Чудное лето


                                       
                                    1. Плохая новость 
Виталик не спал всю ночь. Не мог. Или не хотел. Разве так уж это важно? Неделю назад родители сообщили ему ужасную новость, выслушав которую Виталик убежал в свою комнату и не выходил оттуда до вечера, всё это время яростно клацая мышкой и вымещая на виртуальных монстрах свою обиду. Страшной новостью было то, что его отправляли в деревню к бабушке на всё лето. Целое лето в Караганде!
Виталик не знал точно, что такое Караганда и где она (или оно) находится, но всякий раз, когда он задавал маме вопрос "Где?", мама неизменно отвечала: "В Караганде!". И смеялась. Поэтому Виталик не сомневался, что Караганда - это самый край света.
Сегодняшняя ночь была последней, которую ему предстояло провести в городе, и Виталик потратил большую ее часть, стараясь завершить игру, которую только начал проходить. Однако, его мысли всё время разбегались, и под утро игра ему надоела. Он выключил компьютер и лег в постель, чтобы мама с папой не заметили, что он не спал.
Он закрыл глаза. Не помогло. Сна ни в одном глазу. В голове смешались картинки из игры и обиженные мысли на родителей. Они избавлялись от него на три месяца. Целых три месяца без компьютера! Да он же умрет со скуки! А ведь он давно уговаривал их подарить ему планшет! С ним ему было бы не так тоскливо. Но родители только качали головами. "Нужно иногда смотреть и по сторонам, Виталий Сергеевич!", - сказал папа. Да кому оно надо? Чего он там не видел, по сторонам?
Медленно рассветало. В комнате постепенно становилось светло. Виталик уже различал цвета своих роботов - трансформеров. Надо будет взять одного с собой.
Потолок вдруг заскрипел. Встала соседка сверху баба Люба. Виталик посмотрел на светящиеся цифры электронных часов, и у него заныло под ложечкой. Половина шестого утра! Неужели и его бабушка встает так же рано? Она и его будет так рано будить?!
Он подумал о бабушке, силясь вспомнить ее лицо, но у него ничего не вышло. Он видел ее только раз, тогда она приехала на Новый год. Виталик запомнил только безумно вкусные пирожки, которые она привезла с собой, да огромные очки с толстыми стеклами. При мысли о пирожках Виталик приободрился. В конце концов, хоть кормить будут вкусно!
В спальне родителей хлопнула дверца шкафа. Вот оно! Последние минуты дома. Сейчас родители позовут его завтракать, а потом они все сядут в машину и поедут в самую Караганду. Виталик услышал, как мама тихо постучала в дверь его комнаты. Он притворился, что спит.

                                                            2. Дорога
Мерное урчание мотора старенького жигуленка убаюкало Виталика, так что большую часть пути он проспал. Когда он  наконец открыл глаза, за окном не осталось ни одного здания. Только деревья и кусты проносились мимо бесконечно вереницей. Виталик уныло смотрел на стену зелени, крепко прижимая к себе любимого трансформера Бамблби. Робот казался ему единственным островком цивилизации в этом бесконечном лесу.
Вдруг папа притормозил. Виталик заглянул ему через плечо и увидел, как старик с небольшой собачкой переходят дорогу. По пешеходному переходу. Виталик, не веря своим глазам, посмотрел направо. Потом налево. Ничего не изменилось. Переход вел из леса... в лес! Как такое могло быть?
Виталик хотел спросить об этом папу, но вспомнил, что обижен. Он промолчал. Но через несколько минут не выдержал.
-  Папа, а зачем переход в лесу?
-  О, смотри-ка, кто проснулся! - улыбнулся папа.  -  Переход не в лесу, он на дороге.
-  Но он же из леса в лес! Там ничего нет!  -  упрямо сказал Виталик.
-  Если там ничего нет, то тот старичок появился ниоткуда? Этакий старичок - лесовичок?  -  спросил папа.
Виталик надулся.
-  Там, за лесом - поселок.  -  вздохнул папа, не дождавшись очередного вопроса.  -  Точнее два. Между ними переход.
-  Кто вообще может тут жить?  -  буркнул Виталик.
-  А что же тут плохого?  -  спросила мама.
-  А что хорошего?  -  огрызнулся Виталик.  -  Настоящая Караганда!
Тут произошло неожиданное. Мама с папой переглянулись и расхохотались. Виталик надулся еще больше. Отсмеявшись, мама вытерла выступившие слезы и сказала:
-  Вообще-то, в таком же поселке родился и твой папа.
-  И никакой Караганды я там не видел.  -  добавил папа.
Салон жигуленка огласил новый взрыв смеха.
-  Все равно.  -  буркнул себе под нос Виталик.
Острая обида поселилась в его груди, и на глазах появились злые слезы. Весь его мир вот-вот рухнет, а они смеются! Да еще над ним! Больше он не скажет им ни слова!
Картинка за окном изменилась. Сейчас жигуленок катил между ярко-зелеными цветущими лугами, тут и там украшенными небольшими кучками деревьев. Безоблачное небо радовало глаз насыщенным голубым цветом.
Виталик смотрел на всю эту красоту и злился. Больше всего на самого себя. Потому что понял, что луг ему понравился. Столько цветов. И бабочки... Но нет! Ему не может здесь нравится!
-  Дурацкие цветы.  -  пробурчал он себе под нос.
К счастью, цветущие луга снова сменились стеной леса, и Виталик был избавлен от чувства вины.
Жигуленок притормозил и свернул с асфальта на песчаную колею, конец которой терялся в чаще леса. Старый автомобиль скрипел, прыгая на кочках. Виталик изо всех сил вцепился в ручку двери и прилагал все усилия, чтобы его голова не слишком моталась из стороны в сторону.
Машина выехала из леса на широкую поляну, в центре которой приютились несколько домиков. Виталик вытянул шею, силясь разглядеть что-нибудь, хотя смотреть было особо не на что. Все те же деревья вокруг. И крошечные дома.
Впрочем, по мере приближения они заметно выросли. Когда жигуленок поравнялся с небольшим бревенчатым домом, выкрашенным в красивый голубой цвет, папа нажал на тормоз. В ту же секунду открылась дверь дома, и, осторожно ступая по кривым ступенькам крыльца, появилась бабушка. Она опиралась на палку, но двигалась довольно проворно. Она улыбалась.
Папа заглушил двигатель, и все вышли из машины. Даже Виталик.
-  Мои вы хорошие!  -  воскликнула бабушка.
-  Привет, мам.  -  сказала мама, целую бабушку в морщинистую щеку.  -  Ну, как ты тут?
-  Ой, ничего, ничего. Только вот спина замучила.
-  Я мазь тебе привозила. Ты пользуешься?  -  спросила мама строго.
-  Ой, дочка, да...
Виталик слушал разговор взрослых, но сам думал о бабушкином лице. Почему у всех старушек такие сморщенные лица? Виталик вспомнил, что кожа на пальцах так же сморщивалась, если он долго лежал в ванной. Значит, все старушки много купаются. Но это же лицо... Там нос. Как же они дышат?
Виталик посмотрел на нос бабушки и никаких морщин там не обнаружил. Ага! Ему сразу представилась бабушка в ванне, всю под водой, только нос торчит из пены.
-  Ты собираешься поздороваться?  -  шепотом спросил папа, подталкивая Виталика к бабушке.
Виталик не решился сказать "привет" и решил поздороваться так же, как с учительницей подготовительного класса.
-  Здравствуйте!  -  сказал он и тут же на себя разозлился, таким писклявым показался ему собственный голос.
Он несмело посмотрел на бабушку, робея от взгляда глаз, из-за очков казавшихся огромными, как у совы.
-  И ты здравствуй.  -  улыбнулась бабушка.  -  Я давно твою маму упрашивала отпустить тебя ко мне.
Виталик вздрогнул. Еще не хватало!
Папа достал из багажника чемодан с вещами Виталика, и все последовали в дом.

          3. Прощание
Родители не пробыли долго. Папе нужно было возвращаться в город к ночной смене. Они только пообедали и поговорили немного с бабушкой, пользуясь непонятными Виталику словами: "саженцы", "мотыкать", "пустоцвет". И если два последних он расшифровал ("мотыкать" - от слова "тыкать", а "пустоцвет" - пустой цветок, хоть это и странно. Разве не все цветы пустые?), то слово "саженцы" осталось для Виталика загадкой. Вроде похоже на слово "сажать", но, судя по разговору, речь о деревьях. Сажать деревья... Виталик представил себе дерево, сидящее на диване, но отмахнулся от этой картинки. Глупо. Да и не все ли равно? Разве можно знать все на свете?
После обеда, в котором, к большому огорчению Виталика, не участвовала выпечка, родители засобирались домой. Виталик почувствовал, как к глазам приливают горячие слезы. Мама опустилась перед ним на колени и успела заметить блеск воды в его глазах, хотя Виталик быстро их опустил.
-  Ну, ты чего, зайка?  -  спросила мама, прижимая его к себе.
Виталик обнял маму за шею и не ответил. Боялся, что наружу вырвется с таким трудом сдерживаемый плач. От мамы пахло апельсинами. Знакомый запах приободрил Виталика, но не сильно.
-  Ничего плохого не случилось.  -  сказала мама, отстраняя от себя сына.  -  И лето только начинается.
Виталик все-таки не удержал одну слезинку.
-  Мы будем приезжать на выходные, если сможем.  -  пообещал папа.
-  Эй, посмотри на бабушку.  -  попросила мама.  -  Разве она похожа на злыдню?
Виталик посмотрел на бабушку, но сквозь пелену слез увидел только размытое пятно. Однако, он знал, что должен ответить и потому покачал головой.
-  Ну, вот.  -  погладила его по голове мама.  -  Вы подружитесь. Слушайся ее.
Виталик кивнул, по-прежнему глядя в пол. Родители вышли. Виталик и бабушка пошли их проводить. Виталик молча смотрел как жигуленок исчезает среди деревьев. Как только машина скрылась, плотину прорвало, и слезы потекли в три ручья. Вдруг теплая рука легка ему на плечо. Он поднял мокрое лицо и встретился с совиным взглядом бабушки.
-  Почему же ты плачешь?  -  спросила она просто.
Виталик не знал что сказать. Как словами выразить эту обжигающую боль внутри?
-  Думаешь, что тебе будет здесь плохо?
Виталик опустил голову, чтобы бабушка не прочла ответа на его лице. Но она все равно все поняла и вдруг засмеялась. Виталик удивленно посмотрел на нее.
-  Скажи-ка мне, в Китае хорошо или плохо?  -  вдруг спросила она.
-  Я...не знаю.  -  растерялся Виталик.
-  Потому что ты там не был?
Виталик кивнул. От неожиданности слезы высохли.
-  Но ведь здесь ты тоже не был.  -  сказала бабушка.
Виталик снова кивнул.
-  Так откуда ты знаешь, что здесь плохо?
Виталик не знал, что сказать. Он пытался придумать ответ, но понимал только, что бабушка права. Тут он понял, что вел себя нечестно. Это родители его тут бросили. Бабушка в этом не виновата. Она просто позвала в гости.
Заметив перемену, бабушка улыбнулась.
-  Пойдем, я тебя кое с кем познакомлю.
Она повернулась и пошла в дом.

                                                            4. Зверек
Они прошли небольшую пристройку с множеством маленьких окошек. Миновали коридор, где царили полумрак и беспорядок и вышли во двор через заднюю дверь. Двор оказался маленькой площадкой, окруженной несколькими старыми постройками. Дверь в каждую из них была открыта. И везде бродили курицы. Виталик во все глаза смотрел на них, ведь до этого момента курица появлялась перед ним только на тарелке. Сначала они ему не понравились. Голые ноги в каких-то чешуйках. Противный красный гребень, словно сгусток крови. Но потом он заметил их разное опреение. Белоснежные перья, черные, как ночь, и пестрые, как то мамино платье. Может быть, не такие уж они и противные?
Бабушка прошла через двор и остановилась возле низких квадратных ящиков с дверцами из железных решеток. Виталик осторожно обошел петуха с огромными шпорами и недобрым взглядом красных глаз, и приблизился к бабушке.
Она открыла одну из дверок и достала из клетки маленького крольчонка! Виталик восторженно ахнул. Он давно просил родителей завести какую-нибудь живность, но неизбежно получал отказ. Тем обиднее было, что никто и не пытался ему объяснить почему нельзя. Нельзя и все!
Бабушка словно прочла его мысли, улыбнулась и протянула крольчонка ему.
-  Осторожно!  -  предупредила она.  -  Если ему не понравится как ты его держишь, он может оцарапать.
Виталик осторожно взял зверька, и сразу поразился шелковистой нежности его шкурки. Крольчонок немного дрожал и смешно подергивал носом. Виталик легонько погладил рыжий мех на спинке зверька, чувствуя тепло маленького тельца.
Крольчонок освоился и приподнял длинные уши. Его коричневые глазки с любопытством смотрели на мальчика.
-  Как его зовут?  -  спросил Виталик.
-  Я не даю им имен.  -  покачала головой бабушка.  -  Если называть каждого по имени, потом очень тяжело их продавать.
Виталик заглянул в клетку, не выпуская. крольчонка из рук. Там, у дальней стенки, жались друг к другу такие же маленькие крольчата. Не все были рыжими. Виталик заметил двух черных. Всего он насчитал двенадцать.
Он заглянул в соседние клетки. Две были пустыми, а в трех других сидели большие кролики.
-  А для кого пустые?  -  спросил Виталик бабушку.
-  Для крольчат, когда вырастут. Пойдем, я покажу тебе сад.
Бабушка протянула руки, чтоб забрать крольчонка, но Виталик прижал его к себе.
-  Можно я его пока подержу?  -  спросил он.
-  А если убежит? Тогда он будет один, бегать по незнакомым местам.
-  Не убежит! Я буду держать крепко! Правда!
-  Ну, хорошо.  -  согласилась бабушка.
Они снова пересекли двор, бабушка открыла незаметную калитку, и они очутились на большом участке перекопанной земли.
-  Ну, вот моя вотчина.  -  похвалилась бабушка.
-  Ваша кто?  -  не понял Виталик.
-  Мой огород. Скоро здесь вырастут овощи, если все делать правильно.
Виталик кивнул и осмотрелся без особого интереса. Огород был поделен на одинаковые прямоугольники, на каждом из которых было что-то зеленое, высотой всего в полпальца.
-  Ты ведь будешь мне помогать?  -  спросила бабушка.
-  Я не умею.  -  сказал Виталик.
-  Я научу. Тут нет ничего сложного.
Виталик кивнул. Бабушка пошла вперед, и он пошел за ней следом. Проходя мимо одной из грядок, он заметил краем глаза какое-то движение. Он присмотрелся внимательнее и разглядел... крошечного человечка! Одежда на нем была зеленой и сливалась с ростками овощей. Виталик издал удивленный писк. Человечек вздрогнул и тут же исчез.
-  Бабушка, бабушка!  -  позвал Виталик.
-  Что такое?  -  повернулась она.
-  Я только что видел... -  задыхаясь, начал он.
-  Что?
-  Маленького человечка! Вон там!  -  и он указал на грядку.
-  Тебе показалось.  -  отмахнулась бабушка.
-  Но я видел!  -  всхлипнул Виталик.
Он слишком сильно сжал крольчонка, и тот пискнул.
-  Тогда, где же он?  -  спросила бабушка.
-  Исчез!
Бабушка улыбнулась и погрозила ему пальцем.
-  Не выдумывай! Наверное, лягушка. Или стрекоза.
С этими словами она развернулась и пошла дальше в сад. Виталик хотел надуться, но передумал. Может, и правда, показалось? Он посмотрел еще раз, на всякий случай. Ничего, кроме маленьких росточков. Виталик побежал догонять бабушку.

                                                           5. В саду
В саду пахло чем-то сладким. Некоторые деревья еще цвели, наполняя воздух волшебным ароматом. Посреди сада, на ветке старой яблони, висели небольшие качели. Рядом журчал чистый ручеек. Бабушка сказала, что из него можно пить. Виталик передал ей крольчонка, а сам взял кружку, что висела на колышке, вбитом в землю, и набрал воды.
- Пей медленно, она очень холодная.  -  сказала бабушка.
Виталик сделал глоточек. Еще никогда ему не приходилось пить такой вкусной воды. Дома вода пахла хлоркой, а кипяченая была противной. Он с удовольствием выпил целую кружку.
Бабушка посадила крольчонка себе на плечо. Тот понюхал ее ухо, пощекотал ее усами, и бабушка засмеялась. удивительно, но смех ее не был старушечьим, скорее он был похож на мамин. Виталик улыбнулся.
-  А теперь слушай внимательно и запомни, что я скажу.  -  серьезно сказала она.
-  Я всегда внимательно слушаю.  -  надул губы Виталик.
-  Хорошо.  -  одобрила бабушка .  -  Наш сад переходит прямо в лес. Лес это старый и очень большой. Поэтому никогда не заходи в него без меня. Ты заблудишь и...
-  Я уже большой, не заблужусь.  -  выпятил грудь Виталик.
-  Не в возрасте дело.  -  возразила бабушка.  -  Даже взрослые в этом лесу частенько теряются. Он тебе не знаком. Ты не знаешь тропинок. Да и сам лес тебя не знает.
Виталик понял, что возразить нечего. Правда, он не понял последнюю фразу. Разве лес может кого-то знать? Он что, живой? Бабушка н едала ему додумать эту мысль.
-  Пообещай, что не пойдешь туда один.  -  сказала бабушка.
-  Обещаю.  -  сказал Виталик.
-  Вот и славно. ПО лугу можешь гулять сколько хочешь, но следи, чтобы все время видеть деревню. И ступай осторожно, смотри под ноги. В траве могут быть норы. Провалишься в такую ногой и заработаешь перелом.
Виталик кивнул.
-  А вообще лучше брать с собой палку.  -  подняла бабушка клюшку.
-  Почему? В лесу есть волки?  -  испугался Виталик.
-  Нет. Ну, может и есть, но они не подходят близко к местам, где живут люди. Здесь их давно не видели.
-  Тогда зачем палка?
-  Затем, что в траве могут спать змеи.
Виталик испуганно поежился. Змеи! Фу!
-  Да. И если ты наступишь на нее, она укусит просто от неожиданности. А вот если ты будешь палкой раздвигать перед собой траву, она услышит шорох и сама уползет с твоего пути.
Виталик снова кивнул, но скорее автоматически. Честно говоря, у него пропало всякое желание идти на луг.
-  Ты останешься здесь, на качелях, или пойдешь со мной кормить крольчат?  -  спросила бабушка.
-  Пойду с тобой.
Виталик снова взял крольчонка, и они пошли обратно ко двору. Проходя мимо грядок, Виталик украдкой бросил взгляд на то место, где ему померещился маленький человечек. Вроде бы что-то мелькнуло. Или это ветер качает растения? Да, конечно же, это всего лишь ветер.

                                                                 6. Беда
Когда они пришли на двор, бабушка вдруг резко остановилась. Виталик чуть не врезался в нее, но вовремя затормозил.
-  Что случилось?  -  спросил он.
-  Не хватает одной пеструшки.  -  обеспокоенно сказала бабушка.
-  Кого?  -  не понял Виталик.
-  Пестрой курочки. Пробеги-ка по сараям и посмотри, нет ли ее там.
Виталик послушно обошел сараи и в предпоследнем нашел...
-  Бабушка!  -  громко позвал он.
Бабушка тут же появилась в дверях. Некоторое время ее глаза привыкали к полумраку. Но, как только она разглядела то, на что ей указывал Виталик, она ахнула. В одном углу сарая лежали несколько перьев. А в другом лежал, сверкая зелеными глазами, черно-белый кот.
-  Он что, съел целую курицу?  -  спросил Виталик.
Бабушка покачала головой, прошла в угол и взяла кота на руки. Кот издал полурычание, полумяуканье. В любом случае звук был довольно сердитым. Бабушка вынесла его на свет.
-  У него кровь!  -  выдохнул Виталик.
Кот выглядел потрепанно. Одно ухо было порвано, и шерстка вокруг слиплась от крови. Он поджимал переднюю лапку и всякий раз раздраженно шипел, когда бабушка пыталась до нее дотронуться.
-  Это курица его так?  -  изумленно спросил Виталик, отодвигаясь на всякий случай от чернушки, копавшей землю поблизости.
-  Нет, конечно. Это хорек. Пришел за моими курами, а Марс показал ему, кто тут хозяин. 
-  Прямо сторожевой кот.  -  сказал Виталик.
Бабушка внесла кота в дом. Виталик вернул крольчонка в клетку, хотя жалко было расставаться, и последовал за бабушкой.
Она уже положила кота на стол, предварительно убрав белую скатерть, и старалась осмотреть лапу, но кот шипел и пытался убежать.
-  Дурень, я же помочь хочу!  -  сердилась бабушка.
Но кот, очевидно, хотел только, чтоб его оставили в покое, и оглашал дом душераздирающими воплями.
-  Так ничего не получится.  -  сдалась наконец бабушка.
-  Может, само заживет?  -  робко спросил Виталик.
-  Раны не страшные.  -  сказала бабушка.  -  Дело в микробах. Нужно обязательно раны очистить, чтобы не было заражения.
Виталик сочувственно посмотрел на кота. Вид у того был самый несчастный.
-  Вот что.  -  сказала бабушка.  -  Беги-ка ты к нашей соседке и приведи ее сюда. Как выйдешь из калитки, поверни налево. Ее дом самый крайний, почти в лесу стоит. Ты увидишь, у нее перед забором стоит деревянная фигура старика. Постучи в дверь, объясни что случилось и скажи, что я ее прошу помочь. Ну, запомнил?
-  Деревянный старик в лесу. Постучать.  -  повторил Виталик и пулей вылетел из дому. Огромные зеленые глаза кота, наполненные страданием, подгоняли его.

                                                            7. Соседка
Виталик бежал по дороге, не забывая поглядывать по сторонам. Ему пришлось миновать всего несколько домов, как на глаза ему попался вырезанный из дерева старичок. Виталик затормозил. Ему хотелось разглядеть фигурку получше, но ведь он так спешил! Ладно, вперед целое лето, еще успеет насмотреться. Он мысленно отметил красную с белым шляпу на голове старика.
"Настоящий мухомор!",  -  подумал Виталик.
Он открыл калитку, пробежал небольшую полянку, усаженную цветами и рябиной, и подошел к дому. Ему понравились резные наличники, что украшали окна. Они напомнили ему бумажные снежинки, которые вырезали в классе вместе с учительницей.
Перед дверью он вдруг заволновался. А вдруг эта старуха злая? И накричи на него, потому что он ее, к примеру, разбудил? Может, у нее на носу бородавки и совсем нет зубов? Или она лысая?
Тут он вспомнил о несчастном коте, и это придало ему храбрости. Он сильно постучал в дверь. Послышались тихие шаги, тяжелая дверь отворилась, и у Виталика, готового к худшему, отвисла челюсть.
На него спокойно смотрела красивая молодая женщина. Густые волосы тяжелой волной лежали на ее плече, зубы были белыми и ровными, а голубые глаза озорно поблескивали. На ней было длинное платье, украшенное рисунком из переплетения зеленых листьев, а на руках было множество колец и браслетов. На шее у нее висел круглый медальон.
Виталик молча таращился на красавицу, пока она не улыбнулась.
-  Чего ты хочешь, ребенок?  -  мелодичным голосом спросила она.
-  Я...  -  тут Виталик резко вспомнил зачем пришел.  -  Хорек порвал кота!
Лицо женщины сразу погрустнело.
-  Твоего?  -  спросила она.
-  Нет, бабушкиного.  -  сказал Виталик.  -  Бабушки Насти.
-  Бедный Марсик!  -  покачала головой женщина.  -  Подожди тут.
И она скрылась в дверях. Виталик посмотрел по сторонам и заметил большую конуру. Но собаки нигде не было видно. Тогда он посмотрел на статую и едва не упал. Деревянный старичок стоял к Виталику спиной, но все равно было ясно видно, что шляпы на его голове нет. Старичок держал ее в руках!
-  Идем!  -  послышался сзади голос, и Виталик вздрогнул.
Он посмотрел на женщину и указал ей пальце на статую, силясь сказать хоть что-нибудь. Женщина посмотрела в указанном направлении и улыбнулась.
-  Понравился дедушка Боровик?  -  спросила она.
-  Его шляпа...  -  начал Виталик, но осекся.
Шляпа была на голове, где и было ей место.
-  Красивая, правда? А теперь идем.
Женщина быстро прошла по дорожке и вышла за калитку. Виталик семенил за ней. Он заметил, что она взяла с собой небольшую вязаную сумку. Она шла быстро, но, заметив, что он едва успевает за ней, пошла медленнее.
-  Значит, ты внук Анастасии? -  уточнила она.
-  Да, я приехал на лето.  -  выдохнул слегка запыхавшийся Виталик.
-  Давно пора.  -  сказала женщина.  -  Твоя бабушка очень трудолюбивая, но годы берут все-таки свое.
-  Что берут?  -  не понял Виталик.
-  Силы, Виталик, силы. Она стала быстро уставать, а ведь работы в деревне всегда очень много.
-  А откуда вы мое имя знаете?
Женщина неопределенно пожала плечами. Они уже добрались до ярко-голубого дома бабушки. Женщина открыла калитку и, не постучав, вошла в дом.

                                                     8. Пушистый пациент
Виталик юркнул следом и успел услышать, как бабушка приветствует гостью.
-  Слава, спасибо, что пришла...
Тут бабушка окинул женщину внимательным взглядом и спросила:
-  Мы тебя отвлекли от работы?
-  Не важно, потом закончу.  -  отмахнулась Слава.  -  Где тут наш пациент?
Она заметила сердитого кота на столе и быстро подошла к нему.
-  Так, так...  -  пробормотала она.
Протянула руки и легонько погладила кота по голове. Тот стерпел. Но когда Слава попыталась взять его за больную лапу, сразу рассерженно зашипел.
-  Настасья, у тебя молоко есть?  -  спросила Слава.
-  Есть немного. Козьего.
-  Налей немного в мисочку.
Бабушка скрылась в коридоре, а Слава сняла с плеча сумку и достала из нее какие-то бутылочки и упаковку ваты. Тем временем вернулась бабушка и дала женщине блюдце с молоком. Слава добавила в молоко несколько капель из одного из флаконов и поставила блюдце перед котом. Тот понюхал и отвернулся.
-  Почему-то я так и думала.  -  вздохнула Слава.  -  А если так?
С этими словами она вылила в молоко содержимое другого пузырька.
Кот навострил уши, понюхал воздух и потянулся к блюдцу. Женщина дождалась, чтобы он вылизал все блюдце дочиста, и только после этого снова попыталась взять его лапу. Кот даже глаз не открыл.
Слава осмотрела лапу и ухо, цокая языком. Затем оторвала кусочек ваты, смочила его каким-то раствором и аккуратно обработала раны. Потом тщательно очистила шерстку от крови и забинтовала лапу до самой груди кота. Закончив, она собрала вещи.
-  Ну, вот. Повязку он, конечно, сдерет, как только отоспится, но к тому времени это уже будет неважно.
-  Спасибо, Слава.  -  сказала бабушка.  -  Хочешь чаю?
-  Нет, спасибо. Мне нужно работу закончить. Зовите, если что нужно будет.
Слава повернулась к выходу и наткнулась на Виталика.
-  Заходи как-нибудь ко мне в гости, молодой человек. Ты теперь знаешь, где я живу.  -  сказала она.
Потрепав мальчика по волосам, она вышла так же стремительно, как и появилась.
-  Ты ей понравился.  -  заявила бабушка.  -  А ей редко кто нравится.
-  Почему?  -  спросил Виталик.
-  Она очень умна.  -  пожала плечами бабушка.
-  У  нее странное имя.  -  подумав, сказал Виталик.
-  Мирослава - старинное имя. Очень редкое. Ее мать тоже была очень умной. Мы дружили в школе.
Виталик тряхнул головой. Настолько дикой показалась ему идея того, что бабушка ходила в школу.
-  Я думал, что она - старушка.  -  сказал Виталик.
Бабушка рассмеялась так громко, что спящий кот дернул ушами.
-  Ты думаешь, в деревне должны жить одни старики? Почему?
Виталик пожал плечами.
-  Ну, в большинстве случаев, так и есть. Зимой. Но летом здесь много молодежи. И Мирослава живет тут постоянно. Переехала несколько лет назад.
-  Откуда?  -  спросил Виталик.
-  Из Москвы.
Виталик округлил глаза. Уехать из города в такое захолустье! Видимо, не такая уж она и умная. Тут Виталик вспомнил статую перед ее домом и поежился. Рассказать бабушке? Нет, она только посмеется над ним.
Бабушка тем временем перенесла кота в кресло в зале и застелила стол скатертью.
-  Пойдем, приведем домой козу с луга. Я ее подою, и будем ужинать. Скоро стемнеет.  -  сказала она.

                                                            9. Вечер
После ужина они затопили печку.
-  Ночью пока еще холодно.  -  сказала бабушка.
Они немного посидели за столом, коротая время за игрой в карты, а потом бабушка ушла спать.
Виталик остался сидеть возле открытой печной дверцы. Он смотрел в огонь и перебирал в уме все странные события дня. Все равно заняться было нечем. Бабушка в соседней комнате шуршала страницами какой-то книги. Она разрешила Виталику брать свои книги, при условии, что он будет аккуратно с ними обращаться. Книг был целый шкаф, но Виталик едва взглянул на них. Он умел читать, но не любил этого. Книги, что они читали в классе, были ужасно скучными. "Мама мыла раму". Подумаешь? Да кому это интересно? То ли дело игра! Целый мир! И какой! Не то, что этот... Серый и скучный.
Правда, Виталик признал, что прошедший день был необычным. Но сейчас делать было нечего, а спать не хотелось. Тут Виталик  подскочил как ужаленный. Бамблби! Он забыл его в отцовской машине! На глаза навернулись слезы. Мальчик уткнулся в коленки и заплакал.
Вдруг послышался странный звук. Виталик поднял голову, и его взгляд уперся в робота. Его любимый желтый Бамблби стоял прямо перед ним!
Но ведь такого быть не может! Виталик готов был поклясться, что его там не было! Но вот он, перед ним!
Виталик протянул руку и медленно, словно опасаясь, что игрушка растает, прикоснулся к холодному пластику. Робот был настоящим. Причем, это точно был его робот. Виталик узнал его по царапине на груди. Чудеса, да и только!
Виталик собрал и разобрал игрушку, чтоб убедиться, что с ней все хорошо, а затем снова уставился в огонь. События дня проходили перед его глазами. Маленький человечек на грядке, деревянный старик с движущейся шляпой, Мирослава и Бамблби...
Язычки пламени начали сливаться в какие-то фигурки, и Виталик понял, что засыпает. Он закрыл дверцу печки и отправился спать, прихватив с собой робота.

                      10. Ловушка
На завтрак бабушка нажарила вкусных тоненьких блинчиков. Виталик умял целую дюжину, от души смазывая каждый сладкой сметаной. Он ел, пока не почувствовал, что объелся.
Убрав со стола, бабушка пошла в огород. Виталик от нечего делать пошел следом и некоторое время смотрел, как она вырывает "сорняки", чтобы те не мешали росткам, как пояснила она.
Но сколько Виталик не смотрел, у него не получалось отличить одно от другого. Тут он был бабушке не помощник. Тогда он пошел в сад и несколько минут качался на качелях. Поскрипывали старые яблони, журчал ручеек. Все было тихо и спокойно. Но тут Виталик вспомнил, что за садом начинается лес. Полный всякого дикого зверья.
Виталик оглянулся и всмотрелся в полумрак, скрывавший конец сада. В нем виднелись могучие стволы сосен и какие-то кусты. Вроде, что-то зашевелилось. Виталик ощутил, как волосы на затылке встают дыбом. Он спрыгнул с качелей и чуть ли не бегом покинул сад.
Чем же заняться? Мальчик решил проведать крольчат. Придя на двор, он заметил кота. Тот лежал на стопке дров и яростно сдирал повязку с лапы. Тут Виталику в голову пришла идея. Он побежал к бабушке. Та как раз разогнула спину с долгим вздохом.
-  Бабушка, а у тебя есть какой-нибудь мусор?  -  спросил он, запыхавшись.
-  Какой мусор?  -  нахмурилась бабушка.
-  Ну, мусор. Проволока, гвозди, веревки, деревяшки.
-  А, такой... Да, валяется что-то в дальнем сарае. А тебе зачем?
-  Папа учил меня.  -  гордо сказал Виталик.  -  Я могу сделать ловушку для хорька.
-  Правда? А ты не поранишься?  -  спросила бабушка.
-  Ну, может быть.  -  засомневался Виталик, вспомнив как однажды порезал палец, когда они с отцом мастерили модель самолета.  -
-  Может, тогда не надо?  -  испытующе смотрела на него бабушка.
-  Я осторожно.  -  пообещал мальчик.
-  А если в нее попадется Марс?
-  Так я его выпущу. А хорька не выпущу.
-  Ну, ладно, попробуй.
Виталик отправился в дальний сарай. Он распахнул дверь и постоял немного, чтобы глаза привыкли к мраку. И почему в сараях всегда так темно? Неужели нельзя хоть одно окошко сделать?
Постепенно его глаза различили очертания груд мусора. В щели в стенах пробивались солнечные лучи, в свете которых кружились золотистые пылинки.
Виталик поковырялся в хламе и с восторгом выудил нечто, что почти лишало его задуманной работы. Это была плетеная круглая бутыль с узким горлышком. Как раз для хорька, зато кот туда не пролезет. Виталик любил передачи про животных и потому знал, что коты больше хорьков.
Он отряхнул странный предмет от пыли и паутины и задумался. Оставалось придумать нечто вроде дверцы и положить приманку.
Он еще покопался в зламе и через некоторое время нашел старую консервную банку. Крышка от нее идеально совпадала с горлышком "бутылки". Оставалось все правильно закрепить.
Виталик еще раз сбегал к бабушке, узнал у нее где лежат инструменты, принес их из дома и задумался. Идея крепления не заставила себя ждать.
Виталик взял тонкий длинный гвоздь и пробил им крышку с помощью молотка.  Плоскогубцами загнул гвоздь так, чтобы получился крючок, и закрепил крышку прямо на горлышко "бутылки".
-  Нет, не так.  -  буркнул он.
Если крышка будет снаружи, то она просто хлопнет хорька по носу, и он убежит. Виталик перевесил крышку на внутренний конец горлышка, потом нашел подходящую деревяшку и подпер ей дверцу. Готово! Теперь приманка.
Интересно, что любят хорьки, кроме кур? Наверное, мясо. Виталик пошарил в холодильнике, нашел кусочек колбасы и зарядил им ловушку. Подумав, он решил поставить ее в курятнике. Он прокрался в дальний угол, морщась от запаха и стараясь не наступать на круглые катышки помета, и поставил ловушку на пол. Теперь оставалось только ждать.

                         11. Чарли
Покончив с этим нехитрым делом, Виталик немного поиграл с крольчатами, наслаждаясь прикосновениями к их шелковистому меху. Тут на глаза ему снова попался кот, окончательно избавившийся от бинта, который теперь одиноко свисал с дров, словно нить толстой паутины. Виталик вспомнил о приглашении в гости загадочной Мирославы. Почему бы не навестить ее прямо сейчас?
Виталик спросил у бабушки разрешения. ТА кивнула, не отрываясь от грядки.
-  Только вернись к двум часам. Будем обедать.  -  сказала она ему вслед.
Виталик пообещал, что успеет, и выбежал за калитку. Июньские солнечные лучи ласково согревали землю, не обжигая ее. Посреди дороги пролегала узкая канава, заполненная водой. в которой плавали стайки маленьких черных существ, похожих на запятые. Виталик сунул руку в воду, пытаясь поймать одного из них, но ладошка сразу онемела - такой холодной оказалась вода в канаве. Мальчик вытер руку о штанину и пошел дальше.
Пока он шел, ему ни разу не встретился человек, но все же деревня, казалось, дышала жизнью. То и дело кукарекали петухи, щебетали птицы. Где-то впереди низким мощным басом лаяла собака. Яркие бабочки изучали такие же яркие цветы. Но лучше всего этого были запахи. Воздух пахнул чудесной смесью из ароматов цветов, травы и воды. Этот запах нравился Виталик почти так же сильно как мамин.
Подойдя к дому Мирославы, Виталик замер перед статуей старичка. Шляпа покоилась на его голове, как и было положено. Длинная борода и такие же длинные волосы, выкрашенные белой краской, опускались почти до колен. НА старичке была красная в белый горошек рубаха, подвязанная на поясе веревкой. Простые темно-зеленые штаны и плетеные ботинки. Виталик знал, как они называются, но забыл.
Вроде бы ничего подозрительного. Улыбающееся лицо казалось очень добрым. Даже голубые глаза смеялись.
Виталик несколько минут смотрел на статую, но ничего не изменилось.
-  Ну и чего? Ждешь, что он тебе спляшет?  -  спросил Виталик сам себя и направился к дому.
Перед тем, как постучать, Виталик посмотрел на свое отражение в оконном стекле. Так и есть. Возня в старом хламе не прошла бесследно. Все лицо было в грязи. Виталик, не долго думая, вытер его рукавом ветровки и постучал в дверь. Тишина. Он постучал еще, и тут за его спиной послышалось жуткое рычание. По спине мальчика побежали мурашки. Он сразу подумал о волках. Дом Мирославы стоял почти в самом лесу.
Виталик медленно повернулся и выдохнул. Перед ним стоял не волк, а огромный черный пес. Настоящая лохматая гора, ростом почти с Виталика. И эта гора рычала и показывала страшные острые зубы. Виталик резко захотел по-маленькому.
-  Тетя Слава!  -  пискнул мальчик, но его голос прозвучал до жути слабо.
-  Кто тут, Чарли?  -  послышался голос Мирославы из-за дома. 
Виталик, для которого прошла уже целая вечность, облегченно вдохнул. Сама Мирослава появилась из-за стены, увидела Виталика и улыбнулась. Сегодня на ней были черные джинсы и синяя рубашка в клетку. Рукава она закатала.
-  Нельзя, Чарли. Это друг.  -  сказала она.
Пес тут же перестал рычать и посмотрел на мальчика с любопытством. Мирослава протянула руку Виталику.
-  Подойди, не бойся. Дай ему тебя понюхать.  -  сказала она.
Виталик, белый как простыня, замотал головой. Понюхать? Ни за что! Вдруг этому зверюге понравится, как он пахнет, и он решит его слопать?!
Тогда Мирослава сама подошла к Виталику, взяла его руку в свою и потянула к собаке. Тепло ее руки каким-то образом успокоило мальчика, и он сделал несколько шагов к монстру.
Пес понюхал ладонь мальчика, коснувшись ее мокрым холодным носом, и открыл пасть. Виталик зажмурился, но вместо зубов ощутил на своей ладони горячий мокрый язык. Он открыл глаза. Пес спокойно смотрел на него.
-  Его зовут Чарли. Попроси его сесть.  -  сказала Мирослава.
-  Он не послушает.  -  сказал Виталик.
-  Откуда ты знаешь?
Виталик пожал плечами и скомандовал:
-  Сидеть!
К его изумлению пес тут же плюхнулся на задние лапы.
-  А теперь попроси лапу.  -  сказала Мирослава.
-  Дай лапу! 
Пес послушно протянул лапу мальчику, и тот чуть не согнулся под ее тяжестью.
-  Попроси перевернуться.
-  Перевернись!
Пес лег на землю и перевернулся на спину, раскрыв пасть в собачей улыбке. Язык розовой тряпкой свисал из уголка рта. Вид у него был до того довольный, что Виталик рассмеялся.
-  Видишь, он совсем не страшный.  -  сказала Мирослава.  -  Можешь почесать ему живот.
Виталик опустился на корточки и осторожно погладил густой черный мех. Пес пошевелил хвостом. Тогда он почесал ему пузо от души. Пес задергал задней ногой от удовольствия, и Виталик снова засмеялся. Страха как не бывало.

                                                             12. В гостях
-  Ну, пойдем в дом.  -  пригласила Мирослава.  -  Попозже еще с ним поиграешь.
Виталик поднялся на ноги и пошел за хозяйкой дома. Пес последовал за ними, но Мирослава приказала ему идти на место, и тот уныло побрел к конуре.
-  Летом я не пускаю его домой.  -  пояснила Мирослава.  -  Он линяет, так что шерсть повсюду.
Они вошли внутрь, и Виталик ахнул. Дом Мирославы не был разделен на комнаты. Одно помещение было и кухней, и спальней, и кабинетом. И кругом царили книги. Куда ни посмотри, всюду книжные полки, книжные кафы и просто стопки книг, стоящие прямо на полу. НА стенах всели яркие картины, изображавшие разных животных. На одной из них Виталик с удивлением узнал Чарли. Он указал на нее и спросил:
-  Это же Чарли?
-  Да.  -  улыбнулась Мирослава.
-  Значит, вы знаете художника?
-  Вообще-то я знакома с несколькими. Но Чарли нарисовала я сама.
-  Здорово получилось!  -  восхитился Виталик.
-  Спасибо.
Мирослава прошла к плите и поставила чайник.
-  Как Марсик?  -  спросила она.
-  Хорошо. Снял повязку.
-  Ну, конечно.
-  Зачем Вам столько книг?  -  спросил Виталик.
-  Очевидно, читать.  -  усмехнулась Мирослава.
-  А я не люблю читать.  -  заявил Виталик.
-  Ты просто не умеешь делать это правильно.
-  Умею.  -  насупился Виталик.
-  Те, кто умеет, любят читать. А те, кто просто видит слова, не читают по-настоящему.  -  возразила Мирослава.
-  А как это - по-настоящему?  -  спросил Виталик.
Мирослава отвлеклась на приготовление чая. Она поставила на стол вазочку с вареньем, печенье и орехи. Виталик сел за стол и положил две ложки сахара в свою кружку с большими ягодами на боках.
-  Когда ты читаешь, к примеру, фразу: "бушующее море раскачивало корабль", что ты видишь?  -  спросила Мирослава.
-  Я такого никогда не читал.  -  признался Виталик.
-  Ну, хорошо. Вот я тебе сказала. Что ты увидел?
-  Ничего.  -  неуверенно ответил Виталик.  -  Я вижу чашку чая. И стол. И Вас.
-  А в своей голове?
-  Не знаю.
-  Закрой глаза.  -  попросила Мирослава.
Виталик послушался.
-  Представь море.
Виталик представил море. Это было не трудно, хоть он и не был там ни разу. По телевизору море показывали часто.
-  Представил? Что ты видишь?
-  Воду. Волны.
-   Добавь чаек. Это белые птицы.
Виталик представил чаек.
-  И парусник.  -  сказала Мирослава.
Это было легко. Они собирали с отцом модель парусника.
-  Ты стоишь на палубе. Пахнет деревом и солью. Слышны крики чаек. Ветер надувает паруса.  -  тихо говорила Мирослава.
В какое-то мгновение Виталик и правда очутился на корабле. Он видел, как поднимаются темно-синие волны. Видел белокрылых чаек и переплетение снастей. Ему чудилось, что палуба под ногами ходит ходуном, что ветер ерошит его волосы, что соленые брызги попадают на лицо... Дух захватывало!
Мирослава заметила улыбку на лице мальчика и вдруг хлопнула в ладоши. Виталик снова очутился на стуле за столом. Он удивленно посмотрел на хозяйку дома.
-  Ты только что включил воображение. Вот так и нужно читать.  -  сказала она.  -  Погружаясь полностью.
-  Никогда не пробовал так с книгой.  -  сказал Виталик.  -  Мне они всегда казались скучными.
-  Попадаются и такие.  -  согласилась Мирослава.  -  Но прелесть в том, что ты сам выбираешь, какие читать. Пока что.
-  А потом?  -  спросил Виталик.
-  потом, в школе будут задавать конкретные книги.  -  поморщилась Мирослава.  -  Желательно тебе к тому времени привыкнуть к чтению.
Виталик потянулся за печеньем и не ответил.
-  Давай сделаем так.  -  сказала Мирослава.  -  Я дам тебе один рассказ, и ты попробуешь прочесть его таким способом, как я сказала. Если не понравится, мы больше не вернемся к этому вопросу.
-  Ладно.  -  легко согласился Виталик.
В конце концов, он не обязан пробовать. Она даже не узнает. Он просто скажет ей, что ему не понравилось. Но рассказ возьмет. Ему не хотелось обижать Мирославу.

                            13. Дождь
Виталик уныло таращился в окно, наблюдая как по мутноватому стеклу бегут ручейки дождевой воды.
Он вернулся домой к обеду, как и обещал бабушке. После он собирался вернуться к Мирославе, у которой провел полдня, играя с Чарли в мяч. Но дождь расстроил все его планы.
Бабушка тонула в глубоком кресле и дремала, убаюканная бормотанием старого радиоприемника, а Виталик сходил с ума от скуки. Он попробовал играть с котом, но тот был не в настроении и начал выпускать когти.
Виталик оторвался от окна и покосился на свою кровать. Там сидел Бамблби, а рядом лежала тоненькая книжка с морскими рассказами, которую на прощание дала ему Мирослава.
Мальчик отошел от окна, снял сандалии и забрался с ногами на кровать.
"Ну, что же, попробуем",  -  подумал он, раскрывая книжку на первой странице.
Книжка была почти без картинок, что Виталику не понравилось сразу. НО он вспомнил то восхитительное ощущение, охватившее его, когда он стоял на палубе корабля в своем воображении.
"А вдруг?"  -  сказал себе Виталик и начал читать.
Первая страница шла тяжело. Мысли все время разбегались в разные стороны, а когда он собирал их в кучу и пытался представить мальчика, о котором говорилось в первом рассказе, тот неизменно казался ему похожим на него самого. Хотя у героя были короткие черные волосы, а у Виталика отросшие до плеч и светлые.
В конце концов Виталик перестал бороться с воображением. Теперь героем рассказа был он сам. Вот тут-то он погрузился в чтение по-настоящему. Это была потрясающая история о мальчике, отец которого был моряком. Он тайком пробрался на отцовский корабль, уходивший в дальнее плавание. Затем корабль разбился, и уцелевшие члены команды оказались на маленьком скалистом острове, на котором не было ни одной пальмы, и ужасно страдали от голода.
В этом моменте Виталик тоже ощутил голод. Он встал, сходил на кухню и съел несколько холодных блинчиков, не отрываясь от книжки.
Команде грозила голодная смерть, но тут мальчик заметил свечение в воде, и из-под нее показались странные люди, все в ракушках и водорослях. Погибающие были спасены морским народом!
Когда Виталик перевернул последнюю страницу, он ощутил укол сожаления. Грустно было расставаться с героями, быстро ставшими родными. Вот это приключения он пережил вместе с ними!
Он попытался начать читать второй рассказ, но мысли все время возвращались к уже прочитанному. Подводный мир не хотел его отпускать. Тогда Виталик закрыл книжку, и его глаза нашли имя автора. Дыхание перехватило. Мирослава Магирёва. Неужели этот мир создала она? Вот это да! Он знаком с настоящей писательницей!
Виталик нетерпеливо открыл второй рассказ. Он так ушел в книгу, что не услышал как встала бабушка. И когда был готов ужин, ей пришлось звать его дважды.

                                                       14. Утренняя гостья
Утро наступило слишком рано, и Виталик никак не хотел просыпаться. Ему снился подводный мир. Женщина из морского народа, странно похожая на Мирославу, показывала ему настоящий подводный город, с дворцами и улицами. Они катались верхом на морских коньках и заглядывали в сундуки с сокровищами, что утонули давным давно.
В мире множество тайн.  -  говорила морская Мирослава.  -  И каждая из них ждет своего героя, который раскроет ее.
Вдруг все вокруг утратило очертания, и Виталик проснулся от того, что бабушка трясет его за плечо.
-  Вставай, к тебе гостья.  -  сказала она с улыбкой.
Виталик быстро оделся и вышел на кухню. За столом сидели Мирослава и бабушка. На столе дымился поднос с пирожками.
-  Ну ты и спишь.  -  сказала Мирослава.
-  Иди завтракать.  -  сказала бабушка.
Виталик забрался на табурет и взял пирожок. Тот был слишком горячим, и Виталик вдохнул запах горячего теста и повидла.
-  Я прочитал вашу книгу.  -  похвастался он.
-  Всю?  -  удивилась Мирослава.
Виталик набил рот пирогом, потому кивнул.
-  За уши пришлось оттаскивать.  -  сказала бабушка.  -  Свет выключил позже меня.
-  Большей похвалы можно не ждать.  -  сказала Мирослава, заливаясь румянцем.
Виталик удивленно посмотрел на нее. Он думал, что краснеют только дети.
-  Почему Вы не сказали, что сами ее написали?  -  спросил Виталик, прожевав кусок.
-  Не думала, что это важно.  -  пожала плечами Мирослава.  -  Я зашла, чтобы пригласить тебя за грибами. Дождь был сильный, а ночь - теплой. Вполне могут быть грибы. А твоя бабушка их любит. Ну как? Пойдешь со мной?
Виталик снова кивнул. Пока он наедался, разговор шел об огороде. Это было не интересно, и мальчик попытался вспомнить сон. К его удивлению, он помнил его довольно четко, хотя раньше ему не удавалось вспомнить ни одной детали из снов.
"В мире много тайн..."  -  всплыло в голове.
В этом Виталик сомневался. Люди давно летают в космос, какие уж тут тайны? Но тут ему вспомнился маленький человечек. Он почти убедил себя, что ему показалось, но вдруг все-таки нет? может, спросить Мирославу? Нет, она - взрослая. Только посмеется над ним. С другой стороны, ее истории были явно не для взрослых...
-  Наелся?  -  перебила его мысли бабушка.
Виталик встал из-за стола, натянул на ноги заботливо приготовленные бабушкой резиновые сапожки и взял маленькое синее ведерко. Они вышли на крыльцо, где терпеливо дожидался Чарли, попрощались с бабушкой до обеда и вышли на дорогу.
Виталик не забыл спросить у Мирославы о маленьких черных существах, плавающих в придорожной канаве.
-  Это головастики.  -  сказала она.  -  Дети лягушек.
-  Когда они вырастут, то станут лягушками?  -  переспросил Виталик, недоверчиво глядя на черные запятые.
-  Да.
-  Как?
-  Ну, начала по бокам у них вырастут лапки, потом отпадет хвост, и получится лягушка.
-  А... -  протянул Виталик, хотя не поверил.
Так не бывает. Нельзя из чего-то одного стать чем-то другим. Такое бывает только в сказках.
Утро выдалось солнечное. В траве блестела роса, словно ночью кто-то усеял всю деревню бриллиантами. Чарли бодро шлепал по лужам, помахивая огромным хвостом.
-  Скажите, вы ведь знали, что мне понравится Ваша книжка?  -  спросил Виталик.
-  Нет.  -  просто ответила Мирослава.  -  Даже наоборот.
-  Как это?
-  Я была уверена, что она проваляется у тебя все лето непрочитанной. Но ты меня сильно удивил.  -  призналась она.
Виталик покраснел от удовольствия.
-  Как вам удалось столько всего придумать?  -  спросил он.
-  Я вовсе не придумала ничего из того, что пишу.
-  А как же тогда?  -  не понял Виталик.
-  Ну, бывают такие дни, когда история просто приходит ко мне, и я ее записываю.
-  Во сне?  -  уточнил Виталик.
-  Иногда во сне, иногда в шуме ветра и дождя по крыше или в лунной дорожке на воде. И тогда я сажусь и пишу, не думая ни о чем. 
-  А я так смогу?  -  спросил Виталик.
-  Это знаешь только ты. И, может быть, Чарли.  -  усмехнулась Мирослава.
-  Чарли? Откуда?
-  Он не простой пес.

                                                               15. По грибы
Они миновали дом Мирославы, прошли мимо грядок, где по идеально ровным линиям теснились зеленые ростки овощей, и обошли небольшой деревянный домик, оказавшийся баней. За баней оказалась узкая утоптанная тропинка, терявшаяся в лесу. Мирослава остановилась, не обращая внимания на Чарли, скрывшегося в кустах, и серьезно посмотрела на Виталика.
-  Ты когда-нибудь бывал в лесу?  -  спросила она.
-  Нет. Только в парке, на шашлыках.  -  честно сказал Виталик.
-  Тогда слушай. Внимательно смотри под ноги. Иначе можно запнуться о корень и здорово упасть. Старайся не ломать веток и не топтать понапрасну цветы. Если растения не могут кричать, это вовсе не значит, что им не больно.
Виталик не поверил, но согласно кивнул, чтобы не обидеть Мирославу.
-  И всегда следи за тем, чтобы видеть меня. Здесь легко заплутать, если отойдешь от тропы.  -  продолжила Мирослава.
С этим Виталик был согласен.
Когда они вошли под тень деревьев, их охватила прохлада и какофония звуков. Птицы пели, перекрикивая друг друга. Высоко, на стволе сосны, стучал дятел. Где-то в кустах шуршал травой Чарли.
Мирослава указала на что-то. Виталик посмотрел и с восторгом заметил двух белок, резвившихся в ветвях дерева.
Они шли по тропинке, все дальше углубляясь в лесную чащу. Однажды им попалась пара крупных ежей, немедленно свернувшихся в шары. А через минуту тропинку перебежал заяц. Следом за ним, заливаясь громким лаем, промчался Чарли.
-  А если он его поймает?  -  ахнул Виталик.
-  Вряд ли. Это просто игра. Они - старые приятели.  -  сказала Мирослава.
Они добрались до места, где тропинка раздваивалась, и свернули налево.
-  А куда ведет та, другая?  -  спросил Виталик.
-  Может быть, позже я тебе расскажу.  -  сказала Мирослава.
-  А почему не сейчас?
-  Ты еще не дорос.
Они вышли к березовой роще, и Мирослава сразу наклонилась и подняла что-то. Это оказался гриб с коричневой шляпкой и белой ножкой в черных полосках.
-  Смотри, это подберезовик.  -  показала Мирослава гриб Виталику.  -  Их можно собирать. Но если найдешь что-то другое, покажи сначала мне.
Они вошли под сень берез, следя чтобы не отходить далеко друг от друга. Здесь было светлее, чем под соснами, и как-то веселее. Несколько раз Виталику приходилось показывать найденный гриб Мирославе, но довольно скоро он стал отличать хорошие от плохих. Он быстро учился, это даже учительница говорила.
Его синее ведерко быстро наполнилось, он хотел помочь собирать Мирославе, но та покачала головой и выудила откуда-то из карманов пакет с ручками. Они спрятали его ведерко в траве и у старого пня, запомнили место и пошли дальше.
Пакет также быстро наполнился, как и ведро Мирославы. Тогда они пошли обратно, осторожно обходя муравейники и задерживаясь на полянках с земляникой, которая только разжигала аппетит.
-  Я есть хочу.  -  сказал Виталик.
Мирослава бросила взгляд на маленькие зеленые часики и округлила глаза.
-  Ничего себе! Еще бы ты не хотел есть. Уже четыре часа!
Виталик выдохнул. Он так увлекся охотой за грибами, что не заметил, как прошел день.

                                                                  16. Пленник
Бабушка очень обрадовалась, когда увидела сколько грибов удалось набрать Виталику. Она даже забыла поругать его за то, что он опоздал к обеду. Она разогрела ему суп, а сама занялась грибами. Их нужно было помыть и почистить.
Виталик быстро расправился с супом и предложил бабушке свою помощь, но та отказалась. Тогда он решил вернуть Мирославе ее книгу и попросить  взамен другую. Ему понравилось как летит время за чтением.
Он застал Мирославу за тем же занятием. Она чистила грибы, но отвлеклась на минутку, чтобы дать Виталику новую книгу. Мальчик решил ей не мешать и вернулся домой.
Тут ему в голову пришла мысль: "А вдруг к нему тоже могут приходить истории?" А что? Можно попробовать! Ведь за это не накажут.
Он спросил у бабушки - где можно взять бумагу, вооружился ручкой и тонкой тетрадкой и сел за стол. С минуту он смотрел на чистый лист, ожидая, что вот-вот его рука сама начнет писать историю, но в голове было совершенно пусто. Тогда Виталик попытался специально придумать что-нибудь, но вместо новой истории в голове крутились фразы о подводном мире Мирославы.
Вдруг Виталик поймал себя на том, что чиркает ручкой по листу. Он опустил глаза и отдернул руку. Вместо того. чтобы писать, глупая рука рисовала картинки. На листе появились очертания подводного дворца. Такого, каким его представлял себе Виталик, когда читал книжку.
Виталик расстроился и бросил ручку. История так и не пришла к нему. ОН никогда не будет писателем.
Виталик встал из-за стола и вышел во двор. Чтобы настроение поднялось, нужно поиграть с крольчатами. Он без труда вычислил рыжего крольчонка, который сразу полюбился ему в первый день, и достал его из клетки. Зверек успел привыкнуть к мальчику и охотно пошел на руки.
Поглаживая крольчонка, Виталик посмотрел на сарай и вдруг вспомнил о ловушке. А вдруг хорек уже попался? Нужно срочно посмотреть!
Он поспешно вернул зверька к браться и сестрам и побежал в темноту сарая. Ловушка была на месте. И в ней явно кто-то находился, потому что бутыль перекатывалась с боку на бок. И когда Виталик вошел, из ловушки донесся тоненький писк. Однако, к моменту, когда глаза привыкли к мраку, ловушка оказалась пустой.
Не может быть! Мальчик нахмурился и подошел ближе. Пусто. Неужели пленник успел сбежать?
Виталик взял бутыль в руки и рассеянно тряхнул ее. Что-то явно было внутри! И не только по весу было понятно, но и потому, что изнутри послышался тонкий писклявый голос:
-  Эй, полегче!
Виталик замер, не поверив своим ушам. Его руки разжались сами собой. Бутыль упала и покатилась по полу. Существо внутри заверещало и охнуло, когда ловушка остановилась.
-  Поосторожнее нельзя?  -  послышался из ловушки сердитый голосок.
-  Т-ты кто?  -  слегка заикаясь спросил Виталик.
-  Сначала чуть не убил, а теперь решил знакомиться?  -  ответил голосок.
Что-то появилось внутри бутыли. Виталик напряг зрение, но рассмотреть пленника не удавалось. Прутья ловушки были переплетены слишком плотно. А подойти ближе мальчик не решался.
-  Ну, чего стоишь столбом?  -  пропищал пленник.  -  Выпусти меня отсюда!
-  Нет.  -  ответил Виталик.
-  Как это "нет"?  -  возмутился голос.
-  Это тебя я видел на грядке?  -  спросил Виталик.
-  Ну, меня. И что дальше?
-  Так кто же ты?  -  снова спросил Виталик.
-  Открой и увидишь!  -  сказал голосок.
Мальчик сомневался. С одной стороны он не боялся. Да и стыдно было бы испугаться такой крошки. С другой стороны, он опасался, что пленник исчезнет, как только окажется на свободе. И тогда Виталик ни за что не сможет убедить бабушку, что говорит правду.
Пленник словно прочел его мысли и тут же пообещал:
-  Я не стану убегать. И не исчезну.
Виталик наконец решился. Он подошел к ловушке, отогнул крышку и протянул руку к горлышку ладошкой вверх. Из бутыли появился маленький человечек. Он спрыгнул на ладонь мальчика. Виталик легко поднял его ан уровень лица. Весил человечек не больше крольчонка.
Как и запомнил Виталик, человечек был одет в зеленый костюм. Пояс ему заменяла сухая травинка, а на голове вместо шляпы красовался цветок ландыша. Лицо у человечка было недоброе, а маленькие глазки хитро поблескивали исподлобья. Глаза были совсем белые, без зрачков.
-  Ну, чего уставился?  -  пропищал человечек.
-  Зачем ты залез в ловушку?  -  спросил Виталик.
-  А зачем ты ее поставил?  -  ответил человечек вопросом на вопрос.
-  Я хотел поймать хорька.
-  Ну, а я не хотел, чтоб ты поймал хорька и собирался выбросить приманку.
-  Почему?  -  не понял Виталик.
-  Потому что хорек - моя старая подруга. У нее детки. И если бы она попалась, они бы погибли.
-  Я не знал.  -  сказал Виталик.
-  Конечно, не знал. Вы, дылды, никогда ничего не знаете.  -  сказал человечек.
-  У тебя есть руки.  -  сказал Виталик.  -  Ты легко мог отогнуть крышку и уйти.
-  А ты совсем не гений, да?  -  спросил человечек.  -  Неужели ты думаешь, что я остался бы тут сидеть, если мог уйти?
Виталик промолчал. Человечек прикрыл глаза и покачал головой.
-  Крышка железная. Я не мог до нее дотронуться.
-  Почему?  -  не понял Виталик.
-  Потому что я из древнего народа.  -  сказал человечек.  -  Нет, ты точно не гений.
-  Сам-то хорош.  -  обиделся Виталик.  -  Попался в такую простую ловушку.
-  Ну. теперь-то ты меня выпустил.  -  пожал плечами человечек.
-  Но я тебя не отпущу. А отнесу и покажу бабушке.  -  сказал Виталик.
-  Нет уж, дудки!  -  воскликнул человечек.  -  Никому еще не удавалось поймать Ландыша. И тебе не удастся!
С этими словами человечек сунул руку в карман и достал что-то.
-  Что это ты делаешь?  -  спросил Виталик.
Он наклонился пониже, чтобы разглядеть предмет в руке человечка. Это оказалась горсть блестящего порошка. Похожими блестками украшала волосы мама на Новый год.
-  Что... -  начал было Виталик, но не договорил.
Человечек резко дунул на ладонь. Сверкающий порошок взметнулся к лицу мальчика. Он вдохнул его и...уснул.

                                                                   17. Лес
Виталик проснулся от того, что замерз. И не мудрено! Он лежал на влажной подстилке из опавших прошлогодних листьев. Посреди леса.
Не может этого быть! Виталик вскочил на ноги и осмотрелся. Кругом деревья, да такие высокие, что макушек не видно. Между стволами сосен и елей густые заросли папоротника. И кругом ни души!
Виталик испугался не на шутку. Начинало темнеть, а в хвойном лесу и в самый солнечный день мрачно. Виталик не узнавал леса. Здесь они с Мирославой точно не были. А хуже всего было то, что он не знал, как здесь очутился!
-  Бабушка-а-а!  -  громко позвал мальчик.
Нет ответа. Только протяжный крик какой-то птицы.
-  Тетя Слава-а-а! 
Тишина. Виталик метнулся в одну сторону и угодил в куст крапивы, больно обжегший ему руки, открытые легкой футболкой. Побежал в другую, там оказалось болото.  Мальчик сел на землю и расплакался от страха. Мелькнула мысль, что все это ему снится. Но ожог от крапивы болел по-настоящему. Виталик заплакал еще громче.
-  Чего ревешь?  -  послышался голос.
Виталик вздрогнул от неожиданности и поднял взгляд. И опять, такого быть не могло, но все же было. Перед мальчиком стоял низенький старичок в красной рубахе в белый горошек и шляпе. Старичок был так похож на статую у дома Мирославы, что Виталик вытаращился на него, открыв рот.
-  Ну, чего ревешь-то?  -  повторил старичок, поглаживая свою длинную бороду.
-  Я... Я потерялся.  -  всхлипнул Виталик.
-  Подумаешь!  -  отмахнулся старичок.  -  Разве ты найдешь дорогу, если будешь сидеть и реветь?
Виталик подумал и покачал головой.
-  Ну, вот. А теперь вставай. Земля же мокрая.
Виталик поднялся, пытаясь вспомнить как Мирослава называла свою статую. Странно, но стоило Виталику подумать о Мирославе, лицо старичка сразу же подобрело.
-  А вы кто?  -  решился спросить Виталик.
-  А ты разве не знаешь?  -  наклонил голову старичок.
Виталик снова постарался вспомнить.
-  Вы - дедушка Боровик?
-  Ну, вот. А спрашивал! Ты зачем забрался так далеко в лес?
-  Я не заходил в лес!  -  помотал головой Виталик.
-  Тогда как же ты сюда попал?
-  Не знаю.  -  признался мальчик.
Дедушка Боровик вдруг подошел к Виталику и пристально посмотрел ему в глаза. Благо, были они почти одного роста. Старичок разглядел остатки блестящего порошка на ресницах мальчика и удовлетворенно кивнул.
-  Понятно.  -  сказал он.
-  Что понятно?  -  спросил Виталик.
-  Чудь Белоглазая постаралась.
Виталик вспомнил жуткие белые глаза человечка и поежился.
-  Я поймал Ландыша.  -  признался он.
-  Ландыш!  -  воскликнул дедушка Боровик.  -  Тогда тебе еще повезло! Ну, уж я ему задам, попадись он мне!
Дедушка Боровик потряс в воздухе кулачками, но быстро успокоился и посмотрел на мальчика с любопытством.
-  Как же тебе удалось поймать его?  -  спросил он.
Виталику нравился старичок, и он все честно рассказал ему.
-  Хитро.  -  вновь погладил бороду старичок.  -  Завсегда Ландыш только с хищными зверями дружил. А если птицу со сломанным крылом увидит, так пройдет мимо и не оглянется.
Тем временем почти совсем стемнело. Виталик заволновался.
-  Дедушка Боровик, вы меня домой отведете? Бабушка переживать будет. Она говорила мне в лес не ходить.
-  И то правда!  -  спохватился старичок.  -  Надо тебе домой. Но я с тобой не пойду. Ты иди вперед, вот в ту сторону, да не бойся. Скорехонько дома будешь.
-  Я потеряюсь.  -  заныл Виталик.  -  Отведите!
-  Дедушка Боровик никогда не обманывает.  -  строго сказал старичок.  -  Сказал, что дома будешь, значит будешь.
И тут дедушка Боровик пропал. Вот только что стоял здесь, а через миг его уже нет! Виталик уже устал удивляться, потому просто вздохнул и уныло побрел в указанном дедушкой направлении, раздвигая руками широкие листья папоротника. Роса быстро пропитала его тонкую одежду, и Виталик совсем окоченел. Он продолжал идти прямо, но становилось все холоднее. Он попробовал бежать, чтобы согреться, но почти сразу споткнулся о корень и упал. Виталик снова заплакал.
Вдруг, откуда-то со стороны послышался хруст веток и шорох травы. Что-то с треском продиралось через лес прямо к мальчику! Не помня себя от страха, Виталик прижался спиной к дереву. Неизвестное чудовище приближалось, а спрятаться было негде!
Виталик дрожал от холода и ужаса, в ожидании своей участи, когда из папоротника на него выбежал Чарли. Милый Чарли! От радости мальчик чуть не упал в обморок. Он благодарно обнял пса, наслаждаясь теплом его густой шерсти.
Пес лизнул ему руку и повернулся к нему боком. Виталик понял и осторожно забрался на широкую спину собаки. Чарли подождал, пока мальчик не уцепился покрепче за его шерсть на загривке, и припустил бегом по лесу, ловко огибая деревья и перепрыгивая через низкие кусты. Виталик, позабывший все свои страхи, ощущал себя летящим на аттракционе. Лес проносился мимо все быстрее, и Виталик не заметил, как очутился в своем саду.

                                                              18. Талант
Поздняя прогулка по лесу не прошла бесследно, и Виталик заболел. Бабушке он побоялся сказать правду, справедливо полагая, что она ему не поверит, потому пришлось соврать, что он допоздна качался на качелях в саду. Если бабушка и поверила, но не подала виду. У Виталика был такой жар, что она не задавала вопросов и просто уложила его в постель.
Всю ночь мальчик метался на постели, мучаясь кошмарами. То ему чудилось, что на его подушке стоит Ландыш, страшно сверкая белыми глазами, то виделся дедушка Боровик, но у него были огромные зубы и длинные когти.
Утром Виталик проснулся от прикосновения влажной ткани ко лбу. Он с трудом открыл глаза и увидел доброе лицо Мирославы. Весь прошлый день казался всего лишь страшным сном, и Виталик не был уверен, что было на самом деле, а что ему приснилось.
-  На, выпей это.  -  сказала Мирослава.
Виталик взял протянутую кружку и сделал маленький глоток. Это оказался горячий травяной чай, сильно пахнувший мятой. Вкусно. Виталик расправился с чаем и почувствовал себя лучше.
-  Нет ничего обиднее, чем заболеть летом, правда?  -  спросила Мирослава.
-  Я вообще не люблю болеть.  -  пожал плечами Виталик.
-  Как же ты ухитрился так замерзнуть?
Виталик снова пожал плечами. ОН не собирался рассказывать о своих приключения взрослым. Мирослава посмотрела на него прищурившись, но ничего не сказала.
Она встала, прошлась по комнате и открыла окно. Впустила свежий воздух и закрыла ставни. Тут ее взгляд упал на листок бумаги, который Виталик забыл на столе. Она взяла тетрадку в руки и внимательно осмотрела рисунок подводного дворца.
-  Это ведь ты нарисовал?  -  уточнила она.
-  Да. Просто задумался, и оно само получилось.  -  отмахнулся Виталик.
-  Прямо как у меня с рассказами.  -  заметила Мирослава.
Виталик подумал и кивнул. Он не старался, а просто расслабился, как и говорила Мирослава.
-  Это очень хороший рисунок.  -  сказала Мирослава.
-  Правда?  -  недоверчиво переспросил Виталик.
-  Я неплохо рисую, но у меня нет таланта.  -  сказала Мирослава.  -  А вот у тебя точно есть.
Виталик смотрел на нее, хлопая глазами. Он любил рисовать, но никогда не думал, что обладает талантом. И что это вообще значит?
-  Если ты хочешь, я могу дать тебе пару уроков.  -  сказала Мирослава.  -  Все равно тебе придется какое-то время провести в постели.
-  Было бы здорово.  -  сказал Виталик.
-  Отлично.  -  улыбнулась Мирослава.  -  Я вернусь после обеда. Принесу альбом и карандаши.
Виталик сонно кивнул. Может дело было в чае, но ему хотелось спать.
Он проснулся к обеду, с трудом проглотил несколько ложек супа и отставил тарелку. Есть не хотелось.
Тогда он задумался о прошедшем дне. А что если это все и правда ему приснилось? Ландыш. Откуда ему известно имя маленького человечка, если его не было? "Чудь белоглазая",  -  сказал дедушка Боровик. Виталик никогда не слышал о таких существах. Возможно ли во сне узнавать новые слова?
В комнату вошла Мирослава. Она принесла альбом и карандаши, но сначала отложила их в сторону и пощупала лоб Виталика.
-  Вот так-то лучше. Температура еще высокая, но ты уже не горишь.  -  сказала она.  -  Держи альбом.
Виталик удобно устроился на поднятой подушке, положив альбом на согнутые ноги. И в следующие несколько часов Мирослава погрузила его в мир художников. Сначала он рисовал под ее руководством мелкие вещи. Ручку, яблоко, книжку. Потом Мирослава попросила его нарисовать подушку. Но как Виталик ни старался, выходил у него белый квадрат, совсем не похожий на подушку.
Тогда Мирослава взяла подушку с постели бабушки и небрежно бросила ее Виталику на кровать.
-  Посмотри внимательно.  -  сказала она.  -  Чего не хватает в твоем рисунке?
Виталик посмотрел и сразу увидел разницу.
-  Складки!  -  сказал он и дорисовал их.
-  Молодец. Что еще?
Виталик смотрел, но не видел.
-  Тени.  -  подсказала Мирослава.  -  Видишь?
Виталик посмотрел еще раз и заметил, что по краям подушка темнее, чем в центре. Он сказал об этом Мирославе.
-  Умница.  -  похвалила она.
-  Но я не умею рисовать тени.
Мирослава взяла его руку в свою и легкими штрихами нанесла тени на рисунок. Теперь подушка была как настоящая.
-  Тебе придется овладеть тенями. Именно они помогают сделать картинку реальной.  -  сказала Мирослава.
Овладеть тенями! Звучало как некое волшебное искусство! Виталик посмотрел на рисунок подушки. Тени и правда сотворили с ней настоящее чудо.
Последующая неделя выдалась монотонной. Виталик спал, пил чай и отвары трав и с нетерпением ожидал прихода Мирославы. Она появлялась после обеда, неизменно звеня браслетами, и давала новые интересные задания. Виталик рисовал с удовольствием. Иногда он смотрел на рисунок и не верил, что тот сотворила его рука.
-  Если тебе надоело, можно прекратить занятия.  -   сказала однажды Мирослава.
-  Нет. Мне нравится.  -  сказал Виталик.
-  Это хорошо.  -  улыбнулась Мирослава.  -  Талант - это и ответственность тоже.
Виталик не понял, но не стал спрашивать.

                                                        19. Тропинка
Виталику стало лучше, и он решил сделать своей нежданной учительнице сюрприз. Уж и замучилась она, наверное, ходить к нему каждый день! но сегодня Виталик сам придет к ней.
Бабушка потрогала его лоб, велела накинуть ветровку, чтобы ветер не разбудил уснувшую в теле болезнь, и отпустила его. Виталик взял альбом с последними наброскам и прочитанную книгу и вышел из дома впервые за неделю.
Светило солнышко, и Виталику стало жарко. Но только выйдя за калитку он позволил себе расстегнуть куртку. Сразу стало легче. Он оглядел улицу. За неделю ничегошеньки не изменилось. Тишина и покой.
Дом Мирославы был слева, а что в другом конце деревни? Виталик решил позже выяснить. Он находился под впечатлением от книги о путешествиях и теперь мечтал сам когда-нибудь посмотреть мир. Так почему было не начать с этого уголка планеты? Но это потом.
Он вприпрыжку побежал к дому Мирославы. По пути он заглянул в канаву. Маленькие черные существа все еще были там. Вот только теперь они не были похожи на запятые. У них появились крошечные лапки. Мирослава говорила правду!
Виталику стало стыдно за то, что он не поверил ей. Разве она обманула хоть раз?
Он почти добрался до статуи дедушки Боровика, как вдруг заметил старика у старого косого забора. Он стоял, опираясь на клюшку, и сжимал зубами папиросу. Вроде ничего необычного, кроме того, что смотрел старик на мальчика крайне недружелюбно. Виталик удивился про себя. Странно, с чего этому старику злиться на него? Он же еще нигде не успел набедокурить. Или успел?
Чувство удивления еще выросло, когда таким же хмурым взглядом его проводила сгорбленная старушка, что-то копавшая в палисаднике. Да в чем же он виноват в конце концов?
Виталик добрался до нужного дома, отвесил шутливые поклон дедушке Боровику и прошел на крыльцо. Постучал в дверь. Ничего. Осторожно стукнул по оконному стеклу. Нет ответа.
Тут он услышал лай Чарли, доносившийся из-за дома. Виталик обежал дом и успел увидеть, как Мирослава скрылась за баней. Очевидно она направлялась в лес. Виталик хотел крикнуть, но что-то удержало его от этого. Возможно то, что на ней была не походная одежда для леса, а то длинное зеленое платье, искать грибы в котором точно будет неудобно. Да и разве был дождь? В этом была какая-то загадка.
Виталик решил проследить за ней, отмахнувшись от укола совести. Разве можно нажить приключения, если все время соблюдать правила? Он будет прямо как настоящий детектив!
Мальчик поспешил к лесу, ловко обегая грядки. Но когда он оказался в лесу, ему стало не по себе. Еще свежи были воспоминания о выходке Ландыша и ужасе, который парализовал мальчика в лесу. Он огляделся, но светлый березовый лес с соснами не был похож на тот темный еловый.
Знакомая тропинка вилась среди травяного ковра. Виталик пошел по ней, затем побежал, стараясь не шуметь. ветер были в лицо, и Виталик порадовался, что Чарли не сможет унюхать и выдать его.
Он почти сразу нагнал Мирославу. Она медленно шла, мурлыча что-то себе под нос. В ее руках была ее сумка, мерно позвякивали браслеты. Чарли бежал перед ней. Виталик тихо брел следом, готовый в любой момент нырнуть в кусты.
Мирослава тем временем дошла до развилки и свернула направо. Сердце Виталика заколотилось. Ой, не следовало ему туда идти. Мирослава сказала, что он еще не дорос, а она никогда не обманывала. Но внутри у Виталика появился маленький упрямец, желавший во что бы то ни стало узнать разгадку. Надо решать! Мирослава вот-вот скроется из виду, а кто знает, может там еще полно развилок!
В последний миг Виталику решил идти до конца. Он сократил расстояние так, чтобы ясно видеть Мирославу, но не подходить слишком близко. Но тут Мирослава исчезла. Буквально растворилась в воздухе. Виталик потер глаза. Не помогло. На тропинке он по-прежнему был один.

                                                              20. Поляна
Виталик прошел вперед и обнаружил место. где скрылась Мирослава. Здесь сплошная стена кустов образовывала узкий проход. Виталик заглянул туда. Проход вел на широкую поляну, залитую солнечным светом. С одной ее стороны поблескивал маленький пруд, а с другой стояли несколько серых камней. У одного из них Виталик увидел Мирославу. Она стояла на коленях и что-то доставала из сумки. Виталик затаился и наблюдал.
На камень рядом с Мирославой опустилась небольшая птичка и издала звонкую трель. Мирослава подняла голову и прислушалась. Птичка повторила трель. Мирослава кивнула и резко повернулась. Виталик не успел спрятаться и замер под ее взглядом, сгорая от стыда.
-  Ну, подойди.  -  позвала Мирослава.
Виталик приблизился, красный как рак. Мирослава молча указала на покрывало рядом с собой, и он сел.
-  Решил поиграть в сыщика?  -  спросила она, продолжив выкладывать продукты из сумки.
Перед камнем уже лежали несколько булок, печенье, яблоки и шоколадки.
-  Простите, я не хотел.  -  выдавил Виталик.
-  Глупости.  -  махнула рукой Мирослава, звякнув браслетами.  -  Если бы ты не хотел, то не пошел бы.
-  Изви... -  начал Виталик.
-  Перестань.  -  улыбнулась Мирослава.  -  Самые любопытные люди проживают интересную жизнь.
Виталик осмелел, увидев ее улыбку, и задал мучивший его вопрос.
-  Что это за место?
-  Собери сухих веток для костра, тогда я тебе расскажу.
Виталик вскочил и побежал в лес. Он умел собирать хворост. Они с родителями часто устраивали пикники, и собирать дрова было обязанностью мужчин.
Мальчик быстро справился с заданием, вернулся на поляну и свалил в центре круга камней целую кучу хвороста. Только сейчас он заметил следы кострища, почти заросшего травой.
Мирослава одобрительно кивнула и ловко развела огонь с одной спички. Костер почти не давал дыма. Весело танцевали язычки пламени. Мирослава достала красивую серебристую чашу, наполнила ее водой из бутылки и поставил перед камнем среди продуктов.
Виталик с интересом наблюдал за ней. Закончив с делами, Мирослава села на покрывало лицом к огню и замерла, глядя в пламя. Потрескивал костер, перекрикивали друг друга птица. Пахло травами, деревом и дымом.
Виталик заскучал и стал оглядываться. Он осмотрел камни, в кольце которых они сидели. Те были довольно высокими. Выше Виталика и по пояс Мирославе. Мальчик заметил, что поверхность камней покрыта разными узорами: спиралями, лабиринтами и всякими завитушками, кое-где прикрытыми мхом.
Виталик оглядел поляну и успел заметить какое-то движение в траве. Кто-то маленький пробежал между пучками травы. Может, заяц? Но тут заговорила Мирослава.
-  Возьми шоколадку, разверни и брось туда.
Виталик удивился, но сделал как она велела. Он развернул шоколадку, сунул бумажную обертку в карман, а батончик бросил в траву, туда, где заметил движение. В тот же миг из травы высунулась чья-то рука, чуть меньше Виталькиной, и схватила угощение. Из травы послышалось чавканье и довольное бормотание.
Виталик покрылся мурашками. Он посмотрел на Мирославу. Она наблюдала за ним.
-  Что ты видел?  -  спросила она.
-  Я... не знаю.  -  замялся Виталик.
Вдруг она примет его за сумасшедшего?
-  Знаешь.  -  возразила Мирослава.
-  Я видел маленькую руку.  -  признался он.
Мирослава глубоко вздохнула.
-  Ясно. Значит, ты познакомился с чудью.  -  сказала она.
"Чудь белоглазая", -  вспомнил Виталик.
-  Я расскажу тебе об этом месте, а ты в ответ расскажешь о том, как заболел, договорились?  -  спросила она.
Виталик кивнул. Мирослава начала рассказывать.

                                                 21. Легенда.
-  В древние, как мир, времена, до того, как пришли люди, здесь жил маленький народец.  -  начала Мирослава.  -  Сами себя они маленькими не считали, такое название им дали люди. Сами себя они называли чудью. Позже, за белые и светло-голубые глаза, люди прозвали их белоглазыми.
-  Чудь белоглазая.  -  прошептал Виталик.
Мирослава кивнула и продолжила, глядя в огонь.
-  Чудь жила в дружбе с землей. Они не рубили деревьев, не убивали животных. Они понимали языки зверей и растений. Знали все о земле, на которой жили. Знали где чистые родники или где растут орехи и ягоды. Они жили мирно, пока не пришли мы. Люди.
Мирослава замолкла. Виталик нетерпеливо поерзал. Пока слова Мирославы были похожи на скаку, однако Виталик имел опыт столкновения с нереальным.
-  Люди начали вырубать леса, чтобы строить жилица.  -  заговорила Мирослава.  -  Начали охотиться и ловить рыбу, чтобы прокормиться. Они не могла спать под землей всю зиму, как чудь или медведи. То есть. я хочу сказать, они просто жили. Они не были злыми. Но чудь так не считала. Для них все действия людей были настоящим злом. Они видели как гибнут под стрелами и копьями их старые знакомые лоси и косули. Они смотрели, как люди сдирают шкуры с их друзей и шьют из них одежду для себя. Они слышали плач деревьев, падающих под ударами топора.
Виталик представил себе, что чувствовал маленький народец, видя все это, и ему захотелось плакать.
-  Чудь должна была помочь лесу.  -  помолчав, продолжила Мирослава.  -  Люди стали пропадать в лесу. У них начали исчезать вещи, прокисать молоко и путаться пряжа. То, что они сажали, не росло. То, что приносили из лесу, оказывалось испорчено. Может быть, это бы помогло. Люди начали говорить, что это место проклято. Возможно, они бы ушли в скором времени. Если бы не Ландыш.
Услышав это имя, Виталик вздрогнул. Тот самый Ландыш? Сколько же ему лет?
-  Ландыш был странной чудью. Дружил только с хищными зверями и гадами. С удовольствием смотрел, как те охотятся. З то и получил свое имя. Цветы Ландыша хоть и красивы, весьма ядовиты. Так вот, однажды Ландыш заметил группу охотников. Из их разговора он узнал, что идут они на медведя. Он сильно разозлился и одурманил их волшебным порошком чуди, чтобы отвести их в чащу.
Виталик кивнул. То же случилось и с ним. Мирослава не заметила кивка. Она смотрела в огонь.
-  Но Ландыш не знал как подействует порошок на людей. Очнувшись в лесу, они увидели Ландыша. Он хотел посмотреть как они испугаются, но вместо этого выдал тайну маленького народца. Порошок дал охотникам возможность видеть чудь, обычно скрытую от глаз.
Виталик слушал, открыв рот. Значит и у него теперь такая способность есть? Как суперсила?
-  Охотники были хорошими следопытами. Они выбрались из леса по собственным следам и рассказали всем о том, что видели. Если бы кто-то один сказал подобное, его бы подняли на смех. Но их было несколько, и они пользовались уважением в поселении. Им поверили. И, конечно, люди пришли в ярость. Не слепые силы природы, не проклятие мешали им, а настоящий живой враг, с которым можно бороться. Люди решили проверить окрестные леса. Они разделились на группы, каждую из которых вел охотник, который мог видеть чудь. Все взяли вилы. топоры и копья и двинулись в лес. Разумеется, они ничего не нашли. Чудь, знавшая леса лучше, чем свои пять пальцев, умело пряталась. Тогда люди задумали вырубить широкую просеку вокруг поселения, а остальной лес поджечь.
Мирослава снова замолчала. Где-то вдалеке раздался еле слышный раскат грома.
-  Чудь узнала о планах людей.  -  снова заговорила она.  -  Они не могли допустить гибели леса. Они вышли к людям и издалека пообещали, что покинут эти места, если люди не тронут леса. Люди согласились и дали им три дня. Тогда вожди чуди собрали весь вой народ на этой поляне, встали в круг и спели древнюю песнь. Песнь чуди. Песня открыла проход в недра земли, куда ушел весь маленький народец. Но сами старейшины обратились в камни с последним словом песни, закрывшим врата в подземный мир.
Виталик оглядел камни, окружавшие их.
-  Неужели это... -  он не закончил вопроса.
Мирослава кивнула и выжидательно посмотрела на мальчика.
-  Твоя очередь рассказывать.  -  сказала она.
И Виталик все рассказал.

                                                 22. Разговор у костра
Следующий раскат грома зарычал гораздо ближе. Поднялся сильный ветер. Вода на пруду подернулась рябью, лес зашумел. Длинные волосы Мирославы развевались за ее спиной. Она выслушала рассказ Виталика молча. Когда он закончил говорить, она покачала головой.
-  Тебе и вправду повезло.  -  сказала она.
-  Почему?  -  спросил Виталик.
-  Ландыш ненавидит людей. Он мог привести тебя, например, прямо к логову волков. Или к ядовитой змее.
Виталик поежился. О таком он не думал. Он покосился на Мирославу.
-  Ты хочешь что-то спросить? 
-  Откуда вы столько знаете о чуди?
Мирослава помолчала прежде, чем ответить.
-  Мама рассказывала мне многое.  -  сказала она наконец.  -  А позднее я подружилась и с самим маленьким народцем.
-  Как?
-  Ну, они приглядывали за мной всегда. Из-за моей мамы. Она дружила с лесом, любила его. И я тоже. Я не могла дождаться возможности уехать из города и поселиться здесь. А когда я переехала, начала гулять по лесу каждый день. Подбирала и выхаживала птенцов, выпавших из гнезд. Лечила сломанные лапки птиц. Подкармливала белок и ежиков. Чудь научилась мне доверять и однажды просто появилась передо мной. Честно говоря, первым появился дедушка Боровик. Я в тот день ушла далеко от дома и хотела ночевать в лесу. Он вдруг вышел из кустов и сказал: "Не советую. Ночью будет гроза". Сказала и исчез. Я едва успела добежать до дома до первых капель дождя. Ливень шел неделю.  -  Мирослава засмеялась.
-  Значит, чудь нашла выход наружу?  -  сказал Виталик.
-  Очевидно.  -  кивнула Мирослава.
-  То есть, заклятье, запечатавшее вход кончилось. Почему тогда старейшины не ожили?
-  Они принесли себя в жертву ради своего народа. Жертвы нельзя забрать назад. Потому это жертва, а не одолжение.
-  Почему чудь решила снова выйти наружу?
-  Они тосковали по лесу. Да и стало безопаснее. Почему?
-  Люди больше не строят деревни. Большинство живет в городах, и лес наконец оставили в покое. По крайней мере здесь. Много где его все еще вырубают. Чудь там не появляется.
-  Прошлым летом лес горел.  -  вспомнил Виталик.
Он видел в новостях.
-  Да.  -  лицо Мирославы сразу помрачнело.  -  Даже не живя в лесу, люди все же наносят ему страшный вред.
-  Вы разговариваете с ними?  - спросил Виталик.
-  Да, иногда.
-  Вы их видите? Вас тоже обсыпали порошком?
-  Я их вижу потому, что они сами этого хотят. Порошок тут ни при чем.
-  А почему вы пришли сюда?
-  Сегодня особенный день. Самый длинный день в году и самая короткая ночь. По таким дням у чуди праздники. Я приношу им угощение. Ночью у них будет пир. А взамен у меня в огороде всегда все хорошо растет.  -  объяснила Мирослава.
-  А вы бывали в их мире? Под землей?
-  Нет. Это их мир и их тайны. Я уважаю их. Да и даже если бы я захотела, было бы очень неудобно. Я слишком высокая.  -  улыбнулась Мирослава.
-  А для чего им порошок?
-  Не знаю точно.  -  сдвинула брови Мирослава.  -  Однажды я видела, как чудь залечила им зарубку на коре дерева. Но это только одно из всех свойств.
Виталик открыл рот, чтобы задать очередной вопрос, но Мирослава подняла ладонь, останавливая его.
-  Хватит вопросов. Гроза скоро будет над нами. Тебе пора домой. Чарли тебя проводит.
При звуке своего имени пес навострил уши и поднялся на лапы. Виталик тоже встал и окинул поляну взглядом.
-  А вы не пойдете?  -  спросил он.
-  Мне нужно еще немного побыть здесь.
Виталик кивнул и пошел вслед за Чарли, нетерпеливо переминавшимся с лапы на лапу.
-  Виталик.  -  позвала Мирослава.
Мальчик обернулся в последний раз.
-  Мне ведь не нужно говорить, что все, что я сказала - секрет?  -  спросила Мирослава.
-  Секрет.  -  согласился Виталик.
Чарли тихо заскулил. Мальчик потрепал его за мягкие бархатные уши и скомандовал: "Домой!"
Пес потрусил по тропинке, следом побежал мальчик, крепко держась за шкуру собаки.
Мирослава сидела, глядя в раздуваемый ветром огонь. В траве кругом слышался шорох. Через минуту она была уже не одна.

                                                 23. Ночная прогулка
Как только Виталик переступил порог дома, бабушка набросилась на него с упреками.
-  Где ты пропадал так долго? Видал какой ветер на улице? Ты же еще не выздоровел!
-  Я был с тетей Славой.  -  оправдывался Виталик.
Бабушка торопливо потрогала его лоб. Тот был холодным, и она успокоилась.
-  Опять к обеду опоздал. Вот ешь теперь  еле теплый суп, не буду греть.  -  проворчала бабушка.
А сама поставила железную миску с супом на плиту.
Виталик пошел в спальню, снял куртку и повесил ее на спинку стула. "Альбом!",  - вспомнил он вдруг. Он забыл альбом и книгу на крыльце Мирославы. Оставалось надеяться, что Мирослава заметит и уберет их до дождя.
Словно в ответ на его мысли по крыше громко забарабанил ливень. Виталик выглянул в окно. По дорожке к дому во весь опор мчался Марсик, спасаясь от ненавистной воды. Забежав на крыльцо, кот раздраженно затряс задними лапами. Потом стал яростно вылизывать намокшую шкурку.
Бабушка позвала Виталика к столу, а сама опустилась в кресло с вязанием. Виталик ел душистый суп и думал. Из головы не выходили слова Мирославы: "Сегодня у чуди будет пир".  Вот бы посмотреть! Сердце забилось чуть быстрее. Может быть...
Виталик с тоской посмотрел в окно, за которым поливал дождь. В такую погоду и думать  было нечего идти в лес. Да и чудь вряд ли станет пировать под дождем. Скорее всего они уже забрали все угощение в свой подземный мир и вовсю веселятся.
Интересно, как там - под землей? Темно и сыро, как в бабушкином погребе?
Виталик без аппетита доел суп, вымыл тарелку и поблагодарил бабушку. Вернувшись в спальню он снова посмотрел в окно. Небо со стороны леса начало светлеть, но дождь все еще лил. "Если к ночи перестанет, я пойду на поляну",  -  решил Виталик. По спине его побежали мурашки. Это могло быть опасно. С другой стороны по словам Мирославы выходило, что чудь - добрый народец. Кроме Ландыша.
Еще посомневавшись, Виталик решил предоставить судьбу погоде.
Весь вечер он маялся от ожидания. Он взял книгу, но не мог сосредоточиться на тексте. Рисовать тоже не хотелось. Наступили сумерки, и дождь прекратился. Виталик заволновался. Оставалось дождаться пока бабушка уснет, чтобы улизнуть незаметно.
Время тянулось невыносимо медленно, и Виталик чуть ли не выл от нетерпения. Казалось, прошла тысяча лет прежде, чем бабушка начала тихонько посапывать за пологом кровати. Виталик тихо выбрался из постели, взял одежду и, крадучись вышел в кухню. Здесь он оделся и, подумав, захватил горсть конфет из вазы на столе.
Пошарив в небольшом шкафу со всякой всячиной он, к своему огорчению. не обнаружил фонарика. Но это не повлияло на его решимость. Он выбрался из дома и обрадовался: полная луна заливала все вокруг холодным светом, так что хорошо была видна дорога. Виталик побежал к дому Мирославы.
Он миновал дедушку Боровика и остановился у калитки. А вдруг Чарли учует его и поднимет шум? Мальчик вгляделся в густые тени, скрывавшие крыльцо. Вроде бы пусто. Ну, конечно! Мирослава не оставила любимца по дождем! В такой ливень в его конуре, наверное, настоящий потоп.
Виталик открыл калитку, проскользнул мимо дома, пробежал по дорожкам между грядками и немного помедлил у входа в лес. Из ушедшей далеко грозовой тучи донесся слабый раскат, словно лес рычал на мальчика, предупреждая не входить.
"Глупости!",  -  подумал Виталик и вошел в лес.
Здесь было уже не так светло, но все же протоптанная тропинка ясно выделялась среди серебристой от дождя травы. Боясь растерять остатки храбрости, Виталик быстрым шагом двинулся по тропе. Если бы резиновые сапожки не скользили от налипшей грязи, он бы побежал бегом.
Мелькнула развился, теперь уже скоро. Виталик прислушался. В лесу стояла звенящая тишина. Никаких признаков праздника.
Он добрался до прохода на поляну и осторожно выглянул из-за кустов. Никого не было видно. Виталик ощутил укол разочарования. Он медленно побрел к кругу камней. Кажется, послышались какие-то звуки, но ухо едва различало их. Мальчик обошел камни по кругу, изо всех сил напрягая слух. Звук был приглушенным, но настоящим. Виталик решил, что идет он из-под земли. Но входа внутрь не было. Только слабо светились узоры на камнях под лунным светом.
-  Гляньте-ка, кого принесло ветром.  -  послышался до жути знакомы Виталику голос.
Мальчик замер. По спине побежали мурашки. На одном из камней сидел, болтая ногами, его заклятый знакомый. Ландыш.

                                                          24. Ландыш
Мальчик и чудь смотрели друг на друга. Виталик с удивлением отметил, что Ландыш увеличился в размерах и теперь наверняка доставал Виталику до пояса.
-  Ну, чего ты тут вынюхиваешь? Мало по лесу прогулялся в прошлый раз?  -  спросил Ландыш.
-  Я тебя не боюсь!  -  храбро заявил Виталик, хотя по его спине расползался противный холодок.
-  Вот оно что? Так чего ты здесь делаешь?
-  Сегодня же праздник.  -  подумав, сказал Виталик.  -  И я принес угощение.
-  Покажи!  -  потребовал Ландыш.
В свете луны его белые глаза жадно заблестели.
Виталик вынул из кармана конфеты и показал чуди.
-  Дай!  -  потребовал Ландыш.
-  Нет. Я принес для всех.  -  возразил Виталик.
Ландыш соскочил на землю и нетерпеливо топнул ножкой.
-  Ну, так отдай мне все. И я отнесу остальным.  -  сказал он.
-  Ага, еще чего.  -  замотал головой Виталик.  -  Ты все съешь!
Если бы было светло, Виталик заметил бы недоброе выражение лица чуди и смог бы бежать. Но было темно.
-  Ладно.  -  сказал Ландыш.  -  Пошли со мной.
Он повернулся, сделал несколько странных движений в воздухе, и между камнями открылся круглый темный лаз. Чудь направилась внутрь. Виталик спрятал конфеты обратно в карман и последовал за Ландышем. Для этого ему пришлось встать на четвереньки. Его сердце бешено колотилось от страха и восторга. Он увидит подземный мир! Даже Мирослава там не бывала!
Он полз, погружаясь все глубже под землю. Музыка становилась все громче. Тьма была кругом, и Виталик не тыкался лицом в земляные стены туннеля только потому, что Ландыш слабо светился, и мальчик следовал за ним.
Ползти пришлось долго. А может Виталику так показалось. Но наконец впереди забрезжил свет. Теперь в музыке ясно различались голоса разных инструментов, но Виталик плохо в них разбирался.
Туннель резко оборвался, и мальчик очутился в довольно просторном зале. Кругом было светло. Свет излучали прожилки корней, пронизывающие земляной свод зала. Светились какие-то крошечные существа, рассмотреть которых было невозможно. Сияли узоры на камнях, лежащих тут и там на полу. А среди всего этого веселилась чудь.
В центре зала стоял низкий стол, которым служила дорожка выращенных грибов с плоскими шляпками. На столе стояло угощение. Виталик узнал подарки Мирославы. Булочки и шоколадки были аккуратно поделены на равные маленькие части. У стола было много чуди. Но основная толпа танцевала по всему залу.
Виталик смотрел во все глаза, стараясь не двигаться. Чудь была всех размеров и форм, но никого не было выше тридцати сантиметров. Виталик видел крошечных человечков, размеров с Ландыша в их первую встречу. У некоторых были прозрачные блестящие крылышки.
Одежда была пестрой и несуразной. На ком-то были платья из птичьих перьев. На ком-то подобие доспехов из коры, а кто-то щеголял рубашкой и штанами, сплетенными из травы. Была одежда и из ткани, всегда зеленой.
Половина чуди украсила себя цветами, и Виталик решил, что это девчонки. У одной из них вместо волос росли пучки травы.
Маленький народец с упоением предавался празднику, и Виталика никто не заметил. Мальчик уже решил, что пора бы и уходить по-тихому, но тут Ландыш выдал его.
-  У нас гости!  -  громко крикнул он, перекрывая музыку.
К ним резко повернулись десятки лиц. Музыка смолкла. Только  увлекшийся флейтист выдал еще несколько нот, но, лишившись поддержки товарищей, быстро умолк. Тишина вдруг взорвалась разноголосым хором.
-  Человек!
-  Нарушитель!
-  Он осквернил праздник!
Виталик хлопал глазами, дрожа от страха. Он чувствовал себя связанным Гулливером в стране лилипутов, о котором начал читать книгу. Такой реакции на свое появление он никак не ожидал.
Толпа чуди расступилась, пропуская группу стариков.
"Наверное, новые старейшины",  -  мрачно подумал Виталик.
Вперед вышел старичок, опиравшийся на тонкий сухой прутик. На нем был костюм из дубовых листьев, а на шее на тонкой травинке висел желудь.
-  Человек, ты нарушил древние границы запретного царства. Наказание последует незамедлительно.
-  Наказание?  -  переспросил Виталик.
Ландыш повернулся к нему и радостно улыбнулся.
-  Наказание - вечный сон.

                                                          25. Спасение
До Виталика не сразу дошел смысл сказанного. Но когда он понял о чем речь, язык перестал его слушаться.
-  В-в-в-вы меня уб-б-бьете?  -  запинаясь, спросил он.
По толпе прокатился возмущенный гул.
-  Убьем?  -  переспросил старейшина с желудем.  -  Мы никого не убиваем. Мы же не люди.
-  Но вечный сон... -  начал Виталик.
-  Вечный сон - это просто сон. Только вечный.  -  объяснил старейшина.
-  Не надо сна. Отпустите меня домой!  -  попросил Виталик, с ужасом представивший себе, как бабушка его ищет.
-  Отпустить?  -  весело сказал Ландыш.  -  Вот уж нет. Это  против закона.
-  А ты вообще помалкивай!  -  накинулся старейшина на Ландыша.  -  Это ты привел дитя людей! Без твоей помощи он никогда не нашел бы сюда пути!
-  Его нужно наказать.  -  огрызнулся Ландыш.  -  Он собирался убить мою подругу, хорька.
-  Неправда!  -  выкрикнул Виталик.
Голос прозвучал до ужаса громко, и маленький народец поморщился. Некоторые даже закрыли уши.
-  Неужели?  -  спросил Ландыш.  -  А что бы ты с ней сделал, если бы она попалась?
Виталик запнулся. Об этом он ни разу не подумал. Ландыш сразу заметил его замешательство.
-  Ага, я же сказал, что он убил бы ее!
-  Да не собирался я никого убивать!  -  защищался Виталик.  -  Может, отнес бы ее подальше в лес и там выпустил.
-  Подальше в лес?  -  прищурился Ландыш.  -  Чтобы она никогда не смогла найти детенышей, и они умерли бы от голода?
-  Да не знал я про детенышей!
-  Прекратите.  -  вмешался старейшина.  -  Это уже не важно. Мальчик нарушил границы и должен уснуть, чтобы тайна осталась тайной.
Старейшины стали обходить Виталика. Мальчик, переигравший во множество стратегий, быстро понял, что его окружают. Он встал в полный рост, готовясь драться. Но быть его никто не собирался. Вместо этого старейшины вооружились каждый по горсти блестящего порошка. Старик с желудем затянул какую-то песню, а другие подхватили ее.
Виталик почувствовал как ноги налились тяжестью. Следом онемели руки. Уже начинали слипаться глаза, как вдруг громовой раскат знакомого голоса прервал песню:
-  А ну, прекратите немедленно!
Виталик встрепенулся и стряхнул с себя остатки одолевавшего сна. Все головы повернулись на звук голоса к центру зала. Там возвышался над толпой дедушка Боровик. Он обводил всех грозным взглядом. Руки были сжаты в кулаки.
-  Ребенок нарушил границы запретного царства.  -  повторил старейшина-желудь.  -  Наказание за это известно тебе.
-  А по чьей милости мальчик оказался здесь, а?  -  спросил дедушка Боровик, сурово глядя на Ландыша поверх голов.
-  С ним мы тоже разберемся.  -  буркнул старейшина.
-  Да уж сделайте милость.  -  скрестил руки дедушка Боровик.  -  Да еще не забудьте подумать: зачем он это сделал.
-  Он сказал, что хотел наказать мальчика за хорька.  -  сказала одна из девушек - чуди.
-  А разве хорек пострадал?  -  спросил дедушка Боровик.
-  Нет.  -  нахмурился старейшина-желудь.
-  То-то.  -  кивнул дедушка Боровик.  -  Не за тем он его привел.
-  А зачем же?  -  загудели старейшины.
-  А знаете ли вы, что мальчик - друг Мирославы?  -  спросил дедушка Боровик.
Старейшины окинули Виталика недоверчивым взглядом, и мальчик ощутил гордость за эту дружбу.
-  Это правда.  -  пропищала девушка - чудь с травой вместо волос.  -  Я видела их вместе наверху. Они разговаривали.
Все снова посмотрели на мальчика, но на этот раз с уважением.
-  И как вы думаете, сколько у бабушки мальчика ушло бы времени, чтобы позвать Мирославу на помощь?  -  продолжал дедушка Боровик.  -  И как быстро Чарли пошел бы по следу, который ведет сюда?
При имени Чарли маленький народец взволнованно загудел. Дедушка Боровик усмехнулся в бороду, довольный произведенным эффектом.
-  Вход запечатан!  -  возразил один из старейшин, самый молодой на вид.
-  Верно.  - кивнул дедушка Боровик.  -  Для людей. Они могут переворошить весь холм и ничего не найдут. Но стоит Мирославе сказать одно только слово, и Чарли за минуту раскопает все ваши туннели.
Чудь переглядывалась между собой. На лицах появилось выражение страха.
-  Ваша тайна будет раскрыта, и уже ничто не помешает людям прийти по ваши души.  -  безжалостно добавил дедушка Боровик.  -  Этого-то и надо было Ландышу.
Все тут же уставились на возмутителя спокойствия.
-  Это правда, Ландыш?  -  спросила девушка-чудь, которую звали Травинкой.
Ландыш перестал буравить дедушку Боровика злым взглядом и повернулся к старейшинам.
-  Правда! Все правда!  -  крикнул он.  -  Мы должны выйти из-под земли и вернуться домой, в леса! Но пока вход опечатан, вы так и будете прятаться здесь, как муравьи! Без света солнца, луны и звезд!
-  Ты хотел открыть нашу тайну людям только потому, что не хочешь жить под землей?!  -  спросил старейшина-желудь.  -  Ты же все время выходишь, и никто тебе не мешает!
-  А мне стыдно, что вы прячетесь здесь!  -  огрызнулся Ландыш.
-  Нам не одолеть людей.  -  тряхнула травой Травинка.  -  Их слишком много.
-  Сейчас - конечно, нет.  -  сказал Ландыш.  -  И это ваша вина. Я предлагал напасть на них как только они пришли. Мы могли собрать армию хищников и прогнать людей раз и навсегда. 
-  Мы никого не убиваем.  -  повторил старейшина.
-  Вот именно.  -  скривил губы Ландыш.  -  Но вы переступили бы это правило, если бы лишились укрытия, и вам грозила бы настоящая опасность.
-  Достаточно.  -  стукнул старейшина прутиком о землю.  -  Взять его под стражу.
Ландыш рванулся к выходу из зала, но не тут-то было. Крылатая чудь мигом нагнала его и, схватив под руки, поставила перед старейшинами.
-  Довольно ты воду мутил. Посидишь теперь взаперти, за железной решеткой.  -  сказал старейшина-желудь.
Ругающегося на странном языке Ландыша увели. Дедушка Боровик подмигнул Виталику. тот слабо улыбнулся в ответ. На сегодня приключений было явно достаточно.

                                                           26. Кража
Возмущенные крики Ландыша медленно затихали в туннелях. Внимание маленького народца вновь обратилось на мальчика. Виталик чувствовал себя неуютно под взглядом стольких глаз.
-  Что же нам с тобой делать?   -  спросил старейшина - желудь, задумчиво поглаживая длинную бороду.
-  Отпустите меня домой.  -  снова попросил Виталик.  -  Я никому ничего не скажу.
-  Ты - ребенок.  -  возразил другой старейшина с поясом из одуванчиков.  -  А дети плохо хранят тайны.
Виталик беспомощно посмотрел на дедушку Боровика, но тот молча стоял в стороне, с явным интересом разглядывая угощение не столе.
-  Можно стереть ему память.  -  предложила Травинка, мягко улыбаясь.  -  Тогда никто не пострадает.
-  Я бы не советовал.  -  подал голос дедушка Боровик.  -  Разве вы не видите в нем искр таланта? Мальчик наделен даром творчества, и любое вмешательство в его разум может кончиться плохо.
Вдруг их спор грубо прервали. Из туннеля, куда увели Ландыша, донеслись крики, а затем показалась чудь, бегущая во весь дух.
"Караул! Кристалл! Наш Кристалл украли!"  -  кричали они.
Три маленьких мужчины бежали, проталкиваясь сквозь толпу, к кругу старейшин. Они резко затормозили, так что с головы одного из них слетела шляпа из листьев лопуха. Они заговорили все разом, но старейшина - желудь взмахом руки заставил их замолчать. Потом указал на прибежавшего первым и приказал:
-  Ты говори!
-  Кристалл, отец Дубовик! Лунный Кристалл исчез!  -  ответил мужичок, хлопая густыми ресницами.
-  Как такое могло случиться?!  -  загалдели старейшины.  -  А как же смертопряды? Они должны были его охранять!
-  Их усыпили нашим же порошком.  -  сказал чудь, лишившийся шляпы.
-  Где Ландыш? Он мог это сделать?  -  посыпались из толпы вопросы.
-  Нет, мы заперли его, как ты и велел. А до того он был здесь.
-  Мальчишка...  -  начал кто-то.
-  Ерунда!  -  оборвал дедушка Боровки.  -  Мы не упускали его из виду.
Повисла тяжелая тишина.
-  Проход!  -  вдруг одновременно воскликнули Травинка и Одуванчик.
-  Ну, конечно!  -  хлопнул себя по лбу отец Дубовик.  -  Ландыш открыл проход, чтобы человек смог войти. И за ними мог проникнуть кто угодно!
-  Наверное, это они.  -  сказал дедушка Боровик.
По толпе прошел общий вздох ужаса.
-  Кто это - они?  -  шепотом спросил Виталик у Травинки.
Но та побледнела и отвернулась.
-  Все самые сильные и внимательные пойдут со мной, в зал Луны.  -  скомандовал старейшина Дубовик.  -  Остальные - глядите в оба. Дозоры - вдогонку.
Чудь разделилась. Несколько групп разбежались по туннелям, надеясь, что вор не ушел далеко. Ничего не понимавший Виталик последовал с толпой за дедушкой Боровиком. Все равно он не нашел бы дорогу домой один. А здесь происходило что-то интересное.
Его никто не прогнал. Все были слишком озабочены пропажей загадочного кристалла.
Туннель скоро вывел их в еще один большой зал. В потолке было круглое отверстие, сквозь которое струился лунный свет. Лучи падали  на углубление в стене. Виталик решил, что именно там и находился Кристалл.
На полу зала лежали несколько пауков. Виталик никогда раньше не видел таких больших особей. Они лежали брюшком кверху. Их мохнатые ножки подергивались. Они спали. Виталик насчитал семь штук. Земляной пол был усыпан мерцающим порошком, горшки с которым стояли у стен.
Дедушка Боровик убедился, что все пауки живы, а затем заметил что-то и позвал остальных. Все столпились у отпечатков лап на порошке. Следы не были похожи на звериные. Но и на человеческие тоже. Виталик никогда таких не видел.
-  Я так и знал!  -  простонал Дубовик.  -  Они!
-  Да кто - они?  -  снова спросил Виталик.
Старейшина посмотрел на мальчика, словно увидел его впервые. Затем повернулся к дедушке Боровику. Не было сказано ни слова, но дедушка Боровик кивнул и, поманив за собой Виталика, пошел прочь из зала.
Виталику ничего не оставалось делать, кроме как идти следом. Они вместе покинули Лунный зал, прошли по туннелям и вышли в зал праздника. Дедушка Боровик шагал дальше, но Виталик попросил его остановиться.
-  Тебе нужно домой. маленький художник.  -  сказал дедушка Боровик.  -  Время под землей течет не так, как над ней.
-  Я мигом.  -  пообещал Виталик.
Он быстро подошел к столу и выгрузил на него конфеты. Дедушка Боровик одобрительно улыбнулся. Угощение послужит небольшим утешением маленькому народцу.
Дальше их путь лежал по темным туннелям. Когда они выбрались на поверхность, уже начали блекнуть звезды. Виталик хотел попрощаться с дедушкой Боровиком, но тот, по своему обыкновению, пропал. Мальчик поспешил домой, неся с собой больше вопросов, чем ответов.
 
                                        27. Испытание
Мальчику чудом удалось скользнуть в свою постель незамеченным. Как только его голова коснулась подушки, за шторкой зашевелилась бабушка. Через минуту она встала и ушла на кухню. Затем хлопнула дверь ведущая во двор. Виталик выдохнул, вылез из-под одеяла, разделся и снова лег в постель.
Он думал, что не сможет уснуть, но сон быстро сморил его. Ему снились темные туннели и огромные пауки. Проснулся Виталик далеко за  полдень. Бабушки не было, но на столе стояло блюдо с целой пирамидой остывших пирожков. Виталик взял один и вышел из дому. Он нашел бабушку в огороде. Она заметила его и выпрямилась.
-  Ты до сих пор спал?  -  спросила она.
-  Да.  -  покраснел Виталик.  -  Я вчера долго не мог уснуть.
-  Утром приходила Мирослава. Но я не стала тебя будить.  -  сказала бабушка.  -  Она просила тебя зайти к ней после обеда.
-  Как всегда.  -  пожал плечами Виталик.
Он старался казаться спокойным, но внутри все бушевало. Уж конечно Мирослава узнала, что он пробрался на праздник чуди, и теперь устроит ему взбучку! Может быть даже откажется учить его рисовать.
От этих мыслей Виталик приуныл, но даже не подумал не ходить. Папа всегда учил его отвечать за поступки. Так должны поступать все мужчины. А он - мужчина! После таких-то приключений.
Виталик вернулся в дом, умял еще несколько пирогов, надел чистые штаны и футболку и вышел из дому. Проходя мимо хмурого старика, Виталик переборол желание скорчить ему рожу. Смотрит, как будто Виталик у него морковку ворует! Он ж еще не выросла!
На крыльце дома Мирославы Виталик помедлил, собираясь с духом. Из открытой форточки доносился странный шум. Музыка и гул голосов, как будто там шла вечеринка.
Виталик глубоко вдохнул и постучал. Голоса стихли. Мирослава открыл дверь и поманила его внутрь.  Они прошли на кухню, и Виталик растерянно огляделся. Все стулья были заняты. Вокруг стола расположились дедушка Боровик, старейшины чуди и множество представителей маленького народца.
-  Привет.  -  поздоровался Виталик.
Дедушка Боровик дружелюбно кивнул, старейшины нахмурились, а кое-кто сказал: "Здравствуй". Не так уж и плохо!
Мирослава поставила еще стул для Виталика и села во главу стола. Рядом с ней сидел настороженный Чарли.
-  Все в сборе, можем выступать.  -  сказал отец Дубовик.
-  Нужно четче продумать план.  -  покачала головой Мирослава.  -  И мы должны проверить способности мальчика. Если все так, как мы думаем, дело несколько упрощается. Но все же, это опасно.
-  Ничего не поделаешь. Без кристалла нам быстро придет конец.  -  проворчал старейшина с одуванчиками на поясе.
"И как они у него не вянут?"  -  подумал Виталик. Он не совсем понимал, о чем речь, но лица у всех были такие серьезные, что важность разговора была очевидной.
-  Мы вернем Кристалл.  -  твердо сказала Мирослава.
-  А что в нем такого важного?  -  решился спросить Виталик.
-  Не твое дело.  -  буркнул старейшина - одуванчик.
-  Парень увяз в этой истории вместе со всеми.  -  возразил дедушка Боровик.  -  Он должен знать ради чего рискует.
-  Рискую чем?  -  спросил Виталик.
-  Если у него нет таланта, то он нам не нужен.  -  сказал Одуванчик.  -  Пусть сначала пройдет проверку.
-  Справедливо.  -  кивнула Мирослава.
Она встала и взяла с полки первую попавшуюся банку из пластика. Она поставила ее перед Виталиком и протянула ему кусочек мела. Виталик взял мел и уставился на нее непонимающим взглядом.
-  Нарисуй на банке маленькую дверь.  -  сказала Мирослава.
Виталик пожал плечами и начертил на банку прямоугольник. Подумал и добавил кружок, обозначивший ручку.
-  Готово.  -  сказал он.
-  Я проверю.  -  сказал Одуванчик.
Он встал из-за стола и начал уменьшаться прямо на глазах. Когда он стал размером с ладошку, Мирослава подняла его и осторожно опустила на стол.
Одуванчик подошел к нарисованной двери и попытался взяться за ручку. Ничего не вышло. Он фыркнул:
-  Я же говорил.
-  Подожди.  -  сказала Мирослава и обратилась к Виталику.  -  Попробуй еще раз. Но только теперь думай о двери. О том, для чего вообще нужны двери.
-  Чтобы открывать проход.  -  буркнул себе под нос Виталик.
Он по-прежнему ничего не понимал, но прилежно выполнил просьбу Мирославы. Он перевернул банку другой стороной и снова нарисовал прямоугольник, думая о двери в свою комнату. Он добавил длинную узкую ручку и дорисовал тень под ней. Затем начертил стеклянную панель. Получилось очень здорово, хотя мальчик орудовал только мелом.
-  Готово.  -  снова сказал Виталик.
Мирослава одобрительно кивнула ему, и Виталик ощутил гордость.
Одуванчик со скучающим видом подошел к новой дверце и ... взялся за ручку!
-  Не может быть.  -  прошептал он.
Он потянул за ручку, и дверь открылась. То есть, Виталик понял, что дверь открылась только потому, что Одуванчик исчез в банке. Сама банка осталась целой.
Одуванчик вывалился обратно, ругаясь на чем свет стоит. Он был с ног до головы покрыт мукой, как маленькое привидение.
-  Не могла выбрать сахар!  -  пискнул он и побрел к раю стола по направлению к раковине, оставляя за собой белый след.
Первым фыркнул дедушка Боровик. Вслед за ним залились хохотом остальные. Даже Мирослава не сдержала улыбки.
-  Ты прошел испытание.  -  сказала она Виталику.

                                                      28.  Совет
Все дождались, пока Одуванчик вымылся и снова занял место за столом. Он принял нормальный размер и перестал дуться. Мирослава кашлянула, привлекая внимание.
-  Думаю, пора рассказать нашему таланту что к чему.  -  сказала она.
-  Только быстрей.  -  кивнул отец Дубовик.
-  В какой момент ты ушел?  -  спросила Мирослава у Виталика.
-  Когда нашли спящих пауков.  -  ответил Виталик.
-  Смертопрядов.  -  поправил отец Дубовик.  -  это не пауки.
-  Ладно, смертопрядов.  -  сказал Виталик.  -  А в чем разница?
-  В размерах, разумности и целях.  -  сказал Одуванчик.
Одежда на нем уже успела высохнуть.
-  Мы прочесали все туннели, но не нашли воров.  -  сказал он.  -  Они уже вышли на поверхность и унесли Кристалл. Тогда мы сбегали за Мирославой и Чарли. Он быстро взял след и привел нас к дому в деревне.
Одуванчик замолчал, и Виталик нетерпеливо оглядел собравшихся.
-  Ну? К какому дому?  -  не выдержал он.
-  К дому деда Андроника.   -  сказала Мирослава.
-  Кто это?  -  спросил Виталик.
-  Колдун.  -  сказал отец Дубовик.
-  Злодей.  -  сказал Одуванчик.
-  Он - несчастный человек.  -  сказала Мирослава.  -  Стоит пожалеть его.
-  Он - человек?  -  спросил Виталик.  -  Значит, он не мог украсть Кристалл.
-  Верно.  -  сказала Мирослава.  -  Но у него есть злобные помощники.
-  Эти...  -  поморщился отец Дубовик.
-  Коловёрши.  -  сказала Мирослава.
При этом слове чудь дружно поежились.
-  Это еще что за твари?  -  спросил Виталик.
-  Это такие маленькие чертенята.  -  сказала Мирослава.  -  Вредят и все портят. И служат одной семье. Или вернее, мешают жить одной семье. Они переходят по наследству как проклятье.
-  И эти колобуши..  -  начал Виталик.
-  Коловёрши.  -  поправил Одуванчик.
-  Коловёрши служат этому деду?   -  спросил Виталик.
-  Не совсем.  -  сказала Мирослава.  -  Они вынуждают его давать им приказания. Если приказа нет, то они не дают ему покоя. Щиплются, толкают и колют своими острыми когтями. Могут даже поджечь дом. Так что дед Андроник не может им не приказывать.
-  Ну, почему тогда он не прикажет им делать что-то полезное?  -  спросил Виталик, думая о том, как хорошо было бы иметь таких слуг.
-  Потому что коловёрши - создания хаоса. Они выполняют только те приказы, которые нанесут вред.
-  Хаоса?  -  переспросил Виталик.
-  Хаос. Есть порядок и есть хаос. То есть НЕпорядок, АНТИпорядок, БЕСпорядок.
-  Как добро и зло?  -  уточнил Виталик.
-  Вроде того.  -  кивнула Мирослава.
-  А их можно уничтожить?  -  спросил Виталик.
-  Они бессмертны.  -  сказал дедушка Боровик.  -  В этой деревне они пакостят уже четыреста лет. Но у деда Андроника нет детей. Им не к кому перейти по наследству. Когда он умрет, они вернутся обратно в хаос. Думаю, он знает об этом.
-  Возможно.  -  кивнула Мирослава.  -  Но сейчас это не важно. У них Кристалл, вот что плохо.
-  Так для чего нужен Кристалл?  -  спросил Виталик.
-  Это - душа природы.  -  сказал дедушка Боровик.  -  Лунный кристалл производит волшебный порошок. Лучи лунного света, проходя сквозь его грани, становятся порошком.
-  А для чего порошок?  -  спросил Виталик.  -  Залечивать раны?
-  Не только.  -  сказал отец Дубовик.  -  Порошок продлевает нам жизнь, но не это главное.
-  Этим порошком чудь поддерживает природный порядок.  -  сказал дедушка Боровик.  -  Благодаря ему, растут деревья, распускаются цветы и рождаются детеныши у зверей. Посыпь этим порошком семечко, оно оживет и даст росток. Не посыпь - семя будет спать. У чуди много забот.
-  У нас есть небольшой запас порошка, его хватит на неделю.  -  сказал Одуванчик.
-  А зачем коловёрши украли Кристалл, если он служит порядку?  -  не понял Виталик.
-  Кристалл никому не служит.  -  покачала головой Мирослава.  -  Это просто инструмент.
-  Тогда зачем им порошок?
-  Распространять хаос, конечно.  -  пожал плечами дедушка Боровик.  -  Представь себе, что детеныши рождаются только у хищников. Они очень скоро съедят всех животных и умрут сами. От голода.
-  Так нельзя!  -  сказал Виталик, вспомнив крольчат.  -  Нужно вернуть Кристалл до восхода луны!
-  Да. Нам нужно решить что делать.  -  сказал Одуванчик.
-  Мы пойдем к деду Андронику через сады, чтобы никто не видел.  -  сказала Мирослава.  -  Это легкая часть. Дальше вступаешь ты, Виталик.
-  Я?  -  обрадовался Виталик.  -  Что делать?
-  То же, что и сегодня. Нарисовать дверь для народца.  -  сказал дедушка Боровик.
-  Всего-то?  -  расстроился Виталик.  -  А внутрь нельзя?
-  Ты не сможешь. Использовать такие двери может только маленький народец.  -  пояснила Мирослава.
-  А вот что дальше - вопрос.  -  сказал отец Дубовик.  -  Коловёрши не отдадут Кристалл просто так. И они не боятся железа. И знают, что мы его боимся. Мы слабее, чем они физически. Стоит им вооружиться, например, иголками, и мы окажемся в большой опасности.
-  Не помешал бы доспех.  -  сказал Виталик, вспомнивший игры.
И тут его осенило.
-  У меня есть идея.  -  воскликнул он.

                                                         30. Выступаем
Виталик сбегал домой за Бамблби. Он застал бабушку дремлющей в кресле, рядом с радиоприемником. Удивительно, но похоже она не имела ничего против открытой входной двери. Мальчик забрал робота и вернулся на совет.
Ему жаль было расставаться с игрушкой, но цель, ради которой ей предстояло погибнуть от руки хозяина, была важнее любой игрушки.
Чудь смотрела на робота с недоверием, пока старейшина Одуванчик не прикоснулся к нему пальчиком и не убедился, что тот сделан не из железа. Тогда Виталик безжалостно разобрал робота на части, и через полчаса пять белоглазых мужчин были облачены в пластиковые доспехи. Разумеется, для этого им пришлось уменьшиться, но совет решил, что так будет даже лучше. Меньше шансов, что их заметят.
-  Хоть какая-то защита от железа.  -  сказала Мирослава, завязывая последний узелок.  -  Молодец, Виталик.
Больше ждать было нельзя. Пять воинов взобрались на спину Чарли, Виталик взял  мелок.
-  Будьте очень осторожны.  -  сказал отец Дубовик на прощание.  -  Помните, лучше уничтожить Кристалл, чем оставить его в руках коловёршей.
-  А как же природный порядок?  -  спросил Виталик.
-  Этот Кристалл - не единственный в мире.  -  сказал дедушка Боровик.  -  Есть еще, в других землях, у других племен чуди. Но лучше, конечно, вернуть свой, рожденный в этой и для этой земли.
-  Мы постараемся.  -  сказал Одуванчик, возглавлявший воинов.
-  Удачи.  -  сказал дедушка Боровик.
Мирослава, Виталик и Чарли с наездниками вышли из дому и пошли вдоль кромки леса. Скоро начался первый из садов. Они юркнули под сень яблонь. Никто их не заметил. Они прошли насквозь первый сад, затем второй. В третьем был тот самый угрюмый старик, который почему-то невзлюбил Виталика. Он сидел на старой скамейке и курил папиросу.
Друзья вынуждены были ждать. Чарли забыл о своих пассажирах и сел. Те с шумом посыпались на землю. Чарли подскочил, обернулся и, виновато виляя хвостом, облизал воинов, ругающихся и заслонявшихся руками  от его слюнявого языка.
К счастью яблони шумели ветвями на ветру, да и старик был глуховат. Он ничего не услышал.
-  Злой старикан!  -  прошептал Виталик.
-  Почему ты так говоришь?  -  так же шепотом отозвалась Мирослава.
-  Он меня не любит.  -  сказал Виталик.  -  Хотя я ничего ему не сделал. Да и старушки меня не любят. Смотрят, как на орка.
-  Ох.  -  вздохнула Мирослава.  -  Боюсь, это моя вина.
-  Почему?  -  не понял Виталик.
-  Ты ходишь ко мне на уроки. А вот меня как раз не любят. И сильно.
-  За что?  -  изумился Виталик.
Он и представить не мог, что Мирославу, добрую Мирославу, можно не любить.
-  Я не похожа на других.  -  пожала плечами Мирослава.  -  А это всегда раздражает людей.
Виталик вспомнил, как дразнил одного мальчишку на детской площадке за ярко-рыжие волосы, и ему стало стыдно.
-  Но ведь вы - красивая.  -  возразил он.  -  Что вас так отличает?
-  Я живу одна, без мужчины. Я бросила город. У меня нет детей. И я отказалась выйти замуж за сына этого старика, хотя все считали его завидным женихом.  -  усмехнулась Мирослава.  -  В общем, не как все.
-  А мне вы нравитесь.  -  сказал Виталик и покраснел.
-  Спасибо.  -  сказала Мирослава.
Тем временем старик покинул сад, опираясь на палку. Путь был свободен, и маленький отряд двинулся дальше. Виталик узнал собственный сад и отметил, что тот выглядит лучше других. Бабушка держала его в идеальном порядке.
Без всяких препятствий они миновали еще несколько садов, пока Мирослава не сказала: "Здесь!".  Отряд остановился. Сад деда Андроника был запущеннее всех остальных. Несколько яблонь засохли и их корявые сухие ветки напоминали скрюченные пальцы. Везде росла крапива. А в дальнем конце виднелась груда старых гнилых досок, очевидно остатки какого-то строения. Жуткое место. Виталик вдруг замерз. Он потер руки.
-  Ну, вперед.  -  сказала Мирослава.  -  Я пойду к входной двери, постучу и отвлеку деда Андроника. Со мной будет Чарли, так что коловёрши тоже отвлекутся на него.
-  Почему?  -  спросил Виталик.
-  Я же говорила, он - не простой пес.  -  сказала Мирослава.  -  Но сейчас не время. Когда дед откроет дверь, Чарли гавкнет один раз. Это будет ваш сигнал, что можно заходить. Достанете Кристалл, и бегом оттуда, на поляну, под защиту печати. Отец Дубовик восстановил ее.
-  Мы все помним.  -  сказал Одуванчик.
-  Ну, я пошла.
Чарли лег на землю, дал чуди спуститься, и Мирослава пошла по направлению к дому. Чарли потрусил за ней, беззаботно виляя хвостом.
-  Идем, ребята.  -  сказал Виталик.
Он уже достал из кармана мелок.

                                              31. Операция "Кристалл"
Как и бабушки, из огорода, такого же запущенного как сад, можно было пройти во двор. Виталик пересек огород быстрым шагом. Чуди пришлось бежать. чтобы успеть за ним. Во дворе дома деда Андроника царил настоящий хаос. Гнилые доски, разбитые  кирпичи и стекла валялись тут и там, перемешанные с мусором.
Виталик осторожно, стараясь не наступать на острые стекла, подобрался к дому. Чудь последовала за ним, опасливо обходя консервные банки и сломанные инструменты.
Не теряя времени, Виталик приступил к своей части задания. Он сосредоточился и начертил маленькую дверь. Старейшина Одуванчик потрогал ручку и кивнул. Талант Виталика сработал.
Почти тут же раздался коротки басовитый лай Чарли. Воины переглянулись, быстро пожали друг другу руки и растворились за нарисованной дверью. Виталик облегченно выдохнул. Он боялся, что самодельные доспехи останутся снаружи, но все пока шло хорошо.
Из дома не доносилось ни звука. Виталик различал приглушенные голоса. Мягкий и мелодичный - Мирославы. Низкий и скрипучий, по-видимому, принадлежал деду Андронику. О чем они могут разговаривать?
Виталик измаялся от бездействия и неизвестности, хотя прошла всего пара минут. Если бы только он мог хоть что-нибудь сделать!
Вдруг из стены вывалился старейшина Одуванчик. Кристалл был у него в руках! Чудь появилась так неожиданно, что Виталик отпрянул, споткнулся об кирпич и упал, больно ударившись локтем.
Следом за Одуванчиком высыпались остальные воины. Одуванчик подбежал к Виталику и всучил ему руку Кристалл. Это оказался довольно большой молочно-белый камень с перламутровым отливом, как на жемчуге Виталькиной мамы.
-  Вставай скорее!  -  торопил Одуванчик.  -  Ты бегаешь быстрее нас!
Виталик начал подниматься на ноги, и тут из дома донесся ужасающий вой. Волосы Виталика встали дыбом. Он никогда не слышал ничего похожего. Кричали несколько существ. Коловёрши обнаружили пропажу!
Вдруг воин, стоявший рядом с нарисованной дверью, странно дернулся и принялся отбиваться от чего-то невидимого. Что-то пыталось втащить его обратно в дом!
Виталик бросился на помощь. Воин по имени Василек и его товарищ Перышко рванулись в ту же сторону.
-  Нет!  -  закричал Одуванчик Виталику.  -  Ты должен бежать!
Виталик не слушал. Он очутился рядом с дверью раньше всех, выбрал момент, когда боровшийся воин показался полностью, и стер линию, изображавшую верхнюю часть двери. Воин, потеряв противовес, упал, а за стеной послышался странный вскрик, и на земле появилась маленькая кривая лапка с острыми, как иглы, когтями. Лапа коловёрши была оторвана резко возникшей стеной.
Виталик увидел странную бледно-розовую кровь и побледнел.
-  Вот теперь бежим.  -  сказал он, крепко прижимая Кристалл к груди.
Они побежали к выходу из двора. Почти получилось! Еще пара шагов...
И тут Виталик почувствовал, как кто-то схватил его за ноги. Он со всего маху рухнул на груду мусора и покатился кубарем. Каким-то чудом ему удалось удержать Кристалл во вспотевшей ладони.
Он посмотрел на ноги, но ничего не увидел, хотя явно чувствовал, что тварь никуда не делась. Он сел и со всей силы ударил наощупь свободной рукой. Ладонь ощутила что-то мягкое, как игрушка. Если бывают игрушки с клыками и когтями!
Тварь отпустила его, и мальчик поднялся на ноги. Он оглядел двор и в ужасе понял, что кругом кипит бой. Все пять маленьких воинов яростно отбивались от невидимых коловёршей.
Синеволосый Василек сражался длинной деревянной цепкой. Перышко взобрался на груду дров и держал оборону сверху. Старейшина Одуванчик и двое других стояли спина к спине и отмахивались от врага кто деревянной ложкой, кто разбитой бутылкой, а кто голыми руками, подставляя под удары элементы доспеха.
Виталик заметил как из мусора поднялся ржавый обломок напильника и быстро поплыл к безоружному воину.
-  Берегись!  -  крикнул мальчик.
Воин заметил опасность и успел подставить руку, защищенную пластиком. Но край напильника все же зацепил голую кожу на запястье. Там, где железо коснулось тела чуди. моментально расплылся страшный ожог!
Виталик замешкался, глядя на бой, и коловёрши использовали свой шанс. Они набросились на него с трех сторон! Две твари повисли на левой штанине, одна - на правой.  Виталик сбивал их, но на место упавших сразу прибегали новые. Он побежал было, но тут же наступил на что-то мягкое. Его окружили со всех сторон! Невозможно было вырваться из кольца и не упасть. Если бы только он мог их видеть!
Коловёрши уже добрались до его пояса. Мальчик поднял Кристалл над головой и беспомощно огляделся. Василек лежал на земле, вслепую отмахиваясь от стаи врагов. Его одежда между пластмассой превратилась в лохмотья. Перышко держался изо всех сил, но его пытались стянуть на землю за ноги. Бой был проигран.

                                                     32. Дед Андроник
Виталика охватило отчаяние. Его маленький отряд потерпел поражение. И не было шанса переиграть битву заново, как в играх.
Когда силы почти иссякли, из-за угла дома появились Мирослава, Чарли и дед Андроник. Чарли сразу вышел вперед и залаял. Но что это был за лай! С деревьев посыпались листья, в доме задрожали стекла и, казалось, закачалась сама земля.
Но самый удивительный эффект лай произвел на коловёршей. Они вдруг стали видимыми!
Виталик посмотрел на существо, карабкавшееся по его животу и чуть не закричал. Коловёрши были похожи на странную помесь зайца и кота. Их тельца были покрыты густым серым мехом, но на этом сходство заканчивалось. На мальчика смотрели злобные красные глаза, а круглая пасть была утыкана множеством острых зубов. и передние и задние лапки были вооружены острыми когтями, а длинный хвост оканчивался жесткой щеткой. И их были десятки. Они заполонили весь двор.
Теперь было ясно, как глупо было идти сюда с таким маленьким отрядом. Но ведь они рассчитывали проскользнуть незамеченными.
Услышав громовой лай Чарли, коловёрши замерли, повернулись и по-змеиному зашипели на него. Часть тварей мгновенно построилась в защитную линию перед псом, остальные же продолжили нападение. Но теперь они были видимы. Виталик с легкостью стряхнул тварей, но они облепили его вновь.
Чарли перепрыгнул через коловёршей и, как ледокол, проложил дорогу к мальчику. Виталик забрался псу на спину, и Чарли попытался пробраться к выходу со двора.
Коловёрши, видя, что добыча уходит, взвыли и всей кучей рванули наперерез. Но куда уж им! Чарли сминал их как бульдозер.
-  Помогите!  -  вдруг раздался крик Перышка.
Виталик посмотрел в сторону кучи дров и заметил маленького воина. К его горлу был приставлен  старый грязный, но все же железный нож. Коловёрши взяли заложников!
-  Нет!  -  крикнул, вырываясь, Одуванчик.  -  Кристалл важнее! Бегите!
-  Прекратить!  -  вдруг послышался хриплый голос.
Свирепые морды повернулись к хозяину и зашипели. Виталик только сейчас рассмотрел деда Андроника. Это был худой высокий старик с изможденным лицом. Его глаза покраснели, а волосы спутались. Мирослава что-то тихо говорила ему.
Коловёрши насторожились, но не послушались приказа. Он не был разрушительным.
-  Приказываю вам пойти и разломать старый комбайн на холме!  -  прокаркал старик.
Этому приказу коловёрши не могли не подчиниться. Они потекли со двора широкой рекой, одаривая чудь и людей злобным шипением. и яростными взглядами красных глаз.
Двор быстро опустел. Виталик спрыгнул с Чарли и помог подняться на ноги раненым товарищам. Там, где их тело не прикрывал доспех, сочились кровью тонкие царапины и укусы. Но они были живы! Ох, и туго пришлось бы им без Виталькиной брони!
Дед Андроник опустился на колени и закрыл лицо руками. Мирослава положила руку на его костлявое плечо. Дед Вздрогнул.
-  Я больше не могу, Слава.  -  сказал он.  -  Просто не могу.
Виталик осторожно приблизился к Мирославе и посмотрела на старика. Его кожу сплошь покрывали синяки всех оттенков синего и зеленого. Похоже, дед Андроник предпочитал терпеть издевательства коловёршей, чем отдавать разрушительные приказы.
-  Я попробую вам помочь.  -  сказала Мирослава.
-  Мне нельзя помочь.  -  сказал дед и поднялся на ноги.  -  Вам пора уходить. Комбайн не займет этих тварей надолго.
-  Спасибо, дедушка.  -  сказал Перышко.  -  Вы спасли меня.
-  Уходите.  -  отмахнулся старик.
Раненые воины вновь оседлали Чарли, и отряд двинулся бегом в обратный путь. Мирослава задержалась у деда, но вскоре и она пошла в сторону дома.

                                                           33. Эпилог
Виталик сидел за столом на кухне Мирославы и пил душистый чай. Нижнюю часть его тела покрывали полосы зеленки, которой бабушка смазала царапины от когтей коловёршей. Виталику пришлось сказать, что он упал в куст шиповника и поранился о колючки. Зеленка щипала, но Виталик даже не поморщился. Ведь это были боевые ранения!
Мирослава задумчиво смотрела в окно, за которым Чарли гонялся за бабочкой. Ее чай давно остыл.
-  Тетя Слава, а как ребята? С ними все будет хорошо?  -  спросил Виталик, которому надоело молчать.
Мирослава посмотрела на него и улыбнулась. Кухня сразу стала светлей и уютней.
-  Конечно. У них же есть порошок.  -  сказала она.
-  Мы неправильно сделали.  -  сказал Виталик.  -  Надо было сразу попросить деда отправить коловёршей куда-нибудь. Тогда никто бы не пострадал.
-  Тогда коловёрши забрали бы Кристалл с собой. - мягко сказала Мирослава.
-  Чарли пошел бы по следу.  -  сказал Виталик.
-  Они вполне могли бы бегать от него до восхода луны.  -  возразила Мирослава.  -  Мы должны были действовать быстро. В конце концов, все кончилось хорошо.
-  А как же дед Андроник?  -  помолчав, спросил Виталик.
Ему было жаль несчастного старика, вынужденного жить рядом с такими тварями. Мирослава снова стала задумчивой.
-  Я попробую что-нибудь придумать.  -  сказала она.
-  Чудь больше не будет меня бояться?  -  спросил Виталик.
-  Не думаю.  -  сказала Мирослава.  -  Теперь ты - их друг.
Мирослава не делилась мыслями, и разговор не клеился. Виталик поблагодарил ее за чай, забрал альбом и пошел домой. Возле статуи дедушки Боровика он остановился и посмотрел в лицо старичка. Тот подмигнул ему. Или показалось?
Бабушки не было в доме. Виталик взял холодный пирожок и прошел в комнату. На кровати его ждал сюрприз. Его Бамблби сидел прямо на подушке. Собранный кое-как, исцарапанный когтями и зубами коловёршей, но все-таки целый. Маленький народец вернул то, что взял. Как они и поступали всегда.
Виталик вышел во двор, жуя пирожок с повидлом, и выглянул в огород. Бабушка была там. Она поливала грядки. Виталик запихнул остаток пирога в рот и пошел помогать. Он любил бабушку.
Вот так началось его первое лето в деревне.

9.09.16  -  26.10.16








 


Рецензии
Человек чаще всего свистит, что избежать свита в кармане и освистания в жизненной драме!

Олег Рыбаченко   13.09.2017 14:44     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.