О статье Калуцкого Тоска по державной кувалде

О статье Калуцкого- Тоска по державной кувалде
Григорий Варшавский
    Уважаемые читатели! Статью, которую я предлагаю Вашему вниманию, написал Владимир Калуцкий, проживающий в небольшом провинциальном городке России. Статья опубликована на литсайте "Изба-читальня" и показалась мне достойной того, чтобы быть опубликованной на нашем сайте. И не просто достойной. Я считаю, что предлагаемая статья является прекрасным образцом современной российской публицистики.


Вл. Калуцкий ("Изба-читальня")

                            ТОСКА ПО ДЕРЖАВНОЙ КУВАЛДЕ

                               «И все-таки жаль, что порой над победами нашими
                                Встают пьедесталы, которые выше побед!.



Матрена Михайловна Чубарых из Большебыково оставалась последней, помнившей народные плачи по покойникам. С ними до последнего дня на 96 году жизни она ходила по окрестным деревням и оплакивала усопших.

«Твоему мужу во солдатах помирать,
Твоим детям сиротами вековать!.
Запрягайте пару вороных коней.
Мы поедем, иде милай схоронен…»

В марте пятьдесят третьего, великая во всепрощении своем, оплакала она и Сталина, стоя под траурным репродуктором вместе с колхозниками на сельской площади . Вся её долгая жизнь – почти весь ХХ век –прошёл у женщины под один бесконечный плач – по мужу, по селянам, по стране… И если бы Матрене Михайловне сказали, что она и есть стрежень великой Победы, давшая Родине хлеб и солдата, она бы смутилась - простая баба, а не генерал. Хотя именно она была для Гитлера врагом куда большим, чем Сталин, умевший успешно воевать только с собственным народом.
Одна из миллионов безропотных русских баб. И уж, тем паче – не Генералиссимус. Ведь это Иосиф Виссарионович, в мудрости своей, заманил фашистов под Москву, а потом в десять знаменитых сталинских ударов добил зверя в его же логове. Это он создал великий Советский Союз – оплот мира и социализма, надежду всего прогрессивного человечества. Это он – мудрый отец и учитель , подарил нам счастливую жизнь и ныне остается светочем правды и справедливости, напоминанием зарвавшимся демократам о неминуемой расплате за развал созданной им сверхдержавы. Собственно – так в тезисном варианте читается письмо в их партийной газете нынешних коммунистов в губернские власти с требованием установить в Белгороде памятник Иосифу Сталину. Люди сплошь именитые, известные в области, заслуженные. Они и поднялись-то над толпой в дорогие им советские времена и , судя по тону письма, очень по тем временам скучают. Ещё бы! Привилегии, пайки, персональные пенсии – они и нынче отличали бы написантов от простых смертных.
И всему этому был гарантом усатый Генералиссимус.
Но он и есть гарант несчастья, пришедшего 22 июня сорок первого года на подворье Матрены Михайловны Чубарых. Еще на зорьке большебыковские мужики длинным воловьим обозом двинулись на станцию Бирюч, за полста верст – повезли в поставку отнятое райкомом последнее колхозное зерно - Сталину, как всегда, не хватало хлеба. А к обеду собралась сизая туча над селом, ударила молния – да и пробила до земляного пола новую хату Чубарых. Вспыхнула соломенная крыша, а когда муж обернулся с обозом – вернулся к головешкам. Сидели на пустой погребице жена и шестеро детей, и в глазах их полыхало страшное слово: война! Муж только и успел за пару дней обить им погребицу жестяным листом – да и ушел по повестке на третий день мобилизации. А семья осталась без крыши, без кормильца, без надежды.
Да что там Матрена Михаловна! Не лучше было всем женщинам села, всей необъятной России. А ведь это он, вождь и учитель, еще день назад убеждал, что война будет малой кровью и на чужой территории. «Мы так вам верили, товарищ Сталин, как, может быть, не верили себе !» И ещё нынешние поклонники Генералиссимуса, стыдливо прикрываясь ладошкой, умалчивают, что Сталин начал вторую Мировую войну на стороне Гитлера, алчно утащив со стола агрессора кусок пирога Польши. Собственно, знающие люди уже тогда уповали на Бога, а не на вождя. В тесной московской коммуналке затурканный поэт Николай Глазков написал молитву:

«Господи, спаси Страну Советов,
Защити её от высших рас.
Потому, что все Твои заветы
Нарушает Гитлер чаще нас».

А до того «хозяин со товарищи» разгромили богатое русское село Большебыково, доведя его до общероссийской нищеты, надругались над храмом и заключили в концлагерь колхоза. Жителей на положении бесправного тягла заставили работать за палочки-трудодни и лишили прав на плоды собственной работы. Матрёна Михайловна вспоминала:
« Норма на день была – пятьдесят две копешки. А в копешке – пятнадцать снопов. А я, дура – босиком по стярне, ноги у крови – да бягом, бягом, а то бригадир на черную доску запиша».
Случалось – по три трудодня засветло зарабатывала. Вот откуда мощь советского государства и авторитет его вождя на международной арене. Не герои–стахановы, не соколы-водопьяновы создали Советский Союз. А вот эти безвестные бабы, и вся мощь державы заштрихована кривыми черточками трудодней.
И за это Сталину – памятник?
А потом мужья и сыновья этих баб волнами ложились в землю по военной практике жуковских «четырех накатов», когда три первые волны наступающих мясом своим накрывали немецкие пулеметы с тем, чтобы четвертая волна заняла новые позиции. Так была убита вся крестьянская Россия. Нынче мы пожинаем плоды той войны и того руководства страной и армией.
Помню – в юбилейный день Курской битвы в Прохоровке открывали памятник Жукову. На подиуме Патриарх, президенты, губернаторы, а на краю площади, за высокой стойкой сухонький ветеран с гирляндой наград на пиджаке. Понял он пластиковую плошку с водкой , поглядел на сиятельных победителей на сцене и горько сказал двоим ветеранам рядом:-
-Что ж мы за народ такой! Сколько же мы будем ставить памятники своим палачам? Да на совести этого маршала русских солдатских жизней больше, чем на совести Манштейна…
Моему отцу-фронтовику, обитателю хуторской хатушки, отказали в обещанной президентом квартире. Он играет на трофейном аккордеоне «Weltmaister» все чаще одну песню – «Враги сожгли родную хату». Говорит, что эта песня – приговор войне и Сталину.

« Хмелел солдат, слеза катилась,
Слеза несбывшихся надежд,
И на груди его светилась
Медаль за город Будапешт».

Слеза несбывшихся надежд всей России. Тем, кто прожил тяжкий мафусаилов век не в дворце, а в хате, Сталин не нужен.
И этому вождю – памятник?!
Все месяцы оккупации прожила Матрёна Михайловна с детьми в погребе , под жестяной крышкой. А как только пришла весна – впряглась в борозду. Потому что после немцев на селе не осталось ни коровы, ни лошади.
А ведь это он, вождь, был причиной того, что за годы советской власти немцы трижды (!) занимали Белгород. В первый раз по позорному Брестскому миру Сталин и Ленин просто отдали город немцам. В сорок третьем фашист дважды входил в отбитый им административный центр. А до Сталина за всю тысячелетнюю историю Белгорода нога немецкого солдата не топтала его улиц.
Давайте за вековую стойкость Белгорода поставим памятник предавшему его вождю?
… Муж Матрёны Михайловны вернулся в пятьдесят шестом – старый и больной. «Он у немцев у пляну был, а потом у Сталина, - вспоминала Мария Михайловна. – Я, бывалоча, прибягу с поля, плясну яму козьего молочкя у плошку, а он ляжить на погрябице, не пье и кашляя. Так и помёр, хату совостожить не успел».
Отпела, с плачем, мужа. А потом отпевала Россию. Потому что израненные фронтовики без нормальной медицинской помощи помирали чуть не каждый день и по несколько человек. И все так же колола на стерне свои босые ноги, чтобы сталинская держава могла делать атомную бомбу и летать в космос.
Подписавшее письмо коммунисты гордятся этой бомбой и этим космосом, но Матрёне Михайловне в их письме места нет. Вероятнее всего потому, что сами они есть продукт того самого режима, что мог выковать из человеческой массы равно героя и преступника, часто неотличимых друг от друг.


«Они стоят, как клоны «самого»,
Герои недокраденной России,
И жадно ловят каждый вздох его –
Собой провозглашенного мессии»



Он был державной кувалдой , ковавшей болванчиков - вождь всех времен народов. Одних он готовил для социалистического рая, и в их сердцах навсегда останется богом, победителем. Других державный демиург изготовил для ада, как лагерную пыль или вошь. Собственно, и я, автор этой статьи, и Матрёна Михайловна, и её муж, и вся убитая Россия по сравнению с требующими памятника палачу – есть ничто: сравните наши титулы и регалии. И пока все мы – ничто, они – что-то! И подтверждением их исключительности может служить только истукан на главной площади Белгорода.
Но поскольку это очевидно всем незашореным людям, со своей стороны прошу рассматривать мою статью, как предложение поставить на главной городской площади памятник Матрёне Михайловне Чубарых. Не парадный - согбенный, с узловатыми пальцами набитых серпом рук.
Памятник Победе.

Вл. Калуцкий.
г. Бирюч


Рецензии