Однажды на цивилизованном Востоке

В прекрасном городе моего детства и юности спортсменов и физкультурников было – добрая его половина! Бравадные  мальчишки с рюкзаками на плечах и хоккейными клюшками обязательно ехали в любом автобусе или трамвае, добродушные пенсионеры трусили легким бегом по каждой улице. Хоккею, благодаря легендарному на весь город «Торпедо», поклонялось большинство.

Были же еще приличные конькобежцы , коих видел я своими широко раскрытыми на мир глазами, а с некоторыми даже и ручкался:  двоюродный брат мой серьезно занимался этим видом спорта, таская порой и меня оруженосцем с собой на стадион.

 А зимними воскресными днями целые толпы горнолыжного люда, ехали за город: обкатывать  поросшие высоченными елями горы Восточного Казахстана, что своими красотами никакой Швейцарии не уступят – приезжайте, посмотрите!

Были, конечно, и футболисты – я в их числе. И хоть футбольная  команда «Восток» была стабильным середняком второй лиги ( шестой, а потом седьмой зоны класса «А»), но в городе металлургов её знали и любили, и верные болельщики прилично заполняли стадион в домашних матчах. Участниками которых были и мы, футбольная поросль, караулившая и подававшая взрослым футболистам, таким для нас большим и сильным - с волосатыми ногами! -  мячи за воротами и на бровках.

Вторую города половину, как вы уже верно и поняли, составляли верные болельщики.  Один – ярчайший их пример! – врезался в память четко… Рядышком – на один ряд кресел лишь пониже – сидеть на хоккейном матче  однажды довелось.

Матч игрался будним вечером, и после трудового дня такой отдушиной для  работяги был! Бутылочка винца  и бумажный стаканчик из под мороженого у ног – авось минует его кара милицейская: половина Дворца спорта таких!

 Наши привычно ломят… «Кузя, давай, Кузя, Кузя!...». Капитан команды Кузнецов проскакивает меж защитников, и между щитков вратаря забрасывает шайбу в ворота гостей. « Го-о-ол!» - под шумок всеобщего порыва дядя плескает в стаканчик бордовой жидкости – для промочения лишь глотки охрипшей:  а вы что подумали?..
 
Несколько минут спустя – вот незадача! – команда гостей каким-то непонятным вмиг стихшим трибунам образом умудряется забросить ответную шайбу!.. Болельщик вздыхает досадливо и протяжно, и опять нагибается за бутылкой: залить  горечь случившегося, всего лишь.

Тут игра становится равной – ни в чьи ворота пока шайб не летит.  А время – до завтрашней на заводе смены – идет!.. Честно прождав , болельщик твердо подхватывает бутылку: ежели бы он так у мартена вкалывал, как эти бездельники играют!..

Но тот легендарный в моей памяти забег, о коем и хочу спортивному миру поведать, недалеко от футбольного стадиона состоялся – с тренировки я и ехал…

Был летний воскресный вечер угасающего лета. То самое время, когда трудящиеся без присущего энтузиазма вспоминали о неизбежно надвигающегося понедельнике,  я же грустил по наступающей осени золотой  - с годом новым учебным … На автобусной остановке под сенью высоких тополей ожидало своего автобуса дюжина, верно, человек – вполне себе неприметных, кроме, разве что, одной пары: высокий и стройный муж интеллигентного вида крепко держал в нежных объятиях молодую женщину в очках:  поколение романтиков-кибернетиков…

Все было, как обычно – стояли уже давно люди на остановке, автобус все не шел, как вдруг боковым слухом долетело до меня какое-то волнение, вскрик, топот. Обернувшись, увидал я залихватскую картинку: худосочный юноша, раскачиваясь длинным телом в такт самого быстрого, на который был способен, прямо-таки спринтерского  бега, улепетывал через проезжую часть на другую сторону улицы, унося в руках «бомбу» - бутылку бордово-красного вина («винища»), которая еще несколько мгновений назад законно  принадлежала толстяку в футболке синего раскраса и серых штанах на подтяжках, что замечтался на остановке…

Вот и прозевал рывок!

Дядя, годами если не «под полтинник», то уж точно «за сорокет», был просто образчиком местного обывателя тех лет. По воскресному вечеру, да перед завтрашней сменой у мартена или станка, решил скрасить привычным способом серое существование. Вот и купил себе в гастрономе «бомбу». И вез сейчас её домой – пару остановок, что пройти за одышкой было лень.

И сейчас он ошеломленно глядел вслед наглому щенку, неожиданно вырвавшему из руки драгоценную бутылку, и удиравшему с ней уже за угол кирпичной школы. В которой похититель, быть может, и учился…

А тот, может, на романтическое свидание с девушкой спешил: вот и прихватил по дороге… Карманные-то, от родителей, деньги наверняка на фруктовые соки дорогой бабушке потратил!

И только когда негодяй уже скрылся за тем самым углом, «стартанул» с остановки и потерпевший. Причем, при всей своей тучности, бежал он, к крайнему моему мальчишескому удивлению, едва ли медленнее, чем гнусный воришка.

Эх, кабы так футболисты наши во все времена бегали!..

Остановка протяжным вздохом оценила дикую сцену. И заходящее солнце несколько раз блеснуло в стеклах очков  спутницы галантного своего кавалера, что, обернувшись из его объятий, ошеломленно покачивала милой головкой.
 
Если  где-то  там, за углом,  негодяй замешкается или споткнется – вполне может  толстяк его  настигнуть! А уж тогда!..

- Убьет, конечно! – как о вполне решенном, заключал мой брат, когда в красках, сгущенных до цвета того злополучного пойла,  ведал ему  я этот случай. – Не – если на асфальт – аккуратненько! – бутылку поставит, и дальше также быстро побежит…

Едва ли  теперь я много старше того толстяка, но такие темпы – сознаюсь – мне уже не под силу! Не по физическим кондициям, но по дряхлости души: не знаю – за чем бы вообще мог заставить себя теперь прытко пробежаться?..

Любимый, и навсегда родной мой город Усть-Каменогорск, что на Востоке Казахстана! Каких же сильных – не мне чета! – людей вырастил ты миру!..


Рецензии