Встреча в лесу

Девушка бежала по лесу, не разбирая дороги. Она не замечала ветвей, которые то и дело цеплялись за ее длинные волосы и царапали лицо. Отчаяние, затопившее ее сердце, гнало ее все дальше. Она не знала куда направляется, лишь бы убежать от этой боли. Поначалу она приехала в лесопарк Лосиный остров для своей ежедневной пробежки, но когда она пересекла символическую середину маршрута, обозначенную старым усохшим деревом, подруга прислала ей сообщение на мобильный, которое в одночасье разрушило ее счастливый мир. Девушка свернула с дорожки и углубилась в лесную чащу.
"Сколько можно?! Да еще с этой шваброй?!"  -  проносилось в ее голове.
Грудь жгло, в глазах щипало. Она бежала, пока не выбилась из сил. Тогда она опустилась на траву и дала волю слезам. Но в конце концов и они иссякли. Девушка вытерла глаза и огляделась. Уж не заблудилась ли она? Вот это было бы настоящей глупостью. Девушка прислушалась и облегченно вздохнула. До нее доносился шум ТЭЦ, а значит она сможет найти дорогу обратно в город. Но тут ее внимание привлек посторонний звук. Как будто слышался гул голосов. Как на большом собрании. Но какое собрание может быть в лесу?
Девушка поднялась на ноги, отряхнула спортивные штаны от мха и листьев и двинулась на звук. Среди деревьев показался просвет. Неслышно приблизившись, она выглянула из-за дерева и не поверила своим глазам. Перед ней простиралась широкая поляна, в центре которой было вертикально вкопано бревно. К нему была привязана женщина в длинном платье, а вокруг стояло и сидело множество женщин. Все они были одеты в свободные платья или длинные юбки. Кое у кого на головах были венки, некоторые держали в руках странные палки или метлы. У каждой из них на шее висели медальоны. У кого-то пятиконечная звезда, у кого-то ирландский трилистник, у кого-то скандинавские руны или другие символы, незнакомые девушке. В этой толпе был свободный пятачок, в центре которого стояла пожилая женщина, одетая в белое платье с очень широкими рукавами. Она держала в руке посох и что-то говорила. Все внимательно ее слушали, даже та, что была привязана к бревну.
Глядя на происходящее из своего укрытия, девушка не могла отделаться от ощущения, будто она каким-то образом провалилась в прошлое. Но неумолкающий шум ТЭЦ доказывал, что она все еще в своем времени. Так что же происходит? Она попыталась подойти поближе, не выходя при этом на поляну. Стараясь двигаться бесшумно, она все-таки наступила на ветку, и та с громким треском сломалась. Одна из женщин посмотрела в ту сторону и задержала взгляд на том месте, где скрывалась замершая девушка. Будто приняв к сведению, что они теперь не одни, она кивнула сама себе и вновь стала слушать пожилую женщину. Теперь та обращалась к привязанной.
-  Ты предала обеты, данные Матери. Ты использовала силу, чтобы обогатиться. Ты делала непростительные вещи, не смотря на клятву преданности, данную нам. Я, Верховная Жрица Богини Земли, объявляю приговор, вынесенный всеми нами. Ты не достойна имени зеленой ведьмы. Мы забираем силу, которой поделились с тобой. Теперь ты снова станешь простой смертной.
-  Нет!  -  воскликнула привязанная женщина, перебегая взглядом от одного лица к другому. Она искала сочувствия, но не находила его.  -  Все, что угодно, но только не это! Побейте меня! Назначьте искупление!
-  Искупление - слово священников.  -  отрезала старая жрица.  -  В нашем мире нет понятия греха, как и нет понятия об искуплении. Ты совершаешь поступок и несешь за него ответственность, что бы ты ни совершила и какими бы причинами ты не руководствовалась. Тебя предупреждали об этом, когда принимали в сестры.
-  Я прошу! Дайте мне еще шанс! Я клянусь выполнять обеты!  -  не сдавалась женщина.
-  Твои клятвы лживы, так же как и твои пророчества, которыми ты обманывала людей, что доверчиво приходили к тебе.
И старая жрица отвернулась от преступницы.
-  Начинайте обряд.  -  устало, прикрыв глаза, произнесла она.
В ту же минуту столб окружили женщины, все до одной одетые в черное. У каждой в руках была метла. Ими они принялись мести вокруг столба, расчищая небольшой круглый пятачок земли. При этом они что-то напевали, но девушка в своем укрытии не различала слов.
После женщины отложили метлы и разожгли костер. Поначалу показалось, что они собрались сжечь провинившуюся в чем-то женщину, но та не закричала, значит огонь был достаточно далеко. Все присутствующие выстроились по кругу и начали движение против часовой стрелки. При этом каждая женщина, проходившая мимо костра, бросала в огонь какую-то траву и что-то произносила. Когда мимо огня прошли все, женщины взялись за руки и начали раскачиваться подобно морской волне. Они пели. Песня была медленной и поначалу тихой. По мере того, как звук нарастал, менялось лицо привязанной женщины. Сначала оно было злым, затем испуганным. Когда пение достигло крещендо, она вдруг выгнула спину, стукнувшись затылком о столб, и пронзительно закричала. Песня сейчас же замолкла. Женщина у столба обмякла, повиснув на веревках.
Старая жрица взмахнула рукой, и обессиленное тело тотчас отвязали от столба и осторожно опустили на траву.
-  Теперь ты можешь идти на все четыре стороны.  -  сказала жрица.  -  Больше Великая Мать не откроет тебе ни одной тайны. Более того, придя домой, ты уснешь, а проснувшись не вспомнишь ни нас, ни своего посвящения. Я сказала.
Несчастная женщина с трудом поднялась на ноги, и покачиваясь, пошла куда-то в сторону. На ее лице не было никакого выражения. Будто она уже спала.
К старой жрице подошла женщина, ранее повернувшая голову на звук треснувшей ветки.
-  Наше уединение было нарушено.  -  тихо сказала она ей.
Старая жрица кивнула, будто и так знала об этом, после чего повернулась и посмотрела прямо на окаменевшую от страха девушку, притаившуюся за березкой.
-  Выходи, дитя. Мы ничего тебе не сделаем. Подойди!
Девушка хотела было броситься наутек, но внезапно ноги перестали ее слушаться. Вместо того, чтобы уносить свою хозяйку подальше от непонятного места, они шагнули на поляну и понесли ее прямо к старой жрице. Идя среди женщин, девушка сжалась, словно ждала удара. Но все смотрели на нее дружелюбно, с толикой любопытства. Ноги сами собой остановились, и девушка робко взглянула в лицо старой жрицы. Что-то неуловимо знакомое было в ее лице. Будто бы она твоя бабушка, хотя она никак не могла ею быть. Ее лоб пересекал обруч, в центре которого был изображен странный символ: круг и два полумесяца по бокам. )О(
Старуха внимательно оглядела девушку, задержав взгляд на ее груди. Девушка смутилась, но лицо старухи вдруг стало озабоченным.
-  Ох, доченька. Да ты же истекаешь кровью! Кто сделал это с тобой?
Тут девушка поняла, что старуха смотрела не на грудь, а на ее сердце. Ее снова прорвало. Неожиданно для себя она зарыдала и бросилась в приветливо распахнутые объятия старой женщины. Теперь слезы не причиняли боли, они, казалось, вымывали ее из души, с каждой слезинкой становилось легче. Старая жрица поглаживала ее по голове. Широкие рукава ее платья окутывали, словно шелковый палантин.
Довольно быстро рыдания перестали сотрясать тело девушки, и она мягко отстранилась от старухи. Та улыбнулась ей и произнесла, обращаясь ко всем:
-  Чего это мы стоим? В ногах правды нет. Давайте перекусим. После такого обряда нам нужны силы. 
Женщины оживились и пошли в сторону вещей, сложенных неподалеку. Достали из пакетов одеяла, расстелили их и разложили фрукты, хлеб, вино и овощи.   
Старая жрица взяла девушку за руку, повела к ближайшему одеялу и усадила рядом с собой. Зеленоглазая красавица с огненно рыжими кудрями протянула девушке плитку шоколада и яблоко. Та вдруг ощутила зверский голод и потому взяла угощение, благодарно кивнув.
-  Тебе легче?  -  поинтересовалась рыжая.
-  Намного.  -  призналась девушка.  -  Но как вы узнали, что..
-  Ох!  -  отмахнулась рыжая.  -  Мы все обладаем правильным видением. Для нас твое сердце - как открытая рана.
Девушка непонимающе уставилась на красавицу, но та уже была поглощена едой.
-  Как тебя зовут, дитя?  -  спросила старая жрица.
-  Лена. 
-  Так, Елена Прекрасная. Кто же посмел тебя так сильно ранить?
-  Мой парень. Он... Он... -  слова застряли в горле и Лена решила поменять тему, задав мучивший ее вопрос.  -  Пес с ним. А могу я узнать, что я такое видела? И кто вы такие?
Жрица вздохнула.
-  Если бы ты обладала нашим видением, ты бы заметила, что сегодня в сердце каждой из нас появилась глубокая царапина. Крайне редко приходится нам прощаться с сестрами подобным образом. А кто мы... Сама-то ты как думаешь?
Лена снова оглядела внешний вид и инвентарь окружающих.
-  Метлы, пентакли... -  прошептала она себе под нос.
-  Ну, говори, что думаешь.  -  улыбнулась жрица.
-  Вы  -  ведьмы!  -  решилась Лена.
-  Что же, не худший вариант.  -  усмехнулась старуха.  -  Мы жрицы Богини Матери Земли. Так сказать будет правильнее.
Лена прикончила шоколадку и взялась за яблоко.
-  А что сделала та женщина?  -  поинтересовалась она.
-  Марина нарушила правила, которым мы научили ее.  -  ответила жрица.
-  Какие правила?
-  А не слишком ли много ты спрашиваешь? 
-  Простите. 
Лицо жрицы просветлело.
-  Ты не боишься извиняться. В наши дни это редкость. Так почему же ты не извинилась перед своей матерью?
Лена остолбенела.
-  Моя мать умерла.  -  выдавила она.
-  Так что же? Умереть - не оглохнуть.  -  усмехнулась жрица.  -  Вон, я вижу ее тень рядом с тобой. Она все еще ждет, чтобы ты поговорила с ней.
-  Вы лжете!  -  Лена вскочила с места.
Всего мгновение назад жрица сидела в позе полулотоса на земле, а через мгновение она уже угрожающе нависала над Леной.
-  Никогда не обвиняй Верховную жрицу во лжи!
Лена почувствовала острый стыд.
-  Простите. Я... Просто я испугалась.
-  Это правильно. Только глупцы не ведают страха.  -  сказала жрица. Она уже снова сидела на земле, причем Лена не видела, как та садилась.
Она посмотрела на женщин. Те ели и негромко переговаривались, поглядывая на нее.
-  Я никому не расскажу о вас, все равно никто бы не поверил. Спасибо за угощение. Я пожалуй пойду.  -  Лена выговорила слова, но ноги не желали уходить. Они снова ее не слушались.
-  Так что же ты не уходишь?  -  спросила старая жрица.
-  Я не могу.  -  честно ответила Лена.
-  Конечно, не можешь.  -  кивнула рыжая.  -  Твоя мать тебя за ноги держит.
Лене стало так страшно, что хоть плачь.
-  Не бойся. Очевидно, ты не просто так оказалась здесь, так далеко от людных тропинок. Ты увидела нас, потому что должна была увидеть. Такова воля Богини.  -  сказала жрица.  -  Думаю, дело еще и в Марине. Мы забрали ее дар, а Великая Матерь привела к нам тебя, чтобы отдать его тебе.
-  Я... Я не знаю.  -  Лена окончательно перестала понимать, что происходит. Все вокруг будто подернулось туманом.
Ведьмы одновременно поднялись со своих мест и быстро создали хоровод вокруг девушки. На этот раз они кружились по часовой стрелке.


Лена проснулась в своей постели в четыре утра. Только начинало рассветать. Она не помнила, как добралась домой. Не помнила, как разделась и легла. Происшествие в лесу казалось ей сном. Да и разве могло что-то подобное происходить на самом деле? Тогда почему она совершенно не хочет спать? Уж не потому ли, что отключилась сразу, как только пришла? Стоило Лене подумать о вчерашнем дне, как мысли путались.
Она встала с постели, подняла с пола куртку и вытащила мобильный телефон. Сообщение от подруги было на месте, значит предательство Андрея было на самом деле. Удивительно, но Лена почти ничего не ощутила по этому поводу. Только едва заметно заныло под ложечкой. Три года вместе. Она отложила телефон и пошла в ванную. Прохладный душ оказался кстати, в голове немного прояснилось, однако, все время купания Лену не покидало ощущение, что обтекающая ее вода светится. Она потерла глаза, но свечение не исчезло. Выйдя из душевой кабины, она протерла запотевшее зеркало полотенцем и вскрикнула от неожиданности. За плечом своего отражения она заметила неясную тень, которая, впрочем, сразу исчезла. Лена снова сунула голову под холодную воду и стояла так, пока сердцебиение не пришло в норму.
Зазвонил мобильный. Андрей. Лена ощутила раздражение. Полпятого. Однако, его такие мелочи никогда не смущали. Он постоянно напивался и звонил среди ночи, однако, раньше Лена думала, что лучше так, чем если бы он не звонил совсем. Она проигнорировала первые три звонка, но мобильный зазвонил и в четвертый раз. Лена разозлилась и сняла трубку.
-  Ты какого хрена не отвечаешь?  -  по голосу было слышно, что Андрей пьян в стельку. На заднем плане ухала какая-то музыка и смеялись люди.
Раньше Лена сказала бы что-то вроде: "Андрей, еще очень рано, мне сегодня на работу, я сплю". Привычные оправдания мелькнули в голове, но буквально на долю секунды.
-  Иди к черту, ублюдок!  -  раздельно и громко произнесла она.
Повисшая пауза легла ей бальзамом на душу. Очевидно, парень, ни разу не слышавший от нее ни слова упрека, ошалел. Не дожидаясь, пока он придет в себя, Лена отключилась и быстро внесла его номер в черный список. Теперь хоть обзвонись. Она швырнула телефон на диван и с наслаждением потянулась. Ее переполняла энергия.
Лена оделась и вышла на балкон. С седьмого этажа открывался довольно обширный вид на район. Вроде бы все было на месте: деревья, высотки, перекресток. Но что-то неуловимо изменилось. Детали стали гораздо четче, и каждый объект будто светился изнутри. Лена нахмурилась. Нужно будет пойти проверить зрение.
На работу идти было еще слишком рано. В голову ей пришло неожиданное решение. Она пошла на кухню, поставила варить пару яиц, и пока кипела вода собрала в пакет конфеты и печенье. Затем переоделась в темную, более подходящую для кладбища одежду. Охладив яйца, она завернула их в газету и тоже положила в пакет. Можно ехать.
Она заперла квартиру и вышла на улицу. Высокие липы, которые росли под окном Лены, купались в ярко-оранжевых лучах новорожденного солнца. Все кругом было каким-то нереальным.  "Наверное, с непривычки так кажется!" - подумала Лена. Она всю жизнь была совой и в первый раз в жизни поднялась в такую рань добровольно. Она привычно шагнула в сторону метро, но тут до нее дошло, что откроется оно только через час. Блин! Не так уж много она зарабатывает, чтоб на такси разъезжать! Но не возвращаться же обратно. Она подняла руку. Машин на улице было мало, однако, почти сразу рядом затормозил Хендай Солярис сочного синего цвета. Елена внутренне напряглась, но заглянув в салон, вздохнула с облегчением. За рулем сидела девушка.
-  Привет, ранняя пташка!  -  поздоровалась она.
-  Здрассьте.  -  улыбнулась Лена.  -  Мне далеко, на Богородское кладбище.
-  Садись!  -  махнула рукой девушка.  -  Мне все равно куда. Я только недавно купила машину, практикуюсь вот, когда время есть. А есть оно только утром. Да и машин поменьше сейчас.
-  О, это мне повезло!
-  Ага!
Девушка ввела адрес в навигатор, и машина плавно тронулась с места. Водитель трещала без умолку, рассказывая Лене все подряд. Та слушала вполуха, а сама смотрела в окно и обдумывала предстоящий монолог. Не так уж и много времени прошло с похорон, а кажется будто целая вечность. Дорога до кладбища оказалась не такой длинной, как хотелось бы Лене, и после того, как машина отъехала, она еще некоторое время стояла у дороги, собираясь с духом. Порыв ветра шевельнул ее волосы, коснулся ее лица, и девушка ощутила, как неуверенность отступает.
Шагая к воротам, Лена не была уверена, открыто ли кладбище в столь ранний час, но решимость, укрепившаяся внутри нее, не давала ей повернуть назад. Над зеленой оградой, окружавшей погост, возвышались густые кроны осин и тополей. Ветерок шевелил ветви, создавая иллюзию зеленого моря. Как и опасалась девушка, ворота оказались заперты. Для посетителей их открывали только в девять часов утра. Время, когда Лена должна быть уже на работе. В голове мелькнула шальная мысль: перелезть через забор. А почему бы и нет? Можно было бы обратиться к сторожу, но он, видевший ее раз в жизни, едва ли будет рад. Лена пошла вдоль забора в поисках более менее укромного места. Такового не нашлось. Со всех сторон кладбище окружали дороги. Тогда Лена выждала момент, когда на одной из дорог не оказалось машин, перебросила сумку через забор и, подтянувшись на руках, перевалилась через него сама. Мысленно поздравив себя с хорошей физической формой, она пошла искать могилу матери. Она помнила ее расположение относительно входа на кладбище, и сейчас ей было довольно просто сориентироваться.
Показалась черная оградка с затейливым орнаментом. Надпись на плите гласила: "Макарова Ольга Васильевна". А рядом с могилой Лена вдруг увидела ту самую темную тень, что напугала ее в ванной. Девушка с силой потерла глаза. Тень пошла рябью и стала четче. Лена взглянула в глаза своей матери. Когда-то пронзительно карие, у тени они были подернуты туманной дымкой, но смотрели они так же ласково, как когда-то, в детстве.
-  Долго же ты собиралась, дочка.  -  прошелестела тень.
Лена сделала несколько глубоких вдохов, пытаясь унять пульс, грозивший раздавить ее легкие. Призрак не исчезал и не двигался. Тогда Лена дрожащей рукой достала из пакета приготовленное угощение и разложила в изголовье могилы. Призрак опустил голову в знак принятия дара.
Опасаясь, что ноги могут ее подвести, девушка опустилась на маленькую скамеечку. Призрак повернулся к ней лицом.
-  Мама.  -  севший голос прозвучал как карканье вороны.
Девушка прочистила горло.
-  Прости меня, мама.  -  четче произнесла Лена.
Призрак качнулся из стороны в сторону, будто от порыва ветра.
-  Почему ты не послушала меня, дочка?  -  теперь голос тени стал больше походить на голос матери.  -  Почему сбежала?
-  Я думала, что люблю его.  -  Лена опустила взгляд, но почти сразу снова подняла его на мать.
-  Я была рядом с тобой, я видела, что он не принес тебе счастья. Наконец-то ты и сама это разглядела, не так ли?  -  волосы призрака развевались на невидимом ветру, хотя кругом было тихо.
-  Да, разглядела. Больше он не подойдет ко мне. Но я сбежала не только ради него. Ты ведь заставляла меня сделать аборт!
-  Ты видела этих женщин вчера?  -  вдруг спросила тень.
-  Я не уверена в этом.  -  честно ответила Лена.
-  Видела. И они поделились с тобой силой. Только поэтому ты можешь меня видеть. Они дали нам возможность побеседовать, потому что я попросила Старшую Жрицу об этом. Теперь ты одна из них. Так же, как была я.
-  Я бы знала... -  начала Лена.
-  Нет, ты не могла об этом знать. Потому что я не хотела, чтобы ты знала. Дети не умеют хранить секреты. Но я обладала даром. Я обладала и видением. Я знала, что твой сынок родится мертвым. Я видела это и пыталась уберечь тебя от лишней боли. Мне не удалось.
-  Андрей тогда...
-  Да, я видела как он повел себя. Я видела и то, как он вел себя на моих похоронах.  -  тень отвернулась от девушки и посмотрела в небо.
-  Если ты могла предвидеть события, почему ты не предвидела аварию?  -  спросила Лена.
-  Никому не дано избежать своей судьбы.  -  тень снова повернулась лицом. В ее глазах сиял неземной яркий свет.  -  Я бы так или иначе погибла. Не в аварии, так от инфаркта. Мало ли вариантов? Просто пришло мое время.
Силуэт тени стал становиться все ярче и ярче. Интуитивно Лена поняла, что мать уходит. Теперь навсегда.
-  Прости меня, мама.  -  снова повторила девушка.  -  Больше я никогда не буду слабой.
-  Я знаю, дочка. Именно поэтому я теперь могу уйти с миром. Теперь я знаю, что никто не будет помыкать тобой. Сестры сделают тебя сильной. Передавай привет Старшей Жрице.
Призрак вдруг стал таким ярким, что затмил солнце, а затем рассыпался на сотню маленьких огоньков и исчез. Лена еще долго сидела на скамейке и смотрела огонькам вслед. По ее щекам бежали слезы. Она не могла сказать наверняка, радостными они были или же наоборот. Да и так ли это важно? Мы плачем, потому что мы люди, и мы живы. Не плачут лишь мертвые.
Зазвеневший в сумке мобильный вывел Лену из задумчивости. Она выключила будильник, напомнивший хозяйке, что пора на работу. Через забор она перебралась тем же путем, приземлившись при этом перед группой изумленных женщин. Кумушки уставились на Лену, а одна из них вдруг решила, что ей нужно в другую сторону. Лена рассмеялась, подмигнула им и побежала в сторону метро.


В офисе Лена никак не могла сосредоточиться на работе. Из головы не выходил невозможный разговор с матерью. Может быть, все это ей почудилось? Комплекс вины и все такое? Но что тогда с ней творится? Она больше не видела обычных людей. У кого-то темным облаком висело вокруг головы плохое настроение. У кого-то искрились в груди оранжевые огоньки смеха. А у кого-то в центре оранжевых огоньков была чернота, что означало, что человек смеется, сквозь боль и слезы.
Одно из писем в электронной почте было от Андрея. Лена удалила его, не читая. Зазвонил рабочий телефон. Девушка посмотрела на определитель. Звонил охранник снизу.
-  Леночка, к тебе тут субъект какой-то. Кажется, пьяный. Требует пропустить.
-  Не надо.  -  сказала Лена.
Можно было сказать охраннику, чтобы он вышвырнул Андрея, но этим ничего не решишь. Разбор полетов все равно состоится, и избежать его сейчас, все равно что замести мусор под ковер.
-  Я спущусь.  -  сказала она в трубку.
По лестнице она шла, глядя себе под ноги, чтобы не смотреть на коллег. Не нужны ей были чужие тайны. Со своими бы разобраться. У турникетов стоял Андрей. Судя по лицу, зол он был, как сто чертей.
-  Ты вообще представляешь сколько раз я тебе звонил?  -  заорал он с ходу.
-  Мне все равно.  -  сказала Лена.  -  Не звони мне больше. И не пиши. И не появляйся. Я больше никогда не хочу тебя видеть.
-  Совсем сдурела, дрянь? Кому еще ты будешь нужна?!  -  Андрей засмеялся своим лающим смехом, который когда-то казался Лене очаровательным.  -  Если только сатанисту какому, кому не хватает дохлых младенцев!
Внутри у Лены все похолодело. Она не успела остановить себя и...
-  Чтоб ты захлебнулся.  -  эти слова вышли из ее горла, но голос будто принадлежал не ей. Он был низким и шел откуда-то из живота.
Смех Андрея вдруг перешел в кашель. Молодой человек согнулся пополам. Он с хрипом втягивал в себя воздух только затем, чтобы разразиться еще более сильным кашлем. Через мгновение из горла Андрея потекла кровь, а он все продолжал кашлять, выплевывая темные сгустки.
Лена бессознательно прикрыла рот ладонью. Это она сделала с ним? Это такие силы скрывала мать? Что она натворила? Ведь это убийство! Мысли проносились в голове, а рука сама собой достала из кармана мобильный и нажала нужные кнопки. Скорая приехала через пятнадцать минут, Андрей был жив, но в его дыхании слышались хрипы.
После того, как скорая увезла его, Лена некоторое время стояла в оцепенении, наблюдая, как уборщицы собирают кровь с пола и смывают ее с турникетов. Охранник вполголоса рассказывал начальнику ее отдела о происшествии. Тот выслушал, покачал головой и приказал Лене идти домой. Она от души поблагодарила начальника и вышла из здания. Нагретый солнцем воздух не принес облегчения. Домой идти не хотелось, и Лена пошла куда глаза глядят.
Немного побродив по улицам, она пришла в небольшой сквер и опустилась там на скамейку. Она смотрела в одну точку, когда порыв ветра снова ласково погладил ее по лицу. Девушка подняла взгляд и встретилась глазами с рыжей женщиной, угостившей ее в лесу шоколадом. Она улыбалась.
-  Можно присесть?  -  кивнула она на скамейку.
-  Разумеется.  -  Лена подвинулась.  -  Как вы меня нашли?
-  Я не искала.  -  засмеялась рыжая.  -  Я работаю тут, в ветеринарной клинике неподалеку. Вышла на обед и заметила тебя.
-  Я рада.  -  сказала Лена.  -  Мне как раз необходимо с кем-то из вас поговорить.
-  Теперь ты наша сестра. Когда мы будем тебе нужны, мы будем рядом. И ты скоро тоже начнешь приходить нам на помощь.  -  сказала рыжая.
-  Как тебя зовут?  -  спросила Лена, наблюдая за игрой солнечных лучей на медных кудрях женщины.
-  Алина.
-  Алина, сегодня я совершила ужасный поступок. Думаю, после такого вы прогоните меня, так же, как Марину. Но мне будет легче, чем ей, потому что я не успела привыкнуть к этим силам, да и не уверена, нужны ли они мне. Я...
-  Стоп, стоп.  -  замахала руками Алина.  -  От силы просто так не отказываются. Это тебе не фирма нижнего белья. Давай по порядку. Что, как ты считаешь, ты натворила?
-  Я чуть не убила человека. Я пожелала ему, чтоб он захлебнулся, и у него из горла пошла кровь!
-  Я не вижу на тебе тени греха. Значит он жив. Спроси себя и честно ответь: он заслужил это?                  
Лена задумалась. Ей хотелось ответить, что никто такого не заслуживает, но это было бы неправдой. Увы, множество людей, топтавших землю, оскверняли воздух одним своим существованием. Пожалуй, Андрей был из их числа.
-  Да. Заслужил.  -   сказала Лена.
-  Ну, вот и все. Но на будущее, ты все-таки поосторожнее кидайся такими словами. Тебе теперь вообще очень строго придется следить за речью.  -  сказала Алина.
-  Я не знаю, что мне делать с этим!  -  воскликнула Лена, вскочив со скамейки.
Она нервно прошлась туда и обратно. Алина следила за ней взглядом и ласково улыбалась.
-  Ты не первая, кто не искал силы, но получил ее.  -  сказала она.  -  Я и сестры научим тебя всему, что тебе нужно знать. Ты больше никогда не будешь одна.
Алина посмотрела на часы и поднялась на ноги.
-  Мне пора возвращаться на работу.  -  сказала она.
-  Подожди! Как мне связаться с вами?
-  Выходишь в астрал и называешь мое имя.
Лена уставилась на рыжую, не зная, что сказать. Алина от души рассмеялась.
-  Смотри, глаза не растеряй! Шучу я. Ты думаешь, мы через хрустальные шары общаемся? Записывай номер мобильного.
Обменявшись номерами, женщины разошлись каждая в свою сторону.
Порыв ветра коснулся ее волос, будто любящая рука погладила девушку по голове. Впрочем, так оно и было.   
Лена спокойно пошла домой. Больше она не опускала голову.


Рецензии
Закон Божьих заповедей уступает в практике использования - закону джунглей, но зато теоретической схоластике им пользуются все, кто хочет по животному урвать!

Олег Рыбаченко   18.09.2017 21:35     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.