Урай - почти Рай...

           Как только наш маленький самолётик, отчаянно  дрожа и  дюжину раз провалившись в "воздушные ямы", набрал нужную высоту, в салоне появилась симпатичная стюардесса с отважно расстёгнутой на груди форменной рубашкой... В ответ на жадные взоры десятка пассажиров она кокетливо улыбнулась, и, вызывающе склонившись с подносом около первого пассажира, окончательно оголила грудь, упруго подрагивающую от полётной вибрации...
          - Водочки-с, изволите..? ,- На подносе стоял десяток больших гранёных стаканов, наполненных на три четверти прозрачной как слеза жидкостью...
          - П-п-о какому с-случаю..?, - не отводя взгляда от декольте и несколько заикаясь от неожиданности, поинтересовался пожилой пассажир...
          - Сегодня исполняется десять лет нашей авиакомпании,- громко и торжественно объявила стюардесса,- А водочка, водочка - это Подарок от экипажа..! Ну, ну, ребята, давай, все вместе! Уххх...! Аххх...! Выпили..! До дна, до дна, до дна..!,- проводила она взглядом последние глотки, исчезающие в горле у полудюжины  пассажиров, вольготно рассевшихся на сиденьях полупустого салона...
           Дверь кабины была распахнута настежь. К ужасу быстро пьянеющих путешественников , девушка с подносом смело вручила стаканы и хохочущим пилотам. Те лихо чокнулись и поцеловали стюардессу в обе щеки одновременно.
           Все 45 минут полёта от Сургута до Урая, где впервые была открыта нефть Западной Сибири, самолётик безжалостно бросало из стороны в сторону. Только на посадку заходили три раза. При этом оба пилота рьяно повторяли пьяными голосами один и тот же припев:
           - Три танкиста выпили по триста, а четвёртый... выпил... восемьсот..!
           Наконец, самолёт остановился, и мы, покачиваясь от водки и опасного вихляющего полёта,  гурьбой вывалились на лётное поле, где сентябрьский  Западно-Сибирский ветерок приятно захолодил разгоряченные лица.
.........
          - Мест нет и не будет,- огорошила администратор громадной современной гостиницы, отстроенной вездесущим Лукойлом.
           Увидев наши расстроенные физиономии, она добавила,- Можете поселиться у меня в доме. Тут недалеко и недорого . Метров двести по дороге, и увидите трехэтажную домину. Скажете мужу, что от меня... А наша гостиница переполнена. Завтра же у нас День Нефтяника. Полно гостей ! А , артистов,  тех , видимо - невидимо..! Будет Алекперов с "Виагрой" выступать...
            - Что, хозяин ЛУКойла петь будет?,- удивился я...
            - "Виагра" - петь, Алекперов - поздравлять,- улыбаясь, поправилась Семёновна...,- да, и мужу передайте, чтоб баньку для Вас растопил, а , затем, и я с подружками подгребу... Она задиристо и дерзко рассмеялась, оставив нас с Сашкой в полном недоумении...
           Быстро кинув  вещи  на кровати в большой светлой спальной комнате с высокими потолками, мы бросились в контору ЛУКойла, где заканчивался укорочённый предпраздничный рабочий день. Нам повезло. Все, от главных механиков и сварщиков,  до главного инженера,  были на рабочих местах и , о хвала сухому закону на нефтедобыче, абсолютно трезвыми и деловыми. Быстро подписав все документы и завершив всю деловую программу, мы слегка расслабились, уже более благосклонно ожидая надвигающиеся праздники с их вынужденным, вплоть до обратного вылета,  бездельем...
           Тщедушный, по сравнению с необъятной женой, мужичок, оказавшийся хозяином, с радостью оторвался от надоевшей уборки картофеля и кинулся на растопку бани.
           - Вот! С раннего утра выгнала меня с сынами картоплю выкапывать, а сама, сама в гостинице прохлаждается. Казала , шо , если не закончим к ее приходу, то голову свернёт!,- пожаловался он...
           - От колорадских жуков сколько раз ядохимикатами обрабатываете?,- прервал я ноющего супруга...
           - А , здесь, в Сибири, у нас сроду этой заразы не было и не будет - зимой при минус сорока все вымерзает на большую глубину,- с бахвальством произнёс он. Поэтому и картошечка, что надо..!
..........
           На выходе из прекрасной парилки, наполненной густым сосновым духом, располагался обширный предбанник, где на столе ожидала нас и большая бутыль с крепчайшей, градусов на 50, настойкой на кедровых орешках, и батарея соленых огуречиков, зелёных и красных помидор, и громадная  миска с рассыпчатой вкуснейшей картошечкой, щедро сдобренной сливочным маслом и зажаренным луком...
           - После первой и второй, перерывчик небольшой,- Сашка, бодро поглотив содержимое  третьей рюмки, потянулся за кислой капусткой, но вилка, предательски скользнув мимо тарелки, показала всю крепость настойки, ударившей в голову на голодный желудок...
          - Мальчишки! А вот и мы..! ,- игриво засмеявшись, хозяйка попыталась долить Сашке очередную рюмку. А на  скамье уже проворно и ловко рассаживались ее необъятные подружки...
            - Не выпью я столько,- с ужасом оглядев полных хохотушек, Сашка выпил рюмку и кулем вывалился из-за стола... С помощью слегка перепуганных причитающих женщин мне с трудом удалось вывести Сашку из баньки . Как только дамы исчезли за закрывшейся дверью, он , вдруг, резво открыл глаза и, как ни в чем не бывало, мигом взлетел по лестнице в наше уютное гнёздышко...

            - Давай, давай , лучше, закроемся на ключ !,- но, перехватив мою насмешливую улыбку, он, смутившись, слегка подобрался ,- Закроемся, так... На всякий случай...

            
          


Рецензии