Рабочая солидарность

      Проснулся. На улице – солнечно. На душе – празднично. Календарь кричит: «Понедельник!». Хватит с меня тоски выходной! Руки чешутся – работать хочется! Отдыхать больше сил нет! На завод охота, да так, чтоб до вечера…  До полуночи! Станок родной, любимый… Эх! Да что Вам объяснять! Сидите у монитора – рассказы читаете! Тоже мне занятие! Тьфу! Интеллигенция…
Постель убрал махом! Мешкать нельзя – опоздать боюсь. Ноги сами в ванную несут. Воду включил. Щетку достал. Зубы почистил. Умылся. В зеркало посмотрелся – красивый. Бриться? Не думаю. Мужчина без бороды, как начальник без излишков производства – немыслимо. Вышел в прихожую. Хотел куртку накинуть и со всех ног… Но не тут-то было! В животе заурчало. Нагло. По-предательски. Тут уж ничего не поделаешь  – иду на кухню.
      Открываю холодильник. Осматриваю. Полки не пустые. Но и неполные. Ничего особенного – за окном ведь не первое января! Приметил кастрюлю. Что там не помню. Открываю. Пюре картофельное. С котлетами. Пойдет! Завтрак отличный! Для работяги самое то! Сажусь за стол. Ем холодное. Разогревать времени нет. Вкусно! Что греха таить – чавкаю! Раз ложкой, два ложкой, три… Аппетит перебился! Таракан. По самой хлебнице. Ползет.
     Я человек непривередливый. Если надо – при любых обстоятельствах есть могу! Проверено! Но утром! В день такой замечательный! За полчаса до работы! Не стерплю. Поплатится гад усатый!
      Ногу вытягиваю. Тапок снимаю. В руку беру и… Со всего маху по прусаку бью! Ушел, зараза! Увернулся! По ножке стола побежал! Преследую – удар за ударом. Идем ус в ус! Утомился. Остановиться не могу – принцип. Носимся по всей квартире. Носимся минут десять. Борьба не на жизнь. На смерть! До первой ошибки! До первого промаха!
      Гад улизнуть пытается: в угол побежал. Да не тут-то было! Перепутал! Видимо, жилище его в другом месте находится! Спета песенка многоногого. Загнал его в ловушку! Не зря с отцом на охоту ходил! Слышу стук сердца тараканьего. Или не сердца? Что у них там? А! Черт с ним! Все равно через секунду не разберешь, где в этой жижице раздавленной голова, а где лапки. Победа! Заношу тапок, и…
– Постой! – Кричит усатый. – Не бей!
Ерунда! Неужто, в самом деле, говорит… По-человечьи? Может… Не выспался? Чертовщина…
– Почему же я бить не должен, если ты моей квартире вредишь?
– Так ведь… – Заикается. – Солидарность рабочая! Я рабочий… Ты рабочий… Похожи мы!
– Что-то я в нашей похожести сомневаюсь…
– Как же? Как же? Вот… У тебя жена есть?
– В разводе я как два года.
– Так и я! И я в разводе! – Смеется. – У тебя жена, стало быть, тоже стервой была?
– Еще какой. Твоей и не снилось! Наверное…
      Опускаю тапочек. Почему – сам не знаю. Разглядел что-то в глазах тараканьих… Что-то близкое, что-то страдальческое. Жизнь семейная кого угодно домушником сделает. Тут уж ничего не поделаешь!
– Есть у меня подозрение, - продолжаю, - что ты вор обыкновенный…
– Нет! Что ты! Что ты! Рабочий я обыкновенный! Грузчик! Крошки хлебные таскаю… На склад!
– А почему именно из моей квартиры?
– Распределили так! Я против своего начальства ни-ни… Не выступаю!
      Жалко мне стало усатого. Вижу – таракан он неплохой. Смотрю на часы. Время еще есть. На беседу душевную хватит.
– Ну, поднимайся на стол, коллега. Гостем будешь.
      Я его лица не разглядел. Маленький он до жути! Но, думаю, в момент тот улыбнулся насекомыш. Он ведь, в сущности, от меня ни чем не отличается. Так же пашет, так же женщин терпит. Пусть расслабится, работяга. Наливаю ему в блюдце чаю. Он такое отродясь не пробовал! Сидит. Пьет. Причмокивает. Нравится!
– Слушай! – Говорю. – Мы же с тобой теперь, вроде как, друзья…
– Еще бы! – Отвечает.
– Так вот… Ты бы там своим сказать не мог, чтобы мою квартиру… Ваш склад стороной обходил?
– Странные у тебя просьбы! Что-то против тараканов имеешь?
– Ну… Не прям, чтобы совсем уж… Но лучше было бы…
– Вот тебе и раз! Вот тебе и рабочая солидарность!
– Да ты тише! Тише! Не кипятись! Я вот лично против тараканов ничего не имею! Но люди другие… Могут не понять…
– Странные Вы какие! Хотя… Заморочки у всех свои. Но ты тоже меня пойми! Как против начальства-то идти! Я им слово поперек, а они… Подсудное дело!
– Так в чем проблема-то? Ну, дашь судье подарок символический. Скажем, килограмм крошек хлебных. Я тебя этим добром обеспечу!
– Если бы все так просто! У нас судьи – тараканы порядочные! Они взятки от обеих сторон берут и по закону дело разводят! Не придерешься!
– Да уж… Действительно, много у нас общего.
      Неудобно как-то получилось. Сижу. Думаю, как из ситуации выйти деликатно. Как и его и себя в выигрыше оставить. Время поджимает, а в голове… Ветра свист, да и только! Хотя… Идея!
– Слушай! – Обращаюсь еще раз. – Да ты чай пей, не отвлекайся! Мне тут мысль удачная пришла! А если мы тебе другую квартиру подыщем, в замену моей? Как тебе такой вариант?
– Ну… Предложение, конечно, интересное! Но чтобы неподалеку была! В этом доме желательно! А то начальство не одобрит! Сам понимаешь!
– Да, понимаю я! Понимаю! Есть у нас квартира одна… Восьмая! Роскошная! Вы там столько на свой склад унести сможете… Вам и не снилось!
– А живет там кто? Ну, так, из интереса спрашиваю!
– Ну, так почему бы интерес и не удовлетворить? Эта квартира депутата нашего. Областного! Василия Васильевича.
– Депутата? – Удивляется. – А мы ему не помешаем? Должность все-таки…
– Вот ты смешной, Усатый! Он вообще в коттедже за городом живет. В квартире только перед выборами появляется. Мол, заодно с народом! Но крошек хлебных столько оставляет… Вам лет на пять хватит!
– Вот ведь чепуха! Так он Вас обманывает, значит?
– Ну, выходит, что да! Обманывает!
–Так почему за него тогда голосуете? Раз обманывает?
–Василий Васильевич-то ближе всех к городу живет! У остальных коттеджи еще дальше стоят!
– Да… Таракан он… Ой! Человек он порядочный, видимо!
Усатый блюдце мигом выдул! Даже поговорить-то толком не успели! Со стола слез. Крошки с лапок смахнул. К двери направился. Видимо, уходить надумал!
– Все-таки, - прощается, - странные Вы люди! Вроде за равенство, а вроде нет! Вроде за честность, а вроде непонятно за что…
– Иди, давай, работяга! Потом рассуждать будешь! Когда до восьмой доберешься!
      Я его лица не разглядел. Маленький он до жути! Но, думаю, в момент тот улыбнулся насекомыш. Понравился я ему, видимо! Вышел усатый не через дверь. Под плинтус ушел. Видно, на необходимость ремонта мне намекнул. Ремонт, конечно, дело хорошее… Да только ведь на работу пора! Заговорился я с коллегой. Не дай Бог опоздаю!
      В прихожую зашел.
Куртку накинул.
Вышел.

(Фото из Интернета)


Рецензии
Евгений, прочитав ваш рассказ сделал одно наблюдение: почему то у многих работяг кайф от работы замещается кайфом от еды и быта (картофельное пюре, котлета - как вы описываете). Отмечу, что многие работяги (или, изображающие работяг люди) часто хамят в быту, замят окружающим. При этом любят, чтобы дома у них было "все, как у всех" (их речевой штамп еще с советских времен). Любящие комфорт работяги, еще при СССР по 15 раз за смену бегали от станка покурить. Так что разговоры о том, что работяги любят работать у станка и романтики: это блеф, навязанный советскими фильмами, поэтизирующими людей рабочих профессий. Имхо, нет у работяг никакой романтики. Это обычные люди. Хамоватые и ограниченные. Может быть, только слесарь-интеллигент Полесов у Ильфа и Петрова был романтиком. А остальные: среднестатистические советские люди. Даже в XXI веке. С уважением, Ярополк.

Ярополк Краснобаев   18.03.2018 03:09     Заявить о нарушении
Спасибо.
Ваше мнение очень интересно.

Поздняков Евгений   18.03.2018 07:13   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.