Облака плывут

          Вчера Махно притащил коробку. Небольшенькая  такая, зелёной ленточкой крест-накрест перевязана.
          —  Пошли, Лен?
          —  Ставь чайник... один абзац остался.
          Махно поплёлся за водой и покурить.
          — Хороший парень. Дурак дураком. — Ленка улыбнулась, подумав о приятеле. Года три с ним душа в душу. Ленка старше лет на десять, поэтому давно живёт правилом: дети-дом-работа и "не смотреть по сторонам".  Махно свалился к ним в отдел осенью, когда Ленка собиралась увольняться. Всякие вопросы задавал про что и как делать, спорить вдруг начал. Убить хотелось сначала, потом привыкла и осталась. В одиннадцать они пили чай и курили, и он вещал.  Пацан! Да ладно, пусть говорит.
          — Лен! Помнишь морду?
          — С прищуром? — Ленка улыбается. — А то!  И так тихонько в деву с копной волос, да?
          — А она — в птицу. Я тебе принёс там... Бери.
Ленка  протянула руку к коробочке с зелёной лентой и ахнула, та оказалась неожиданно тяжёлой:
          — Ого!  пироженка, — засмеялась она. В коробке лежал камень. Одна сторона его была отполирована, причудливые узоры на ней завораживали.  Ленка тыкала пальцем в линии, поворачивала так и сяк сокровище и вздыхала. Махно разливал по кружкам чай и улыбался:
          — Прям как облака, да?
          — ... плывут себе, — подхватила Ленка.



1. Ленкины думки

           Перекрасилась. В огненно-рыжий. Красота невозможная. Ленка  довольно улыбалась, разглядывая себя в зеркале. Минуты утренней тишины, когда пацаны спят, муж топчется на кухне, она ценила и берегла. Без подвохов и провокаций домашних, без уже запущенной в голове логистики на новый день, без ответов на вопросы обо всём и ни о чём — минутный мир с собой. Для себя.
           — Зелёное, к глазам, — решает она и вытаскивает из шкафа платье. — И чтоб фигура. Вот!

           Саня молчит на кухне, уставившись в экран телевизора. Ленку вдруг пробивает какая-то материнская жалость к мужу, и она начинает суетиться между холодильником и плитой:
            — Ваньку заберёшь? Или давай я, а ты Пашку отвезёшь на музыку.  И заскочи в магазин: удлинитель купишь, ещё лампочки, ещё альбом для рисования. Запомнишь? Записать?
            — Что? — Саня недовольно отрывается от экрана.
           День с чередой бессмысленных слов и поступков включился.

           — И каблуки! — вдруг с каким-то непонятным отчаянием решает Ленка. — Буду королевной. К фигам. Да! Она осторожно спускается с пятого своего этажа, будто несёт себя к подданным: обожающим, неподкупным, своим. Мимо блюдца с огрызками для котов у 32-ой, мимо кучки в углу на третьем этаже, мимо консервной банки с окурками на втором — туда, где её ждут. Ну вот и небо наше голубое и ни облачка. На душе.

2. Санины вопросы

           — Вот какого чёрта утром встаёт вместе со мной?  Всего лишь одно прошу: пять минут тишины, пока я думаю. Пять минут! Без этих бутербродов и "не забудь купить". Не слышит. Не понимает. Не видит.  Перекрасилась в ведьму какую-то. Где лицо? Улыбка где? Одна сплошная рыжесть. Как ржавчина. — Саня ополаскивает кружку и протягивает руку за сигаретами:
           — Пашка, похоже, таскает! Гадёныш. Ну так а что? Мать курит и спасибо, что не пьёт. Стерва рыжая. Улыбается. И всё норовит боком ко мне встать, чтоб я грудь её оценил.
            Саня почему-то разозлился на себя, обругав всеми известными матами судьбу. И вдруг вспомнил, как Ванька, запутавшись в рубашке, выдал тираду в три этажа, проглатывая свою обиду.
            — Когда нахватались? Где? Что не так у них в семье? Почему всё сикось-накось?
            Саня перестал верить в тишину дома. Его раздражала бесконечная болтовня жены по утрам, вечерние разборки полётов сыновей, планы на завтра, послезавтра, на отпуск, на покупки,  на семейные мечтания вслух. Он скучал по тишине, по своему углу на лоджии, где слева от кресла столик с книгами, справа — окно. А за окном их пятого этажа кроны лип и запутавшиеся в них облака.

          Саня притушил сигарету и посмотрел в окно: а облака-то плывут!
          Ленка, задрав голову, привычно махнула мужу рукой и улыбнулась небу: плывут наши облака

Послесловие
(Игорь Федькин)

солнце было словно рыженький мячик,
облака справляли вновь новоселье,
в странном доме жил потерянный мальчик,
шли дела как будто, но каруселью,
на замок закрыты двери и уши,
и почтовый был беременным ящик,
мальчик пел утрами песенки в душе,
а за окнами был день настоящий,
рыжим золотом распущены косы,
дважды два не постоянно четыре,
в облака летели сотни вопрсов,
странно тихо было в странной квартире,
а потом протопал маленький дождик,
снова солнце пробежалось по крышам,
мальчик щурился, и рыжая тоже,
облака - они такие - всё слышат

https://m.youtube.com/watch?v=e9uMluANrc8


Рецензии
Очень здорово!

Спасибо, Оля!

С теплом и улыбкой,

Ирина Литвинова   08.08.2017 13:45     Заявить о нарушении
Привет, Ира!
Игорёха огранил)))
Рада тебе, дорогая!

Ольга Алексова   08.08.2017 19:12   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.