Пламенным патриотам Проза. Ру

Пламенным патриотам ПРОЗА. РУ, а также  Розалии Соломоновне Залкинд (парт. псевдонимы – «Землячка» и «Демон»)  ПОСВЯЩАЕТСЯ.


                                                  Ай ду-ду,  да ай ду-ду.
                                                  Поцелуй меня в пилотку
                                                  Как целуют патриотку
                                                  Прямо в красную звезду.


     «Пулемёты в Крыму работали не переставая, пока товарищ Демон не скомандовала: «Жаль на них патронов. Топить. И всё.»
Приговорённых к казни собирали на баржу, привязывали к ногам камни и сбрасывали в море. Часто это делалось на глазах у жён и малых детей, которые стояли на берегу на коленях и молили о пощаде. Но как сказал нарком просвещения Луначарский: «Долой любовь к ближнему! Мы должны научиться ненависти.» Потом рыбаки, выходящие на лов, видели, как в воде стоит армия мертвецов. Розалия не только давала отмашку на уничтожение людей, но и активно принимала участие в казнях. Носилась в комиссарской кожанке с маузером на боку из города в город, из поселка в поселок  - «фурия красного террора», как назвал её Александр Солженицын.»
Отрывок из статьи «Товарищ Демон»
 
(«Аргументы и факты», N47, 21/11 2012 г.)

     Привычка прятаться за партийным псевдонимом была вызвана, скорее, не желанием скрыть свою неблагозвучную фамилию, а  романтизмом не в меру экзальтированных детей (демонов?) революции. Они так фанатично верили в свою непогрешимость, что были готовы на всё.  Абсолютно на всё!

     Такой же безграничной верой отличались  и «комиссары для особых поручений» - люди, приводившие в исполнение приговор к высшей мере наказания. Были среди них стахановцы-чемпионы, которые в иные дни расстреливали по 250 человек (!!!).

Василий Михайлович Блохин, руководивший расстрелами с 1926 года до 1953 года и дослужившийся до звания генерал-майора МГБ СССР  лично расстрелял не менее 15 000 (!!!)  «врагов народа». Впоследствии его назовут «человеком в кожаном фартуке». Бывший начальник Калининского УНКВД генерал-майор Д. С.  Токарев, расстрелявший в Калинине вместе с Блохиным  6311 польских военнопленных, так описывал эту работу:
«И тут я увидел весь этот ужас… Блохин натянул свою специальную одежду: коричневую кожаную кепку, длинный кожаный коричневый фартук, кожаные коричневые перчатки с крагами выше локтей. На меня это произвело огромное впечатление — я увидел палача!»
Партия и органы высоко ценили своего главного комиссара для особых поручений. За свой доблестный и ударный труд Василия Михайловича  наградили в 1937 г. орденом «Знак Почёта», а за расстрел поляков в 1940-ом – орденом Красного Знамени.

Были и расстрельщики рангом пониже, например, Петр Иванович Магго, расстрелявший всего 10 000 (!) человек, однако, также награжденный орденом Красного Знамени в конце 1937 года «ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ ВАЖНЕЙШИХ ЗАДАНИЙ ПРАВИТЕЛЬСТВА».

Этим товарищам не нужны были псевдонимы, да и фамилии у них были вполне произносимые.
     Но речь, как вы верно уже успели догадаться, пойдет не о демонах революции и не о доблестных стахановцах органов, а о современных комиссарах и пламенных патриотах литературного портала ПРОЗА. РУ.
Они не размахивают маузером и кожанок точно не носят. Впрочем, кто знает?  Ведь проявляют они свои патриотические чувства в виртуальном пространстве и не выносят смертных приговоров, а всего лишь - РЕАГИРУЮТ.
Реагируют страстно и яростно. Вот только врагами и предателями они считают всех живущих за рубежом авторов. Или, почти всех. Собственно, произведений этих авторов они, как правило, не читают. Достаточно, априори, знать, что автор жил в СССР, а сейчас, не важно по каким причинам, живет за границей.  Их раздражает не сам факт проживания, а то, что человек смеет  порой (какой кошмар) критически высказывать свое мнение о происходящем в мире.  Тебя тут же  пригвоздят к стене, обозвав  «злобным русофобом», а могут и вовсе в «либерасты» определить. И будь ты литературным дарованием  и  порядочным во всех отношениях человеком – это совершенно не волнует записных виртуальных патриотов. Быка тоже не интересует чья рука соткала мулету тореадора, он яростно бросается на красную тряпку, только потому, что она красная. Также и эти ребята с пламенным мотором вместо сердца люто ненавидят тебя только за то:
 
- что ты вместе со всем российским народом не подвергаешься санкциям «гребаного Запада».

- что ты живешь припеваючи за бугром и оттуда «крутишь фиги русскому народу».

- что ты вообще смеешь критиковать и открывать «свою паршивую пасть».


В этом месте, как выстрел из маузера, следует окрик: «Не сметь очернять и клеветать на мою Родину!!!»

И тогда ошарашенный и оглушенный зарубежный автор робко замечает, что Родина – это не только достояние грозного оппонента, но и его Родина, хоть он и проживает в настоящий момент за рубежом. Но его тут же поставят на место, дескать,  ты давно продал и предал свою родину. Благо всё же, что разговор происходит в виртуальном пространстве и никто при этом не тычет маузером под нос.

     Такие обвинения я уже слышал в свой адрес. Но недавно, пОходя, даже не в виде рецензии на произведение, а так, случайно попал под раздачу одной дамы-патриотки.  Вклинившись в мой отзыв другому автору она огульно оскорбила меня  и человека, весьма заслуженного и уважаемого не  только за свои произведения, но и за честное служение отечеству.  Обозвала нас «трусливыми русофобами», как это принято у грозных комиссаров, со всею  революционной страстностью и безапелляционностью; прибила ржавыми гвоздями свой гневный ярлык и канула в виртуале, а я пытаюсь сказать вдогонку:

«Товарищ!  Помогите мне разобраться с понятием Родина!  Так получилось, что три места в моей жизни навсегда поселились в душе и сердце.
Это остров Сахалин, где я появился на свет, где мой отец после войны строил узкоколейку, мосты и туннели. Так что, Сахалин – это мой остров, моя Родина!  Он навсегда, до гробовой доски в моем сердце, крови и даже генах. И я до сих пор считаю себя островитянином.
 
Второе место – Юг Украины, где прошла моя юность, где я встретил первую любовь, где меня научили строить корабли, где родилась моя дочь...где на городском николаевском кладбище покоится мой отец.

И я  люблю эти места, несмотря на то, что здесь меня впервые, пока еще беззлобно, обозвали «жидом»,  что страна болеет и ее героями становятся личности,  против которых воевал мой отец – гвардии сержант, механик-водитель танка, кавалер ордена Славы,  что какие-то уроды, именующие себя украинскими патриотами, стреляли из мелкашки в его фотографию на памятнике(наверное, не понравилось отчество). Несмотря на то что, как вышеупомянутые товарищи комиссары, некоторые нынешние демоны революции с не терпящей возражений безапелляционностью продолжают делить народ на «своих и чужих».
 
Батя! Ты чудом выжил тогда в 44-ом на Балатоне, когда из горящего танка вытаскивал через люк  механика-водителя своего русского командира Андрюху, который успел провоевать только четыре недели после училища. Его убили осколки ваших разорвавшихся внутри снарядов. А тебя, батя, добили из мелкашки те, гордящиеся своим происхождением подонки на городском николаевском кладбище...

Но несмотря на все плохое, что с моей точки зрения  происходит там сегодня – я люблю тебя, Украина, и ты тоже навсегда в моем сердце.

И вот, теперь Израиль, куда я прилетел, чтобы сделали операцию жене, где спасли мою дочь, где она отслужила армию, где я встречу свою старость и где меня до сих пор беззлобно называют «руси» и это вызывает лишь мою улыбку...

     Я говорю в виртуальную пустоту где меня давно никто не слышит, а наклеившая ярлык пламенная патриотка уже ищет новых «врагов народа».

Перед тем как выключить компьютер, я с досадой добавляю:

Мне глубоко плевать, товарищи, на ваши комиссарские замашки и буйные проявления патриотизма!
Дайте мне спокойно и тихо любить свои три Родины! 



(Вверху - фотография пламенной революционерки "Землячки")


Рецензии
На это произведение написаны 72 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.