Ещё одна соня

                                        Ещё одна соня.

          Познакомился на Днестре с рыбаком. Я под вечер приехал на знакомое место, где уже дважды рыбачил и довольно успешно. Машину остановил над обрывом, водителя отправил домой, наказав приехать до темноты, а сам, с рюкзаком и удочками спустился вниз. Каково же было моё разочарование, когда увидел, что моё место занято. Коренастый мужчина средних лет установил три удочки прямо на моих рогульках. Увидев досаду на моём лице, он поднялся с раскладного стульчика, подошёл ко мне, поздоровался и поинтересовался в чём дело. Я объяснил. Мужчина  смутился и сказал, что он здесь впервые, а место ему порекомендовал приятель.
          -- А знаете что? – неожиданно предложил он, -- Я переберусь по другую сторону куста, ведь начал рыбачить  там и рогульки там остались, а клюёт одинаково хорошо, что здесь, что там. Просто отсюда вид интересней. Да и нарыбачился уже, потому как здесь с обеда.
          С этими словами он снял две удочки, и не сматывая лески понёс их за куст. Я возражать не стал. За второй заход он забрал третью удочку и стульчик. Я уже закинул обе свои удочки, когда он вернулся  за сумкой.
          -- А знаете что? – опять начал он, -- Давайте вместе перекусим.  А то я как приехал, начался клёв и аппетит пропал, а сейчас появился. Да и Вы, наверное, сразу после работы.  Алексей, -- протянул он мне руку.
          -- Вадим, -- пожав руку, ответил я. – Только у меня с собой два бутерброда и фляжка с водой.
          -- И у меня фляжка, -- подмигнул он. – а еды жена на целую бригаду наложила. Не везти же обратно!
          Поплавок резко ушёл под воду, я кинулся к удочке и после недолгой борьбы вытянул неплохого судачка, граммов на семьсот.
                  Пока я снимал рыбину, опускал её в садок, забрасывал удочку, мой новый знакомый расстелил коврик и вытащил снедь. Здесь были варёная курица, копчёная колбаса, немалый пучок лука и солидный кус пирога. Затем из сумки показалась баклажка литра на два, не меньше.
          -- Хорошее начало! – одобрил Алексей мою первую рыбу. – Я сегодня трёх вытащил, но поменьше. Ну, за удачу! – Он разлил в раздвижные стаканчики густое бордовое вино.
          -- Отличное вино!  -- одобрил я.
          -- Жаль, что не моё, а друга. Но этой осенью обязательно своё будет, уже две дубовых бочки заказал. Я ведь сюда только этой весной переехал. До этого в Уральске жили. Не слыхал? Северо-Казахстанская область…
          -- Не только слышал, но и бывал, проездом правда, из Актюбинска в Куйбышев. Я до прошлого года на Урале жил,  в Свердловской области.
          -- Да мы почти земляки! Давай за это по второй!
          У меня опять задёргался и плавно унырнул поплавок. На этот раз попала средних размеров краснопёрка. И тут же сразу на вторую удочку вытащил окуня. Потом подряд ещё двух. Клевать стало подозрительно часто. Белая рыба начала срываться, а окуни так глубоко заглатывать наживку, что крючок приходилось вырезать. На две удочки я уже не успевал. Какой уж тут ужин!! Алексей это понял.
          -- Ладно, не буду мешать. Пойду, смотаю удочки, а то через час-полтора за мной должны приехать. Ты тут поглядывай, одна ворона уже на краю обрыва сидит, зазеваешься, моментом чего-нибудь со «стола» упрёт.
          Постепенно клёв сошёл на нет, а вот  и Алексей вернулся со сложенными удочками и стулом.
          -- Представляешь, два крючка пустых, а третьего вообще нет вместе с грузилом. У тебя, смотрю, затишье. Присаживайся, продолжим!
          Я с сожалением посмотрел на удочки, но предложение принял и сел рядом на большой камень, стараясь не выпускать из вида поплавки.
          -- Так, на чём это остановился? – Алексей протянул мне наполненный стаканчик. -- Ах, да! Жил я в Уральске, на самом берегу Урала, работал на шинном. Два года назад мой армейский друг, с которым мы до этого постоянно переписывались, пригласил меня сюда в Григориополь,  на свадьбу старшего сына. Мы с женой, не раздумывая, приехали. Пожили  две недели у друга в летнем домике и нам очень всё понравилось. И в магазинах обилие продуктов, фрукты, ягоды свежие. Природа тоже. Днестр похож на Урал шириной, и вода такая же мутная. Зато здесь в пойме леса красивые, а за ними сады, виноградники.  У тебя же клюёт!!
          Я кинулся к удочкам, успел подсечь и вытащил полукилограммовую красавицу краснопёрку.  Проверил вторую удочку. Червяк был на ней целый и активно шевелился.
            -- Так  вот, говорю, реки-то похожи, да вдоль Урала только узкая полоска ивняка и коряжистого американского клёна, -- продолжил рассказчик, когда я вернулся на своё место, -- а дальше голая степь, глазу не за что зацепиться. Друг, заметив, что нам здесь понравилось, предложил перебраться в Григориополь. Мы с радостью согласились, но при одном условии: никаких квартир, а собственный домик с садом. Друг обещал подыскать такое жильё. И вот поздней осенью прошлого года он сообщил, что похожий дом с садом и виноградником найден. Я прилетел, дом и участок понравились, цена – вполне приемлимая. Договорился с хозяином подождать до конца января, чтобы получить тринадцатую зарплату и не спеша  собраться.  Так, что с марта – я местный житель. А через месяц и семья перебралась. Устроился на консервный завод мастером наладчиком. Пока всем доволен. Кстати, Вадим, а ты где работаешь?
          -- Я – в лесничестве, лесничим.
          -- Ба! Да я ж там был, интересовался, как дрова заготовить или выписать. Только тебя не видел.
          -- Значит, не судьба была встретиться – засмеялся я.
          -- Слушай, а ведь получается, что я совсем рядом живу, только я на западном склоне, а лесничество на восточном.
          -- А я живу через дом от лесничества, в самом лесу, в двухквартирнике.
          -- Здорово! Это получается, тебе только подняться по склону сотню метров до плато, пересечь его, потом спуститься по другому склону метров сто, и ты у меня в гостях. Полкилометра, минут десять ходьбы! Даже ехать не надо…
          Он задумался о чём-то своём, а я пошагал к удочкам. И вовремя! Один поплавок  лёг на воду и плавно потянул от берега. Я подсёк и вытянул хорошую плотвичку. Поплавок другой удочки задёргался и резко нырнул. Я потянул. Рыба шла тяжело. Но радовался я не долго. На берег, развернув все перья плавников, вытащился небольшой бычок. Ну и страшилище. Голова  в треть длины, во все стороны торчат острые шипы. Хотел было выбросить обратно в воду, но подумал, что вместе с окунями будет хороший навар для двойной ухи, и отправил его в садок.
         Алексей поджидал меня с полными стаканчиками, и когда они показали дно, задал странный вопрос.
         -- Раз ты лесничий, то знаешь всех животных и птиц?
         -- Во-первых, взрослому человеку надо бы знать, что птица тоже животное. И змея, и рыба, и стрекоза – животные. Во-вторых, я живу в Молдавии чуть больше, чем ты и за это короткое время не мог физически полностью узнать новую для меня фауну, хотя и стремлюсь к этому. А в третьих, что за странный вопрос?
         -- То-то же, странный! Извини, про животных я запомнил, а спросил вот почему: мой участок задом примыкает к лесу и на его краю растёт старая дуплистая груша. В одном дупле  в апреле поселился неизвестный забавный зверёк, чем-то похожий на мышь, но точно не мышь. Ко мне он привык и подпускает на вытянутую руку, хотя хлеб и семечки из рук не берёт. Хотелось бы знать, что это за зверёк, и как к нему относиться.
         -- Наши мыши на деревьях не живут. Возможно это представитель одного из мелких видов сонь, но надо смотреть в натуре и с определителем.
         -- Я и хочу пригласить тебя. У меня сегодня и завтра отгулы, и завтра весь день буду дома, накопилось много работы в саду. Как ты, сможешь?
         -- Пожалуй… в обед, или чуть позже. Говори адрес.
         -- Сейчас напишу…
         -- Не надо. Так запомню. Только покажется ли зверёк из своего гнёздышка, ведь ты говоришь, что он активен утром и вечером, а днём спит?
         -- Я позову – вылезет! – загадочно улыбнулся Алексей.
         Я опять вернулся к удочкам. В это время посигналила подъехавшая к обрыву машина. Мой новый знакомый побросал остатки пиршества в сумку, подхватил удочки и закарабкался наверх. На ходу крикнул: «Я оставил флягу, завтра занесёшь!». Я рыбачил ещё больше двух часов после его отъезда. Клёв был хороший и иногда я даже не успевал среагировать на поклёвки сразу на две удочки, и рыба срывалась или уходила, объев насадку. И всё же мне удалось вытащить килограммового леща, пару небольших судачков и карпика (а может сазанчика). Кроме этого выловил несколько плотвичек, краснопёрок, окуней, ельца и бычка. Когда солнце коснулось вершин деревьев на противоположной стороне реки, я смотал удочки, садок с рыбой уложил в рюкзак и поднялся на обрыв. Машина не заставила себя ждать.
          Перед полуднем следующего дня я поехал к Алексею. Книга «Млекопитающие Молдавии» и баклажка (пустая, естественно) были заранее уложены в машину. Идти пешком напрямую я не решился, так как не располагал излишним временем. Домик нашёл без приключений. Хозяин уже ожидал меня и повёл вглубь двора к столику под раскидистой черешней с крупными жёлтыми плодами. Я возвратил баклажку. Столик был накрыт по всем законам гостеприимства, но я попросил вопреки всему, начать с рассказа о том, как был обнаружен зверёк и показать  грушу с неизвестным квартирантом..
          -- Ага, понял! Значит так…  В самом начале апреля я со дня на день ожидал приезда семьи, нервничал, плохо спалось. Я вышел из дома, прошёл в конец сада, где рядом с грушей стоял небольшой столик со скамеечкой. Сел на неё и наслаждался необычным для меня теплом в это время. Раннее утро, солнце ещё не показалось из-за лесочка (у меня, сам видишь, западный склон), но светло. Птички поют,  запах цветущей акации… красота! Сижу неподвижно и вдруг замечаю зверька с длинной соломиной во рту. Сначала думал – мышь, хотел было тапок снять и пришибить, но что-то меня остановило. Необычная какая-то мышь. Хвост длинный и пушистый, да ещё с белой кисточкой на конце. Мордочка острая с большущими чёрными глазами, большими широкими и закруглёнными ушами. И шёрстка не как у мыши, а пушистее, сверху серо-коричневая, снизу белая. А ещё от носа через глаз и за ушки проходит чёрная полоска. – при этом Алексей даже развёл руками.
          -- Сижу, значит, не шевелюсь, а зверюшка в двух метрах от меня пробежала, и шасть на грушу! Ловко так лапками перебирает, и к дуплу. Соломину за собой затащила и больше  не показалась. «Вот так мышь!» – подумал я, но тревожить её не стал. Вечером поспрашивал у соседей, никто ничего не знает. А потом, когда мои уже приехали, я днём её увидел далеко от груши. Принёс лестницу и добрался до дупла. Оно полностью забито травой и соломой, только посредине маленькое отверстие, вход, наверное. Ветку туда сунул, никого! Тогда руку засунул. Кисть полностью пролезла. А внутри шерсть и перья. Хороший домишко зверушка себе соорудила. Захотелось приручить. Стал на столике  оставлять вечером хлеб, печенье, семечки. Утром всё оставалось на месте, а за день птички растаскивали. Тогда я подумал, что она просто не может взобраться на столик, и приставил к нему толстую ветку с корой и сучками. Утром от хлеба ничего не осталось, а семечки оказались разгрызенными.  Вскоре я стал замечать, что когда вечером приносил корм на столик, из дупла за мной следила хитрая мордочка. Позже зверушка  стала вылезать из дупла на ветку, и дождавшись когда я отойду, быстро слезала с груши и ловко взбиралась на столик.
            За разговором мы подошли к старой груше с дуплом на высоте около трёх метров. Дупло естественное. Образовалось на месте отпавшего сучка.
          -- И как мы увидим зверька? – спросил я.
          -- А я его позову! В этом деле наметился прогресс. У нас уже есть контакт. Иногда вызываю его днём и он немедленно вылезает. Вот в эту развилку кладу что-нибудь вкусненькое и отхожу на пару шагов. Он спускается, садится на задние лапки, в передние берёт подношение и быстренько съедает. Потом как-то по-особенному урчит, благодарит, наверное, и скрывается в дупле. Сейчас его позову, а ты пока сядь за столик.
          Алексей взял суковатую палку, приставленную к столику, и поскрёб её концом по стволу груши под дуплом. Тотчас из  дупла высунулась светлая мордочка в чёрной маске и с длинными ушами. А ещё у неё были длиннющие усы. Сверкнув выпуклыми чёрными глазами, зверёк нехотя вылез на толстую ветку, сел столбиком на задние лапы, зевнул, и почесал передней лапкой бок. Вся его поза говорила: «Ну, чего тебе ещё надо. Зачем разбудил?»
          Я машинально отметил очень длинные пальцы на задней пятипалой лапе, причём внутренний палец противопоставлен остальным четырём, как у обезьяны. И ещё длинный пушистый хвост с белой кисточкой на конце.
          Заметив меня, зверёк сразу потерял сонливость, что-то прочирикал и нырнул в дупло.
          -- Заметил, чертёнок! Ну, что скажешь? – обратился ко мне хозяин участка.
          -- Садись рядом, вместе смотреть будем. Не зря же я книгу с собой принёс. Как, с текста начнём, или с картинок?
          -- С картинок, конечно! Я эту зверушку сразу опознаю.
          -- Так, смотрим содержание. Насекомоядные?
          -- Даже не знаю… видел один раз как он большого зелёного кузнечика на дерево тащил, другой раз – жука грыз, только треск стоял. Открывай! Фу ты! Ежи, кроты, землеройки какие-то…   Нет, не то, не насекомоядный, видать…
          -- Смотрим дальше: рукокрылые, хищные, грызуны...
          -- Стоп!  Смотрим… белки… бобры… мыши… гляди-ка, среди мышей его нет!  Полёвки… сони… вот он! Точно он! Как живой. Соня садовая. Не понял! Какая-то соня-засоня…
          -- Есть такие зверьки, Алексей!  Несколько видов в Европе живут. На север до Москвы доходят. А на восток… даже не знаю, есть ли они за Волгой, а за Уралом их точно нет. Название своё они получили из-за того, что всю зиму спят. На севере ареала аж до восьми месяцев.
          -- Ладно, понял. Соня, так соня. Давай, прочитаем о садовой соне.
          -- Сейчас найдём. Вот.  Окрас серо-коричневый, точно. Чёрная полоса на голове, усы, уши, лапы, хвост – всё совпадает. Ведёт сумеречный и ночной образ жизни. Живёт в основном на деревьях и кустарниках, в лесах, садах и парках. Хорошо лазает даже по тонким веткам. Впадает в зимнюю спячку с ноября по март. Сон не глубокий, при оттепели может просыпаться и выходить. Гон происходит в апреле. В это время зверёк активен в любое время суток. Самец свистом подзывает самку.
          -- Так вот почему я его впервые засветло увидел!
          -- Гнездо строит в норах, дуплах, скворечниках, в старых гнёздах крупных птиц, в строениях. Гнездо в виде шара из сухой травы и мха выстилается шерстью и перьями.
          -- А мой-то, видать, пару не нашёл, так и живёт один.
          -- Питание. В рационе преобладает животная пища: жуки, гусеницы, личинки, муравьи, ночные бабочки, кузнечики, дождевые черви, мухи. Разоряет гнёзда мелких птиц, поедая яйца и птенцов. Может напасть на землеройку, полёвку, ящерицу и даже молодую змею. Охотно поедает фрукты и ягоды, чем при многочисленности может нанести ущерб садоводу. Продолжительность жизни до 6-7 лет.
          -- У меня он один, много не съест, да и не жалко!
          -- Быстро привыкает к человеку, хорошо приручается.
          -- Вот это мне нравится. Приручу обязательно!
          Я захлопнул книгу. -- Это всё. И мне пора. Перерыв кончается.
          -- Нет, нет! Так нельзя. Без обеда не отпущу!


Рецензии
Никогда не видела сони садовой, жаль...
Спасибо за интересный рассказ!
С уважением,

Валентина Лысич   06.10.2017 02:04     Заявить о нарушении
Спасибо Валя! Когда Вы бодрствуете - она спит, и наоборот...

Вадим Светашов   06.10.2017 05:35   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.