Попутчики...

                                       "Длительно не прошлое, которого нет;                                                                                          
                                        длительное прошлое - это длительная
                                        память о прошлом"
                                                      /Аврелий Августин /            
                                                                                                                     

                                      "Изложенный мной рассказ, не является
                                      вымыслом. Он несёт в себе некую "мистику"
                                      событий, в которую трудно поверить, но
                                      не верить женщине, поведавшей эту историю,
                                      не имею права..."
                                                     /Н. Лисовская/


…Поезд "Москва-Анапа" прибыл на третий путь, о чём торжественно объявила
диспетчер железнодорожного вокзала. Все ожидающие его люди, среди которых
была  миловидная женщина средних лет – поспешили на посадку. Предъявив билет
проводнице, пассажирка неспешно поднялась по ступенькам и растворилась
в глубине вагона. Пройдя по коридору, она остановилась на какое-то мгновение
у купе, словно убеждаясь в том, что именно за этой дверью находится место под
номером десять.


От уверенного прикосновения руки,  дверь легко  отворилась и взору незнакомки
предстала довольно уютная комната  и двое мужчин, один из которых, быстро
поднявшись, и сделав шаг  навстречу вошедшей   воскликнул:
– В нашем полку – прибыло! Я случайно не Ваше место занял, сударыня?
– Мы – попутчики, так стоит ли  заострять внимание на такой мелочи, тем более
что через несколько часов прибудем к  месту назначения – ответила женщина,
приветливо  улыбнувшись в ответ.
– Позвольте представиться, -  продолжил мужчина разговор, протягивая руку для
знакомства – меня зовут – Юрий, а как Вас зовут, если не секрет?
– Вера – ответила пассажирка, и ужас охватил её от той лжи, которую позволила
себе  впервые.  Зачем? Она не могла объяснить. Просто не желала никаких
знакомств и вообще была уверена в том, что будет ехать одна, предаваясь своим
размышлениям. Иначе, зачем было  покупать билет в купейный вагон на несколько
часов? Уж, как вышло  -  успокоила себя назвавшаяся Верой.


Справившись с неловкостью,  она  обратила свой взор  на  человека, который,
(как ей показалось), внимательно следил за происходящим, не вступая в
разговор, отложив журнал в  сторону. Взгляды их встретились. Это был мужчина,
седовласый, статный, с необыкновенно голубыми глазами, из которых словно
излучался – свет.
– Константин – представился незнакомец. Меня зовут Константин, и мне тоже
очень приятно соседство с такой очаровательной  попутчицей. Вера
поблагодарила его кивком головы  и лёгкой доброжелательной улыбкой. Поезд
тронулся, и начал медленно набирать ход.


Женщина заняла место у окна и молча  наблюдала,  как менялась привокзальная
картина. Воцарилась тишина. Каждый понимал, что необходимо сделать паузу в
общении. Дать время освоиться в новой обстановке человеку, ставшему
неотъемлемой  частью их  путешествия. Зашла проводница и пассажирка подала
ей  свой билет.
– Вам до конечной -   промолвила  проводница, сделав отметку в своей тетради.
Верну,  когда прибудем на место – подытожила она разговор, собираясь выйти из
купе.
– Пожалуйста, если можно, чай с лимоном… на всех - попросил Юрий. 
Проводница вышла, чтобы приготовить и принести свежезаваренный чай. Юрий,
извинившись, вышел следом.


В купе остались двое.  Она смотрела в окно, он,  не нарушал тишины. И это
было правильно, ибо занимал  женщину единственный  вопрос: Где-то, когда-то…
она уже слышала  этот голос. Голоса она помнила всегда, как художник свои
творения, поэт – стихи, парфюмер – запахи... 


Пришла с подносом проводница и почти следом вошёл Юрий с большой коробкой
конфет в руках.
– Вот, сударыня, к чаю. А чем ещё заниматься – то в пути?  Чай, да –
разговоры, засмеялся он.
– Вы так щедры, Юрий, мне пра’во неловко…но очень приятны  Ваше внимание,
щедрость и доброжелательность  к присутствующим.  А Вы,  что же не
присоединяетесь? – обратилась  Вера к Константину. Будем все пить чай с
конфетами… Это ли не удовольствие…


Упаковка  оказалась крепкой и не желала вскрываться. Вера  достала брелок,
включающий в себя множество функций, и разрезала неподдающийся целлофан…
– Женщины как всегда предусмотрительней нас, отшутился Константин, указав на
занятную вещицу.
– Да, ответила Вера, удобен, многофункционален и тем дорог. Всегда со мной
и выручает в подобных  ситуациях. Вот и сейчас пригодился, как видите -
улыбнулась она.
– Крайне необходимая вещь  в дороге,- подтвердил Юрий, взглянув на брелок.
– Смею предположить, что конфеты всегда женщине приятны в дополнение к
цветам, без всякой причины, просто из огромного желания, порадовать милое
сердцу создание – продолжил  разговор Константин, с улыбкой  глядя на  Юрия.


Да, она слышала этот голос.  Она явно слышала этот голос, ранее…
Непонятное волнение охватило Веру, но... ведь... не встречалась с этим,
приятной, располагающей внешности  человеком… На лица  у Веры была крепкая
память.
Если бы разговор не начал Юрий, поездка, вероятно, была бы довольно скучной,
но общительный  пассажир не желал молчать.


– Вы так корректно - сдержанны  и немногословны, Вера,-  начал он.
Позвольте  заверить, что мы люди порядочные и к Вам относимся искренне.
У меня вообще такое ощущение, что знакомы много лет, и я пропитан, насквозь
безмерным уважением и даже больше – любовью. В такое могли бы поверить?
Он смотрел на женщину, не отводя взгляда с таким искренним восторгом, что не
поверить ему просто было невозможно. Рука невольно потянулась к виску, словно
пыталась поправить волосы. Вера отметила этот жест, характерный для
определённого рода профессии.


Константин отпил несколько глотков чая…
- Что же Вы не угощаетесь? - спросила Вера соседа, не ответив на заданный
вопрос.  Или Вы предполагаете, что дамам приятно употреблять конфеты самим?
– Какая замечательная "сладкая" тема подхватил Юрий. У меня есть предложение
ко всем присутствующим. Когда-то в детстве я читал  сказки… уж не помню, ни
автора, ни названия, но суть вот в чём: Передвигаясь от стоянки к стоянке,
чтобы скоротать время, каждый рассказывал свою историю. Самую значимую в его
жизни, события которой легли на всю жизнь своим впечатлением…
– Гауф,- с восторгом воскликнула Вера. Это – Гауф!. Я в своё время его
сказками была просто очарована,  но, как давно это было… вздохнув  произнесла
она.


– Действительно, что мешает каждому из нас поделиться историей, оставившей
след в памяти - неожиданно поддержал заданную тему Константин. Согласится ли,
дама? Он вопросительно посмотрел  на Веру – и могут ли, быть интересны ей
чужие истории? Ведь они не всегда бывают весёлыми. Доброжелательная улыбка,
подаренная им, была подобна глотку воды в жаркий полдень.
– Почему бы и нет – ответила Вера, не отводя взгляда от собеседника. Что нас
может удерживать, ведь мы всё равно расстанемся, и нашу доверительную беседу
сотрёт время, из памяти, но может… облегчит кому-то душу… сегодня, здесь.
Константин вскинул руку, глянув на часы. Этот жест… Он тоже свойственен людям
военным. Да, да, они оба военные подумалось ей… Даже не исключу, что знакомы…
Она не могла оторвать взгляда от человека с мягким успокаивающим голосом
Ей казалось, что она узнала его. Или её сердцу так хотелось…
– А кто начнёт-то? - спросил Юрий.
– Да, пожалуй, я – ведь скоро моя станция и мы более, никогда не свидимся…
Хотя, как знать… Последняя  фраза особенно болезненно отозвалась в сердце
Веры. Ах, эта ложь! Зачем она не назвала своего настоящего имени. Но
раскаиваться было поздно… Зашла проводница, предупредив, что поезд прибывает
к означенному  месту, и вернув  Константину  билет, вышла из купе.


Думаю, времени достаточно, чтобы поведать присутствующим свою историю,
вернулся он к начатой теме разговора. Признаюсь, мне никогда не хотелось
открывать эту сторону, своей жизни никому, а нынче… мы попутчики… Так
сложились обстоятельства. Тем более, что Вы, Вера, действительно располагаете
к доверию, и должен согласиться с Юрием - создаётся такое впечатление, что
знакомы давно. Он смотрел, на неё улыбаясь. Эти глаза… Небесная синева
разлилась в них морем чувств. Они отражали не'что большее, чем было сказано.
Как жаль, что такой малоразговорчивый человек покидает их компанию первым.
Вере не хотелось, расставаться. Третьего лица  просто не существовало в
настоящий момент, оно растворилось, исчезло…
Почувствовав это, Юрий, попросив не начинать рассказ пока он не вернётся,
извинившись - вышел.


Двое остались в купе вагона, время подстёгивало, а они молчали… и эти глаза…
его… её…и не нужны слова… Казалось, прошла целая вечность за несколько секунд
молчания. Константин прервал его, взяв руку женщины. Рука была мягкой,
нежной, податливой… Вере вдруг захотелось коснуться волос незнакомца, щеки,
но колёса поезда отстукивая – степ, словно торопили к действию…


– Вы очень красивы, Вера - проговорил Константин. Странно, зачем говорю об
этом незнакомке... здесь… Простите… Он отпустил её руку, понимая, что не
следует так поступать. Между ними словно существовала какая-то  незримая
связь, а может - так им обоим  просто представлялось…
– Я весь во внимании - открыв дверь купе, с улыбкой на лице проговорил Юрий.
После некоторой паузы Константин начал свой рассказ:


– Событий в жизни человека всегда много, тем более человека немолодого, но
есть одно, которое с годами мне становится всё дороже. О нём и поведаю вам:
Это было очень давно. В прошлом веке. Я служил в Авиации и в  далёкие,
девяностые, был откомандирован в точку боевых действий. Не собираюсь
вдаваться в подробности каких-то военных воспоминаний, но о жизни вне службы
хотел бы поведать. Ведь в определённых условиях, человеку  особенно
свойственно  проявляться. Открываются все его стороны, как положительные, так
и отрицательные. Служба службой, а приём пищи, всегда проходил  у нас  по
расписанию… Обедали мы в столовой, в которой  обедали женщины –
военнослужащие, медицинский персонал и связистки. Конечно, каждое новое
женское лицо вносило некоторое оживление в "мужские" ряды. Не все, но на
входящую непременно, обращали внимание. Природа во все времена берёт своё…
Константин словно улыбнулся прошлому. Мне это признаюсь, не доставляло
удовольствия, и даже было как – то совестно. Я оставался "нейтральным" в
обсуждении "женских" тем. Но общение со связисткой,  вопрос немаловажный в
Армии, замечу вам. От её оперативной работы очень многое зависит. Задержка
доклада чревата большими неприятностями.  По этой самой причине  многие
интересовались: кто находится на дежурстве.


Ходил слух, что прибыла смена и под "личным" номером работает какая-то новая
девушка. Голос её был необыкновенно мягкий, приветливый, умеющий гасить все
"нервозные" ситуации и каким – то чудесным образом и обходными, известными
лишь ей каналами  она добивалась необходимую связь, не подводя никого.
Девушка никогда ни с кем не вступала в разговоры, но словно  глубинным
женским чутьём понимала каждого. О ней шли разговоры, и даже пытались
представить, как должна выглядеть… Нет - говорили "бывалые" - её среди
приходящих в столовую нет. Опять вторая обедает, значит на смене… Девушка
"икс", смеялись шутники в свободные минуты в беседах "ни о чём".


То, чего не ждали,  произошло в праздничный день - 23 февраля. Обед
практически завершался, когда в столовую зашёл офицер с незнакомкой.
Признаюсь вам, что не повернуться, и не посмотреть на это диво, было просто
невозможно.  Необыкновенные, русого цвета  волосы,  заплетённые в косу,
спускающуюся ниже пояса,  явили нам девичью  красоту, а  военная форма
подчёркивала, грациозность и стать королевы.
Прежде чем приступить к трапезе, улыбнувшись очаровательной улыбкой, она вдруг
громко произнесла: "Позвольте всех присутствующих и отсутствующих поздравить с
профессиональным праздником! От имени всех женщин скажу: Мы гордимся Вами!
Желаю всем приятного аппетита!"  Мы словно очнулись и ей пожелали того же.
Отобедав, девушка  вышла из столовой. Больше она там не появлялась.
Не могу знать по какой причине. Работала в основном в ночные смены. В одно из
таких дежурств, произошло наше телефонное знакомство. В тот памятный день мне
тоже выпало дежурство в ночь. Сводка должна была проходить оперативно. Всё шло,
как и бывает в рабочем режиме, но появилось окно затишья, когда возможен отдых.


Чтобы скоротать время, я предложил ей просто поговорить. Беседа была краткой,
на различные темы, не касающиеся военного времени и когда вопрос стал о связи
с домом, она предложила помощь в этом вопросе. Каково' было моё удивление,
когда после  очередного звонка  услышал сонный голос из  далёкого  города…
Всего три ночи  кратких бесед вразрез всех инструкций, успокаивающий приятный
голос. Человек умел выслушать. Не любопытствуя, просто слушать… и это дорогого
стоило.
Но... служба есть служба. Меня срочно вызвали в Центр и я уехал не простившись.


Когда мой сослуживец и товарищ отправился в командировку по известному
адресу, я передал коробку конфет и маленький сувенир, как память о нашей
дружбе с просьбой непременно вручить из рук в руки.  Но так случилось, что
курс был изменён и мой "презент" был передан в руки совершенно незнакомого
лётчика, который шёл рейсом на Моздок. Позже я узнал, что всё было вручено
адресату и меня очень благодарили за такое внимание и дорогой подарок к
"весеннему" празднику. Мы ни о чём не договаривались, мы просто
перебрасывались парой фраз и были счастливы этим, но пришёл день, когда
близкий моему сердцу человек, передав свой пост другим - убыл на место
постоянной службы. Больше мы  не встречались в наших телефонных разговорах.
Так завершилось моё самое необычное, но дорогое сердцу знакомство - окончил
свой рассказ Константин.
Поезд подходил к станции. Все сидели молча. А теперь разрешите вам
откланяться, с ноткой грусти в голосе проговорил  Константин. Приятным было 
знакомство. Всего Вам самого доброго, Вера!


Она протянула ему руку и он, поднеся её к губам поцеловал. Их взгляды
встретились, на какое – то мгновение задержались… Простите за неоконченную
историю, сударыня, но такие в жизни, увы, случаются… Пожав  руку Юрию, он
вышел из купе. Юрий поспешил  за ним.


Вера осталась одна. Две горючие, непрошеные слезы скатились по щекам. Ах,
зачем она не назвала своего истинного имени? А что изменилось бы?
Они только попутчики и история эта её не касалась…Это была другая женщина...
из другого мира... из другого века… Женщина не стеснялась своих слёз. Ей было
всё равно, что подумает о ней тот, кто войдёт в  купе и была уже совершенно
неинтересна ничья история. Она жила всю свою жизнь надеждой на встречу.
Рисовала эту самую встречу в самые тяжёлые минуты своей жизни и вот… встреча
состоялась, здесь в поезде и была так коротка… и ушедший никогда не узнает,
кому рассказал историю их знакомства.


Слёзы беззвучно текли по щекам, и не было никаких сил, их остановить… Женщина
не слышала, когда вошёл в купе Юрий. Она сидела в полном оцепенении. Он тихо
сел напротив, не прерывая женских дум… понимая, что сейчас происходило в её
душе.. Разговоры были лишними, утешения неуместными. Он просто молча наполнив
стакан водой, подал его своей попутчице  и она выпила содержимое медленно,
постепенно успокаиваясь.


– Как жаль, милая Вера - прервал  долгое  молчание Юрий. Как жаль, что так
мало времени осталось до прибытия на мою станцию, и я покину купе, и Вам
далее ехать одной, а поездка так много приготовила сюрпризов... Если человек
желает всем сердцем, мечты непременно сбываются. Не правда ли! Вот вероятно
и Вы очень желали этой встречи, и она состоялась, но как много лиц приняло
участие в событиях тех далёких лет. Мы были моложе. Мы любили и были - любимы
Мы, встречали людей проверенных сложными жизненными ситуациями. Голос Юрия
звучал успокаивающе и Вере  стало легче.


– Простите Юра, за женскую сентиментальность проговорила она.
– Право не стоит - ответил Юрий. Слёзы очищают. Снимают тяжесть с души и
сердца. Следовательно, имеется от них польза. Таким она его увидела только
сейчас. Этот балагур, говорун был серьёзен, и так корректен в обращении с
женщиной…


– Вы, военный, начала она разговор, чтобы сменить тему. Я догадалась
по жесту руки обращённой к виску. Так поступают военные, отдавая честь, затем
это становится привычкой…


– Да, Вы правы. Авиации я посвятил всю свою жизнь. Училище, служба…
Где только не пришлось побывать. В горячих точках тоже. Время выбрало нас,
ничего с тем не поделаешь…
– Юра, время выбрало наше поколение, для того, может, чтобы больше никогда
не было войн - грустно проговорила Вера. Я узнала голос человека, но боялась
поверить... Столько лет прошло… Вот и  Вас.. мне кажется, что где-то когда –
то встречала… Ах, эта память на голоса и лица… профессиональна…


– Да, - задумчиво протянул Юрий – столько лет прошло, а Вы совсем не изменились
как в тот памятный день… Я помню Ваше поздравление...
Это было так необычно. Вера смотрела, на человека, который напомнил ей вновь,
ушедший в ле'ту  февральский день…
– Вы?!…
– Да, я был там. Моей задачей было вывезти бортом людей.
– По прибытии отметив все документы я пошёл в столовую и впервые услышал речь
поздравительную не в торжественной обстановке части, а там, где больше всего
не хватает тепла, внимания женского. Я был потрясён искренностью Ваших слов,
смелостью поступка... Она молчала. Как давно это было – продолжил Юрий. Мне так
хотелось вновь Вас увидеть, но вы словно исчезли,растворились в пространстве
нелёгких времён. Так сложилось...мне передал офицер, коробочку конфет и
маленький брелок, который я узнал бы из тысячи подобных. Это было для Вас от
человека, покинувшего вагон несколько минут назад... Как же надо было желать
встречи все годы,  чтобы она оказалась подарком бесценным, но к сожалению  таким
кратким, - с некоторой грустью проговорил  Юрий. Самой яркой в памяти моей
осталась наша с Вами последняя встреча - встреча возвращения домой. Помню ко мне
подошёл офицер и очень просил взять на борт ещё одного человека.
– У меня груз, я не смею брать кого-то на борт.
– Брат, возьми, связистке необходимо домой. Вы спешили к нам, волнение
читалось  во  взгляде.
– У меня нет условий для посадки. Места заняты грузом... напомнил я офицеру.
– Бояться надо живых – озвучила  Вера  собственную фразу. Это были Вы?!
– Да, это был я, Ольга!
Она впервые услышала своё настоящее имя, как подтверждение, того, что именно
он доставил их тогда в родной  город.
– Моё имя Ольга, я не забуду Вас - сказали Вы, ступив на землю, и отправились
по взлётному полю, затем обернулись и, задержавшись на мгновение, махнули
рукой,  словно  обещая новую встречу.
Она состоялась… спустя столько лет. Так бывает, если человек очень ждёт.

 
Поезд подходил к станции, на которой должен был сойти второй  попутчик.
– Спасибо Вам за всё, Юра, - проговорила Ольга тихо. Я очень хотела все эти
годы выразить свою благодарность, но так сложились обстоятельства… словно по
чьей - то воле мы оказались здесь, и прощаемся, и нет ничего значимее,
возвращения в прошлое..
– Мы можем встретиться, если пожелаете – предложил Юрий, подавая визитку.
Нас остаётся всё меньше... очевидцев тех лет.
– Да, ответила Ольга, жизнь коротка, мы обязаны помнить всех, кто встречался
в пути и кто встречается сегодня… Ценить и благодарить за всё приятное и
неприятное на исходе дня. Она бережно взяла визитку и обняла мужчину,
как друг, женщина, как самый близкий человек.
–Всё будет хорошо - проговорил  Юрий. Всё будет хорошо, Оленька!
А иначе не случилась бы, встреча наша. Мужчина направился к выходу.


Ольга осталась одна. Она смотрела в окно отходящего поезда. Юрий провожал
женщину, попутчицу, родного человека, идя рядом с  окном, пока поезд медленно
набирал скорость… Махнул ей рукой, как когда-то, там, на взлётном поле,
махнула рукой она… Ольга не отрывая взгляда, смотрела, смотрела… желая
запечатлеть  важный момент в памяти, пока его фигура совсем не исчезла из
виду вместе с перроном вокзала. Поезд мчал к последней станции.


Положив визитку на столик, достав брелок и  положив его рядом, долго смотрела
на дорогие сердцу вещи.
 – Как странно устроен мир, дорогие мои мужчины –  начала мысленно свой
неспешный рассказ Ольга. Она, прикрыв веки, представила, что мужчины
вернулись и беседа их общей (как оказалось) жизненной темы завершается её
рассказом, её воспоминанием, не дающим покоя долгие годы.


В памяти возник зимний декабрьский день того… далёкого… когда было объявлено,
что в связи с тревожным положением, для обеспечения связи, будут
откомандировываться  поочерёдно военнослужащие узла в район военных действий...


На базу прибыли ранним утром. Погода стояла сырая мерзкая... Разместили всех
прибывших в здании школы. Начались боевые дежурства. Нет, ей не хотелось
вспоминать эти ночи в машине связи... холод, холод, холод. Ноги в лёгкой
обуви мёрзли постоянно, но служба не предполагает комфорта или жалоб на
неудобства, об этом она помнила из рассказов деда, прошедшего тропами войны…
Обедали в столовой, но Ольга не ходила туда. Ей достаточно было того, что
взяла с собой. Сухой бульон чайная ложка заваренная кипятком и хлеб, который
приносили девчонки... Лишь однажды она посетила столовую… в  праздничный
день. Правда в связи с задержкой сдачи дежурства, припоздала, так что к месту
приёма пищи её проводил офицер отдела, которого она хорошо знала.

 
Володенька, сосед мой, замечательный добрый  человек,  как рад был бы ты
услышать о встрече моей, такой необычной, завершившей круг событий и разговоров,
и рассуждений редких о прошлом, но  некому  рассказать о ней… ты погиб от руки
зверя, возвращаясь со службы, домой… через парк.
Глупая несправедливая смерть из-за денег,  которых не оказалось в карманах
шинели. И вдова Таня и двое детей... Слёзы  го'речи невосполнимой утраты потекли
по щекам и снова нахлынули воспоминания.


Из  глубин лет всплыл тот  памятный знаменательный февральский день.
Удивление вниманием, которое она обратила на себя при появлении.
Затем вспомнились  ночные  дежурства, о которых рассказал Константин…
Картина вручения ей в женский день коробочки конфет с приложением маленького
скромного подарка… брелока, с которым она никогда не расставалась и который
узнали оба её попутчика…
Картины дежурства, и маршрут: комната - пункт- комната...
Тенью неприятного воспоминания пролегла непорядочность  коллеги, и отбытие
домой таким необычным  рейсом… с грузом 200…
Люди в пакетах, ноги в сапогах…  За что?  Зачем?  Кому угодно?
Всё время перелёта до посадки стоя...  склонив головы... отдавая 
последнюю дань уважения  возвращавшимся домой… И она с Володей, 
живая,  вырвавшаяся из этого гиблого  места...

 
Всё вспомнилось... Слёзы жемчужинами скатывались по щекам, и некому было их
видеть, некому было её поддержать. Двое её попутчиков давно завершили
путешествие.  И  вдруг, откуда-то, из глубины купе, словно прозвучал знакомый
голос Володи: "Жизнь продолжается,  Оленька, сбылась твоя заветная мечта...
Я тому свидетель, хоть и невидим. Мир действительно - тесен!"…


Поезд почти  достиг конечного пункта назначения. В дверях появилась
проводница, чтобы вернуть билет.
– Вот - улыбнулась она – это просил передать Вам пассажир сразу, по прибытии
на конечную станцию. Она протянула Ольге сложенный вдвое листок, вырванный
из блокнота и вышла. Ольга развернула его.

"Милая Оленька! Простите меня за всё, если обидел. Я ждал этой встречи  так
долго, кажется целую вечность. Не позвольте потерять Вас ещё раз. Константин"
Ниже, размашистым почерком был  написан номер телефона.


Уложив в сумочку визитку, брелок и переданную проводницей записку, Ольга
неспешно направилась к выходу...


Её ждала новая жизнь.


Рецензии
Написано очень хорошо, обстоятельно и романтично, рассказ в стиле Экзюпери, чистый и обо всём сразу. После прочтения вашего рассказа, так и хочется вспомнить прекрасные случаи, в своей жизни, не суетливые, а мимолётно обворожительные.

Владимир Тунгусов   17.06.2018 13:13     Заявить о нарушении
Приятно, что рассказ вызвал положительные эмоции.
Люди в основном проходят мимо, как тени, и лишь немногие читают
внимательно и... откликаются, выражая своё мнение.
С благодарностью,

Надежда Лисовская   17.06.2018 22:16   Заявить о нарушении
Под впечатление вашего рассказа и прослушивания вальса Шнитке, - "Прощание", я написал коротенький рассказ о своих, - встрече и прощании, взяв название у Шнитке. Мой рассказ не такой романтичный как у вас, но это наверное зависит от автора, а не от его стараний. Иногда я называю себя, - "Циничный романтик", исходя из первоначального понятия, - Цинизм - Кинизм, - философское течение античного мира. Яркий представитель Цинизма,- Диоген Синопский, ходивший по базару с фонарём, беседовавший в своей бочке с Александром Македонским, который потом загораживал ему солнце, и он просил его этого не делать.

Владимир Тунгусов   18.06.2018 02:59   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.