Я люблю тебя, мама

Междугородний звонок застал Сергея в коридоре, когда он надевал ботинки. Наступая на шнурки, кинулся в комнату.
— Аллё! Слушаю, аллё…
— Углегорск заказывали? — прогнусавила трубка.
— Совсем забыл, что заказал междугороднюю…
— Что вы сказали?
— Ничего. Соединяйте.
— Соединяю. Говорите.
— Мама! Мама, ты слышишь меня?!
— Ты чего так кричишь, сынок? Я слышу тебя хорошо. Как будто ты дома, в соседней комнате. И сейчас выйдешь ко мне.
— Мама, как ты себя чувствуешь?
— Скриплю помаленьку. Ничего интересного. Ты о себе расскажи? Почему так редко звонишь?
— Дела… Целый день, как белка в колесе.
— Ну да. Ты же у нас всегда был неуёмным мальчиком. Помню, как свожу тебя в кукольный театр, так ты после спектакля из пластилина фигурок налепишь, ребятню дворовую соберёшь и…
— Сладкие воспоминания о детстве. Конечно, я помню, мама, как разыгрывал перед ними только что увиденное представление.
— А наша соседка… помнишь Галину Михайловну? Она всегда тебя в пример своим сыновьям ставила, — подхватила мама.
— Ещё бы! Пацаны целыми днями мяч на пустыре гоняли, а ты меня и в библиотеку записала, и в разные кружки водила. Занималась моим, так сказать, эстетическим воспитанием. Помню, как сначала я бурно протестовал, потом смирился. А сейчас так благодарен тебе за это. Неотёсанный балбес, каковым я был и каковым мог остаться, как многие из друзей детства, стал вполне приличным джентльменом. Весьма востребованным, между прочим.
— Я Галине Михайловне читала твои письма. Мы с ней живенько представляли, как ты с репетиции в драмкружок летишь. А оттуда на какую-нибудь запись на радио. У нас до сих пор по телевизору передачу «Сказка, рассказанная на ночь», которую ты придумал, каждую субботу показывают. Год прошёл с тех пор, как ты уехал. А они всё звонят, спрашивают, возвращаться не собираешься?.. Не собираешься, Серёжа?
— Нет, ма. У меня тут всё удачно складывается. В театре всё тип-топ. С издательством на книжку собираюсь договор подписывать. Ну, не совсем подписывать… переговоры веду пока. Но к этому всё идёт.
— Ты говоришь о рассказах, которые начал сочинять ещё дома, которые в детской газете печатали? Как я рада за тебя, умница ты моя родная.
— Я ещё несколько вещиц написал.
— Ваше время истекло.
— Погодите…
— Разъединяю.
— Я люблю тебя, мама!
Короткие гудки застучали в ответ.
— Эх, девушка…— со вздохом проворчал он, поглядел на часы и принялся шнуровать ботинки. — Чего ты, деловой товарищ, всего пять минут заказал? Может повторить заказ… но… это целый час ожидания… а ребята в кафе ждут. Успею объясниться в любви в следующий раз. Мама поймёт. Она же меня так любит.
                                      ***
Спросонок Сергей кинулся к двери и только потом сообразил – трезвонит телефон. Вернулся, нашарил трубку.
— Слушаю… — язык после дружеского застолья прилипал к гортани. — Говорите… — просипел он.
— Соединяю… — сдерживая зевоту, выдала трубка.
— Сынок, что случилось? Три раза набирали по твоему заказу, а ты не отвечал. Извелась вся.
—Понимаешь, — замешкался Сергей, — на пару минут заглянул в издательство, а там дым коромыслом. У приятеля книжка вышла, и понеслась душа в рай. Извини, пожалуйста. Как ты себя чувствуешь?
— Сердечко прихватило. Но ты не волнуйся. Разговора ожидаючи, переволновалась. У тебя всё в порядке?
— Я… я… — чёртова гортань опять слиплась так, что он не смог толком выдавить из себя ни звука.
— Сынок, — спохватилась мама, — сейчас же ночь глубокая, а я спать тебе не даю своими вопросами. Будь здоров, родной мой. Целую тебя крепко.
— Мама, — наконец его голос прорезался, — я люблю тебя…
Короткие гудки иголками впились в ухо.
***
Его позвали к телефону прямо с репетиции.
— Здравствуй, Серёжа…
— Кто это?
— Галина Михайловна. Не узнаёшь? Соседка ваша по лестничной площадке.
— А – а… тётя Галя! Здравствуйте. Что случилось?
— Ещё ничего. Но… как бы это сказать…
— Тёть Галь, не тяните, пожалуйста! Меня прямо со сцены вытащили.
— Да – да, понимаю… со сцены. В общем, Серёжа, мама твоя плохо себя чувствует.
— Я ей сегодня перезвоню.
— Она все эти дни ждала твоего звонка. А утром её увезли в больницу.
— Что с ней?
— Сердце. Ты бы не мог приехать на несколько деньков?
— Сейчас? Что вы. Спектакль на выпуске. Как только освобожусь, сразу приеду. Честное слово. Она же под наблюдением врачей?
— Ей бы сейчас под твоим наблюдением побыть. Она так хочет тебя увидеть…
— Тёть Галь, вы извините, но мне пора! Передайте маме, что я люблю её…
Последнюю фразу снова прервали монотонные гудки.
Возвращаясь на сцену, Сергей мысленно проиграл дальнейшую картину своих действий. Он перезвонит тёте Гале, выяснит, в какую больницу увезли мать, в какое отделение положили. Потом по справочной узнает телефон ординаторской, переговорит с врачом. А тот передаст матери, почему сын никак не сможет приехать в ближайшие дни. Мама поймёт. Она всегда его понимала. А может её даже к телефону подзовут. Он успокоит её, скажет, что они скоро увидятся, что он её любит.
Со спокойной душой Сергей вышел на сценическую площадку.
***
На проходной театра, стараясь не встречаться с ним взглядом, вахтёр протянул телеграмму. Сергей второпях вскрыл её и замер на месте .
«Серёжа твоя мама скончалась прими мои соболезнования»
— Господи... Нет...— скомкав телеграмму, пробормотал он. — Я же завтра собрался идти за билетом к тебе, мама...


Рецензии
Здравствуйте, Геннадий!
Мама и поняла всё: какие-то дела и обстоятельства вытеснили, подвинули, заняли её уголок в сердце героя. Пережить этого не смогла. Сын составлял смысл её жизни.

Спешите делать нужные дела, ибо однажды наступает день, когда становится темно и поздно.

Рассказ понравился. Сюжет не нов, НО вечен.

Спасибо.
С пожеланиями всяческих удач и успехов,

Казакова Надежда   27.10.2017 09:59     Заявить о нарушении
Большое спасибо, Надежда, всего доброго.

Геннадий Киселев   27.10.2017 15:57   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.