Чужие письма. Глава 10. Честь гардемарина

    Наконец-то потухла последняя свеча. В темноте соседней комнаты Безак, еле дыша за портьерой, дождался, когда стихнут шаркающие шаги Прохора. Потом он зажёг лампу и пробрался в покои княгини, а оттуда в тайную комнату. На полу, среди пепла  лежало письмо. Безак поднял его и, пробежавшись глазами по строкам, заулыбался. Это было оно. Такой удачи можно было только позавидовать. Письмо было адресовано княгине Зинаиде Ивановне Юсуповой. Но, обращаясь к ней, по имени её не называл, как и не назывался сам, соблюдая тайну и слово, данное о неразглашении их договорённости. Конечно, договорённостью это было назвать сложно, княгиня просто вызвала его и указала, что ему надо сделать. Он помнил содержание этого письма, но напоследок ещё раз решил перечитать.

 «Досточтимая сударыня! Я много думал о Вашем поручении относительно писем.  И не могу простить себе свою слабость, что позволил согласиться с Вами, поскольку имею перед Вами обязательства. Я действительно обязан Вам своим положением. Но, соглашаясь, я не учёл, что дело будет касаться репутации моего батюшки. Как честному человеку мне конечно совестно писать письма от чужого лица и, тем более, содержания,  чуждого любому христианину. Но Вы были убедительны в своих доводах. Мне не составит труда подделать даже почерк Вашего сына. Но речь не обо мне. Я не хочу впутывать своего отца в эту историю. А кроме как под его именем мы не сможем передать письма Вашему зятю. Прошу меня великодушно извинить и отстранить от этого тяжелого бремени. Предполагаю, что навлеку на себя гнев, но иначе поступить не могу».

  Безак дочитал, и вздрогнул. Он вспомнил, как после этого письма, среди ночи к нему приехала княгиня и просто втоптала его в грязь, а он скрепя сердце мог только молчать и повиноваться. Это письмо было последнее, что могло его скомпрометировать. Безак раздумывал недолго, и вскоре количество пепла в комнате увеличилось. Смотря на меркнущие в темноте огоньки превращающегося в пепел бумажного листка, Безак думал о том, что за власть и богатство приходится платить гораздо большую цену, нежели они того стоят.

  «Семейство Юсуповых сразу попало в милость к сильным мира сего, - думал он, -  Но как только Грозный даровал ногайским князьям титулы, то сразу пролилась их кровь – был убит Юсуф-мурза, от которого и идёт название семейства. Царская милость всегда оборачивается боком его подданным. Ермак, положивший к ногам Ивана Грозного Сибирь, получил в дар от него две кольчуги. Они-то и утянули его раненого на дно реки, когда Кучум  ночью напал с множеством воинов на стоянку спящих русских.

  Так же было и с Юсуповыми - Грозный по собственной глупости лишился наследника, и Юсуповы тоже пошли по его стопам, преследуемые родовым проклятием. За Грозным Романовы тоже свой род на Петре закончили, если считать по мужской линии. Юсупов был первым помощником при разоблачении царевича Алексея. За это им наказания долго ждать не пришлось. Николай Борисович последним настоящим Юсуповым был и наследников по мужской линии не оставил. Теперешний Феликс Феликсович Эльстон только по жене и княжеский титул, и фамилию Юсуповых получил. Император все заслуги рода учёл, но просчитался потому, что мужская линия всё одно пресеклась. Да и дети их тоже все погибли, один Феликс остался. А про того слухи ходят, будто и он по мужской линии не продолжатель, уж больно подозрительно миловидная внешность.

 А защитник их, император, где он сейчас? А не Феликс ли причина этого несчастья? Ведь Распутин предупреждал Николая, что когда его самого не станет, то императорскому роду недолго существовать. Избавив царя от Распутина, Феликс  и Россию невольно избавил от самодержавия. Всё одно к одному складывается. Вот то-то и оно. Как только жить начинаешь не по-божески, так и жди беды. Как меня-то чёрт дёрнул ввязаться в их кашу. Вот и я теперь без имений и без власти. Слава Богу, честь не запятнанной сохранил».

Безак растоптал пепел и направился к выходу.


Рецензии