Неравнодушные. зарисовка

---------
В связи с тем, что минорный этюд "Осеннее" http://www.proza.ru/2017/09/16/965
вызвал у некоторых читателей, к которым я отношусь трепетно и с большой симпатией, этакую грусть-печаль, замешанную на тоске по уходящему лету, я и выставляю эту, тоже осеннюю, но, на мой взгляд, более жизнелюбивую вещицу.
Кстати, почти реальную :)

----------

Неравнодушные… (почти быль).

***

- Давай, говори!
- А чего это я? Лучше ты!
- Да говори уже, а то, как две дуры…
- Нет, он меня уволит...
- А меня, значит, не уволит? Говори уже!
- Сама говори.

Переминаясь с ноги на ногу, две молоденькие санитарочки подталкивали друг друга плечами и громко перешептывались.
Главный врач невозмутимо подписывал бумаги, перекладывая их из одной кучки в другую.

- Кхе-кхе, можно? – та, которая посмелее и попухлее, все же решила привлечь к себе внимание.
- Я слушаю, слушаю, - кивнул главный, не отрываясь от бумаг.
- Видите ли, мы тут подумали и хотим предложить кое-что…
- И что же? – главный задержался на одной из бумаг, вчитался в текст и громко чертыхнулся: - предупреждал же! Дождались, мать вашу!
- Простите, - опешила та, которая поробее и потоньше.

Главный врач схватил трубку телефона, рявкнул:
- Света! Миронова ко мне!.. Как нету?... Как появится – срочно!

Он наконец-то оторвался от бумаг и, вроде как, удивился, углядев перед собой двух девчушек в голубых халатах санитарок:
- Вы ко мне?
- К вам, - еще больше удивилась пухленькая.
- А по какому вопросу? – главный отодвинул от себя ворох бумаг.
Девчушки переглянулись:
- По рабочему, - выдохнули обе.

- А что, с ней, с работой, что-то не так? А почему к Ольге Васильевне не обратились? Она, вроде как, главной медсестрой у меня служила. Да сего момента, – ухмыльнулся коварно, - жаловаться пришли?

Пухленькая сделала шаг вперед:
- Ольга Васильевна – душка, самая лучшая! Она нам как мать! – с чувством прижала руки к груди.
- Вы так думаете, - задумчиво произнес главный врач, - так что, не будем ее увольнять?
- Нет, не будем! – снова чуть ли не хором прокричали санитарочки. – Мы по другому делу.

- Давайте, - главный откинулся в кресло, бросил взгляд на часы. – Полчаса у меня есть.
- Ты, давай, говори, - прошептала пухленькая, толкая плечом подругу.
- Нет, ты, договорились же, - сопротивлялась худенькая.

Главный врач побарабанил пальцами по столешнице роскошного стола, на которой могла бы разместиться, при большом желании, вся больничная библиотека.

Пухленькая, сглотнув, подошла еще ближе:
- Мы санитарками у вас работаем. МОем-мОем, а грязи все равно много. Вот, - выдохнула она.
- И что? – главный наклонил голову к плечу.
- Понимаете, все пациенты в бахилах ходят, - встряла худенькая, - они их на обувь надевают.

- Я понимаю, - улыбнулся главный врач, - синенькие такие. Они еще в автомате при входе в поликлинику и приемный покой продаются.
- Вот-вот, - не поняла юмора пухленькая, - по пять рублей пара. – И замолчала, вглядываясь в подсмеивающегося главного.

- Я слушаю, слушаю, - улыбался тот, - и что?
- Ну, - встала рядом с пухленькой худенькая, - мы моем и наблюдаем. Люди десять минут походят и бахилы эти рваться начинают. Чаще по подошве.
Главный врач вздохнул:
- Есть такое дело.

- Вот иногда и думаешь, лучше бы этих бахил не было! Сквозь дырочки-то вся грязь и сыплется за этим пациентом. Может, если бы он просто у входа ноги хорошо вытер, и грязи бы меньше было!
- Вы что же? – взвился главный, - предлагаете от бахил отказаться?
- Нет, - обе отошли на один шаг, - просто бахилы плохие.
- И что? – кипятился главный врач, - где я вам хорошие бахилы найду? Думаете, это от меня зависит? Вы вообще, знаете, что такое конкурс? Тендер?
- Так, - прошептала худенькая, - у меня дядька фабричку имеет. У него бахилы два рубля стоят…

Главный встал, оперся руками о стол:
- А что же вы, любезная, в санитарках делаете?
Худенькая испугано вжала голову в плечи:
- Я в институт медицинский не поступила, – прошептала, глотая слезы. - А в медицину все равно пойду…

Главный врач плюхнулся в кресло. Колесики скрипнули, и кресло чуть отъехало назад.
- Оставьте координаты вашего дяди. Всё?

- Нет, - шалея от собственной храбрости встряла пухленькая, - про Жульку еще.
- Какую Жульку? – опешил главврач.
- Ну, которая на заднюю лапку припадает. Она у нас в больнице уже семь лет живет.
- Кто? – не въезжал главный врач, - на лапку припадает?
- Собачка, - прошептала худенькая, - пятнистая такая…

- Надо же, - вздохнул главный, - сколько работаю, а так и не знал, что ее Жулькой зовут. И что с ней?

Обе санитарочки дружно вздохнули за ним следом.
- Она тут облаяла мужика одного, а он сказал, что санэпидем станцию натравит. И Жульку застрелят…, - голос пухленькой дрогнул.
- А больницу оштрафуют… - скорбно закончила худенькая.
- И что же делать? – не сразу сообразил главный.

Обе девчушки встрепенулись, переглянулись и, перебивая друг друга, залопотали:
- Нужно шнур натянуть!
- А на шнур цепь закрепить!
- И пусть она днем по шнуру бегает!
- А Вовка-медбрат обещал конуру ей подновить!
- А Михалыч сказал, что загон сделает!
- Только денежек надо немного, - одновременно закончили обе.

- Сколько? – главному врачу все больше и больше нравились эти девчушки.
- Мы вот, смету составили, - пухленькая полезла в карман и вытащив на свет сложенный вчетверо листок формата А четыре, протянула главному.

- Ну что ж, полюбопытствуем, - главврач нацепил на нос очки для чтения, - смета, значит. Угу, - бурчал он, вникая в написанные столбики из слов и цифр, - понятно… логично… Кто составлял? – поднял голову.
- Обе и составляли, - притихли девушки, подумав, что с суммой переборщили.
- Откуда ценники взяли?
- В магазинчик при фабрике ездили, - испугано выдохнула худенькая.
- А бумагу кто оформлял?
- Я, - прошептала пухленькая, - извините, если что не так…
- В «экселе» делали?
- Да, - пухленькая покраснела, - можно было бы и в других программах покопаться. А что? Плохо совсем?

- Девять тысяч триста восемьдесят семь рублей девяносто две копейки, - задумчиво произнес главный врач, и снова потянулся к телефонной трубке: - Светлана, главного бухгалтера ко мне. И начальника АХО пусть прихватит... Да, минут через десять.

… Стоя у окна, главный врач небольшой районной больнички с улыбкой наблюдал за двумя девчушками, которые, перепрыгивая через лужи, бежали по центральной аллейке больничного скверика. Желтые листья подсвечивали золотом. А рядом с ними, заливаясь в радостном лае, скакала та самая Жулька…

---------

сентябрь 2014.


Рецензии
Привет, Поль! Такое ощущение, что тебе просто скучно. Как ни странно, толкнув нынче на Прозу одну незначительную штучку, я попал с тобой, сентябрьской, в унисон.
Мне понравилась предыдущая рецензия: тебе поставили Пять с плюсом. Вот радость-то для и так очень хорошей писательницы...

Алексей Афонюшкир   06.10.2017 18:20     Заявить о нарушении
привет, Леш.
Скука? Нет, нет угадал :) Всё никак не могу сосредоточиться, просто сесть и начать писать. Вечно что-то отвлекает, а потом уже сил не остается. И вот, чтобы читатели меня уж совсем не забыли, выкидываю время от времени старые вещицы :)
Я читала твоё политическое, но ты же знаешь - редко откликаюсь на подобные темы...

Аполлинария Овчинникова   09.10.2017 11:43   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.