Анюта. Глава 3

   Анна Степановна не могла уснуть в эту ночь. Не стало Пети. Вспомнилось все, словно это было вчера. Она, молодая девушка, поехала на заработки на строительство Несветайской гидроэлектростанции в город Красный Сулин. Это так просто произносилось - на заработки. На самом деле надоело быть обузой у своих братьев. А на стройке, там давался ночлег питание, вот пожалуй и весь нехитрый заработок. Работать устроилась на кирпичном заводе, пожалуй, на самое трудное дело - формовку. Электростанции нужен был кирпич, рабочих набирали. Жили, как и все в то время на стройках, в рабочих бараках. Он глянулся ей с первого раза, Петя. Что-то в нем было такое, необычное, в отличие от других молодых парней. Высоковатый, стройный, светло-русый, одет, как и все, в рабочей спецовке, но что-то особенное было в его теплом взгляде, в его задумчивых теплых светлых глазах.
  - А хочешь,- как-то сказал, - пойдем погуляем. Смотри, какие красивые места там, за рабочими бараками.
  - Ишь, какой быстрый! Некогда мне, после работы времени совсем мало, надо ведь и в порядок себя привести, убраться.
  - Какая ладная дивчина, - думал Петр. Не встречал такую. Как аккуратно одета, все на ней подогнано, такая стройная! А какая красавица - крупные темные кудри обрамляли лицо Анечки, темные глаза смотрели откуда-то из глубины.Что-то в ней было как-будто цыганское и одновременно прекрасное. Это не была дикая красота, это была красота укрощенная, прибранная, справленная и опрятная. И все-таки Аня очень выделялась среди других девушек, может быть, виной тому смешанная кровь.
   Он старался теперь быть все время поближе к Ане, бросить взгляд, лишний раз улыбнуться, бросить словцо. Петр с другими парнями занимался переправкой кирпича на обжиг.
   И пошла, пошла гулять с ним, слишком ласковыми были его глаза, слишком добрыми были его руки. Вокруг бушевало цветенье весенних черемух, голубела бездонным небом весна, птичьи гамы слагались в неповторимую какую-то природную гармонию.
  - Знаешь, ты для меня всего дороже! - Петя не хотел отпускать Аниной руки. - Хочу быть с тобой все время вместе!
  - Петенька, очень ты мне по нраву. Ладный ты, статный, так и смотрела бы в твои глаза. Но боюсь быть с тобой - уедешь, оставишь меня.
  - Никогда не оставлю, нет больше для меня желанней. Анюта, выходи за меня. Буду с тобой, пока жив!
   Аня помнила, как быстро все завертелось вокруг.
   Через неделю они уже стали мужем и женой - не ставили тогда сроков, чтобы ждать.
   А еще через три месяца Аня почувствовала, что все в ней начинает меняться, что появляется в ней новая жизнь. Испугалась.
  - Петя, как же мы будем? Работа, барак, маленький ребенок?
  - Поедем ко мне в Гостищево. Там у нас дом, огород. Там лучше будет с малышом. Мы же теперь семья. Да и работа найдется. Там мама.

   Да, не ожидала Аня такой встречи. Тревожило ее, как оно будет?
 Но чтоб так...
   Марфута, мама Пети, оказалась крепкая женщина, светловолосая, с крупными чертами лица. Строгий, практически враждебный взгляд.
  - Кака така жена? Ничего ни про каку жену мы не знаем! Ты что это, Петро, ты кого это тут приволок, что это за приживалка?
   Петр стоял, уставившись взглядом в землю. Не ожидал от матери такой реакции. Писал ведь письмо со стройки, что женился, что Аня очень красивая, что любит ее очень, что в конце-концов она ждет от него ребенка.
Высыпали соседи.
  - Ты побачь, Мария, - обращалась Марфа к соседке, - какую-то привез мой Петька со стройки. Да еще говорят, казачка! Не надо нам тут казачек. У нас своих тут девчат полно, местных.
   И еще запомнилась Ане фраза:
  - Разобью. Да уж скорее волосы у меня вырастут на лбу, а разобью!
   Странно Ане было вспоминать это время. Ненависть. Ни за что. Ведь не сделала еще ничего, не ссорилась даже, да и старательная была. Характер-то, конечно, свой тоже имела. Донские люди упорные, трудолюбивые, но твердые, не согнуть таких.
   Вспомнилось потом, как Зоинька, дочка ее младшая, родила ее очень поздно, спрашивала потом, взрослая уже:
  - Мамочка, скажи, а когда ты была самая счастливая? Назови мне, но только чтоб это был один день, но самый, самый счастливый.
  - Да, был. Это когда я родила моего сыночка.

   Анна Степановна грустно смотрела в ночное окно - как давно и как недавно это было. Жизнь пролетела как миг.
Вспомнила, как кричал Петя около роддома:
  -Анечка, ты не слушай, что говорит мама. Я все равно тебя очень люблю. Я такой счастливый. Спасибо тебе за сына. Все у нас будет хорошо, ты только не болей.
   Аня устало смотрела в окно роддома.
  - Как хочешь ты, чтобы назвали нашего сыночка?
  - Павликом. Конечно, Павел.

   В роддом за Аней и ребенком пришла Марфута. Петра не было.
  - Мой сын не будет жить с тобой. Он ушел. Он вообще не будет здесь жить.И ты не нужна. Со своим ребенком. У меня своя дочь, дом ее будет. А ты уезжай, откуда приехала.
   Аня потом узнала от своей соседки, Марии: Марфа хотела в дальнейшем жить со своей дочерью после ее замужества и чтоб никто им не мешал.

   Анна Степановна устала. Наверно, надо попробовать поспать. Часы натикали уже половину второго ночи. Нет, спать не получалось.
   Не могла она уехать из Гостищева. Некуда было ехать. Мама умерла. Братья, старшие братья, у них свои семьи уже. Каждый рот на счету, дети. Да и характерами в своего отца, строгие, даже жесткие.


Рецензии
Когда пролетает, как миг, жизнь, странно бывает оглядываться на нее. Многое смещается, исчезает, но болевые точки помнишь, переживаешь, словно вновь они болят и саднят.
Вдохновения, Юрий!
С уважением,
Виорэль.

Виорэль Ломов   20.09.2017 14:49     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.