The Plum Preserves... Translation Rus... Сливовое

 
     On that August day, it was copper pots that were most in demand – with a ringing sound, lovingly polished to a shine, with their characteristic reddish tint. They were very handsome and brought joy to the eyes of the housewives, who were proudly extracting the precious vessels from dark, secret hoards that, for a whole year, had concealed that shining, molten sun of the sort that you can only glimpse on the edge, on the horizon, rarely, at dawn or dusk, and only on a very special morning or evening at that…
Enormous plums, covered in appetizing bright blue tinge, having survived with great difficulty the endless raids of the boys, had finally reached their long-sought Triumph and glistened joyously on bountiful braches, swaying in the rising breeze…
It seemed as if they fully sensed the solemn and not entirely obvious Connection between the suddenly arising Commotion and the inexorably spreading Calmness of the approaching Fall…
The nimble Children flew up the trees in an instant, and, having first taken a bite out of the firm, fragrant side of the most appealing plum, sending forth a spray of sweetly-sour juice, began to fill up countless baskets and bottomless shirtfronts.
Light smoke was already beginning to rise from numerous fires here and there in the yards of Sokyriany, filling the entire little town with a transparent blue fog of Wizardry. In certain places, the festively polished pots already growled, bubbled, and huffed with the dark, thick Plum mash, blowing out wispy-thin strands of fragrant steam as if through magical nostrils! Assiduous housewives, having prepared everything beforehand and measured out the Plums and the Sugar, would finally extract small bundles of the noble Bay leaf and small bars of sought-after butter… it would melt slowly and vanish into the mysterious, bubbling depths, leaving behind a fleeting, thin, light streak that would be mercilessly erased by the stirring of a beautiful oar-like spatula…
Like madmen, we would dash desperately from one yard to the next, now tossing errant wood chips into the fire, now begging for the privilege of stirring “so very carefully” the sweet growling brew.
Finally, the smiling, tired women generously shared with us the remnants of the fragrant syrup, scraping it off the spatulas with spoons and knives into small saucers, or even on a deftly placed crust of brown bread…
And today, during a fair September day, we first-graders had our fill of enormous slices of bread coated with a thick layer of the very same Plum Miracle, spread over a layer of then-scarce but wonderful butter! The feast took place in the thick forest that would always lurk mysteriously on the horizon, on the way to the Sokyriany railway station. We, like all other schoolchildren, had been sent to gather acorns – that delicacy so lacking in the meager menu of Soviet pig farms. We had to gather an entire hundred-pound sack, which at that time seemed enormous, whereas our seven-year-old selves were already quite worn out by the two-mile journey. After a break and a snack, we began to dash aimlessly around the small forest clearing and, despite every effort by poor Claudia Andreyevna, our first teacher, organizing an orderly gathering of acorns by grade 1-A proved all but impossible. This could have produced unpleasant consequences for our teach, but the whole thing was salvaged unexpectedly by my father, whose deft tenth graders had gathered much more than required, allowing him to easily provide us with that sack of acorns, not quite honest but so necessary for victory over grade 1-B.
We ate our sandwiches with the magical, fragrant preserves and followed this delight with cool, crystal-clear water that rose so high in the forest well that we could see the reflection of the endless blue sky, and the beautiful birch trees with their ever-so-golden rustling little leaves, and our joyful children’s faces...

Сливовое
Эмануил Бланк
      В этот августовский день больше всего ценились котлы медные, издающие мелодичный звон,  любовно начищенные до блеска, и , с характерным, красноватым  оттенком. Они были очень красивыми и радовали глаз хозяек, с гордостью достающих драгоценные емкости из тёмных тайных загашников, целый год скрывавшим  сверкающее расплавленное солнышко, какое, на краю, у самого горизонта, можно было, лишь иногда, увидеть на восходе , либо закате, и , только, особым утром или вечером...
      Огромные сливы, покрытые ярко-синим аппетитным налетом, с трудом пережив бесконечные набеги мальчишек, наконец-то , добрались до своего долгожданного Триумфа и радостно отсвечивали на щедрых ветках, волнующихся под расшумевшимся ветерком...
      
       Казалось, что они вполне ощущают эту, торжественную, не совсем очевидную, Связь внезапно разгоревшейся Суеты и разлившегося повсюду Спокойствия приближающейся Осени...
       Ловкая Детвора мигом взлетела на деревья, и, первым делом, откусив упругий, брызнувший кисло-сладким соком, ароматный бочок самой приглянувшейся сливки, с азартом начала наполнять бесчисленные корзинки и бездонные пазухи .
       То здесь, то там, в Сокирянских дворах , уже начинали, по-тихоньку, дымить многочисленные костры, заполняя призрачным синим туманом и Колдовством все небольшое местечко. Кое-где, в празднично-начищенных котлах уже ворчливо булькало,  пыхтело, лениво, как из волшебных ноздрей, выдувая короткие тонкие-тонкие струйки ароматного пара, темное, густое,  Сливовое повидло! Рачительные хозяйки, заботливо приготовившие все загодя, скрупулёзно отмерив Слив и Сахара,  доставали, под конец,  и кучки листиков благородного Лавра, и небольшие бруски дефицитного сливочного масла... Оно медленно растворялось и уходило в таинственную булькающую глубину, оставляя за собой, ненадолго, тонкую светлую полоску, безжалостно сминаемую большой , напоминающей весло, красивой деревянной лопаткой...
        Мы, как бешеные , отчаянно носились от одного двора к другому, то подбрасывая в костры попавшие под руку щепки, то выпрашивая слёзно права " Очень осторожненько" помешать ворчаще-сладкое месиво.
        Под конец, улыбающиеся усталые женщины щедро делились с нами остатками ароматного сиропа, соскребая его с лопаток и ложками, и ножами в маленькие блюдца , а то, и просто, на ловко подставленную горбушку чёрного хлеба...
        А сегодня, погожим сентябрьским деньком, мы - первоклашки, уже вдоволь насладились огромными ломтями хлеба с толстым слоем того самого, Сливового Чуда, помазанного поверх замечательного, но редкого тогда, маслица! Пиршество состоялось в густом лесу, что всегда загадочно темнел на горизонте, по дороге на железнодорожную станцию Сокиряны. Нас , впрочем как и всех школьников, послали на сбор желудей - деликатесов, так недостающих в скудном рационе советских свиноферм. Собрать нужно было целый, казавшийся в ту пору, громадным, 50-килограммовый мешок, а мы -семилетки, после 3-километрового пути, уже прилично вымотались. Присев и закусив, мы начали беспорядочно носиться по небольшой полянке и, несмотря на все усилия бедной Клавдии Андреевны - нашей первой учительницы, наладить организованный сбор желудей силами 1-А класса, практически не удалось. Ситуацию с грозящими нашей училке неприятностями неожиданно выправил мой отец, который со своими проворными десятиклассниками намного перевыполнил норму и с легкостью отвалил нам, не совсем честный, но так необходимый для полной победы над 1"Б", мешок желудей.
        Мы поели бутерброды с волшебным ароматным повидлом, а затем, запили это удовольствие холодненькой хрустальной водичкой, которая находилась так близко от поверхности лесного колодца, что в ней можно было увидеть и бесконечное голубое небо, и отражение красавиц берёзок с золотыми-золотыми, весело шуршащими маленькими листочками , и наши счастливые детские лица...


Рецензии