Чудесный солнечный день 2. Глава 1

 На аэролифте поднимаемся с Эйлин на свой этаж. Прогулка показалась недолгой, хотя, если судить по данным циферблата кабинки, то прошло уже примерно три часа, с момента нашего отбытия. Как же быстро летит время рядом с любимым человеком - за беседой с мороженым в чудесный солнечный день!
 - Проголодался? - спрашивает подруга. - Закажем что-нибудь?
 - Конечно, примите заказ, пожалуйста: две аппетитные булочки с доставкой в постель, - при этих словах поворачиваюсь к ней лицом, максимально приближаюсь и ладонями нежно берусь за упругие ягодицы.
 Она улыбается шутке.
 Лифт останавливается, дверка кабинки отъезжает в сторону. Выходим на площадку. Полукруглый коридор, с редкими дверьми квартир, уходит вправо и влево. Потолок излучает ровный свет, освещая белые глянцевые стены и пол. Подходим к своей двери. Прикладываю кольцо к замку.

 Дверь смещается в сторону, открывая вид на наше с Эйлин гнёздышко: большая просторная комната, напротив двери стена-окно, выполненное из прочнейшего прозрачного пластика; тёмно-синие шторы раздвинуты наполовину и пропускают внутрь достаточно солнечного света. Обстановка простая, но удобная: посередине  располагаются, спинкой к окну, большой диван и два кресла по его боками, прямо перед диваном прямоугольный столик, так же, как и многое в этом мире, выполненный из прозрачного пластика. Столик - это галавизор и галафон, два в одном, всё проецируются над его поверхностью, осуществляя связь или транслируя программы.
 По правую руку от входа, у стены, стоит двуспальная кровать. В стенах по обеим сторонам кровати двери: одна - ведёт в ванную комнату, вторая  -  в гардеробную Эйлин.
 По левую руку от входа располагается кухонный сектор: стол во всю длину стены, со встроенными аппаратами для быта. На столе множество различных мелочей: столовые приборы и тарелки, которые не успели засунуть в посудомойку, различные пакетики и мешочки со специями, наполовину опустошенная бутылка красного вина, которую не успели допить с подругой перед прогулкой. Алкоголь в этом мире есть. Крепкие напитки запрещены законом, а вот вина оказались великолепны (благодаря обилию солнца, фрукты и ягоды вызревают быстро и качественно).
 "Надо бы винцо-то допить", - мелькнула мысль, и лёгкая улыбка искривила губы от вспомнившегося великолепного вкуса и приятного ощущения тяжести двухкилограммовой бутылки из тёмного стекла в руке (тара под алкоголь изготавливалась исключительно из стекла, чтобы не портить вкус напитка; а элитные сорта, например, такие, какие нравятся мне, толщина стенки бутылки в один сантиметр гарантировала, что ёмкость не разобьется при случайном падении).

 - Прошу, - вежливо пропускаю даму и делаю движение рукой, предлагающее пройти вперед.
 - Благодарю, - игриво отвечает она и заходит внутрь.
 Следом делаю шаг через порог.
 Мощный удар в ухо справа врезается мне в голову. От неожиданности качаюсь влево. Ещё один удар под колено слева. Падаю на колено, правой рукой упираюсь в пол. Мотаю головой, пытаясь придти в себя.
 "Что это? Ограбление?.. - ворочается в голове тяжело мысль. - Не может быть, как они собираются потом скрываться от правосудия?"
 Немного поворачиваю голову влево - вижу одного: золотые наколенники, серебристые кроссовки, выше уже не могу рассмотреть. Немного поворачиваю голову вправо - ещё двое: у одного золотые кроссовки, серебристые наколенники, у второго оба элемента серебристые. Но в любом случае - это серьёзно прокачанные бойцы. Что же им надо-то тогда?!
 Эйлин замерла в паре метров впереди, там, до куда успела дойти.
 - Надо закрыть дверь, - обращается тот, что слева, видимо, к Эйлин, и начинает движение в её сторону.
 Наверное хочет приложить её кольцо к сенсору, чтобы  сработал замок.
 - Тронешь её... и я вырву тебе кадык, - поднимаю глаза на грабителя.
 У него золотой обруч на голове, на кулон не успел обратить внимания, из-за разгорающегося внутри гнева.
;;Он спокойно смотрит на меня. Отворачивается, делает шаг в сторону подруги и берет её за руку, чтобы подвести к двери.
 Волна ярости захлестнула сознание и придала сил. С громким выкриком резко вскакиваю и двумя кулаками одновременно наношу удары в лица, стоящим справа бойцам. У них оказались серебристые обручи. Я не знал об этом, но очень надеялся. Мне повезло, значит удары  кулаками, прокачанными до золота, хоть на какое-то время выведут их из строя.
 Противники, получившие удары, невольно делают несколько шагов назад. Один из них падает на спину, второй, который в золотистых кроссовках, сохранив равновесие, хватается за разбитое лицо и пытается придти в себя.
 Тот, что тронул Эйлин, отпускает её руку и бросается на меня. Я знал, что так будет, нанеся удар по тем двоим, тут же разворачиваюсь и бью по двум уровням: один кулак нацелен в область живота, второй в голову. Соперник инстинктивно вскидывает руки, защищая лицо. Верхний кулак попадает по защите, второй врезается в живот. Противник отшатывается на несколько шагов в сторону кухонного сектора. Не давая ему опомниться, тут же прыгаю следом и бью в голову. Да, я вижу, что у него золотой обруч, но так как атакую с дистанции, то по корпусу попасть сложнее, да и золотые кулаки наносят ощутимый урон даже при золотом обруче.
 Этот удар противник заблокировать не смог - из-за боли в животе он на мгновение опустил руки. Кулак врезается в челюсть, соперник делает ещё несколько шагов назад и упирается спиной в стол.
 Надо спешить, те двое скоро очухаются.
 За доли секунды сокращаю дистанцию. Левой рукой хватаю его за затылок, он обеими руками предпринимает попытку избавиться от захвата. Правой быстро наношу несколько ударов, по уже пробитой защите живота.
 Ему совсем плохо. Слышу, как он коротко выдыхает, когда получает удары, но сопротивляться не может.
 Рукой, которая на затылке, хватаю его за волосы, немного отвожу в сторону для замаха и, что есть силы, бью головой о столешницу.
 Звон подпрыгнувшей на столе мелочёвки оглушает. Второй рукой хватаю его за волосы и тащу по столешнице, собирая лицом врага весь хлам. Через пару метров на столе попадается бутылка с вином, хватаю её правой рукой и с размаху бью противника по голове. Бутылка разлетается вдребезги, остатками вина обливая голову соперника. В руке остается горлышко с острыми краями. Не задумываясь, втыкаю "розочку" в горло, проворачиваю и резательным движением наружу выдергиваю её из жертвы, вскрывая артерии и вены. Кровь хлынула наружу. Стену, которую только что забрызгало вином, окропляет мелкий дождь из капель крови. Несколько брызг летят мне в лицо, но большая часть всё-таки проливается на стол, где смешивается с элитным напитком. Конечно, я мог бы порвать ему горло и пальцами, но не хотелось бросать зажатое в кулаке оружие.
 Хрипя, соперник сползает на пол.
 Оборачиваюсь. Тот, что в золотых кроссовках, уже пришел в себя и кинулся мне в спину. Успел разглядеть его кулон в виде кошки, который означает невероятную гибкость, за счёт усовершенствованных суставов и связок. С такими соперниками практически невозможно вести борьбу в партере, они могут выкрутится из самых сложных захватов.
 Противник прыгает на меня. Пытаюсь встретить прямым ударом слева. Он изгибается и уворачивается от атаки. Промахиваюсь и чувствую, как рука проходит в миллиметрах мимо цели. Левым локтем бьёт мне в лицо. Удар получается мощным. В глазах на мгновение темнеет.
 У него золотые кроссовки, а значит преимущество в скорости, и он должен попытаться зайти мне за спину. Как можно резче разворачиваюсь на сто восемьдесят градусов. Но его здесь уже нет, скорости хватило, чтобы обойти меня по кругу.
 Чувствую, как на шее смыкается удушающий захват. Плохо дело. Если бы это был любой другой боец, но не с кулоном кошки, то я бы сейчас изо всех сил постарался бы подпрыгнуть вверх и упасть на спину, припечатывая его к полу и выбивая дух. Но этот не позволит исполнить такой трюк, он извернётся, а спиной о пол ударюсь я сам.
 Быстрым движением кисти перехватываю "розочку" из положения "осколки наружу" в положение "осколки внутрь" и не глядя наношу удар по бедру противника. Силы золотой ладони и толщины стекла бутылки хватает, чтобы пробить ногу. Можно вытащить оружие и нанести ещё несколько ударов, но времени нет, урон должен быть максимальным. Веду воткнутое стекло вверх сколько получается, вспарывая ногу.
 Соперник вскрикивает и немного ослабляет хватку. Выдёргиваю оружие и правым локтем наношу несколько ударов в область печени противника. Захват на шее ослаб ещё больше. Закидываю обе руки за спину и обхватываю его за шею. Приседаю, бросая соперника через себя. Тело падает на спину передо мной. Замахиваюсь "розочкой" и бью, целясь в глаз, чтобы сразу повредить мозг. Слышу окрик:
 - Остановись! Или она умрёт.
 Останавливаю руку, с зажатым в ней окровавленным стеклом, за несколько миллиметров до цели. Капля крови по инерции срывается и попадает в открытый глаз.
 Поднимаю взгляд на последнего врага. Он схватил Эйлин сзади и удерживает её за шею, согнутой в локте рукой.
 - Брось оружие, встань и закрой входную дверь или она немедленно умрёт, - твёрдо говорит, глядя  на меня.
 "А ведь они не хотят нас убивать", - озаряет вдруг мысль.
 Если бы хотели, то убили бы сразу, не дав даже шанса на сопротивление. Внезапная атака сразу троих бойцов, да ещё и вне ринга, неотразима в принципе.
 Поднимаюсь на ноги. Разжимаю кулак. "Розочка" падает на пол рядом с головой, корчащегося от боли, пытающегося зажать рану на бедре, чтобы не истечь кровью, противника. Подхожу к двери и прикладываю кольцо. Дверь закрывается.
 Через несколько мгновений в дверь звонят. Смотрю на, держащего в заложницах Эйлин, вторгнувшегося человека.
 - Избавься от гостей или она умрёт, - повторяет угрозу.
 Даю команду на приём звука и спрашиваю:
 - Кто там?
 - Это сосед, я слышал какой-то шум. У вас там всё в порядке?
 Бросаю взгляд на испуганную Эйлин в руках этого гада. Ещё один короткий взгляд в сторону поверженных противников: один не шевелясь лежит в луже собственной крови, рядом второй - корчится на полу, истекая кровью из вспоротого бедра. Кухня разнесена вдребезги. Повсюду разбросаны приборы и осколки. Вино вперемежку с кровью стекает по стене.
 - У нас всё замечательно, не переживайте, - как можно спокойней и ровнее отвечаю соседу.
 - Ну, ладно, - слышу ответ, - всего хорошего.
 - До свидания, - прощаюсь и отключаю связь.
 Хорошо, что здесь не принято долго навязываться, когда тебе вежливо отвечают, что всё хорошо и помощь не требуется.
 - Мы пришли не убивать, - начинает говорить последний уцелевший незнакомец, - нам кое-что нужно, и ты это сделаешь.
 Значит я правильно догадался. Но что же им нужно?!
 Непрошеный гость продолжил:
 - Сначала помоги моему другу: принеси аптечку и сделай всё необходимое. Потом поговорим.
 Твёрдо смотрю ему в глаза:
 - Клянусь всеми богами: если хоть волос упадёт с её головы - я тебя убью.
 Он не отводит взгляд:
 - Я тебе верю. Неси аптечку...


Рецензии