Последний охотник

25 мая 2000 год.

Окраина небольшого французского городка Шалон-сюр-Сон, южная часть Бургундии.

Предзакатное солнце отчаянно пробивалось сквозь плотные римские шторы, которыми были увешены маленькие окошки светлой, но небольшой кухни. Мебель цвета слоновой кости приобретала интересный золотой оттенок, теперь она еще больше сочеталась с текстилем цвета спелых оливок. Вокруг витал аромат свежего козьего сыра и жареного чеснока. В духовке доходило до полной готовности кокосовое печенье, на газу бурлил суп, а на столе лежала тушка обезглавленной курицы, смазанная светло-коричневым соусом.

Вивьен, надев на руки, покрытые ранними морщинами и старыми шрамами, кухонные перчатки, приоткрыла духовку и извлекла ароматную золотистую выпечку. Затем, немного помедлив, направилась на широкую застекленную веранду. Дерево от старости покрылось трещинами, краска давно уже слезла. Все соседи сменили окна на пластиковые, женщина помнит, что пару лет назад такие окна считались некой новинкой на строительном рынке, а теперь она единственная обладательница деревянных рам на старой улице.
 
Она приоткрыла одно из окон, и по округи разлетелся противный скрип. Вивьен вдохнула приятный кокосовый запах и поставила противень перед открытым окном. Раздался легкий хлопок, словно футбольный мяч ударился о мягкую траву. Молодые листья зашелестели совсем близко, на секунду женщине показалось - она слышит шаги, такие бесшумные и осторожные, что неподготовленный слух вряд ли бы засек их. Вивьен огляделась по сторонам, неуверенно отступив назад.

- Ррррааааррр! - Прямо под окном раздался неожиданный душераздирающий крик, и Вивьен, испуганно вздрогнув, заметила клочок темных волос.

- Боже, спаси и сохрани! - Прокричала она. - Во имя детей моих! - Вивьен хотела стремглав помчаться на кухню, но вид знакомой человеческой руки, тянущейся за печеньем, остановил её.

- О да, я монстр, жаждущий украсть эти вкусные печенья! - Это был до боли знакомый голос.

- И мне достань! - Такой же знакомый, но более тонкий голосок молил, выпрашивая сладкую выпечку.

Вивьен одновременно зло и недоумевающе покачала головой, а затем сильно шлепнула человека по руке, дабы защитить новоиспеченные печенья. 

- Вот дураки,- раздраженно пробормотала она. - У меня на вас нервов не хватит такими темпами! Базиль, Гюстав, как вы оказались на улице, минуту назад я слышала шум наверху. - Вивьен, остерегаясь чего-то поистине страшного, обернулась, но позади, если и было что-то жуткое, так это труп курицы. - Ну-ка говорите, как оказались в саду!

- Через окно, мамочка, - виновато пробурчал Гюстав.

- Я просила не делать этого, вы можете разбиться! - Одновременно заботливо и со злостью взвыла она.

- Прости, мам, - равнодушно выдал Базиль. - Но мы же охотники, нам нужно еще постараться, чтобы разбиться, - попытался уверить её он.

Она глянула вниз на парней. Их каштановые волосы развивал разгулявшийся ветер. Базиль жизнерадостно поглядывал на мать, а Гюстав напротив виновато тупил взгляд. Их серые задумчивые глаза были роднее всего на свете для Вивьен, она так не хотела, чтобы сыновья взрослели. Старший рвался в бой лет с пяти, а младший, казалось, был готов всю жизнь провести под крылом матери. Такие похожие, но такие разные.

- Живо домой! - Прокричала женщина, и сыновья, толкая друг друга плечами и весело хихикая, направились к деревянной двери.

Вивьен посмотрела вдаль, солнце погружалось за линию горизонта, и самые последние, слабые лучи расстилались по земле. На небосводе виднелся мутный силуэт полной луны. Женщина перекрестилась, удаляясь на кухню.

- Ужин уже скоро? - Требовательным голосом спросил Базиль. - А то я умру с голоду, - выдал он, поглаживая живот.

- Вы час назад ели, ребята, - удивилась мать.

- Ну, когда это было! - Возразил младший, разводя руками. - А сейчас мы готовы убить за кусок твоей чудесной курицы!

Старший брат, минуя обеденный стол, подкрался к Вивьен и схватил со стола кусок козьего сыра, моментально запихнув в рот. Гюстав в свою очередь ухватил половинку банана и принялся уничтожать фрукт. Вивьен на секунду задумалась о том, какие же у нее красивые сыновья, наверное, живи они нормальной жизнь, за ними бегали бы толпы девчонок.

- Так, я вас что просила сделать? - Строго спросила она, и парни, словно по команде, виновато склонили головы. - Так почему вы здесь, а не наверху? - Она пальцем указала на деревянную лестницу, окрашенную светлой краской, и они послушно затопали, постукивая по старому темному паркету. - Когда отец вернется с работы, будем ужинать, а пока выполняйте мою просьбу.

Вивьен, добавив козий сыр в кастрюлю со светло-зеленым, густым супом, подошла к курице. Она уложила тушку на металлический противень, густо смазанный маслом, а затем направилась в сторону духовки. Открыв дверцу, Вивьен ощутила, как горячий воздух обдал её лицо и плечи, она тут же поставила курицу внутрь и закрыла духовку, вытирая со лба капли пота.

В замочной скважине что-то затрещало, затем раздался скрип открывающейся двери и стук быстрых шагов по коридору. "Вот и Ален пришел" - подумала женщина. Но все же крепче сжала в руках большой нож для разделки рыбы. Она всегда была начеку и постоянно чего-то опасалась.

- Вивьен! - Выкрикивая её имя, на кухню забежал муж, лихорадочно оглядываясь по сторонам; она сразу поняла, что что-то не так. - Они идут за нами, нужно бежать! - Взвыл он и принялся закрывать дверь, ведущую на веранду.

- О нет... - прошептала она, выпустив из руки нож. - А что двое... четверо взрослых охотников не справятся? - Растерянно спросила она, придвигая обеденный стол, чтобы замуровать проход.
- Даже если Базиль и Гюстав возьмутся за оружие, нам не одолеть, - с печалью в голосе произнес он. - На нас идет нечто ужасное. - Дрожь в его голосе выдавала жуткие мысли, он понимал, что их семья в безвыходном положении.

- Не стоит скрывать правды, дорогой, - обнимая его за плечи, произнесла Вивьен. - За нами идет сама смерть?

- За нами идет самый ужасный Зверь, какого я только видывал, - вздрогнув, прошептал он, - он идет, чтобы отомстить.

- Тот Зверь, что убил уже шесть семей потомственных охотников, - пробубнила она, устремив взгляд на деревянную лестницу. - Мы ничем не лучше, чем другие, мы не сильнее. Но я не дам навредить моим детям! - В её голосе слышался гнев, самый настоящий гнев, а серые глаза потемнели. - Пускай они бегут, а мы останемся ждать, чтобы задержать монстра.

- Нас и на пять минут не хватит... - пробубнил Ален, растерянно приоткрыв рот.

- Это не важно, дорогой, главное - дети.

Она провела руками по его каштановым волосам, светло-карие глаза мужа дергались ни то от испуга, ни то от отчаяния. Мышцы в напряжении заиграли на его руках сквозь тонкую льняную рубашку. Ален взял любимую за руку и поцеловал в лоб, поглаживая льняные волосы. Она знала, что это был поцелуй на прощанье.

Вивьен устремилась вверх по скрипучей лестнице, и парни выбежали ей навстречу из детской спальни. Женщина смотрела на них, понимая, что больше никогда не увидит. Она никогда не обнимет своих прекрасных мальчиков, не отругает, не похвалит, не накормит, не увидит, как они вырастут.

- Вы должны сейчас же бежать: соберите все необходимое и на выход! - Заявила она, но парни стояли, как вкопанные. - Живо! - Завопила Вивьен, взмахнув руками, и братья направились в свои комнаты чуть ли не бегом.

Женщина быстро зашла в спальню и устремила взгляд на репродукцию картины "Сотворение Адама". Вивьен сходу сбросила полотно со стены, её глазам открылся большой сейф из темного металла. Защитный код тут же всплыл в памяти, а пальцы лихорадочно застучали по белым кнопкам. Дверца открылась, и Вивьен дернула за круглую блестящую ручку. 

Внутри лежали невероятной красоты кленки с выкованными на них объёмными розами, шипы которых могли поранить руки обычного человека, вдали виднелся арбалет, украшенный голубыми камнями, рядом несколько мощных стрел, тяжелый меч с красным агатом на рукояти, и массивное двуствольное ружье. Всё из чистого серебра.

Вивьен схватила в руки ружьё и рисунки на нем, изображающие птиц в райском саду, налились голубым свечением. Грудь загорелась от боли, и женщина схватилась за рубашку. Лёгкое движение свободной руки, и ткань разорвана ровно посередине. По телу Вивьен от брюк да самой шеи голубым пламенем вырисовывалась татуировка. Непонятные символы, слова на латыни и вьющиеся розы покрыли живот и грудь.

Женщина продолжила доставать оружие. Ей понадобилось пару кинжалов, шкатулка с серебряными пулями и меч. Вивьен словно была в страшном сне. Последний раз она использовала всё это еще до рождения сыновей.

- Мама, - за спиной послышался голос. - Что происходит, мама? - Это был Гюстав.

- За нами скоро придут, вы должны бежать, - решительно сказала она, заряжая ружье, и через секунду направилась на первый этаж.

Ален стоял в коридоре, вооружившись кухонным ножом. Вивьен без слов кинула ему ружьё, он, конечно, сходу поймал. Затем женщина подошла ближе и засунула мужу за кожаный пояс от брюк небольшой кинжал. Второй также прикрепила к себе, а затем вооружилась мечом, встав в боевую стойку.

Сзади раздался топот ног, Вивьен обернулась. Парни, вооружившись клинками, спускались вниз. В одной руке у Базиля красовался посеребренный кнут, которым он угрожающи бил по порожкам, и из-под ударов вылетали голубые искры. Вивьен отказывалась смотреть, как Ален их тренирует, поэтому впервые видела парней с  рунической меткой.

- Мы не дадим вам умереть! - Прокричал Гюстав.

- Мы должны сражаться! - Добавил Базиль.

От злости из глаз матери, в прямом смысле, посыпались голубоватые искры. Она подошла ближе и толкнула братьев назад к лестнице, но те даже не пошатнулись. Вивьен взвыла и замахнулась мечом, пронося его в сантиметре от голых торсов парней. Гюстав сделал шаг назад, но Базиль остался невозмутимым.

- Я сказала, чтоб вы уносили ноги! - Закричала мать. - Что вы из себя возомнили, вы же ни одного Зверя не убили! - То и дела толкая Базиля в грудь, вопила она. - Я не хочу видеть, как вас разрывают на части, поэтому вон! - Из глаз матери потекли слезы и голубой огонь стал слабее. - Я прошу вас, ради меня, уходите через окно пока...- Вивьен еще не успела договорить, когда по двери кто-то сильно ударил всем телом.

Парни и мать дружно глянули в окно, солнце уже скрывалось за горизонтом, и лучи больше не скользили по поверхности, пробиваясь сквозь римские шторы. Полная луна набирала силу, освещая улицу легким, серебристым перламутром. Братья прочитали в глазах матери ужас, она глянула на дверь, а затем, не произнося ни слова, толкнула братьев на лестницу, указывая пальцем на детскую комнату. Вивьен прошептала после очередного сильного толчка: "Берите её и в окно, только тихо".

Братья развернулись, чтобы бежать наверх, и в туже секунду дверь слетела с петель. Базиль и Гюстав слышали, как раздался выстрел, и глухо простонал отец. Затем послышался свист меча, рассекающего воздух. Мать была права: их тренировки - просто игра. Страх окутала сознание братьев, сердце колотилось в груди, как у испуганных крыс.

В коридоре было темно, и Вивьен не могла разглядеть морду чудовища, покрытого темной шерстью. Огромная туша, даже больше племенного быка, обрушилась на мужа после того, как он прострелил зверю плечо. Вивьен занесла меч, но из двери в дом проник второй монстр. Зверь был меньше своего собрата, поэтому не шел на атаку лоб в лоб. Существо, оттолкнувшись о стену коридора, пролетело мимо Вивьен в гостиную, бесшумно приземлившись. Ален засунул двустволку между острыми клыками, сдерживая огромную пасть.

Вивьен вынесла в голове вердикт, что с двумя Зверями им справиться поможет только чудо. И в туже секунду в коридор проник третий монстр, совсем маленький, как обычный волк. Вивьен занесла меч, чтоб ударить второго, когда тот, прижимаясь к полу, устремился в её сторону. Она промахнулась, потому что Зверь крайне быстро отскочил в сторону, вцепившись в лестницу острыми когтями, и Вивьен гневно закричала, выдергивая из паркета острие тяжелого меча.

- Как думаешь, маму ранили? - Услышав крик, спросил Гюстав, а из его глаз стекли слеза.

Братья стояли посреди детской комнаты, устремив взгляд в открытое окно. Луна сияла все сильнее. Они понимали, что родители не протянут до рассвета. Нужно был решать: остаться или бежать без оглядки.

- Надеюсь, что нет, - ответил Базиль, подойдя ближе к окну.

- Уходишь? - Спросил младший, на что брат согласно кивну.

Гюстав еще не успел ничего сказать в ответ, как брат, от ужаса широко раскрыв глаза, лихорадочно схватился за кнут. Младший почувствовал сильный удар в спину и упал на пол, успев выставить вперед руки. На нем сидел темно-коричневый Зверь размером с волка. Карие глаза были наполнены злобой и жаждой человеческой плоти. Монстр оскалил зубы, желая впиться в шею Гюстава, но Базиль занес над головой кнут, который моментально обвился вокруг косматой шеи. Парень дернул Зверя вперед, тем самым освободив брата. Гюстав вскочил, схватив в руки кинжал, и занес его над монстром, но тот, дернув старшего брата вперед, столкнул парней.

- Тварь! - Прокричал Гюстав, удерживая Базиля, когда монстр стал тянуть на себя кнут. - Отпусти чертов кнут! - Завопил он.

Зверь сиганул на парней, но Гюстав провел острым лезвием по брюху монстра, и тот сердито взвыл, удаляясь в темноту соседней комнаты. Братья посмотрели друг на друга, и, подняв кнут, сгруппировались, ожидая следующую попытку нападения.

- Ален! - Прокричала Вивьен, когда услышала скрежет гнущегося металла.

Она устремилась на помощь к мужу, но второй монстр впился острыми клыками в её левую ногу и поволок в сторону кухни. Несмотря на ужасную боль, Вивьен ухватилась за массивный ярко-зелёный диван, который занимал полгостиной. Зверь резко дернул, и кусок плоти остался у него в пасти. Женщина поднялась на локтях и, перевернувшись на спину, схватила меч.

- Нет-Нет! - Вопил Ален. - Я не потомственный охотник! - Он словно говорил с немым Зверем, который лишь рычал, обрызгивая лицо мужчины слюнями. - Вы пришли не в тот дом! - Прокричал он, но жена понимала, что Звери не настолько тупые, они видят рунические метки на их телах.

Второй по размеру Зверь, проглотив кусок вырванной плоти, с рыком направился в сторону Вивьен, но она, стоя на коленях, резко махнула мечом, разрубив переднюю лапу до кости. Монстр свалился набок, жалобно скуля, и тогда женщина встала и, прихрамывая, направилась на помощь к мужу.

В коридоре буквально каждый сантиметр был залит кровью. Вивьен ужаснулась, когда увидела, как Зверь за волосы держит оторванную голову мужа, демонстративно поблескивая глазами. Из неё вырвался глухой стон, выражающий самою глубокую печаль, что могла настигнуть Вивьен.

- Слышал? - Прошептал Гюстав. - Мама кричит, что-то страшное произошло, - констатировал он.

Базиль, согласно помотав головой, хлестнул кнутом о дверной проем впереди. Из темноты показались два глаза, но туту же исчезли в глубине комнаты. Младший брат сделал шаг вперед, держа перед собой кинжал, от которого исходило слабое голубое свечение, но ни единого шороха не послышалось. Тогда Гюстав шагнул вперед еще раз, а старший брат хлестнул кнутом о пол, и искры разлетелись в темноте.

Братья озадаченно посмотрели друг на друга, переводя дух. Затем Гюстав, слегка расслабившись, повернулся к Базилю полубоком, пытаясь что-то сказать.

- Кажется, ушел вниз или в комнату родителей, - тихо пробормотал он и старший брат пожал плечами.

Базиль перестал настороженно вглядываться в темноту и, опустив кнут, обернулся к окну. Гюстав, продолжая сжимать кинжал в руке, устремил взгляд туда же. Братья тяжело выдохнули и, казалось, собрались выполнить указания матери. Первым шаг сделал Базиль, такой неуверенный и робкий шаг в никуда.

Гюстав собирался идти за ним, когда острые когти неожиданно впились в его бок, разорвав футболку. Он вместе с монстром клубком покатился по полу, снося с ног Базиля. Тот принялся направо и налево размахивать серебряным кнутом, пока не сбил со стола стеклянную рамку, которая разлетевшись вдребезги, отрикошетила в спину Зверя, задев руки Гюстава. Оба закричали от боли.



Вивьен, услышав крики сыновей, наконец, осознала - они не послушались её. Огромный Зверь довольно улыбался, вцепившись когтями в грудь Алена, в то время как голова мужа прикатилась к ногам Вивьен. Она, отличающаяся отличным слухом, слышала, как второй монстр пытается незаметно подкрасться сзади. Женщина сделал вид, будто не слышит этого. Когда Зверь, почти бесшумно оттолкнувшись от пола, бросился на нее, она резко обернулась, занося меч. Удар пришелся прямо посередине брюха, и монстр отлетел под когтистые лапы своего собрата.

Вивьен побежала вверх по лестнице, в то время как огромный Звери вылизывал рану более маленького, который корчился от боли, извиваясь рядом с телом мертвого Алена. Сила монстра выбила из рук меч, поэтому Вивьен, забежав в свою комнату, схватила арбалет, тут же зарядив его. Застав ком из дерущихся парней и мелкого Зверя, мать безошибочно выстрелила в спину монстра. Тот, скуля, метнулся в её сторону, но получив вторую стрелу, неожиданно вылетел в окно.

На полу лежал исцарапанный Базиль и полумертвый Гюстав. Из его разодранной шеи фонтаном била кровь, она же текла из раненого бока и рук. Старший брат виновато посмотрел на мать, пытаясь зажать рану на шее младшего. Тот что-то бубнил, а изо рта выходили алые пузыри.

- Нет, - прошептала Вивьен, усаживаясь рядом с сыном. - Ты не можешь умереть, -продолжила она.

Когда мать коснулась груди сына, руническое тату начало медленно растворятся, а Гюстава затрясло в предсмертной агонии. Неожиданно тело успокоилось, но глаза теперь смотрели в никуда. Проглотив ком в горле, Вивьен закрыла сыну глаза. "Самое страшное - видеть, как твой ребенок умирает!" - подумала она.

Услышав на лестнице скрип, Вивьен, вскочив, направилась туда, указывая Базилю на окно. Но он потянулся за кнутом, вставая с пола. Мать увидела перед собой огромного Зверя. Такого гигантского монстра еще в природе не существовало, а стрел для арбалета больше не было. Существо рычало, а из окровавленной пасти текла слюна. Вивьен, достав кинжал, собралась идти в атаку, как вдруг вокруг лапы Зверя обвился серебряный кнут. Существо, не прилагая особых усилий, дернуло на себя парня. Тот, не имея шанса устоять на ногах, перелетел через монстра и упал на первый этаж.

Слыша крики матери, Базиль приоткрыл глаза, скривившись от боли. Над ним стояли два Зверя, жадно облизываясь. Парень успел лишь закрыть лицо руками, когда острые, как кинжалы, зубы впились в его кожу, разрывая одежду и плоть. Он отчаянно закричал, зовя маму на помощь, но она не могла помочь ему. Кровь разливалась по коридору, куски человеческого мяса летели в разные стороны, а Базиль продолжал кричать.

Зверь, глянув вниз, довольно оскалил зубы. Вивьен гневно закричала, выстави перед собой кинжал. Тогда монстр, словно грациозная кошка, оттолкнулся задними лапами, сбивая женщину с ног. Кинжал вонзился в горло существа, но оно, сплюнув на лицо Вивьен горячую черную кровь, широко раскрыло пасть. Смоляная шерсть сливалась с темнотой, и чудовище казалось еще больше. Вивьен смотрела на уродливую морду, на фоне которой выделялись красивые человеческие глаза, одновременно полные ярости и глубокой печали.

- Ты из семьи Шастель? - Голос, словно звучал у нее в голове, эхо исходило от самой Вивьен. - Говори!

- Да! - Воскликнула она, теперь Вивьен поняла, почему Ален говорил с этим Зверем перед смертью, всему виной телепатия. - Я потомственный охотник! - Гордо закончила она, плюнув в уродливую морду монстра.

- Твой род виновен в смерти Жеводанского Зверя! Ты приговариваешься к смерти! - Прорычало чудовище. - Вы последняя семья, я истребила всех, - завершил Зверь.

Оскалив зубы, Зверь собрался перегрызть Вивьен горло, когда из детской раздался тихий плач. Монстр задрал голову, озираясь по сторонам, а струя горячей крови из шеи чудовища полилась прямо на лицо Вивьен.

- Нет!- Воскликнула она, потянувшись за ножом. - Только не она! Только не моя дочь!

Монстр не позволил выдернуть нож и хитро заулыбался звериной ухмылкой. Он облизал окровавленный зубы и крепко вцепился в лицо женщины. Та стала колотить по косматой груди руками, перебирая под тушей обездвиженными ногами до тех пор, пока её череп не лопнул под давлением челюстей. Крик младенца все продолжался и продолжался. В колыбели лежала последняя из семьи Шастель.


Рецензии