Есенин. Гибель. Золотой брегет - 1

из сборника «Есенин. Гибель» -
http://www.proza.ru/avtor/mirzoyan&book=9#9
*
В есенинских музеях во множестве выставлены его личные вещи.
Сомнительно, конечно, но якобы это вещи Есенина.
И фрак, и цилиндр с перчатками, и пиджаки, и косоворотки, и трость, и чего только нет.
Нет только трёх вещей
Очков. (у него была дальнозоркость)
Револьвера. (а бульдог он с собой носил постоянно, даже в «Англетерре»)
И часов.
*
А были ли у Есенина часы?
*
Воспоминания  директора школы-студии Дункан Ильи Шнейдера:
- «… у него не было часов».
*
Странно.
У Онегина были -

     Покаместь в утреннем уборе,
     Надев широкий боливар,
     Онегин едет на бульвар 
     И там гуляет на просторе,
     Пока недремлющий брегет 
     Не прозвонит ему обед.

а у Есенина - нет.
*
Брегет это карманные часы с боем, показывавшие числа месяца.
*
В 1775 году начинающий часовой мастер Абраам-Луи Бреге ( Abraham-Louis Brеguet) открыл свой первый часовой магазин в Париже,
В 1808 году и в Санкт-Петербурге было открыто представительство «Русский дом Breguet».
И весь Петербург защеголял  карманными часами.
Даже Онегин.
С тех пор все карманные часы разных фирм стали звать брегетами.
*
Брегет носили на цепочке, которая пришивалась к пуговице на жилетке, а сами часы клали в левый карман жилетки - собственно для этого он был и предназначен.
*
А у Есенина - жилетки есть, а часов нет.
*
Шнейдер:
- «Вспоминаю, как той, первой их весной я услышал дробный цокот копыт, замерший у подъезда нашего особняка, и, подойдя к окну, увидел Айседору, подъехавшую на извозчичьей пролетке.
Дункан, увидев меня, приветливо взмахнула рукой, в которой что-то блеснуло.
Взлетев по двум маршам мраморной лестницы, остановилась передо мной все такая же сияющая и радостно-взволнованная.
- Смотрите, - вытянула руку. На ладони заблестели золотом большие мужские часы, - Для Езенин! Он будет так рад, что у него есть теперь часы!»
*
Дело происходит весной 1922-года.
Есенин с Дункан собираются за границу.
Конечно она хочет, чтоб муж выглядел солидно, с золотым брегетом.
Только небольшая странность - новые часы обычно бывают в футлярах, чем дороже часы, тем круче футляр-коробка.
А Дункан их принесла на ладони.
Как птичка в клювике.
А где она их взяла?
Наверное, на барахолке.
Как бы там ни было, весной 1922- го у Есенина появился брегет.
Богатая немолодая жена-иностранка подарила молодому русскому мужу золотые часики.
А Есенин звал её Дунька.
*
Даже дружественно настроенные воспоминатели, не желая использовать слово альфонс, в разной мере деликатно, но намекают, что Дункан содержала Есенина.
Что не вполне верно.
А если быть точнее, то и вполне не верно.
*
Айседора Дункан приехала в Россию нищей.
Когда наступили холода, выяснилось, что ей не в чем ходить и она мёрзнет.
По воспоминаниям всё того же Шнейдера, Луначарский отвёз её в какие-то большевистские закрома, где из соболей и горностаев, она выбрала себе скромную шубку.
Чтобы Дункан, да скромную!
Эта женщина привыкла брать от жизни всё самое лучшее.
Если мужа, то либо олигарха, либо гения, если любовника, то самого-самого красавца.
А если вспомнить, что большевистские закрома ломились от экспроприированного у проклятых буржуев, то не грех и предположить, что носила Дункан шубку с расстрельного плеча какой-нибудь великой княгини.
И ничего, не побрезговала.
Не зря Есенин звал её Дунька.
*
А у Есенина с Мариенгофом уже два года, как книжный магазин, где они торговали не столько своими тоненьким книжками, а в основном антиквариатом.
И самое модное в Москве  кафе «Стойло Пегаса» на Тверской, где не они одни, конечно, хозяева, но делами заправляли вдвоём, забирая б0льшую часть выручки себе.
По обшарпанной за революционные годы и грязной Москве бродили ободранные, голодные люди, у которых были одни штопанные-перештопанные кальсоны (и те на двоих), а Есенин с Мариенгофом рассекали на извозчиках, да обшивались у лучшего портного Москвы, (отца классика советского кино режиссёра Юрия Райзмана) у которого шили свои френчи большевистские вожди, да костюмы послы.
Переведите на сегодняшний день и получите владельцев самого модного ночного клуба.
А если учесть, что клубов по всему городу не больше десяти, то…
Короче, это были два мажора, со связями на уровне народных комиссаров.
*
Шнейдер:
- «Айседора ножницами придала нужную форму своей маленькой фотографии и, открыв заднюю крышку пухлых золотых часов, вставила туда карточку.
Есенин был в восторге (у него не было часов).
Беспрестанно открывал их, клал обратно в карман и вынимал снова, по-детски радуясь.
- Посмотрим, - говорил он, вытаскивая часы из карманчика, - который теперь час? - И, удовлетворившись, с треском захлопывал крышку, а потом, закусив губу и запустив ноготь под заднюю крышку, приоткрывал её, шутливо шепча:
- А тут кто?
А через несколько дней, возвратившись как-то домой из Наркомпроса, я вошёл в комнату Дункан в ту секунду, когда на моих глазах эти часы, вспыхнув золотом, с треском разбились на части».
*
Ну, золото не трещит и не так просто брегет разбить на части, но, видать, расколошматил часики Есенин основательно.
А зачем?
Наверное, семейные разборки.
Но обратите внимание - это произошло «через несколько дней», почти сразу после дарения.
*
Шнейдер:
- Айседора, побледневшая и сразу осунувшаяся, печально смотрела на остатки часов и свою фотографию, выскочившую из укатившегося золотого кружка.
Есенин никак не мог успокоиться, озираясь вокруг и крутясь на месте».
*
Во завёлся мужик!
Полнейшее «буйство глаз и половодье чувств».
*
Шнейдер:
- «На этот раз и мой приход не подействовал. Я пронёс его в ванную, опустил перед умывальником и, нагнув ему голову, открыл душ...»
*
Герой Шнейдер - отнёс, опустил, нагнул - не боится буйного Есенина.
*
Шнейдер:
- «Потом хорошенько вытер ему голову и, отбросив полотенце, увидел улыбающееся лицо и совсем синие, но ничуть не смущённые глаза.
- Вот какая чертовщина… - сказал он, расчесывая пальцами волосы, - как скверно вышло… А где Изадора?»
*
Да уж, конечно, скверно - он теперь за границу без часов поедет.
*
Шнейдер:
- «Мы вошли к ней.
Она сидела в прежней позе, остановив взгляд на белом циферблате, докатившемся до её ног. Неподалеку лежала и её фотография.
Есенин рванулся вперед, поднял карточку и приник к Айседоре.
Она опустила руку на его голову с еще влажными волосами.
- Холодной водой? - она подняла на меня испуганные глаза, - Он не простудится?
Ни он, ни она не смогли вспомнить и рассказать мне, с чего началась и чем была вызвана вспышка Есенина».
*
Вот такой вот самодур был этот поэт Есенин.
Переводя на современный язык - баба ему Patek Philippe золотой подарила, а он его вдребезги расколошматил.
И не вспомнил почему.
*
Есенин не только у Шнейдера, у многих не мотивирован.
То часы разобьёт, то Дуньку свою поколотит, то вместо того, чтобы стихи читать, всех подальше пошлёт - поэт одним словом.
*
А теперь, собирая пазлы головоломки есенинской биографии, в попытке понять его мотивации, попробуем вычислить, о чём недорассказал Шнейдер.
И тогда эта история станет выглядеть несколько иначе…
*

     продолжение следует - http://www.proza.ru/2017/09/29/184


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.