Доктор Торопов...

          Маму разбил инсульт. В свои неполные пятьдесят она уже не вставала несколько месяцев, даже глаза открывая с трудом. За ней ухаживала, надрываясь, бабушка Рива, жившая в соседней квартире нашей небольшой Тираспольской пятиэтажки. Я учился  в девятом классе, уделяя много дополнительного времени и физико-математической школе, и участию в многочисленных школьных, городских и республиканских олимпиадах, а также подготовке к поступлению. Отец  , преподавая биологию, как всегда, целыми днями пропадал во 2-й школе.
          Состояние мамы было крайне нестабильным. Дважды в день, в 7 и 10 часов вечера, нам приходилось вызывать " Скорую" -  молниеносно развивался гипертонический криз. Давление зашкаливало за 230 на 130 . А двадцать-тридцать минут до приезда врачей ещё следовало прожить. Дав маме адельфан, который начинал действовать не раньше, чем через четверть часа, я быстро мчался за ведром, за минуту наполняя его горячей водой и засыпая туда приличную порцию горчичного порошка. Опустив мамины ноги в ведро, немедленно приступал к горчичникам. Сначала,  один на затылок и пару в район ключиц... Затем, психотерапия в виде заклинаний, что все будет хорошо и скоро, совсем скоро, приедут врачи...
            - Дибазол, папаверин ,- несколько стандартных ампул инъекций,  назначенных врачем "Скорой" , к исходу первого часа, как правило,  немного стабилизировали состояние. Затем, все повторялось и повторялось...без конца... Никто из врачей, к сожалению,  не мог предложить никакой рациональной  идеи для лечения.
             - Время и , ещё раз, время . Терпение, терпение, терпение,- вот все, что мы слышали изо дня в день. А мама лежала круглые сутки в комнате, где, даже белым Днём, шторы были наглухо задернуты. Обычный дневной свет стал вызывать в глазах матери  нестерпимую резь...
            Но тут появился доктор Торопов. Крупный пожилой мужчина с лицом, испещрённым глубокими морщинами, вызвал у меня , поначалу, сильное отторжение и грубоватыми манерами, и громким командным голосом. Тем более, что только четверть часа назад я стал свидетелем грандиозной ссоры бабушки и отца, заявлявшего, что Торопов, по слухам, настоящий аферист, прохиндей, заработавший своими методиками кучу выговоров... В комнате, где мы разговаривали только печально-приглушённым шёпотом , раздался повелительный рык настоящего Царя Джунглей...
            - Как ее зовут..?!,- прорычал Торопов.
            - Клара,- испуганно заявила бабушка, кажется горько пожалев, что пригласила этого мужлана домой к медленно угасавшей дочери...
            - Клара !!! Клара!!!,- дважды проорал он. Мать, испуганно приоткрыв глаза, уставилась на красного от злости Лекаря...
            - Встать! Встать! ..б, твою Мать..!!!,- взревел гигантский Медведь.
           У нас с бабушкой отвисли челюсти... Мать испуганно встала, покачиваясь на дрожащих ногах  с , казалось, давно атрофированными мышцами...
            - А, теперь, за мной! Шагом Марш..!,- Торопов, решительно распахнув дверь квартиры, а , затем, подъезда, смело шагнул в холодный февральский день.
            Страшно было наблюдать, как мама в одной ночнушке, покачиваясь, как сомнабула двинулась вслед... Я догнал ее через несколько шагов, на ходу накинув на дрожащие плечи объемистый халат.
           Торопов шёл , не оглядываясь. Но даже спина его излучала какую-то космическую угрозу. Казалось, остановись, и он разнесёт все вокруг. Пройдя метров двести до магазина "Прогресс", он развернулся и пошёл в обратном направлении. Через пять минут мы снова ввалились в квартиру...
            - Завтра приду в то же время..! Она у Вас, Молодец..! - похвалил он, улыбаясь и забирая из бабушкиных рук  смятую трехрублевку,- пусть ждёт меня уже одетая..! Он ушёл, оставив нас всех в состоянии ступора...
            - Милик, раздвинь занавес и принеси чаю..!,- вдруг требовательно произнесла мама. Часть яростной энергии Торопова , казалось, перекинулась и на неё ...
           С тех пор дела у мамы пошли на поправку. Правда, несмотря ни на какие уговоры многоопытного эскулапа, она никак не хотела прихлебнуть коньячку из фляжки, которую доктор в свои 75 и после трёх инфарктов, всегда носил с собой, настоятельно рекомендуя в качестве отличного сосудорасширяющего средства...
            На ежедневную гимнастику, которую Торопов устраивал каждое утро на берегу Днестра для нескольких десятков пациентов, от которых в своё время отказалась вся современная советская медицина, мать тоже ходить отказалась..
           - Там собираются только бывшие безнадеги. А я, ещё, ого-го..!,- уверенно улыбалась она..
 ...........
           Следующий раз я встретил Торопова через пару лет на родном Тираспольском железнодорожном вокзале , откуда он каждое воскресенье, как и отец меня,  бережно провожал в Кишинев на учебу   свою, по слухам, приемную  дочь. Она была, такой же как он, высокой, доброглазой и улыбчивой... Училась в медицинском...
           Торопов всегда, очень доброжелательно раскланиваясь, отвечал на мои горячие признательные приветствия. Но я видел, при этом, к сожалению, что меня с отцом он совсем не узнает. Впрочем как, наверное, и многих, очень многих спасённых им людей и их благодарных родственников...
          
 


Рецензии