Монтекки и Капулетти на даче

 
                  рассказ
Один садовод надумал спилить толстую ветку дерева. И все бы ничего, но ветка
наклона в сторону участка соседа. И все бы ничего, если бы не ссора с соседом, с которым когда-то дружил, а теперь они с ним, как Мотекки и Капулетти.   И все бы  ничего, если бы траектория  падения ветки ни проходила через уличный туалет соседа. И все бы ничего, если бы сын садовода Ваня не сватался к дочери соседа Мане, а ее родители ему отказали. Подумал садовод и  решил пилить ветку так, чтобы скосом задать направление ее падения на свой участок и при этом еще оттянуть ветку натянутой веревкой, привязанной  к сараю. Залез садовод с пилой на дерево и начал пилить.  И все бы ничего, если бы  сосед ни захотел в это время в туалет. И это ладно бы, если бы ветка ни оказалась такой толстой. И это пусть себе, если бы туалет ни оказался такой хлипкий. И это пусть бы, если бы ни ветер. И это бы ладно, если бы садовод подождал  и задумался хотя бы на пять-семь минут. И это бы ничего, если бы сосед смог потерпеть. Но сосед не мог терпеть. А садовод не знал, что сосед пошел, куда ему надо и ветку уже пилил. И надо же такому случиться, чтобы ветка начала падать не на участок садовода, а по своей прихоти на соседний участок и прямо на туалет соседа, куда она и метилась. И что из этого? Да ничего. Ничего хорошего. В туалет сосед сходить не успел. Нет, он успел, но об этом не узнал. И туалет как назло не выдержал. Ему бы чуть  устойчивее быть и  крепче. Туалет-то сосед хотел новый строить. Но не успел. Нет, перспектива этого сохранилась. Но появилась неожиданная отсрочка. И ветка, как назло, толстенная оказалась, вымахала будь здоров. И время подоспело не то, что нужно и обстоятельства сошлись со всех сторон таким образом, что нате вам, получите то, что не ждали.  А садовод? Он чего? Конечно расстроился, что ветка упала не на его участок. Но этого мало. Он еще больше расстроился, что ветка упала на соседний участок. И еще пуще расстроился, что сарай к которому ветка была привязана, он ее падения вдруг сильно покосился. Но если бы только это. Подумаешь сарай покосился. Но он расстроился, что ветка с треском шандарахнула по туалету соседа. Упала, как бомба. Ладно бы только это. Ветка шандарахнула по туалету, когда в нем сидел сосед и о чем-то мечтал в одиночестве. Вернее он думал, что в одиночестве. Но оказалось это не так. И ладно бы еще это. Она шандарахнула так, что туалет не устоял. И не только не устоял, а развалился. И ветка-то, как на зло, оказалась слишком увесистой. И мало того, что она проломила крышу… Она еще обрушилась на  соседа. Да так, что он охнуть не успел. В другой раз сосед начал бы ругаться и высказывать претензии, как он обычно это делал.  Мол, я сидел в туалете, а вы все это специально подстроили. И садовод тоже, может быть, заругался. Но он просто онемел. Сосед бы в другой раз не преминул высказать: «Ты чего специально ветку пилить начал, когда я в туалет пошел? Ты меня прибить захотел за то, что я свою Машку за твоего Ваньку не отдал?» И садовод бы закричал: «Это ты специально в туалет пошел, когда я ветку начал пилить. И Ванька мой тут ни при чем».    Но оба молчали и каждый по своей причине, потому что обоим было не до этого. И теперь вот… Что тут говорить? Нечего тут говорить. Что получилось, то получилось… Спасибо, что так… Спасибо, что не иначе… Садовод, когда увидел разбомбленный туалет, то сразу подумал, что сейчас умрет. И он бы умер. Но надо было спасать соседа. И вот… Он и стал его спасать… И вот он перелез через забор, разорвал новые штаны… Но это все ничего. Когда он разобрал доски и отогнул жесть, которая крышей была, то чуть не умер… Потому что сосед… Сидел, как каменный. Но об этом лучше не говорить… И теперь вот, нате… Что с лучилось, то случилось. Он, садовод,  ходит в больницу… С ним самим-то ничего… С сердцем только прихватило и тик на правом глазу. Никак не проморгается. А вот с соседом беда. И всего-то зашел, казалось бы, в туалет… И тут это… Такая оказия… Обоих на скорой увезли. Одного с приступом сердца, другого в невменяемом состоянии. Теперь садовод ходит в больницу и носит соседу передачи. А тот… Лежит, ждет его, потому что тот ходит чаще, чем жена. У него голос пропал и возможность говорить на нервной почве. Ругаться не может, а только головой кивает. Они как-то не дружны были особенно последнее время. Короче говоря, не ладили, как Монтекки и Капулетти. То у одного претензии, то у другого… А теперь… У одного нервное что-то… Он молчит. У другого сердце захандрило.  Сердечным он стал очень, то есть сердечником,  и все время всем подмигивает – тик на правом глазу. Одним словом, им есть о чем поговорить… Один ему что-то говорит, а другой ему кивает. И еще ведь у них появилось общее прошлое. Та самая ветка… И они теперь не то чтобы подружились… Но вроде того. Подумаешь там, что-то, где-то было…  Теперь-то они дружны… И надо было такому случиться, чтобы такая дружба возникла из-за какой-то там ветки, которая упала не туда, куда ее просили всеми средствами и инструментами… Ведь пропил на ветке нужный был сделан…. И ветку зацепили веревкой  и оттянули к сараю… Она все равно сделала свое дело и с туалетом и с сараем. Зато теперь соседи стали неразлучными друзьями. И первое слово, которое сосед сказал было: «Спасибо». А садовод ему: «Да что ты!..» Ветка ведь могла упасть туда, куда ей приготовили место. И что? Никакой бы дружбы не состоялось. А были обоюдные мелкие претензии. То есть сплошная злоба и  никакой дружбы. А теперь они и сарай починили, и туалет новый поставили, огород друг другу помогают копать, и ветки обрезают. Угощают друг друга самодельным вином. Жизнь пошла. А на ссоры сил у них нету. Потому что  одному инвалидность предложили по  нервному состоянию, а  другому по сердечным делам. Но оба отказались, потому что лечатся дружбой.  Да, ну их к черту это ссоры. На них здоровья столько нужно тратить. А на добрые дела здоровья всегда хватает. И у Мани с Ваней все наладилось. И никакой тебе драмы у них, как у  Ромео и Джульетты с плохим исходом и смертельным концом. К свадебке, вроде,  шло, что совсем другое дело. 


Рецензии