Хорошие ученицы

Когда меня впервые представили мастеру, ночью я увидела сон.
Проснувшись я ухватила за хвост только его последнюю фразу, не дав ей забыться. Мастер говорил мне:
- И не забудь об этом!
- Не забуду! - Уверила я его.
О чем именно я должна не забыть осталось во сне, и как я ни старалась, вспомнить мне не удалось.

- Это офигеть какой важный сон, - Заверила меня Кира, познакомившая нас. - Ты должна все ему рассказать! Это знак!

После занятий я так и сделала, рассказала мастеру сон, в душе однако не сильно веря , что это был какой- то знак.
- Я подумаю, - ответил тот, тут же сделав меня своей помощницей, что было весьма странно.

До этого Кире никак не удавалось найти себе замену. Она работала с ним уже много лет. Они знали друг друга, как облупленные, и позволяли себе время от времени ругаться, дуться, потом опять мириться, и это продолжалось уже лет десять.
- Все, с меня хватит! - выдала Кира однажды, содрогнувшись от одной мысли следующего приезда мастера. - Еще один его визит я не потяну, мы разругаемся окончательно, я не могу этого допустить.
С тех пор она искала кого- нибудь себе на замену, но мастер отметал одну кандидатуру за другой.

Кира была личностью выдающейся, она заводилась от всего для нее интересного с пол-оборота, и перемещалась по миру, подобно воздуху, легко и без усилий, одно дуновение и она уже в Италии плавает на яхте с сыном, который сам стоит за штурвалом, еще порыв посильнее - и она в Индии, принимает аюрведо процедуры. В разное время Киру можно было наблюдать на концерте бардовской песни и в художественной галерее, на марафоне мира приветливых Шри Чинмоевцев и выводящей в воздухе суффийские траектории в след за мастером, она практиковала редкие виды целительского массажа и рисовала красками, пела, танцевала, занималась скандинавской ходьбой и пекла пироги, лазила по горам и путешествовала по местам силы. Легче было назвать то, чего Кира не делала, наверное то, что она сама считала будничным, скучным и серым. Народу вокруг нее всегда кружилось много, каждый получал при контакте свое ускорение и, возвращаясь к себе на орбиту, крутился еще некоторое время на этой, полученной от нее, энергии.

Мне с ними было интересно и я с удовольствием погрузилась в мир женских энергетических практик востока, наработанный веками в загадочных и далеких гаремах, где конкуренция была похлеще, чем в дикой природе. Там надо было нравиться, покорять, околдовывать женскими чарами, раскрывая для этого все свои мыслимые и немыслимые природные возможности, только так они выживали, продолжали род и получали доступ к благам, превращая гаремную тюрьму, как минимум, в золотую клетку.

- Интересные практики! - Пыталась я увлечь за собой свою незамужнюю подругу. - Пошли! Надо же устраивать свою личную жизнь!
- Легче быть убитой террористом, чем выйти замуж после сорока. - Процитировала она известный афоризм, что означало - Сейчас прям, все накинутся на меня после ваших занятий!
- Ну, смотри сама! - Я оставила ее в покое и продолжила крутить траектории и выполнять все, данные мастером, наставления.

Кира, не смотря на то, что отошла от организационных дел, оставалась , тем не менее, с нами и принимала участие в занятиях. Ей на тот момент было под семьдесят, мне под пятьдесят, а вообще возраст занимающихся у мастера дам колебался от двадцати до восьмидесяти, последние были представлены Раисой Ивановной, которая меня просто поражала своей энергией, заинтересованностью в получении новых знаний и вкусом к жизни.
- Девчонки, я с вами! Звоните мне и я приду, - так говорила она и пятидесятилетние " девчонки" делали пометки- позвать  РаисИванну.

- Неважно, есть у вас сейчас спутник жизни или нет, - Говорил нам мастер. - Ваша природная женская система всегда должна работать, это молодость вашего тела и духа. А спутник поймает волны, исходящие от вас, и сам по ним вас разыщет.

Если я по жизни начинала что- то практиковать, я всегда делала это на всю катушку, строго следуя рекомендациям учителей, выполняя все домашние задания и затрачивая ровно столько времени, сколько требовалось, не меньше. Может поэтому и результаты я получала очень убедительные и, выслушивая жалобы остальных обучающихся на то, что у них что- то не получается, мне обычно было ясно, что они просто ленятся и хотят получить все и сразу, не прикладывая к этому никаких усилий.

Теперь я практиковала тоже очень добросовестно, как и положено, и волны, которые я излучала в восточном направлении, добрались до Индии.

Там их запеленговали, расшифровали и мне был послан ответ. Мой спутник нашелся! Мы оба погрузились в очаровательную атмосферу романтизма и он рванул ко мне, притягиваемый флюидами, излучаемых мною восточных вибраций.

По его прибытии я естественно поспешила познакомить их со своей подругой и, спустя какое- то время, мы уже все вместе сидели в кафе, мы, влюбленные друг в друга, уже немолодые голубки, и моя, упорно продолжающая не верить в эти дела, подруга, и она говорила:
- Это исключение, которое лишь подтверждает правило. В наши годы выйти замуж уже невозможно.

- Ладно, - Опять согласилась я и мы начали планировать отъезд, поскольку отныне мы были вместе  и среднестатистическая невозможность происходящего нас совершенно не волновала.

Из суеверия, будто боясь сглазить, я держалась до последнего, ничего не сообщая Кире,  и, когда уже все было решено окончательно и куплены билеты, я наконец собралась с духом и пошла во всем признаваться.

Поскольку Кира была еще и соседкой моих родителей, а значит лицом, посвященным во всякие детали, вероятность того, что моя мама удержиться и не добежит до нее раньше меня с новостью о моем отъезде, была минимальна, хоть она мне и поклялась. Поэтому дальше медлить уже было нельзя и я пошла.

Мы уселись на ее кухне напротив друг друга и я начала:
- Кира, тут такое дело, я уезжаю, далеко, в Индию, выхожу замуж.

Кира, как- то рассеяно слушая меня, при этом оживилась и радостно ответила:
- И я!
- Что и я?
- Я тоже уезжаю и выхожу замуж.

Мы обалдело уставились друг на друга, потом захохотали и начали трещать без умолка, обсуждая подробности.

Кирин избранник был из числа бывших одноклассников и на последней встрече, для чего она специально слетала на Урал, он пал жертвой ее чар и тоже принял все излучаемые ею волны на себя. Теперь они вместе и едут жить к нему в сторону Урала ( ты смотри- ка, все- равно на восток, отметила я).

- Правда, я еще в сомнениях вся, - Завела Кира. - Может я и не готова еще.
- Ну да, какие твои годы, - сиронизировала я , думая при этом, что вот она- настоящая женская сущность - выследить добычу, напасть, захватить, подчинить, а потом томно прикрыть глаза и прошептать:
- Я наверное еще не готова.
И все! Теперь он уверен, что это он выслеживал, нападал, захватывал и подчинял.

- Ну ты даешь! - Восхищенно добавила я.
С такой женской внутренней уверенностью в себе надо родиться! Она или есть или ее нет!  Хотя, видимо, такая функция прилагается изначально ко всем женщинам при рождении. Просто одни ею пользуются, другие - нет, это как многочисленные опции в сотовом телефоне, до которых у тебя никак руки не доходят.

- Как будем сообщать мастеру? - Спросила я.
- По очереди, чтобы его не травмировать, - Предложила Кира.
- Короче, предлагаешь резать хвост по частям? - Перевела я на понятный мне язык.


- Вы чего творите?! - Мастер оказался сражен новостями, - Бросаете? А как же я тут без вас?
- Вот не правильно, не бросаем! - Начала переводить я его расстройство на рельсы маркетинга, - Напротив! Это же результаты ваших практик, мы такие прилежные ученицы! Всем рассказывайте про нас! Мы- ваша реклама и мы просто переезжаем в другие места. А вообще, если что, могли бы за нас и порадоваться!
- Да я очень рад, - Понуро ответил тот.

Про замужество семидесятилетней Киры я не преминула  довести до подруги, с интересом ожидая ее комментариев.
- Случайно повезло! - Выдала она. Ее однажды сформированная система координат не допускала никаких погрешностей, сбоев тут быть не могло. В ее мире такие вещи произойти не могли и вселенная об этом знала, строго соблюдая навязанные подругой правила.

- Аааа! - Протянула я и мы со второй статистической ошибкой разлетелись по своим новым гнездам.

Моя система взаимоотношений с миром допускала все, что угодно, в разумных пределах, конечно. А еще, мне очень нравился мой возраст. Он меня совершенно ни в чем не ограничивал, а , напротив, позволял делать все, что мне было интересно, оставаясь при этом свободной от каких- то подростковых надуманных иллюзий и массы комплексов, от построения карьеры и воспитания детей, которые уже были самостоятельными и как раз сами боролись за невмешательство в их пространство. Сейчас наступало самое время для настоящей личной жизни! И я с удовольствием и наконец- то ею занялась.


Рецензии