Не конец

Когда раздался звонок, я стояла на кухне, уже приготовив все для жарки овощей и приступив к резке лука. Масло на сковороде уже начинало шипеть, туда отправилась щепотка зиры и она тоже уже вовсю шкварчала , поэтому я и поторапливалась. Тут то в дверь и позвонили.

Я посмотрела в глазок, совершив при этом большую ошибку, ибо соседка Верка смотрела туда же, только с другой стороны двери.  И когда наши с ней взгляды таким образом пересеклись, положение стало безвыходным и мне уже ничего другого не оставалось, как открыть.

Верка держала в руках бутылку и вид у нее был сильно расстроенный.
- Жизнь кончилась! - Заявила она прямо с порога, кивнула на бутылку и продолжила, - Ты не занята?
- Занята! - Быстро соврала я, но масло зашипело сильнее и Верка, ломанув сразу на кухню и с ходу заценив ситуацию с приготовлением закуски, уже располагалась в уголке и по- хозяйки вынимала рюмки.
- Пить будешь? - Спросила она.
Я вспомнила про лук и вернувшись к плите, оттуда ответила:
- Нет! Так что там с жизнью?
- Все! Конец!
Это прозвучало, как тост, и Верка приступила к процессу.

Теперь я была относительно свободна, ибо большего от меня никто и не требовал, поэтому я занялась кабачками и перцем, а Верка продолжала:
- Пятьдесят шесть серий! Да они мне уже как родные стали! Я все про них знала! И тут бац! Конец! Как жить дальше?

По бульканью я поняла о наполнении второй рюмки и, продолжая свое дело, спросила:
- Кто они то?
- Сериал, пятьдесят шесть серий! Смотрела поди?

Я спиной поняла, что момент сейчас ответственный. Стоит допустить еще одну ошибку и невинно спросить- Какой, мол, сериал? И все! Оглянутся не успею, как вот мы уже сидим с Веркой вместе и она мне методично пересказывает их телевизионные дела за последние пару месяцев, и остановить ее тогда уже не предоставится возможным.

Поэтому я напряженно молчала, боясь даже открыть рот, чтобы не заглотнуть наживку, а Верка у меня за спиной выжидала, чтобы не спугнуть.

Помолчали.
- Я так и думала, что он на ней не жениться! Вот как чувствовала нутром с самого начала.

Я принялась за помидоры.

- Хорошо хоть переспали в пятьдесят шестой! - Верка горестно вздохнула и за это, как я поняла, тоже было просто грех не выпить.

Я отправила помидоры к остальным овощам и повернулась:
- Они переспали только в последней серии?

Все! Я заглотнула наживку, Верка подсекла, оживившись,  и наливая мне тоже, затараторила :
- Ты прикинь! Но так и не женился. Все, как в жизни!
- В какой жизни? С ума сошла!  - Я накрыла сковородку крышкой, убавила огонь и тоже села за стол, - Это в какой жизни спать стали только в пятьдесят шестой серии! Где ты это видела? Если они это не сделают во второй, ну максимум в третьей, уже разбегутся и забудут друг друга.
- Так действие то в девятнадцатом веке! - Верка расставила нам тарелки, разложила белый батон и мы обе с надеждой втянули запах от плиты.
- Слушай! Это как же они удерживали ваше внимание все это время?
- Кто? - Вытаращила на меня уже чуть осовевшие глаза Верка.
- Режиссер со сценаристом! Кто! Как ты не бросила то это дело?
- А как я могла бросить! Она же там медиум, разговаривала с мертвыми и помогала полиции раскрывать преступления, это же детектив! - Внезапно Верка опять осознала кончину сериала и поникшим голосом добавила, - И вот, теперь все!

Выпили. Верка практиковала иногда такие вторжения в мою жизнь и, наверное, избежать их было возможно, но у меня не хватало воли ей отказать, а она этим пользовалась. Каждые ее случаи были из ряда вон, полны драматизма и безысходности, по крайней мере так это ею преподносилось. Моя же роль в этом оставалась для меня загадкой, ибо какой смысл искать выход в безвыходной ситуации? Уж если ты называешь ее безвыходной! И, как я понимала, от меня требовалось одно- простое соучастие в надуманных страданиях, сидеть этаким одиноким зрителем при пустом зале. Пить при этом было необязательно, но иногда это случалось, как- бы само собой. Тогда мы располагались с ней в одной системе координат и я даже переставала ерничать, а действительно пыталась донести до соседки какие- то умности, хотя обычно безрезультатно.

Пока я размышляла таким образом, Верка, оказывается, уже была там, внутри их сериальской жизни, с упоением вводя меня в курс дела и описывая подробности. То, что я витала в своих мыслях, ее совершенно не смущало, по- моему было достаточно просто присутствовать и периодически смотреть в ее сторону, как- бы подтверждая этим свое существование.

Овощи уже приготовились и я разложила их по тарелкам. Тут же приступили к еде. Верка продолжала раздувать сериальные страсти, распаляясь все больше на спиритических сеансах, медиум у нее допрашивала усопших, а полиция всех остальных, и так они вместе лихо раскрывали преступления, не отвлекаясь по причине девятнадцатого века на личные отношения и ограничиваясь поцелуем ручек.

Быстро слизав свои овощи, Верка водрузила на середину стола всю сковородку, чтоб не бегать туда- сюда к плите, и под это дело снова разлила.

Увидев свою родную древнюю, как мир, сковородку по центру стола, я неожиданно поняла все! Верка устраивала спиритический сеанс прямо на моей кухне! А сковородка служила ей в качестве спиритической доски. Мы сидели в обществе киношных духов, которых она вызвала сюда всех до единого, снова погрузившись вместе с ними в историю по самую макушку и наотрез отказываясь ее покидать.

Ей нужна моя сковородка! Вот зачем она ко мне ходит! По какой- то причине ей сподручнее для этих дел, наверное, использовать мою,  у нее ведь и своих навалом.

Дождавшись паузы в Веркином рассказе, я встряла со своим открытием:
- Тебе нужна моя сковородка?!

Пропустив мое сообщение мимо ушей, как рекламу по телевизору, она сказала:
- Вот! - И продолжила с того места, на котором остановилась.

Так мы дальше и общались, каждая о своем, не мешая друг другу и не перебивая.

С чего- то вдруг мне вспомнилась фраза одного моего коллеги, написанная на листке бумаги и прилепленная мною на стенку в офисе. Саму фразу мне вспомнить никак не удавалось, но этот лист я видела очень четко. Я помучилась какое- то время и внезапно фраза всплыла.

- Жизнь это единственный выход в сложившейся ситуации! - Боясь забыть ее снова, я решила зафиксировать фразу в пространстве.

Верка к этому моменту опять дошла до конца ее отныне бесцельной жизни и поэтому фраза получилась в контексте. Мы обе замолчали, осмысливая каждая свое, но тут она внезапно встала и пошла на выход.

Я подержала дверь еще некоторое время открытой, подождав пока вся съемочная группа, шурша нарядами, не переместилась из моей квартиры в соседнюю, затем вернулась на кухню, приняла форму стула и закрыла глаза.

Я снова стояла в офисе напротив стенки с надписью и что- то меня в ней смущало. Осмотревшись вокруг, я выбрала на соседнем столе самый яркий маркер и решительно шагнула вперед.
Добавив кровавое " Не", я отошла подальше и прочитала полученное:
- Жизнь Не единственный выход из сложившейся ситуации!

Я открыла глаза. Теперь фраза приобрела иной смысл, из ироничной превратившись в философскую. Именно так! Не существует тупиковых ситуаций с единственным вариантом решения! Если ты не видишь остальные пути, еще не значит, что их нет! Всегда есть выбор. Открыть дверь или нет, плестись за кем- то или идти своим путем, жить чужой жизнью, подпитывая телевизионных монстров, или осознанно выстраивать свою собственную.

В дверь позвонили. Когда я открыла, Верка уже спускалась вниз по лестнице, крича мне на ходу:
- Я нашла в интернете! Они будут снимать продолжение!

Из окна я пронаблюдала ее выход из подъезда. Они вывалились, судя по всему, всей толпой, потому что идя в одиночестве по двору, Верка размахивала руками и бурно что- то обсуждала.

- Не единственный! - Напомнила я себе и резко распахнула окно, впуская в квартиру свежий воздух.
- Не единственный, Верка! - Проорала я на весь двор очень уверенно.

Верка даже не обернулась на мой застенчивый шепот, представлявшийся мне громовыми раскатами, и продолжила свой путь.

Радостно вдыхая воздух, я проводила ее взглядом. Имеет право! Принимать мои крики за шепот и наоборот. А я имею право на начало новой жизни!

Я захлопнула окно и решительно приступила к ней тут же.


Рецензии