На взлетной полосе

       Из серии «Страшные истории со школьного двора».


    «Список требований к рядовым участникам похорон важных государственных персон:
    Каждый участник траурной процессии должен иметь   черный костюм, черные ботинки, черный галстук, красные цветы.  А также скорбное выражение лица и приготовленную заранее речь обо всех достоинствах покойника. Слово вам, конечно, не дадут, но речь при себе вы иметь обязаны.
    Участникам похорон запрещено:
    Приходить на мероприятие в яркой одежде. Приносить с собой алкоголь и закуски.  Прятать улыбку за гримасой скорби. Категорически запрещено критиковать покойника даже в мыслях и желать скоропостижного конца другим представителям государства.
    Помните, для вас хоронить важных персон большая честь. Отдайте им дань уважение сполна и почувствуйте себя в полной безопасности. Не забывайте, что они будут наблюдать за вами даже после смерти».

    - Я завтра не иду в школу, - сообщил Матвей своей матери. – Варфоломей Плотник умер.
    - Такое несчастье, - наиграно шмыгнула носом Софья Леонидовна. – Я как узнала сегодня за обедом, так растеряла от горя весь аппетит.
    - Мне тоже есть не хочется, - мальчик поддержал траурную диету матери.
    - Такой человек от нас ушел, - женщина зажмурилась, пытаясь вспомнить все чины покойника. – Директор столовой при городском совете. Борец за чистоту патриотической кулинарии. Неутомимый палач запрещенных продуктов. Соавтор всех школьных меню. Друг детей…
    - И чтобы сказать спасибо за наше сытое детство, - перебил Матвей, - меня отправляют от нашей школы в похоронную процессию. Завтра я побываю на «взлетной полосе».
    Софья Леонидовна непроизвольно захлопала в ладоши.
    - Это такая честь. И может стать началом твоей карьеры.
    - В каком смысле? – не понял мальчик.
    - Ты знаешь, почему кладбище высшей категории называют «взлетной полосой»?
    - Потому что покойники оттуда отправляются прямиком на небеса. Без всяких перевалочных чистилищ и судов. Во всяком случае, так говорят.
    - Верно. А еще говорят, тот, кто попадет на кладбище хоть раз при жизни, обязательно туда вернется. Примета такая. Поэтому «взлетную полосу» охраняют круглосуточно от незваных гостей. С автоматами охраняют, и злыми псами. Как бы мне хотелось, чтобы тебя похоронили именно там.
    - Мне еще рано об этом думать, - испугался мальчик.
    - О карьере никогда думать не рано, - назидательно заявила мать. - Помни, похороны на «взлетной полосе» это признание заслуг.
    - Я помню, мама.
    - Тогда воспользуйся шансом с умом и попытайся навести на кладбище хорошие связи. Ведь не зря говорят, что влиятельные ангелы-хранители выбирают себе подопечных именно там.
    Мать присела рядом на кровать, обняла сына нежно, погладила его по голове и успокаивающе зашептала в ухо:
    - А теперь спи. И пусть тебе приснится что-нибудь печальное. Для завтрашнего мероприятия тебе необходимо иметь при себе немножечко грусти…

    К сожалению, ничего печального Матвею не приснилось. Заснуть он так и не смог. У соседей за стеной, как обычно, разворачивалась драма, похожая на комедию. До самого утра двое служащих министерства «хлеба и зрелищ» разыгрывали бесконечный сериал «Будни семьи Чистяковых». Сначала они били по очереди в колокол скандала, затем дружно приговаривали к уничтожению праздничный сервиз, а напоследок бурно отдавали друг другу супружеские долги. 

    Варфоломей Плотник расположился в главном зале похоронного бюро имени академика Поливанова*. Лежа в казенном гробу серебристого цвета, видный кулинар выглядел готовым к путешествию на облака. Несмотря на парадный мундир ответственного повара,  он  больше походил на певца. Побритого, умытого, притихшего навсегда певца знаменитого хора. В свете лампы-свечи блестел грим на лбу покойника, и сверкали золотом медали на его груди. Одна «за хороший аппетит», другая «за съедобные достижения».
    Кроме Варфоломея Плотника в помещении никого не было. Если не считать нескольких корзин с живыми цветами и назойливой мухи, вообразившей себя ангелом. В зале почетным караулом стояла тишина.  Она охраняла покой мертвеца от бестолковой суеты и никому ненужных слов. Правда, однажды тишину нарушил бухгалтер «министерства важных похорон». Он мнил себя ушлым бесом переучета и пытался все держать под личным контролем. Зайдя в зал, бухгалтер быстро оценил модель гроба,   пересчитал цветы, купленные за городской счет и, рассмотрев с интересом муху на щеке покойника, удалился. Тишина снова вернулась на свой пост.

    Зато на заднем дворе похоронного бюро, от шума звенело в ушах. Там проходила последняя репетиция перед началом погребального спектакля. Представители разных школ и общественных организаций стояли смирно в три ряда и пытались проявить актерские способности, изображая на лицах грусть. Между рядами бегал маленький круглый человек с повязкой режиссера на рукаве и громко возмущался бездарностью массовки.
    - Не верю! – кричал выпускник института печальной культуры. – Вы свои рожи видели? С такими рожами только шлюх бездомных хоронить. Старайтесь лучше, иначе я заменю вас платными рыдающими старухами.
    Однако, несмотря на все крики и угрозы, грусть на лицах участников похорон по-прежнему получалась неубедительной.

    Матвей нашел себе место в заднем ряду. Он тоже гримасничал от натужной скорби, пытаясь выдавить слезу,  но при этом старался не попадать режиссеру на глаза. Бессонная ночь отпечатала на его физиономии выражение усталости, а непроизвольные  воспоминания о семье Чистяковых заставляли улыбаться в самый неподходящий момент. К тому же родители специально не обрадовали сына завтраком, поэтому живот мальчика уже начал возмущаться от голода громким урчанием. 

    В конце концов, режиссер погребального спектакля махнул на массовку рукой.
    - Черт с вами. Не мучайте меня. Нет в вас похоронного таланта. И уже не будет.
    Затем  он скомандовал  «вольно» и  определил план действий на первый акт спектакля:
    - Распорядок такой. Сначала приезжает делегация государственных мужей. Ее участники выступят у гроба с речью и расскажут родственникам умершего, какой он был хороший человек при жизни. Вам этого рассказывать не нужно, вы и так об этом знаете. Затем Варфоломею Плотнику торжественно вручат приглашение на кладбище с тремя печатями. Без этого пропуска его к  «взлетной полосе» не подпустят. После чего наступит ваше время.
    - А как скоро оно наступит? – спросил кто-то из первого ряда.
    - Примерно через час. Делегация задерживается на отпевании одной влиятельной вдовы, - пояснил режиссер. – А вы можете погулять пока по территории похоронного бюро. У нас тут есть буфет с пирожными, магазин сувениров и музей лучших городских покойников…   

    Когда делегация государственных мужей сказала о Плотнике все хорошие слова, когда под бурные аплодисменты ему вручили пропуск на «взлетную полосу», пришло время прощаться. Благодарных за сытое детство школьников вооружили колючими цветами, построили змеей и стали подпускать к гробу в порядке очереди. Сначала пошли отличники из передовых школ, затем хорошисты из школ средней категории, и в самом хвосте шли представители отстающих учебных заведений. Матвей оказался где-то в середине змеи. Он очень волновался перед свиданием с трупом  и уговаривал свой голодный живот не урчать. 

    Оказавшись у самого гроба, мальчик почувствовал себя неуютно. Перед ним лежал упитанный мертвец, который очень любил вкусную жизнь. За спиной толпились влиятельные мужи с проницательным взглядом, а сверху, с витражного потолка взирали высокопоставленные лики официальных лиц. Настолько древних, что их имена давно стерлись из памяти.
    Вдруг, правый глаз Варфоломея Плотника открылся. Взглянул на мальчика пристально и даже, как показалось, многим, подмигнул. От неожиданности Матвей вздрогнул и машинально прикрылся цветами. Ему показалось, что покойник увеличился в размере, а на крышке гроба выросли зубы, способные попробовать школьника на вкус.  В тот же момент сквозь витражный потолок пробился последний луч солнца – посланец уходящего дня,  и уткнулся золотой указкой Матвею  прямо в затылок... Когда мальчик немного справился с волнением и отнял цветы от лица, глаз мертвеца оказался снова закрытым. То ли он уже увидел все, что ему хотелось,  то ли работники похоронного бюро принудительно вернули Плотнику достойный мертвый вид.

    Всю дорогу до кладбища Матвей принимал поздравления. Соседи по автобусу подходили к «счастливцу», заискивающе кланялись и предлагали дружбу до гроба. По мнению большинства, глаз мертвеца пометил мальчика для покровительства и дальнейшего продвижения наверх. Даже выпускник института печальной культуры, поднявшись с режиссерского кресла, приветливо помахал школьнику рукой.
    - Это хорошая примета, - говорили Матвею со всех сторон. –  Варфоломей тебя позвал за собой на правительственные облака. Теперь он станет регулировщиком на твоем жизненном пути и будет присматривать за тобой с самого верху.
    Растерявшийся школьник в ответ лишь пожимал плечами.  Он еще не знал, как относится к этому важному событию, но внутри него уже поселились добрые предчувствия.
    «Мама очень обрадуется», - думал Матвей и улыбался.

    Наконец траурная процессия длиной в семь автобусов затормозила у железных ворот «взлетной полосы». Подъехав к главному входу вплотную, автобусы остановились у шлагбаума с огромными шипами и знаком «Проезд воспрещен». Рядом, на стене кладбища виднелась надпись: «Оставь надежду всяк сюда вернуться. Возвращение к нам нужно заслужить». Чуть ниже можно было прочесть еще одно предупреждение: «Всем простым смертным без пропусков! Территория кладбища круглосуточно охраняется злобными псами. Они не знают жалости к незваным посетителям и питаются кусками мяса, вырванными из ваших ног». 

     Как только автобусные двери открылись, режиссер объявил начало второго акта похоронного спектакля.
    - Сейчас мы выходим из автобуса и организованно строимся колонной, - сказал он. - После того, как всех присутствующих сверят со списком во временном пропуске, нас пустят на территорию «взлетной полосы». Там мы проводим нашего дорого Плотника в последний путь и пожелаем ему счастливого полета. Главное, не отходите от строя ни на шаг. Помните, тут нарушителей кладбищенского режима не любят. Работники службы охраны могут стрелять в них без предупреждения.   

    Построение колонн закончилось, так и не начавшись. Все попытки организованно построится, прервал суровый комендант кладбища. Он вышел из пропускного пункта в сопровождении двух мрачных автоматчиков и объявил новые правила посещения «взлетной полосы». Теперь туда допускались только заслуженные покойники и делегации государственных мужей в сопровождении ближайших родственников. Для остальных вход на кладбище оказался  закрытым. Автоматчики грубо загнали рядовых участников процессии обратно в автобусы и приказали отправляться домой. Режиссер похоронного спектакля, попавший со всеми в массовку, попытался было изобразить возмущение, но сразу получил за свои актерские таланты награду. За неуместный темперамент и экспрессию, выпускника института печальной культуры наградили угрозой сломать прикладом нос.

    На обратном пути к Матвею уже никто не приставал. Пассажиры автобуса сидели на своих местах и задумчиво смотрели в окна. Каждый из них молча думал про упущенные шансы.    Оставленный в покое школьник прислонил голову к плечу соседа и вспомнил о бессонной ночи. Он закрыл глаза устало, и под убаюкивающий шелест колес провалился в сон. Во сне Матвей оказался в  музее лучших покойников, где увидел единственный гроб с открытой крышкой. Внутри сидел  Варфоломей Плотник в позе лодочника. Он поманил мальчика рукой и пригласил его принять участие в последней прогулке.
    - А куда мы отправимся? – поинтересовался Матвей.
    - Сделаем прощальный круг над городом, - сказал Плотник. – Обещаю, скучно не будет.
    Недолго думая мальчик согласился. Как только он устроился со всеми удобствами у правого борта, гроб сорвался с места и взмыл к небесам, разбив по дороге витражные лики официальных лиц. Зачерпнув немного звездного неба, гроб пошел на снижение и вскоре полетел по узким городским улицам. Залетел на улицу Темных аллей, миновал проспект Холостого могильщика,  завернул на площадь Живой уголок. Там горели костры вечным огнем и танцевали  девушки с погребальными венками. 

    Из многих домов, со звоном битого стекла вырывались покойники.  Они управляли своими гробами, как опытные наездники и стремились в небо наперегонки. Тяжелые, деревянные колыбели смерти двигались резво, слушаясь во всем своих хозяев. В пути мертвецы подрезали друг друга с остервенением, и под шумные крики сопровождающих гонку ворон, нарушали все правила воздушного движения.
    - Куда они так спешат? – спросил мальчик.
    - Занять теплые места на небесах, - ответил Плотник.
    - А вы, почему не торопитесь?
    - Мне на облаках место давно забронировано.
    - А разве места для всех хватит?
    - Конечно, нет. Поэтому они зря стараются. Почти никто из них не долетит. 
    - Они упадут? – не унимался любопытный мальчик.
    - Скорее, будут сбиты, - сказал таинственно Варфоломей. - Земная служба чистоты небесных рядов всегда на страже и бьет без промаха…
    В подтверждение слов Плотника по всему городу тотчас загрохотали пушки.    Они метили в летающие гробы, не давая им подняться  выше линии земных запретов. Звездное полотно неба окрасилась красками взрывов, а на крыши домов начали падать изувеченные деревянные крышки. Вскоре ряды мертвых гонщиков значительно поредели.  Кое-кто еще пытался вырваться на недосягаемую для пушек высоту, но остальные покойники повернули колыбели смерти назад.  Им приходилось вернуться в грязные переулки родного города, чтоб приземлится в специально отведенных для этого местах. Уже оттуда, придавленные могильными  плитами, они продолжали «болеть» за непокорных «коллег». Небо, тем временем, взрывалось ярким  фейерверком. Снаряды били метко и безжалостно, после чего бунтующие мертвецы обретали крылья.  С каждым попаданием их кости разлетались в разные стороны и  покрывались в полете  перьями разорванных в клочья ворон.   

-----------------------------------------------
*Академик Поливанов – ученый, доказавший, что долгожительство некоторых людей вредит здоровью общества.


Рецензии
Спасибо за классическую иронию!

Татьяна Рыжова 2   16.08.2017 18:16     Заявить о нарушении
Спасибо, Татьяна, за отзыв!

Саша Кметт   17.08.2017 06:35   Заявить о нарушении
На это произведение написано 25 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.