На взлетной полосе

                              
          Из серии «Страшные истории со школьного двора».


    На правах рекламы:
    «Дорога в Патриотический рай начинается с кладбища!
    Уважаемые горожане! С апреля этого года, на главном кладбище города «Взлетная полоса» открывается коммерческое отделение. Все желающие могут оставлять заявки в государственных похоронных бюро. Там же открыты отделения банков для уплаты первого взноса.
    Господа! На кладбище вас ждет стартовая площадка для путешествия на небеса. Там в вашем распоряжении будет все для вечной жизни. Комфортные облака со всеми удобствами, крылатая прислуга и влиятельные соседи. Присоединяйтесь к нам, и вы займете достойное место среди избранных.  Помните, нашим клиентам страшный суд не грозит. Ведь они проходят в рай по вип-пропуску.
    Примечание: Все заявки будут рассмотрены земным комитетом чистоты небесных рядов. Тем, кто проверку не пройдет, деньги не возвращаются».

    - Я завтра не иду в школу, - сообщил Матвей. – Варфоломей Плотник умер.
    - Такое несчастье, - шмыгнула носом Софья Леонидовна. – Я как узнала сегодня за обедом, так растеряла от горя весь аппетит.
    - Мне тоже есть не хочется, - мальчик присоединился к траурной диете матери.
    Женщина зажмурилась и попыталась вспомнить все чины покойника:
    – Директор столовой при городском совете. Борец за чистоту патриотической кулинарии. Неутомимый палач запрещенных продуктов. Соавтор всех школьных меню. Друг детей…
    - Мне выпала честь сказать ему спасибо, - перебил Матвей, – за сытое детство и полезные меню.
   - Тебя отправляют в траурную процессию?
   - Да. Завтра я побываю на «взлетной полосе».
    Софья Леонидовна непроизвольно захлопала в ладоши.
    - Это такая честь. И может стать началом твоей карьеры.
    - В каком смысле? – не понял мальчик.
    - Ты сможешь найти там влиятельного покровителя.
    - Среди мертвецов?
    - Лучшие люди не умирают. Они живут вечно на небесах.
    - И что из этого?
    - Перед тем как отправиться на повышение они выбирают себе протеже. Наверху особо делать нечего. Вот жители небес и меряются от скуки благодарными потомками. Соревнуются,  у кого успешней и круче.   
    - Ну и пусть меряются, раз заняться нечем.
    - Ты не понял, - строго произнесла мать. – Для остроты процесса, своих протеже они выбирают среди обыкновенных смертных. А потом ведут их за руку через всю жизнь.
    - Как ангелы-хранители?
    - Куда там простым ангелам.
    - По-моему,  ты веришь в глупые слухи, - улыбнулся недоверчиво Матвей.
    - Не скажи. Мне подруга рассказывала. Она работала помощницей кладбищенского дьяка.
    Софья Леонидовна присела рядом с сыном, обняла его за плечи и неожиданно сказала:
     - Как бы мне хотелось, чтобы тебя похоронили именно там.
    - Мне рано об этом думать, - испугался мальчик.
    - О карьере никогда думать не рано. Помни, похороны на «взлетной полосе» это признание заслуг.
    - Я помню, мама.
    - Тогда воспользуйся шансом и постарайся навести на кладбище хорошие связи…


    Варфоломей Плотник расположился в главном зале похоронного бюро имени академика Поливанова*. Лежа в серебристом дубовом гробу, он готовился к путешествию на облака.   Несмотря на парадный мундир ответственного повара,  Плотник больше походил на певца. Побритого, умытого, притихшего навсегда певца знаменитого хора. В свете лампы-свечи блестели румяные щеки покойника, и сверкали золотом медали на его груди. Одна «за хороший аппетит», другая «за съедобные достижения».
    Кроме родственников, у гроба крутился бухгалтер «министерства похорон». Сутулый человек со скрюченными пальцами и цепким взглядом. Он возомнил себя ушлым бесом переучета и подсчитывал похоронные расходы. Оценил модель казенного гроба, пересчитал цветочные венки, купленные за городской счет, снял ногтем немного румян со щеки покойника. Прикоснувшись к ним языком, бухгалтер профессионально определил их стоимость, после чего вытер руку черным платком…

     А на заднем дворе похоронного бюро проходила репетиция погребального спектакля. Шумная, суетливая, с большим количеством массовки. Представители городских школ стояли смирно в три ряда и пытались проявить актерские способности. Грусть на лицах изображали, нагоняли в глазах слезу.
    Между рядами бегал маленький круглый человек с повязкой режиссера и громко возмущался бездарностью «актеров».
    - Не верю! – кричал выпускник института печальной культуры. – Вы свои рожи видели? С такими рожами только шлюх бездомных хоронить. Старайтесь лучше, иначе я заменю вас платными рыдающими старухами.
    «Актеры» старались изо всех сил, но получалось у них, по-прежнему, неубедительно.

    В конце концов, режиссер погребального спектакля махнул на массовку рукой.
    - Черт с вами. Не мучайте меня. Нет в вас похоронного таланта.
    Затем он скомандовал  «вольно» и  определил план действий на первый акт спектакля:
    - Распорядок такой. Сначала приезжает делегация государственных мужей. Выступает, выпивает, вручает Плотнику приглашение на кладбище. Потом на сцену выпустят вас.
    - А как скоро нас выпустят? – спросил Матвей из заднего ряда.
    - Примерно через час, - пояснил режиссер. – Делегация задерживается на отпевании одной важной вдовы. Поэтому можете пока погулять по территории. У нас тут есть буфет с пирожными, магазин сувениров и музей лучших городских покойников.   

    Делегация прибыла с опозданием. Ее участники прошли спешно в главный зал и перечислили скороговоркой достоинства видного кулинара. Под бурные аплодисменты глава делегации вручил Плотнику приглашение на «взлетную полосу» и подарил его лбу казенный поцелуй.
   Пришло время прощаться. Благодарных за сытое детство школьников построили змеей и стали выпускать в зал по несколько человек. Каждому повязали черную ленточку на шею и выдали цветы с луковым соком на лепестках. Матвей оказался в самом хвосте. Ожидая своей очереди, он прижимал к груди цветы и плакал от лука.

    У  гроба с покойником, мальчик почувствовал себя неуютно. Перед ним лежал упитанный мертвец, любивший вкусную жизнь. За спиной Матвея толпились влиятельные мужи в помятых костюмах, а с витражного потолка взирали высокопоставленные лики официальных лиц. Настолько древних, что их имена давно стерлись из памяти.
    Вдруг, правый глаз Варфоломея Плотника открылся. Взглянул на мальчика пристально и даже, как показалось, многим, подмигнул. От неожиданности все в зале вздрогнули. Матвей отступил испугано назад и  прикрылся от страха цветами. Ему показалось, что покойник увеличился в размере. Показалось, что в помещении резко похолодало, а на крышке гроба выросли зубы величиной с каблук ботинка. В тот же момент сквозь витражный потолок пробился последний луч солнца – посланец уходящего дня,  и уткнулся золотой указкой Матвею  прямо в затылок…

    Всю дорогу до кладбища мальчик принимал поздравления. Соседи по автобусу подходили к «счастливцу», заискивающе кланялись и предлагали дружбу до гроба. По мнению большинства, глаз мертвеца пометил Матвея для покровительства и дальнейшего продвижения наверх. Даже выпускник института печальной культуры приветливо помахал школьнику рукой.
    - Это хорошая примета, - говорили Матвею со всех сторон. –  Варфоломей тебя позвал за собой на правительственные небеса. Теперь он станет регулировщиком на твоем жизненном пути и будет присматривать с самого верху.
    Растерявшийся школьник в ответ лишь пожимал плечами.  Он еще не знал, как относится к этому событию, но внутри у него уже свили гнездо добрые предчувствия.
    «Мама очень обрадуется», - думал Матвей и улыбался.

    Вскоре траурная процессия затормозила у железных ворот «взлетной полосы». Автобусы подъехали к главному входу и остановились у шлагбаума с огромными шипами. Со своего кресла поднялся режиссер и заставил школьников прочитать надписи на стене кладбища.
    «Оставь надежду всяк сюда вернуться. Похороны тут нужно заслужить» - гласили слова на красном кирпиче. Чуть ниже виднелось еще одно предупреждение:
    «Простым смертным без пропусков! Территория кладбища круглосуточно охраняется. У нас есть свора злобных псов и стая сторожевых воронов. Они не знают жалости к незваным посетителям и питаются кусками мяса, вырванными из человеческих тел».
    - Учтите, здесь нарушителей режима не любят. Могильщики тут вооружены и стреляют без предупреждения, - заявил режиссер. - Поэтому от похоронного строя не отходите ни на шаг.  Надеюсь всем понятно?
    - Всем! – ответила хором массовка.
    - Тогда объявляю начало второго акта погребального спектакля…

    К сожалению, отыграть второй акт не довелось. В автобус зашел бравый могильщик в чине лейтенанта и объявил на кладбище карантин.
    - В связи с тревожной международной обстановкой и высоким уровнем смертности в городе, проход на «взлетную полосу», временно, запрещен. Туда допускаются только проверенные на самом верху покойники.
    - Как же так, - разволновался режиссер. – Мы столько готовились.
    - Отправляйтесь по домам. Будут еще в вашей жизни похоронные спектакли.
    - А что делать с уважаемым Варфоломеем? Кто его проводит в последний путь? Кто пожелает счастливого полета?
    - На нашем кладбище прекрасный коллектив, - сказал жестко  могильщик, - проводит на тот свет кого угодно.
    - И все-таки, я буду жаловаться, - режиссер продолжал демонстрировать театральное возмущение.
    Лейтенант высоко оценил его актерские таланты и тут же выдал награду. За неуместный темперамент и экспрессию, он наградил выпускника института печальной культуры угрозой сломать пистолетом нос.

  На обратном пути к Матвею уже никто не приставал. Пассажиры траурного автобуса сидели на своих местах и задумчиво смотрели в окна. Каждый из них молча думал про упущенные шансы.    Оставленный в покое школьник прислонил голову к плечу соседа, устало закрыл глаза и под убаюкивающий шелест колес провалился в сон. Во сне Матвей оказался в  музее лучших покойников, где увидел единственный гроб с открытой крышкой. Внутри сидел  Варфоломей Плотник в позе лодочника. Он поманил мальчика рукой и пригласил его принять участие в вечерней прогулке.
    - А куда мы отправимся? – поинтересовался Матвей.
    - К моим друзьям, - сказал Плотник. – Они устраивают в мою честь прощальный ужин.
    Недолго думая мальчик согласился. Как только он устроился со всеми удобствами у правого борта, гроб сорвался с места и взмыл к небесам сквозь витражный потолок. Зачерпнув немного звездного неба, он пошел на снижение и вернулся в город. Спустя минуту гроб уже летел по темным улицам, среди домов похожих на заброшенные склепы.

    Из многочисленных окон, со звоном битого стекла вырывались покойники.  Они управляли своими гробами, как опытные наездники и стремились в небо наперегонки. Тяжелые колыбели смерти двигались резво, слушаясь во всем своих хозяев. В пути мертвецы подрезали друг друга с остервенением, и под шумные крики сопровождающих гонку ворон, нарушали все правила воздушного движения.
    - Куда они так спешат? – спросил мальчик.
    - Занять теплые места на небесах, - ответил Плотник.
    - А вы, почему не торопитесь?
    - Мне на облаках место забронировано.
    - А разве места для всех хватит?
    - Конечно, нет. Поэтому они зря стараются. Почти никто из них не долетит.
    - Они упадут? – не унимался любопытный мальчик.
    - Скорее, будут сбиты, - сказал таинственно Варфоломей. - Земная служба чистоты небесных рядов бьет без промаха…
    В подтверждение слов Плотника по всему городу тотчас загрохотали пушки. Они метили в летающие гробы, не давая им подняться  выше линии земных запретов. Звездное полотно неба окрасилась красками взрывов, а на крыши домов начали падать изувеченные деревянные крышки. Вскоре ряды мертвых гонщиков значительно поредели.  Кое-кто еще пытался вырваться на недосягаемую для пушек высоту, но остальные покойники повернули колыбели смерти назад.  Им приходилось вернуться в грязные переулки родного города, чтоб приземлится на общественных кладбищах. Уже оттуда, придавленные могильными  плитами, они продолжали болеть за непокорных коллег. Небо, тем временем, взрывалось ярким  фейерверком. Снаряды били метко и безжалостно, после чего бунтующие мертвецы обретали крылья.  С каждым попаданием их кости разлетались в разные стороны и  покрывались в полете  перьями разорванных в клочья ворон.   

-----------------------------------------------
*Академик Поливанов – ученый, доказавший, что долгожительство некоторых людей вредит здоровью общества.


Рецензии
Шикарное и прикольное, задорное повествование!!!

Стар618   05.11.2017 11:27     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв!

Саша Кметт   09.11.2017 07:02   Заявить о нарушении
На это произведение написано 29 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.