относился Герцен , Аксаковы , Самарин, считали, что Российская Империя должна иметь свою особую модель развития. Эти две идеологии вошли в историю, соответственно, как «западничество» и «славянофильство». Однако корни противостояния этих взглядов и сам конфликт не удастся ограничить только XIX веком. Для понимания ситуации, а также влияния идей на сегодняшнее общество следует немного углубиться в историю и расширить временной контекст.
В духовной сфере славянофилы взяли за основу Православие-как главную духовную опору, а западники взяли за основу, развитие просвещения, науки, техники, правового сознания.  У обоих было единое идейное воззрение. А это вера в возможность России в процветании, отмена крепостного права, и решительное отрицание революционного движения.
-У меня нет вопросов к этому молодому человеку! Я думаю, что он заслуживает оценки отлично! - обратился профессор Прохоров, к молчаливой женщине, которая сидела с ним рядом.
У меня не было ни каких восторгов, по поводу моей четвёрки и пятёрки, полученных на вступительных экзаменах, я хотел, очень страстно, поступить учиться в этот прекрасный университет.
Продолжение следует http://www.proza.ru/2017/07/22/1860


Рецензии