Старший брат

ПРОИЗВЕДЕНИЕ НЕ ПРОШЛО КОРРЕКТУРУ

По перепонкам, следуя четкому ритму, выбивали дробь палочки. Добрый вечер! Сегодня в программе… Ловкость рук и никакого мошенничества… Третий за неделю случай кражи из супермаркета, подробности с места происшествия. Главы восьми государств возложили венки к  мемориалу в центре города... Тысячи жителей вышли почтить память невинных жертв. Миссис Хью, обманутая и всеми покинутая. Возможно ли быть околпаченной самим государством? Сколько кругов в бюрократической преисподней?  Это и многое другое в нашей сегодняшней передаче.


Привычная, хотя и несколько заезженная заставка исчезла, на экране появилась покрытая густым слоем шерсти ведущая. Лишенный от природы многих качеств человек был вынужден или довольствоваться тем, что есть (что противно всему его существу), или по мере возможности привлекать к выполнению непосильных для себя функций тех, кто выполнит их с большей отдачей.  Так на пашне появился вол, на мостовой перевозящий пассажиров и грузы конь, охранник, работающий на таможне нюхач и даже циркач. Может ли вызвать удивление появившаяся на экране макака – всего лишь естественное продолжение того же самого логического ряда? Для оставшегося процента сомневающихся в качестве довода могу привести только одно: ни одной конвенцией или другим регулирующим права соглашением это не запрещено, а по старому доброму юридическому постулату –Всё, что не запрещено, разрешено… А от «разрешено» один шаг до «возможно». Все большее количество животных вовлекалось в хозяйственную деятельность человека.



Макака, прошедшая едва ли менее жесткую подготовку, чем ее предки, солирующие когда-то в шапито, четко, не пренебрегая правилами артикуляции проговорила текст - было бы наивно полагать, что система символов и абстракций доступна только человеку. Все свободное от работы время ведущая ходила с набитым орехами ртом, талдыча бессмысленные скороговорки и тренируя речевой аппарат, как и многие ее коллеги, она прошла серьезную школу, о чем свидетельствовали и сдержанная жестикуляция, и располагающая манера общения. Биты информации пучками полетели к различным зрительским аудиториям. Если принципы, на которых строилась вещательная система и не претерпели зачитанных изменений -количество каналов не уменьшилось и они все также бились за рейтинги, -то сами способы передачи данных значительно отличались от тех, которые использовались первоначально: с помощью специальных преобразователей единый контент «расщеплялся» на требуемый, воспринимаемый определенным видом «диалект» ( в самом широком понимании этого слова). Теперь телевизор мог смотреть любой, каким бы он не был мохнатым, член общества.



Включение в общественную систему все новых и новых «участников» неизбежно обратило внимание на то, что восприятие индивидом информации   не только зависит, но и ограничено его «считывающими устройствами» - кому-то нужно направить в известном направлении ус, кому-то пощупать воздух языком, кому-то припасть к земле и ощутить телом вибрации-   у каждого свое «окно в мир». Примитивная передача визуального образа с поддержкой звукового сигнала ушла вместе с эрой классического телевидения-не у каждого перед глазами мигает картинка, а в барабанную перепонку бьет воздушный прибой (да и глаза есть не у всякого). Волчий оскал –эмблема печали, хвост помелом –эмблема любви. Можно себе представить с какими «трудностями перевода» сталкивались специалисты при «перекидывании»  информации на разные языки кодирования для существ обитающих в разных средах, обладающих разными улавливающими органами, разными физическими телами, попросту говоря, шкурами. 



По мере того, как все новые и новые виды существ инкорпорировались в человеческое общество, совершенствовалась и форма общественных отношений. Чем квалифицированнее становился выполняемый новыми участниками труд, тем на более уважительное к себе отношение они могли  рассчитывать, к тому же всякая эксплуатация, как это часто замечалось, сопровождается хоть и жиденьким, но сочувствием. Мелкие, разрозненные очажки участия вылились в заставившее к себе прислушиваться общественное течение, совершенствовалась и законодательная база. Естественно, у тех, кого всё активнее защищали, появились права,  потихоньку они обросли хоть  и микроскопическими, но свободами и стали  членами общества (во всяком случае  трудились и платили налоги исправнее некоторых).




На экране, обхватив микрофон, тараторил репортёр. Внизу бегущей строкой промелькнуло имя. Шустрых ребят у разных «народов» хватает. Многие ли из новых членов общества еще недавно могли похвалиться самым обыкновенным именем? В лучшем случае на них клеился ярлык «отряд –семейство-род-вид» с обескураживающими подробностями частной жизни. За спиной репортера переливалось название упомянутого в заставке супермаркета. Внутри помещения за кассой сидела мягкотелая сотрудница. С прямоугольными зрачками глазки смотрели пугливо, на аккуратненькой, ухоженной головке торчала шляпка работника магазина, из-под пышного воротничка выглядывали 8 пластичных, проворных ручек, снабженных дивизией чувствительных рецепторов. Одна ручка захлопнула кассу с замусоленными купюрами, другая засунула товар в сумку, третья вытерла тряпочкой нечаянно пролившееся из пакета. Последняя смахнула слезинку.  Судя по золотисто-розовому отливу осьминожка была взволнована, сказался перенесенный стресс. 


-Не понимаю, как это могло случиться? –всхлипнула кассирша, - отвлеклась на какую-то секунду  …И надо же…  негодяи…

-Сколько их было?

-Двое… Да, два ничем не примечательных типа, - продолжила сбивчиво потерпевшая, -Всё было как обычно…,- Камера делает порой удивительные вещи, по мере продвижения рассказа осьминожка становилась уже не той бледной несчастной, на которую совершили покушение и чуть было на рабочем месте не прибили, а существом, на которое устремлено ни много ни мало квадриллионы глаз, ушей, щупалец…. Никто и не заметил, как осьминожка перескочила опять на начало, тип теперь оказался один, появились и другие расхождения. Если бы не уверенность в том, что женщина все еще находится под воздействием шока к ней самой появился бы ряд вопросов.


-Один из них подошел и поднес дуло… прям вот сюда…, - три щупальца, один обгоняя другой, поспешили указать место на виске, куда якобы было приставлен пистолет.- Потом он меня… кажется обездвижил… и я стала, как медуза,-  кассирша чуть не расплакалась, больше от женщины ничего нельзя было добиться.

Репортеру понравилось играть в детектива, но действовал он настолько нахраписто и непрофессионально, что результат оказался соответствующий. Осьминожке  пришлось продолжить отвечать на  вопросы, однако, всем без исключения сразу стало ясно, что женщина пересказывает детективный сериал, который крутят сразу после Программы время.


-План перехвата и прочёсывание местности не принесли никакого результата,- перехватила эстафету ведущая, -Престарелый осьминог- трехлетка, а именно им оказался грабитель, даже не покидал супермаркет. Вбежавшие в помещение стражи порядка сбили б его с ног, не забейся он в щель между двумя банкоматами. Осьминог притаился и возможно так и остался бы незамеченным не выдай его его-же собственный щупалец.


Появившийся на экране полицейский приблизился к перепуганному и без того натерпевшемуся старику. Сам того не желая, прячущийся со всей силой реактивного заряда плюнул в обидчика чернилами. Дымное облако, по очертаниям напоминающее осьминога, медленно осело на мундир с погонами. Иначе как оскорбление при исполнении это не могло быть расценено. Клацнули 4 пары наручников.

 
Кассирша всхлипнула, грабитель был как ни как ее рода-племени, самым сметливым стала понятна причина запутанности показаний -  у всех мало-мальски приличных народов присутствует видовое сознание и принято своих покрывать, даже у  примитивнейших из сообществ каннибализм постепенно себя изживал, хотя от остаточных рудиментов не так-то легко избавиться. Наблюдая за тем, как грабителя со всех сторон окружили, осьминожка грешным делом подумала, что если б вора не схватили, ее саму бы принудили компенсировать стоимость украденного, а то и вовсе погнали с работы  в три шеи. С недавних пор работа кассиром стала верхом карьеры осьминожек.


«Весь мир не обогреешь… А так хоть совесть осталась чиста… ни одного пятнышка…»- вздохнула про себя женщина. Отгоняя крамольные мысли, кассирша вдруг вся побагровела. Когда она подняла глаза и посмотрела на возвышающуюся головоногую фигуру, в квадратных зрачках грабителя стоял немой укор. «Если от тебя отворачиваются даже свои, то что же ждать от других...»



После опустошения чернильного мешочка старик едва держался на ногах, предметы и для него приобрели мутные очертания. Вот тебе и выдающие умственные способности. Вот тебе и удивительное строение тела.  Не так давно, в эпоху биопромышленной революции он был чуть ли не лучшим другом Генри Форда... Еще бы, такой малый!  Столько рук, хорошая память, отличная обучаемость. Мозг в форме бублика!... Но, умелые ручки, как и многое другое, отошли в прошлое, получили развитие другие технологии…



Осьминоги теперь работали где придется, в 8 рук мыли машины, устраивались официантами в дешевые кафешки, те, у которых вестибулярный аппарат покрепче, работали вентиляторами в офисах и учреждениях-  не везде еще биостиль вышел из моды. Конечно, некоторым удавалось найти себя и в новых условиях, и дальше продолжать развивать приобретенные навыки– целая династия осьминогов служила в театре, все от мала до велика трудились за пультом управления сценическим оборудованием, один виртуоз-пианист колесил с гастролями по миру- но это были скорее исключения, подтверждающие общую трагическую тенденцию. В угоду чьему-то интеллектуальному, а чаще коммерческому гению многие из них теперь оказались не у дел. Оторванные от родовых связей, семей, традиций тысячи существ скитались и мыкались по подворотням, гибли под колесами машин… Многие окунулись в пучину разврата: курили, пьянствовали, в восемь рук кололись, жили разбоем, грабежом, хулиганством. И даже услугами дома смерти мог воспользоваться не каждый - на пике возросшего спроса отреагировал и рынок, теперь за услугу нужно было платить приличную мзду. Все было отдано на откуп естественных процессов… Адаптация. Переквалификация. Последовательное возвращение в лоно природы. Все это были лишь красивые лозунги. Бюджеты безжалостно резались. И если все это происходило с лучшими из лучших:  дельфинами, осьминогами, обезьянами, собаками можно представить на что  были обречены остальные… Несмотря на манифесты и декларации, отношения все также пронизывала выгода, польза и еще раз выгода!

Если бы гуманистические идеи обладали хотя бы долей живучести таракана! Но, старший брат наигрался…

Кто бы сейчас мог поверить  в то, что когда-то рестораны, прежде чем приготовить из еще копошащегося морского коктейля блюдо, были обязаны подавать посетителям  визитную карточку новоиспеченного или готовящегося к приготовлению другим способом покойника. Преподносилась и предсмертная записка, в которой просили о милости и обещали и впредь вести образ жизни добропорядочных граждан, чтить закон и порядок, подметать струей воды свое жилище, а объедки прилежно складывать в мусорный контейнер. Всё это в прошлом, теперь осьминогов не брали в рестораны даже после долгих слезливых уговоров - многие содержали мелкие металлические детали, которые застревали в зубах у посетителей.


-Могут ли братья меньшие надеяться на улучшение условий жизни? Или все достижения гуманиз…,- конец фразы зажевал последовавший рекламный блок. Даже когда человеческая цивилизация рухнет, некоторое время все еще будет крутится проплаченный рекламный контент.



По экрану проползла траурная процессия. Несколько обезьян под темной вуалью возглавляли шествие, тротуар под ногами шевелился от кишащих внизу хвостов мышей и крыс. С подвыванием ухал оркестр, вместо тарелок по традиции использовались самые обыкновенные кухонные крышки.  Дамы двигались плавно и неспешно, в лапках они держали еловые венки, украшенные бумажными цветами.   Траурная лента опоясывала брюшко каждой. Поистине поражало море звериного горя. Сколько несчастных были замучены в застенках лабораторий. Сколькие погибли от скальпелей, инъекций и тока, не вынеся безумства опытов… Сколько закончили жизнь в аду сковородок… Скольких освежевали заживо…


Последовал еще один рекламный блок. Взвалив на плечи других весь производственный процесс,  двуногие оставили за собой рекламу и другие сопровождающие бизнес сферы, и стригли эту статью доходов также хорошо, как когда-то овец.


На экране появилась птица, которая всегда славилась своими материнскими инстинктами.

-В три дня научу высиживать яйца, - обещала птица желающим хоть как-то развлечься, вчерашние рабочие силы не знали куда себя деть от безделья.

В кружок макраме и вязания приглашала группа из семи пауков, занятия проходили на территории переживающих очередной бум хобби-маркетов. Битва против Труда, казалось, наконец выиграна, человек мог отвлечься и посвятить себя более приятным моментам.


Лиса за умеренную плату сопровождала желающих на концерт и в филармонию. Оговаривалось особое условие –не пользоваться духами и другими афродизиаками, и как следует вымыть шею. Оплата по договоренности. Бегущей строкой указывался телефон некоего Смирнова. Комиссия 50% - у каждого двуногого  свой собственный шкурный интерес. Лиса работала через агента.


В качестве информационной «жвачки» вот уже неделю шла история миссис Хью, судьба которой волновала всех и каждого. Пышная, заслуживающая всяческого уважения матрона с первых кадров покорила зрительскую аудиторию. Миссис Хью потерла пятачок, всем своим видом выражая плачевность своего положения.  Несмотря на цветущий вид мисс (которая оказалась вовсе не миссис, о чем было сообщено только в этой программе) оказалась в самом двусмысленном положении - ее кормили, лелеяли, содержали лучше арабского скакуна, но ей не давали жить по своему усмотрению.  Суррогатное материнство давно поставили на поток, длительность исследований доказала схожесть тканей, многие высказывались за то, что вынашивать потомство в живой утробе лучше, чем в стерильной пластмассовой люльке. Идеальные тепличные условия, в которых содержалась мисс Хью не могли ее не радовать и она  оказалась на редкость нежной мамой, но всему есть предел… Контракт истек несколько месяцев назад, мисс давно хотела собственных деток, а ее уставшая утроба выплевывала и выплевывала человечков. Закон, к ужасу всех потребителей федерального канала, был на стороне обидчиков. Телом мисс овладели путем беспардонного обмана…  женщина не заметила условие, прописанное мелким шрифтом.

 
Ох уж этот милый мелкий шрифт, каким только мошенникам не сослужил он добрую службу…


Завершал программу прогноз погоды и чрезвычайных происшествий. На сейсмостанциях работала команда специалистов, состоящая в основном из змей и ящериц. Ассистирующая им группа двуногих периодически путала предоставленные пресмыкающимися данные и иногда умудрялась подавать прогноз с опозданием.
Однако, в целом команда работала слаженно, во всяком случае не вызывала столько же нареканий, как канувший в Лету гидрометцентр.


Рецензии
Научно не научная фантастика с эффектом триллера. Восхитился! И как это в Саранске такое выросло?!

Юрий Рощин Ал   22.08.2017 11:07     Заявить о нарушении
Юрий, искренне рада, что Вы заглядываете на мою страничку!
Спасибо,
с уважением,
Ольга

Белова Ольга Александровна   30.08.2017 09:02   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.