КОМА 2 написано лично

Ты зачем ушёл? Какого чёрта?
Тебе что, плохо тут жилось?
Что было не так?

Серёга, ответь! Ну, чего тебе не жилось на этом свете?
А! Ты сам так решил, когда призвали! И ты пошёл. Вот так просто.
А как же твои родители? Мать убивается, ищет. Надеется, что найдёт сына. Отец слёг. А ты?
Кто тебя призвал, говоришь? Куда? На войну? Какую войну? Ну, вот уж глупость. Тьфу! А как же родители?
                                 1.
Я открыл глаза и уставился в потолок.  Очень белый, гладкий и, почему-то, знакомый. Язык слушался плохо. Тело, утыканное присосками с датчиками, существовало словно бы само по себе. Только мозг работал чётко и ясно.

Как никогда.

И поступающая информация формировала слои из потоков, которые замечательно расшифровывалась, раскладывалась по полочкам в моей памяти. 
Только вот эмоций слишком много – они жгли мне нервы. Отчего по спине сверху вниз вдоль позвоночника медленно текли тягучие, жгучие волны боли. Словно рой ос снова и снова впивался в мой позвоночник. После первой же волны я почувствовал, как капли пота выступили на лбу и начали стекать по лбу к вискам. После второй я уже был готов выть и рыдать от боли, забыв о том, что я мужчина.

Люди, вы – звери. Жестокие и эгоистичные. Я ведь только что очнулся, а вы уже суёте мне в нос фотографии и называете имена.  Я закрыл глаза и скрипнул зубами от злости. Фантомы висели плотной толпой, молчаливо укоряя своих родственников. Они явно сочувствовали мне, но поделать ничего не могли. Их же призвали! Не по своей воле, так сказать, объявились! Теперь такая вот незадачка вышла! И уйти нельзя! Привязаны ведь к родственникам, чтоб их!

«Отстаньте от меня!» - Хотел произнести я. Но ничего не вышло. Вместо этого горло сдавил спазм, язык едва шевельнулся.

-Кто позволил? – Раздался спасительный рык.  Я облегчённо выдохнул. В дверях моей палаты интенсивной терапии стоял невысокий мужчина в зелёной хирургической форме и шапочке, надвинутой на лоб. Руки он держал в карманах рубашки, вызывающе оставив большие пальцы поверх. Взгляд из-под грозно нахмуренных бровей не предвещал моим непрошеным посетителям ничего хорошего.  – Вон. Живо! Всем по выговору!

Послышалось тихое недовольное роптание, шуршание мягких подошв по полу и едва слышный щелчок закрывающейся двери.  Наконец-то мне стало легче дышать. Фантомы тоже испарились вслед за своими просителями. Боль отступила. Фух!
-Спасибо! – Удалось едва слышно прошелестеть мне. 

-Товарищ генерал! Прощу прощения за своих коллег! Устроили тут, понимаешь, безобразие! Отдыхайте. Мешать вам больше никто не будет. Уж будьте спокойны!
-Я не генерал, - поправил я доктора. Однако это его ничуть не смутило. Он подошёл ко мне. Деловито осмотрел приборы и трубки, торчащие из меня. Проверил повязку на голове. Вытер салфеткой пот со лба и висков.

-Вот и хорошо. Вот и славно. Отдыхайте.  – И повернулся, чтобы уйти.
Я шевельнул правой рукой. Ну, думал, что шевельнул.
-Доктор, меня парализовало после операции?

Доктор напряжённо замер, подбирая слова, как бы мне преподнести новости по-мягче. Но я уже видел бейдж и знал его имя – Олег Иванович. И судя по информации, которая мне приходит попутно, Владимир Олегович, хирург, который оперировал меня после травмы головы – его сын.

Так что, когда доктор медленно повернулся ко мне, всем видом изображая радостную надежду, я уже прочитал в его мыслях свой диагноз. Мне он показался похожим на приговор. И потому остановил его на полуслове:
-Не надо. Я уже всё понял. Меня парализовало. И, насколько я знаю, шансов на восстановление практически нет.

Олег Иванович нахмурился. Подошел к моей кровати, бесшумно опустился на стул. Положил ногу на ногу и сцепил пальцы рук в замок на коленке. Несколько мгновений строго смотрел на меня.
-Вы кто по образованию?
-Э, ну, - замешкался я. – А какое это имеет значение? – Но потом всё же ответил:
-Ну, первое высшее – юридическое. Второе – криминальная психология. Это если коротко.
-То есть, если я вас правильно понимаю, вы не врач? Все верно?
-Да, - протянул я, всё ещё не понимая, к чему он клонит.
-И в медицине и медицинских терминах мало что понимаете? И с латынью плохо знакомы?
-Ну, по правде говоря, да. Латынь всегда была моей слабой стороной. 
-Так что оставьте свои штучки – читать мои мысли. Тут не выйдет. Неа.  – Широко улыбнулся доктор. - Облом по полной программе вас ждёт, голубчик. А всё почему? А всё потому, что, помимо прочего, вы не владеете медицинской терминологией и латынью. И у вас нет такого врачебного и научного опыта, как у меня или, скажем, у моего сына.  Я хорошо наслышан о ваших способностях и посему весьма рад, что в своё время был увлечён латинским языком. И моё увлечение столь сильно, что даже думаю на медицинские, и не только, темы, на латыни. Для гимнастики ума. Вот так то. – И подмигнул мне. Да задорно так, по мальчишески, словно и не шестьдесят с хвостиком лет ему, и не профессор он с кучей наград и регалий. Пацан, который неожиданно подпрыгнув, отвесил щелчок по носу взрослого серьёзного дядьки и с веселым хохотом кинувшийся наутёк. И я не удержался и тоже улыбнулся в ответ, хоть и было мне больно.

-Нет, в принципе, можете читать, но вот только какой вам с этого толк? А? Товарищ генерал? Так что слушайте внимательно, что я вам сейчас скажу на простом русском языке для обывателей. У вас травма головного мозга. И это всё, что вам надо знать. Да, серьёзная. Да, восстанавливаться придётся долго, болезненно. Но танцевать вы у меня будете, дорогой Вячеслав Александрович. Это я вам обещаю. Ваша задача – выполнять всё, что я и мой сын вам назначим. Через «больно», «не хочу», «не могу». Скажу – идти кормить голубей на заднем дворе госпиталя – значит идти кормить голубей. И не спрашивать «зачем?». Скажу – спать. Значит спать. Скажу цветы нюхать и лепестки пересчитывать – значит, так тому и быть. Ясно? И ещё, ваша задача верить. Верить, что снова встанете и будете жить привычной жизнью. Верить в чистом виде. Потому что  даже малая толика сомнения сведёт все достижения к нулю.

-Ясно. Но… - Хотел, было, я возразить.
-Никаких «но»! Тут главный я. И заканчивайте вы с этим, - он сделал правой рукой круговой жест над головой,  - шаманством. У вас ещё вся жизнь впереди для этого. А если кто будет надоедать – гоните в три шеи. Вам силы понадобятся самому. Всё ясно?

-Да, - благодарно прошелестел я. Силы уже покидали меня. Клонило ко сну.
-Ну, вот и славно!  - Олег Иванович встал. – Отдыхайте. Кнопка вызова медсестры у вас с правой стороны. Вот она. Если что -  зовите. Мы все сегодня дежурим.
Впервые в жизни я ощутил такой сильный прилив благодарности, что защемило в груди и слёзы навернулись на глаза. Я мигнул, чтобы скрыть их.
-Спасибо, доктор.
-Пожалуйста!

Дверь в мою плату бесшумно закрылась. Я засыпал, окутанный благодарностью к этому решительному человеку. Потом проанализирую слова доктора и  то, о чём он думал. Может он прав и не стоит считывать его мысли и эмоции? Ведь человеческий организм изучен не достаточно хорошо. И это не смотря на технический и научный прогресс в медицине. Я где-то читал, что бывает, врачи уже списали пациента со счетов, а он, голубчик, выкарабкивается и живёт лучше прежнего. Ходит на костылях, еле ноги волочит, но с улыбкой до ушей! Насвистывает весёлые мотивчики,  медсёстрам комплементы отвешивает, да анекдоты травит. Глядишь, через пару – тройку недель уже домой поскакал на своих двоих.

 А есть, вроде и не болен человек – так, только прыщик под носом выскочил. Паника, беготня, вся семья на ушах! Болящий всех к прыщу своему приставил – кого по аптекам гоняет в поисках чудо средств, кого по хозяйству выматывает придирками, кого заставляет выслушивать  эпосы о своем прыще и иже с ним. И вот не проходит и пары месяцев, а он упокоился с миром, сердешный. Родственнички рыдают на могилке и исподтишка делят имущество. Вот такие дела.
За этими размышлениями я незаметно для себя и уснул. Однако, засыпая, отметил две темные человеческие фигуры в лохмотьях, болтающиеся под потолком.

                                                      2.
Я лежал на тёплом песке, подложив руки под голову, и наблюдал, как небо затягивают облака. Медленно-медленно. Вот одно, большое, плотно - серое, наконец, полностью заслонило собой солнце. Озеро, словно огромное печальное существо, тут же дохнуло холодком, заворочалось маслянистыми боками - волнами. 

-Холодно?  - Парень в зелёной футболке и в рваных по моде джинсах, сидел рядом со мной. Синие кроссовки были надеты  на босую ногу, край джинсов подвёрнут так, чтобы были видны голые щиколотки. На шее блестела толстая золотая цепь с православным крестом.

Модная стрижка с ниспадающей на лоб чёлкой, абсолютно правильные черты лица – зелёные глаза, ровные брови, прямой нос, красиво очерченные губы, ямочка на подбородке. Таких красавчиков я относил к категории «гроза всех баб». Каюсь, есть у меня своя градация людей по внешнему виду.

Я считывал не один раз эмоции и мысли женщин при виде подобных красавцев. Они буквально сходили с ума и готовы были отдаться по первому слову такому мужчине. Оно и понятно – отличный генетический материал! И даже если дитя будет тупое, то хотя бы здоровое.

Здоровье ни за какие деньги не купить. А репетиторов можно нанять и втолкнуть в голову дитяти знания. Зайца тоже можно научить курить.

Парень тоже рассматривал меня, прищурив зелёные  глаза от ветра. Одну ногу подогнул и положил руку на колено. На его коже отчётливо различались мелкие пупырышки и приподнятые короткие светлые волоски – реакция на холод.

-Да. – Подтвердил я зачем-то, хотя сам холода не ощущал.
-Ты чего один тут лежишь?  - Парень всё рассматривал меня, не скрывая любопытства.  – Что-то я тебя никак припомнить не могу. Не местный, чтоль?
Хорошенький вопрос! Чтобы скрыть замешательство и неловкую паузу, я сел, машинально отзеркалив позу, моего собеседника. Ведь я не знал, где я сейчас нахожусь и мне нужны правдивые ответы. А для этого надо понравиться собеседнику, настроиться, так сказать, на одну волну с ним.

-Не местный. В гости приехал. Да вот, заблудился. – Выдал я стандартно заготовленную, на подобный случай, фразу. - А ты что тут делаешь?
-Да мы там, - он мотнул головой в сторону небольшой рощицы, - с ребятами отдыхали. Шашлыки жарили, пиво пили. Вон, видишь, беседка?
Я присмотрелся – и правда, среди деревьев, хоть и с трудом, но различалась беседка, обвитая плющом и ещё какими-то растениями. Добротная  - со столом, скамейками и навесом, тщательно спрятанная от посторонних глаз. Только вот ребят небыло видно.

-А где они?  - Полюбопытствовал я.
-Да разбежались.  – Пожал он плечами и свободной рукой зачерпнул полную пригоршню песка.  – Как дождь начался, так все и разбежались.
Помолчал немного, медленно высыпая песок обратно на берег и с горечью добавил:
-И она ушла.

-Кто? Девушка твоя?
-Была моя. Теперь не моя. – Грустно сказал он и снова зачерпнул песок.
-Тебя девушка бросила? Сочувствую! Какие твои годы! Найдёшь ещё миллион девушек!
-Не хочу миллион. Не нужен мне миллион. И она теперь не нужна.

Он повернулся ко мне и посмотрел в глаза. На лице проступили упрямство и обида.
-Никто мне  не нужен теперь. Я просто жду.
-И чего ждёшь? – Изумился я.
-Их.  Ну, ты понимаешь.

Моему недоумению небыло предела.
-Кого их?
Парень вздохнул, с укоризной посмотрел на меня.
-Пойдём, - он легко поднялся на ноги и несколькими быстрыми движениями стряхнул с джинсов песок. Я по достоинству оценил его стройную спортивную фигуру. «Гроза всех баб» - и старых, и молодых, подытожил я.   – Я совсем забыл, что ты потерялся. Серёга, - протянул он мне руку для пожатия.

Я тоже встал.
-Вячеслав Александрович, - рука Сергея была неожиданно сухая и горячая, а пожатие – очень крепким.
–Александрович? - Ухмыльнулся Сергей, - Ну, пойдём, Александрович, покажу, откуда ты пришёл. Тут всего одна дорога. И как ты умудрился заблудиться? Бухой, что ли?
-Да немного. Приняли по чуть-чуть с роднёй.

-А, так ты на свадьбу? – Радостно хлопнул себя по лбу Сергей. К Вальке с Витькой?
Я понятия не имел ни про каких Вальку с Витькой, но согласно кивнул:
-Ага. Проветриться захотел у озера. Перебрал с коньячком.
-Далеко же ты ушёл! Знаешь, сколько теперь назад топать?  - Он смешно вытаращил глаза. – Три километра!

Количество километров он продемонстрировал на пальцах левой руки. И я увидел массивное золотое кольцо на безымянном пальце с надписью «спаси и сохрани».
-Ну, вот. Иди прямо. Не заблудишься. Что, коньяк, первый раз пробовал, Александрович? – И подмигнул мне. По - приятельски так. Душевно.

Я снова почему-то согласно кивнул. Хотя за свою длинную жизнь уже немало перепробовал напитков. 

-Ну, ничего. Подрастёшь – освоишься. Смотри, только, не втянись в это дело. Втянешься – беда будет.

И отечески так, похлопал меня по плечу. Тут надо сказать, что у меня закрались сомнения в реальности происходящего. Ведь годики-то мои уже к полтиннику подбираются. Да и ростом я почти  два метра - на собеседников своих, как правило, сверху вниз смотрю. А тут, я смотрел на своего нового знакомца чуть снизу, хотя тот не дотягивал до метра восьмидесяти. Волна страха накрыла меня, заставив сердце биться через раз.

-Умыться  бы, - я двинулся в сторону озера, сохраняя лицо и с тайной мыслью увидеть своё отражение в воде. Потому как в голове постепенно просыпалось понимание происходящего.

Сергей пошел вслед за мной, сунув руки в карманы джинс. Снова зябко пронзило холодным ветром.

Я шел вдоль песчаного берега, выбирая место для спуска. К воде, оказывается, не так-то просто подойти.
-У нас тут песок привозной. А озеро очень глубокое. Почти сразу у берега обрыв глубину. Говорят, метров двадцать, а в середине озера и все сто!
-Ну! – Поддержал я разговор.
-Ты не туда идёшь!  - Сказал Сергей. Я остановился и повернулся к нему:
-В смысле – не туда?

Серей выглядел смущённым. Он ковырнул носком кроссовки песок.
-Думаешь, я не догадался – кто ты?
Я от удивления приоткрыл рот. Потом закрыл и спросил:
-Ну, и кто я, по–твоему?  – Мне самому было очень интересно узнать ответ.
-Ты – Проводник.
-Поезда?- Удивился я ещё больше.
-Проверяешь меня?  - Он снова ковырнул песок. Но уже как-то зло и раздражённо. – А я ведь сразу догадался, что ты обманываешь меня! Ты не на свадьбу приехал. А за мной пришёл!

-Ничего не понимаю! – Сказал я правду, чтобы как можно больше вытянуть информации у Сергея.  - Давай, выкладывай всё по порядку.
-Думаешь, я не смогу? Думаешь, не гожусь? – В его голосе нарастали обида и злость.

Я в ответ лишь вопросительно вздёрнул бровь, но промолчал. Надо выслушать парня до конца. Потому как я уже начал догадываться о том, что происходит. Но сначала мне нужно увидеть своё отражение. Тогда я точно буду понимать происходящее.
-Я им разрешил. Они не виноваты. И Кристина не виновата. Хотя, наверное, она всё же виновата.

Всё ещё ничего не говоря, я повернулся к Сергею спиной и пошёл к воде. Удивительно, но идти по песку было легко. Несколько шагов – и я упал на колени у кромки воды и наклонился вниз. Вгляделся в отражение. Сначала я никак не мог сфокусировать взгляд. Потом всё же удалось рассмотреть.  Когда, я понял, что увидел в воде, то с криком ужаса отпрянул. Вскочил на ноги и закружился на месте, закрыв лицо руками и выкрикивая только одно слово:
-Ты! Ты! Ты!


3.
 Наконец, я успокоился. Остановился и убрал руки от лица. Открыл глаза.
Потолок.
Белый.
Боль. Много боли. Невероятной. Аж искры из глаз. Яркие такие! Весёленькими фонтанчиками.
Боль пульсировала во всём теле. С головы до кончиков пальцев ног и рук.
         Я был маленьким. Не просто маленьким, а мизерным человечком, помещавшимся только в верхней части собственной головы. Беспомощным наблюдателем, утратившим контроль над телом и жизнью.
Тело было огромным, рыхлым, словно подтаявший холодец. И чужим.  «Холодец» колыхался даже от лёгкого прикосновения. И болел.
Дверь в мою палату бесшумно открылась и вошла медсестра. Она деловито осмотрела приборы. Сделала записи.
Подняла на мне простыню («холодец» заколыхался, обдавая новой порцией боли) – проверила все подключения. Вернула простынь на место. Вызвала санитаров.
Я заорал. От прикосновения простыни к коже стало ещё больнее. Сквозь свой крик я слышал, как медсестра говорила санитарам:
-Ребята, мы сейчас капаем ему п…н и и…т.  Это очень болезненные препараты. Чтобы ему было легче, его ввели в искусственную кому. Но вы всё равно, осторожно с ним. Ладно? Что-то мне его выражение лица не нравится. Вроде как спокойное, а потом раз - перекошенное от боли. Потом снова спокойное.  Из-за кислородной маски толком не разглядеть. А может и померещилось мне.
-Сделаем, Марина! Понимаем!
Я орал, когда два дюжих санитара с огромными ладонями в синих перчатках осторожно ворочали моё тело - холодец, меняя простыни.
Я орал, когда они протирали меня влажными губками.
Я орал, когда они накрывали меня свежей простынью.
Я орал, когда за ними бесшумно закрывалась дверь.
Я перестал орать от удивления, когда надомной проявились две человеческие фигуры в лохмотьях. Хотя боль не утихла, мне удалось рассмотреть горящие желтым огнём глаза и перекошенные от злобы лица. Я даже не понял, что меня так сильно напугало? Ведь с фантомами я общаюсь постоянно.
                                       4.
-Ну чего ты разорался из-за ерунды? – Сергей засунул руки в карманы джинс и зябко передёрнулся.
  Я захлопнул рот и удивлённо уставился на нового знакомого.
-Да, я сам разрешил им убить себя. Разве не это нужно, чтобы попасть в небесное воинство? Ведь самопожертвование искупает все грехи и очищает душу человека!
-Чего? Как это дал убить себя?
Я всё ещё не мог оправиться от удивления. Мало того, что в отражении озера я вместо себя увидел своего нового знакомого, Сергея. Только чуть младше. Потом я ненадолго очутился в своём мире и ощутил сильнейшую боль. Так ещё и Сергей мне сообщает, что его убили. Это подтверждало мою догадку, что я, проще говоря, на «том свете».

Это, конечно, было уже не впервые. Но каждый раз для меня переход был незаметен и я не знал, вернусь ли обратно. И каждый раз это одинаково сильно раздражало и злило. И каждый раз я был не готов. Так как мне категорически не нравится терять контроль над происходящим и уж тем более находиться в чужом облике.  А ещё страшно было остаться тут навсегда, не попрощавшись с женой и не уладив все дела.
-Ты меня слушаешь?  - Сергей с недовольным выражением лица смотрел на меня.
-Что?
-Я рассказываю, как дал убить себя.
Я поднял голову вверх, подставляя разгорячённое лицо прохладному ветру, и закрыл глаза. Мысленно досчитал до пяти, справляясь со злостью – я не смогу вернуться обратно, пока не разберусь в ситуации и не выполню своё задание. Для этого нужен эмоциональный штиль. Только тогда я смогу мыслить логично и прийти к правильным выводам и сделать все как надо.
-Пойдём, присядем. Разговор предстоит долгий и обстоятельный.  – Предложил я Сергею.
Усевшись, напротив друг друга в беседке, за столом, Сергей продолжил рассказ:
-Мы с ребятами дружили с самого детства. Ну, а как ещё могло быть по-другому? Жили по соседству, родители работали на одном заводе. Городок наш, как видишь, не большой. Все друг у друга как на ладони. Жили всегда дружно. Пока не появилась Кристина. Из-за неё всё и началось.

Она переехала из другого города к нам, так как её отец устроился на наш завод главным инженером. Важный такой дядька. Хоть ростом и не вышел, но громкогласный и суровый. Ходил всегда, выпятив живот вперёд, с гордо поднятой головой и полузакрытыми глазами. Зря мы всё удивлялись, как он не спотыкается. Он всё видел. На тёток дворовых зло цыкал, и то и дело недовольно сплёвывал во время разговора, если от общения с ними отвертеться не удавалось. А на нас частенько зло покрикивал, если ему казалось, что мы  близко подошли к его любимому автомобилю.

Жена его, мать Кристины, была чуть выше своего супруга, но по характеру такая же вредная и вечно всем недовольная. Так что нам было удивительно, как это у таких низкорослых родителей такая высокая симпатичная и с замечательным характером девочка выросла? 

Она красивая. Правда! Хоть и убила меня. Хочешь, покажу? Нет? Ну, ладно, потом. Если захочешь. Хотя как я тебе покажу? Фотки – то её у меня нет! Эх, жаль!
 
Сергей печально вздохнул, отвернувшись в сторону, чтобы скрыть от меня набежавшие слёзы. Образ Кристины на мгновение проявился и я смог удостовериться, что девушка была приятой внешности, с длинными тёмными волосами, озорной улыбкой и курносым носиком. На мой вкус – так себе. Провинциальная простушка, от которой веет наивной хитростью и желанием нравиться всем парням в округе. И не просто нравиться, а захватить их в плен и владеть ими, и манипулировать, разыгрывая сценки из сериалов.

-Сначала Кристина сторонилась нас, гордо задрав нос. Как же, её папочка начальник над нашими родителями. – Продолжил рассказ Сергей, - Но постепенно она снизошла до общения с девчонками. Однако, если с ней заговаривал кто-то из пацанов, вздрагивала, опускала глаза и старалась быстрее уйти. Пока нам было по тринадцать – четырнадцать лет, это было нам понятно. Девчонки! Они всегда живут в своём мире!

Но прошлой осенью, когда мы пошли в одиннадцатый класс, всё круто изменилось. Кристина на каникулы ездила в столицу к родственникам. Вернулась она круто прикинутая, худая и дерзкая. На линейке первого сентября она появилась в красивом обтягивающем платье с большим вырезом на спине, в туфлях на высоченных каблуках. Волосы она распустила, а не завязала, как обычно, в пучок.

 А когда мы после уроков вышли из школы покурить, то, лихо затягиваясь сигаретой, она поведала нам о столичной жизни. Она нам такое рассказала! И про ночные клубы, и про крутых пацанов на крутых тачках, про гонки по ночному городу. Показала татушку сзади на шее – глаз в замысловатых завитках. Хоть и не большая картинка, но произвела неизгладимое впечатление на наших ребят. В общем, мы были в шоке – от нашей скромницы не осталось и следа. У меня даже невольно вылетел вопрос, мол, а отец вкурсе  её приключений на каникулах?

В ответ на мой вопрос Кристина зло ухмыльнулась и вызывающе посмотрела на меня. Так что задавать подобные вопросы я ей больше не решался.

Через некоторое время мы узнали, что у Кристины роман с одним из хулиганов. И её даже вызывали по этому поводу и «прорабатывали» в кабинете директора. Но придраться было по большому счёту не к чему: Кристина училась блестяще и в школе вела себя пристойно. Пока её видели учителя.

А после уроков она курила с нами в беседке, в ожидании кавалера. Тот приезжал за ней на мотоцикле и обязательно громко газовал, пока Кристина шла к нему.
Но как только выпал первый снег, их отношениям пришёл конец – парень разбился вместе с мотоциклом на первом льду. Сам остался жив, хоть и переломал ноги, а мотоцикл - в хлам.

Так что через некоторое время Кристина снова влилась в нашу компанию. После школы мы вместе ходили домой, потом учили уроки, шли гулять – ничего такого.
Ближе к новогодним праздникам она начала всё больше уединяться с моим другом, Жекой. Мы с пацанами жутко переживали по этому поводу. Ну, во-первых, она выбрала другого, во-вторых мы постепенно теряли товарища. Всё это было для нас непривычно и неприятно.

После празднования Нового года мы узнали от Жеки, что она ему «дала». Тут уж дружба совсем рухнула. Как же! Мы глупые девственники, а он Мужик! Кристина выглядела как обычно, словно ничего и не произошло в её жизни. И мы усомнились в словах Жеки. Но дружба уже не вернулась, хотя и общались.

Но их идиллия закончилась после весенних каникул. Жека напился в хлам и начал лапать Кристину при всех.  За что она отвесила ему оплеуху. И получила удар кулаком в челюсть в обратку. Я не стерпел. Кинулся заступаться за Кристину – врезал Жеке в живот кулаком и добавил с ноги. Пацаны начали нас разнимать. В общем, куча мала получилась.

Подрались тогда не слабо. Носы раскровили и синяков наставили. Мне тогда Жека глаз подбил. Да здорово так! Больно было – ужас!
Кристина в тот вечер убежала в слезах. Оставшиеся дни каникул она просидела дома. А когда появилась в школе, то сквозь макияж просвечивал синяк. Мне она даже спасибо не сказала, за то, что заступился. Ходила с таким видом, будто ей всё равно.

К концу учебного года она похудела ещё сильнее, стала дёрганой и больше курить. Но мы все тогда были дёрганые. Итоговые экзамены же! А потом выпускной вечер. Все были заняты приготовлениями и учёбой.

После торжественной линейки Кристина вдруг заговорила со мной. Спросила, можно ли зайти ко мне домой? Поговорить, мол, надо, по секрету. Я тогда растерялся ужас как! Прямо сильно так кровь в голову бросилась и сердце заколотилось.  Я что-то невнятное промямлил – не помню уже что, и кивнул. Шёл я тогда с ней рядом, как пыльным мешком прибитый – ноги ватные, по спине пот катится, мысли путаются. Короче, мир перевернулся.

Как ключом в замочную скважину попал - ума не приложу! Короче зашли мы тогда ко мне. Предки на работе. Как раз на сутки ушли. У меня родители всегда вместе в одну смену работали.
 
Когда Кристина курточку сняла  - я совсем ум потерял от запаха её тела и духов.  Она серьёзная такая была, а потом рассмеялась. Потащила меня на кухню. Мне стало сразу легче. Я чаю заварил, печенье достал, котлеты мамкины. Мы сначала просто ели. Потом слово за слово разговорились.

Кристина призналась, что боялась подойти ко мне. Думала, что я очень сержусь на неё из-за Жеки. Но потом решилась. Сказала, что Жека ей не понравился. Что он всё наврал, что она ему «дала». Ничего, кроме обнимашек и поцелуев небыло. Ну, ещё она потрогала его «там» один разок и Жека сразу кончил себе на штаны. На том и всё.

 Все эти разговоры меня смутили ещё больше. Мне было одновременно стыдно всё это слушать и приятно, что «не дала». После весенних каникул у нас в компании уже образовалось несколько пар, и они занимались сексом. Причём не скрывали это от остальных, а бравировали. Пацаны теперь обсуждали достоинства и недостатки презервативов, кто сколько раз за ночь смог. Хвастались, короче. Девчонки тоже не отставали – шушукались по углам. У кого была кровь первый раз, у кого небыло. Считали с пацанами дни, чтоб «не залететь». Строили планы на будущее.  Короче, взрослая жизнь наступила.

Ну, в общем, посидели мы в тот день на кухне и в комнату ко мне перешли. Устроились на кровати. Я включил музычку. Ну, так вот и свершилось все. Первый раз всё было быстро и как-то комом. Я и не почувствовал толком ничего. Вид крови испугал. Кристина распереживалась, что простынь испачкали. Но пока запускали стиральную машинку, пока стелили чистую простынь – неловкость и стыд отпустили. Я был рад до потери пульса, что Кристина не обманула и я стал её первым мужчиной. А она моей первой женщиной. Мы вместе потом залезли в душ, смеялись и плескались, как малые дети. Так что второй раз получился более удачным.

Потом Кристина засобиралась домой. Мне так не хотелось её отпускать! Но она всё же ушла – нужно было проводить мать в ночную смену, а отец был в командировке. Вечером она пришла ко мне и осталась. В ту ночь от возбуждения и новизны ощущений мы почти не спали. То разговаривали, то снова занимались любовью. Утром надо было идти в школу не как обычно, к восьми утра, а к одиннадцати. На подготовку к экзаменам. Но расстаться нам всё равно пришлось рано – в семь утра возвращались мои родители.

Уснуть тогда я так и не смог. Всё смаковал воспоминания. Радость даже не портило ожидание выпускных экзаменов.

В тот день я еще кое-что узнал о Кристине и не понял, обрадовало меня это или нет. При встрече со мной в школе, она вела себя так, словно и небыло ночи любви. Словно не она стонала и извивалась подо мной в экстазе несколько часов назад. Тут бы мне и задуматься, но ум был затуманен счастливыми воспоминаниями.

На моё радостное приветствие окатила меня холодным взглядом. Лицо её при этом было отчуждённым. Каменным. Я растерялся и слушал наставления педагога в пол уха. Что могло такого произойти, что Кристина вдруг стала так холодна ко мне? В чём я провинился?

Несколько дней я терялся в догадках. Спать я тоже не мог. Всё пытался понять, в чем моя вина? Кристина мне не звонила, при встречах была холодна. На первый экзамен я пришёл чуть живой от волнения и плохо соображающий. Как я умудрился набрать максимальное количество баллов – один Господь ведает.

Началась подготовка к следующему экзамену. От недосыпа и волнения я уже конкретно тупил. После очередного подготовительного занятия я пришёл домой уставший и разбитый. Мало того, что с отношениями сплошные непонятки, так ещё и к экзамену не готов. Вылетели все знания из головы. Не смог ни одной задачи решить на подготовке. Силы были на исходе.

Так что я поел, поговорил с матерью по телефону. И решил последовать её совету – выпить успокоительного и лечь спать. Вместо лекарства я впервые в жизни выпил рюмку коньяка и уснул, как только лёг на диван.

Меня разбудил  настойчивый звонок в дверь. Не помню, как я дошел, но зато помню, как открыл дверь и сердце ушло в пятки – я увидел Кристину. Она вошла в квартиру и обняла меня за шею, прижавшись всем телом. Она что-то говорила, но я не понял. Я, был в шоке. Несколько мгновений мы обнимались на пороге квартиры. Потом я всё же захлопнул дверь.

Первая мысль – я сплю. Вторая мысль, что надо привести себя в порядок.
Устроив Кристину в гостиной на диване, я быстренько пошёл в ванную. Пока я возился с бритвой и зубной щёткой, Кристина, как оказалось, хозяйничала на кухне.

Потом, когда мы пили чай и ели бутерброды, она мне объяснила причину своего поведения. Она решила, что я, как Жека, начну хвастаться пацанам, что у нас с ней «было» и она «дала». И буду лапать её при всех. Но постепенно она поняла, что я не хвастаюсь и снова решила прийти. Тем более что отец опять в командировке, а мать на смене.

В общем, теперь наша жизнь стала проходить так – ночью жаркий секс и задушевные разговоры, днём – словно ничего между нами нет. Так хотела Кристина. Причину таких отношений она объяснила так, что мол, боится отца. Типа, если он узнает, то снова отправит её куда подальше к родственниками. Ну, я и согласился.
Перед тем, как пойти на выпускной вечер, мы договорились, что не подадим вида, что мы пара. А то отцу донесут.
Ну, так мы и пошли – как чужие. На выпускном я сразу понял, что Кристина водит меня за нос.

Не знаю, как у других, а у нас выпускной вечер начинается в пять часов вечера в ресторане. Вместе с выпускниками приходят родители, учителя и представители городской администрации. Сначала торжественная часть с вручением аттестатов, памятных подарков и трогательными напутственными речами. После танцы и развлечения. Гулянка обычно длится до самого утра. Но встречать рассвет выпускники уже идут сами, без родителей. Вот тут – то и разворачиваются главные события. Алкоголь рекой, секс в кустах, интриги, выяснения отношений, драки, песни, планы на будущее. Короче, у каждого своё. 

Помню, точно вчера всё было. Прихожу к ресторану. Наши уже почти все собрались.  Родители сидят за столами, а мы с ребятами стоим у парадного входа. Ждём сигнала, чтобы войти в зал под музыку парами. У меня пары нет. Я буду идти один. Обидно? Ну, конечно! С другой стороны, я так влюбился, что даже не захотел пригласить другую девочку. Пусть хотя бы и для виду. Грела мысль, что Кристина снова придёт ко мне ночевать, как только мои предки уйдут на работу, а её отец уедет в командировку.

Да, забыл сказать - мать Кристины в отсутствии супруга выпивала. Не знаю, как много, но этого было достаточно, чтобы она спала до утра и не замечала, что дочь не ночует дома.

  Короче, стою я один, как дурак. Мэр со свитой уже приехали, расселись. Учителя разложили перед ними на столе наши аттестаты, бумаги, коробки с подарками. Расставили вазы с цветами. Все важные такие, торжественные. Музыка  заиграла – пора в зал входить, а Кристины всё нет.

Я как на иголках – может, случилось что? Да ещё жара! Девчонкам проще – все пришли в открытых лёгких платьях. А мы, пацаны, в полном боевом облачении – костюмы, туфли, галстуки. Стою я, короче, разодетый и чувствую, как у меня по спине под пиджаком пот течёт. От волнения подташнивает и голова болит.
Вот ведущий объявил в микрофон начало вечера и пошла первая пара.

Родители аплодируют, умиляются, фотографируют. Не помню, как я прошёл, как сел рядом с отцом. Помню только, что в зале было прохладно и вкусно пахло едой. Головная боль отпустила и я смог осмотреться. Наши в зал парами медленно идут. Важные, пунцовые. То ли от жары, то ли от смущения.

Наконец вижу, Кристина идёт под ручку с моим лучшим другом, Денисом. Она красивая, как никогда! Стройная,  в длинном вечернем платье, цвета «пыльная роза». Мы его месяц назад в каталоге выбрали, лежа в моей кровати голышом среди модных журналов, смеясь и целуясь. Длинные волосы распущены и струятся по спине блестящими волнами. Денис в белом костюме, прилизанный, пунцовый и смущённый! Прямо жених с невестой у алтаря! У меня всё оборвалось внутри и наступило прозрение.

Как же это так получается? Со мной нельзя, а с ним можно? И папочка не отправит к чёрту на кулички? Двуличная тварь!

В общем, всё время, пока вручали аттестаты, я был как в тумане от злости и обиды.
 Мои родители поняли, что со мной что-то нехорошее происходит. Но расспрашивать не стали. Когда сели за столы, отец мне всё больше минералку да сок подливал. Из алкоголя только шампанского позволил чуток глотнуть. Уж лучше бы он дал мне напиться! Тяжко было выносить бурное веселье моих одноклассников. И одновременно видеть, что родители из-за меня огорчены.

Мать старалась, костюм выбирала, покупала. Мне очень понравился! Благородного тёмно-синего цвета, в тонкую серую полоску. Пиджак притален по фигуре, брюки заужены, рубашка кипельно-белая. Галстук тоже в полоску, но уже с добавлением красного и золотого. Туфли тоже не подкачали. Отец смены дополнительные брал, чтобы оплатить всю эту красоту. А я как пришибленный сижу, неуважение к ним выказываю. Так что я взял в себя в руки и сделал вид, что мне весело, чтобы не огорчать родителей.

В этот вечер я в первый раз и увидел их –  Ангельских Воинов.

Тут надо добавить, что ресторан находится в глубине городского парка, в старинной усадьбе. Рядом прудик с уточками и много густых кустов, высоких деревьев, скамеек. Короче, небольшой платный рай примерно в десять гектар, обнесённый высоченным забором примерно в два человеческих роста из стальных прутьев, увенчанными остро заточенными пиками. Попасть на территорию парка можно только за приличную плату. Или как гость ресторана.

 Короче, когда начало темнеть, мы вышли покурить. Родители с преподами уже поднабрались и контроль за нами ослабили. Сидят за столами общаются, выпивают. А мы стоим у второго входа в ресторан, курим. Ребята все в хорошем настроении, травят анекдоты. И тут выходит Денис. До этого мы с ним весь вечер вполне успешно избегали общения друг с другом. Пацаны сразу окурки в урну побросали и ушли, словно почуяли, что нам надо серьёзно поговорить с глазу на глаз.

Мы остались вдвоём. Он пожал мне руку, радостно похлопал по плечу. А мне его в нос стукнуть захотелось. Сильно стукнуть. Так, чтобы кровь рекой хлынула и испортила его красивый белый костюмчик.  Как он смеет тут стоять и радостно скалиться? Какое у него есть на это право? Но я сдержался. Тут он мне говорит, что с Кристиной они встречаются уже несколько месяцев. И она просила его никому об этом не рассказывать.

У меня внутри всё упало.
Как встречаются? Несколько месяцев? Почему она мне об этом не сказала? Что происходит?

Короче, после этих слов я думал, что точно его убью.  А потом её убью. А потом себя. Чтобы сдержать гнев, я засунул руки в карманы брюк и посмотрел в сторону. И тут увидел их, Ангельских Воинов. Они сидели на корточках, на острых пиках забора и смотрели на меня. Я сначала нечего не смог понять в сумерках, но отчётливо ощутил на себе пронизывающие взгляды. И это, скажу я тебе, было не очень - то приятно.

В желудке появилось ощущение, что я глотнул неразбавленный спирт и у меня внутри всё горит. Однако от этого жара мысли мои прояснились, а головная боль ушла окончательно. Даже зрение улучшилось и мне удалось немного рассмотреть пришельцев. Но из-за того, что они сидели на корточках и их тела колыхались, как пламя свечи на ветру, было не очень понятно, какого они роста. Но не ниже среднестатистического человека  - это точно.

А ещё казалось, что они одеты в какие-то лохмотья. Это потом, при следующих встречах, я увидел, что тела Ангельских Воинов частично покрыты чешуёй, частично мехом с длинными волосами и перьями.  Доспехи, защищавшие грудь и спину, казались сделанными из толстой кожи и матового металла. На головах красовались остроконечные шлемы с забралами в  виде устрашающих оскалов каких-то хищных животных, полностью закрывавшими лицо.  Так что я сильно удивился, увидев тебя – обычного парня. И мне пришла в голову мысль, что они послали за мной Проводника.
И еще я понял, что они мне сказали. Сразу. Это было то, что мне надо.
Я только на миг перевёл взгляд, чтобы убедиться, что Денис воинов не видит, как они пропали.

Остались только я и Денис. И он всё говорил и говорил. Про планы, про университет. И ещё бог знает о чём. И улыбался. Но мне уже не хотелось его убить. Я вдруг понял, что хочу, чтобы это он убил меня. Потому как теперь моё будущее наступит только через самопожертвование.
-Погоди, - остановил я рассказ Сергея.  – С чего ты взял про самопожертвование?
-Так Ангельские Воины мне об этом сказали! И при следующих встречах постоянно говорили.

-Прямо так и говорили, что если тебя кто-то убьёт, то это будет самопожертвованием?

Сергей задумался, подняв лицо к небу. Через некоторое время он посмотрел на меня и улыбнулся:
-Дослушай до конца. Не перебивай и ты все поймешь.
-Ну, давай.
-Так вот. Постояли мы тогда с Денисом, покурили, поговорили о том, о сём. И вернулись в ресторан.

Я сидел на своём месте за столом и наблюдал, как Кристина веселится в компании подруг. Денис принёс ей коктейль в высоком стакане с трубочками, зонтиком и кусочками ананаса по краю. Кристина благосклонно приняла подношение и чмокнула Дениса в щеку. Я скрипнул от злости зубами. Надо же, какие нежности! А на меня даже не взглянула за вечер ни разу! Мне было так обидно! И ревновал  очень сильно. Даже сердце заболело.

А потом я вспомнил  слова Ангельских Воинов и сразу стало легче. Ведь они призвали меня в своё войско. Только нужно было пройти испытание самопожертвованием. Иначе никак.

Я крепко задумался, о том, что такое «самопожертвование» и что это означает конкретно для меня? Даже забыл на какое-то время про Кристину и Дениса.
Но в тот вечер я ничего так и не надумал. Не успел.

Одноклассники потащили меня встречать рассвет. Мы выпили на дорожку ещё по рюмочке. Девчонки собрали с тарелок оставшуюся мясную нарезку, колбасу, хлеб, алкоголь, фрукты. И мы все вместе отправились сюда, к этому озеру, где мы с тобой встретились. Оставаться в парке около ресторана мы не хотели, чтобы на нас не засёк кто-нибудь из родителей или учителей. Не испортили нам праздник.

Короче, расположились мы за этим самым столом. Выпили, закусили. Разговорились. Я на Кристину так осторожно посматриваю, но не подхожу. После встречи с Ангельскими Воинами эмоции  хорошо поддавались контролю. Хоть и был я выпивши. А она сидит на коленях у Дениса. Одной рукой обнимает его за шею, другой  сигаретку свою тонкую к ярко накрашенным губам то и дело подносит. И улыбается нагло так. С хитрым прищуром.

 В какой-то момент Кристина мне вдруг совсем с другой стороны увиделась. Лживая, хитрая, изворотливая манипуляторша. И чего я в ней красивого нашёл? Нос курносый, худоба невероятная! Мне и раньше неприятно было, что она курит, а сейчас это выглядело особенно отвратительно. Вон как по - хозяйски расположилась на коленях у Дениса! Шею ему оглаживает своими длинными пальцами. А ногти у неё, как острые когти хищной птицы, только кроваво красные, в тон помаде. Жуть!

В общем, сижу я, выпиваю, закусываю, никого не трогаю. Слушаю, о чём народ разговаривает. Раньше я бы хохмил, выпивал, рассказывал анекдоты.  А тут молчок. Вдруг Денис ко мне обращается. Мол, какие у меня планы на будущее, то да сё. Меня такая злость охватила! Не, ну какое ему дело до моих планов? Я сначала крепился, отвечал, стараясь не смотреть на Кристину.

А она, словно это в порядке вещей, продолжала сидеть на коленях  Дениса, обнимая его за шею. И смотрела на меня. И смотрела. А лицо такое безучастное у неё сделалось. Ни одной эмоции. Полное равнодушие ко мне. Словно я пустое место. Словно и не занимались мы страстно любовью по ночам в моей постели.

Так что не знаю, что меня больше взбесило – вопросы Дениса или равнодушие Крестины. Только поругались мы тогда очень крепко. Ребята сильно удивились  - ведь реальной причины никто не знал. Я хоть и был тогда злой, но не выдал нашу с Кристиной тайну. Честное слово, не знаю, на что надеялся? Может на то, что она всё же одумается и придёт ко мне завтра?

Но она не пришла. Ни на следующий день, ни через неделю, ни через месяц. Я постоянно искал для её поведения разные оправдания. Надеялся, что она просто занята поступлением в университет и личное отошло на второй план.  Да к тому же наши родители были в отпуске и сидели по домам.

 Радовало только одно - с Денисом она тоже не встречалась. Вернее, мы встречались всей компании в этой беседке. Но на свидание она с ним не ходила.  Это я точно знаю. Ведь мы с ним вместе в один университет поступали.
Все это время я был на нервах. Еле сдерживался, чтобы не поссориться с Денисом. А он вёл себя так, словно не знал о наших с Кристиной ночных свиданиях. Хотя, может, и правда не знал.

По выходным мы сидели в этой беседке всей компанией. Пили пиво, играли в карты на интерес. А я всё старался понять, что такое самопожертвование?

Да и кошмары меня замучили. То я заблудился в лабиринте и никак не могу найти дорогу. То я бегу по полю и отстреливаюсь от кого-то огромного и невидимого. То я в саванне, участвую в охоте на львов. И в каждом таком сне я обязательно погибаю. И это не самое страшное. Для меня страшным было то, что смерть казалась освобождением. Проснувшись, я чувствовал разочарование от того, что не умер на самом деле. Куда подевался инстинкт самосохранения?

Ангельских Воинов за всё это время я видел несколько раз. И они по-прежнему настойчиво звали меня в своё войско. И мне все больше нравилась мысль принести себя в жертву. Всё равно Кристина бросила меня, а в университет я поступил в тот, который мне выбрали родители. Самому мне хотелось выучиться на какую-нибудь военную специальность, связанную с компьютерами и программированием.

Но родители устроили мне кошмарную головомойку и даже не позволили съездить на день открытых дверей военной академии. Ну и зачем я тогда так напрягался с учёбой и получал аттестат с отличием, ходил на дополнительные занятия по компьютерному программированию?

Так что будущее виделось мне беспросветно тоскливым и серым. И мысль принести себя в жертву, чтобы стать Ангельским Воином не казалась мне такой уж ужасной. Зато  я буду заниматься любимым делом  - помогать обиженным, восстанавливать справедливость, наказывать негодяев.

В тот день, когда меня убили, проводились праздничные мероприятия по случаю Дня Города. С утра на центральной площади развлечения для детей, потом праздничное шествие, а к вечеру концерт и танцы для взрослых. Мы с ребятами договорились встретиться вечером на городской площади, погулять, а потом уже идти на барбекю к озеру, в беседку. Мясо и алкоголь мы закупили накануне. А я принял окончательное решение. На счет самопожертвования.

Волновался я так сильно, что кусок не лез в горло, а пиво вызывало рвоту. Пришлось даже несколько раз отбежать в кусты. Сначала никто не обратил внимания, что я ничего не пью и не ем.  Но потом Денис вдруг решил выпить водки за нашу дружбу и помириться. Но я не мог – горло сжимал рвотный спазм. Я боялся опозориться при всех, если меня вырвет.

 Тогда он начал уговаривать меня. Постепенно уговоры превратились в ругательства и угрозы. Я терпел, терпел, а потом крышу у меня и снесло. Всё высказал и Кристине, и Денису. И про наши с ней жаркие ночи тоже сказал.
 Тот, на меня с кулаками накинулся. Я сдачи отвесил. Ребята кинулась разнимать. Такая заваруха началась! Уму непостижимо! Крик, девчачий визг, маты! В конце концов, растащили нас.

            Стою, кровью харкаю, синяки на морде ощупываю. Злость через край! И обида! Один глаз заплыл, второй заливает кровь. Ещё и дождь хлынул. Тут Кристина ко мне подскочила и хрясь по морде. А потом ещё раз и ещё – у меня аж звёзды из глаз. Да матом прикладывает. Оскорбляет. Ну, не стерпел я и руку перехватил, сжал сильно, что-то обидное ответил.

Кристина вскрикнула от боли, а Денис снова на меня накинулся. Заступаться за неё, значит. Пацаны сначала разнимали нас. Но в меня словно вселился кто-то - спокойный и уверенный в своей правоте. И я всех сначала хорошо так отоварил. И Дениса, и ребят. Всех в грязи извалял. А потом я вдруг почувствовал душевную пустоту и дикую усталость.

У меня опустились руки. Пусть убивают! Только я успел эту мысль осознать, как они накинулись всей гурьбой и начали бить. Я понял, что они  сейчас забьют меня насмерть. И  обрадовался, что наконец-то приношу себя в жертву и стану Ангельским Воином. Я не сопротивлялся, хотя было очень больно. Но совсем не страшно. Я с нетерпением ждал – когда? Кто-то ударил меня по голове бутылкой и я взлетел. Не высоко так. Чуть выше деревьев.

Я сразу понял, что умер. Без всяких там светящихся туннелей и просмотра всей жизни. Ерунда это всё. Неправду по телеку показывают и в книжках пишут. Раз – и вылетел из тела, словно тесный костюм с себя сбросил за ненадобностью.

Дождь прекратился и я сверху смотрел на происходящее. А ещё я понял, что это Кристина ударила меня бутылкой по голове. Некоторое время пацаны ещё пинали моё пустое тело. Постепенно, один за другим они вернулись за стол беседки. Грязные, мокрые, злые и протрезвевшие. Девчонки рыдали, пацаны бухали. Кристина сидела на земле возле моего тела, закрыв лицо руками и причитая сквозь слёзы. Я понял, что она раскаивается и сожалеет о произошедшем. А ещё она не поняла, что убила меня. Она думала, что я жив.

Наконец, Денис вышел из-за стола и подошёл к Кристине. Он сел возле нее прямо на влажную землю и обнял. Через некоторое время подтянулись остальные. Начали толкать моё тело, звать меня. Наконец, кто-то догадался пощупать пульс на шее и все сразу поняли, что я мёртв. Девчонки  завыли, пацаны в ступоре стояли возле меня, не понимая, что делать. Кристина рыдала, как ненормальная, на груди Дениса. Её охватила жалость и раскаяние.

Постепенно все успокоились и начали решать, что теперь делать с моим телом и что говорить родителям. Через некоторое время было решено похоронить меня в ближайшей роще, а всем рассказывать, что в этот вечер меня с ними небыло. Потому как перепугались все очень сильно. Да и в тюрьму никому не хотелось.

Сказано – сделано. Мне осталось только наблюдать, как они дружно моё тело закапывают. А потом так же дружно врут всем. Тяжело было смотреть, как мои родители организовывают поиски. Вот с тех пор я жду, когда за мной придут Ангельские Воины. Ну, или кто-то, кто проводит меня к ним. Ведь самопожертвование я совершил. Условие выполнено?
Сергей вопросительно смотрел на меня.
А у меня только один вопрос был к нему:
-С чего ты взял, что твое убийство – это самопожертвование?
- Ну, как же! Они хотели меня убить, а я им это позволил.
-Сергей, ты крещёный?
-Да!
-А тебе когда – нибудь рассказывали, о том, что такое грех?
-А как же! Это когда люди плохие поступки совершают!
-Например?
-Воровство, измена, предательство, - Сергей сделал паузу и шёпотом произнёс, - убийство.
        -А ещё подталкивание и непротивление к греху, о котором ты знаешь, что это сделают и о последствиях – это тоже грех. Например, когда ты нищему подашь, а он на эти деньги употребит алкоголь или наркотики, что само по себе уже грех.  Ну, а дальше фантазию включи - что ещё по - пьяни он может натворить. Ты подталкиваешь его к совершению греха тем, что дал деньги. Понимаешь? Своих друзей ты подтолкнул к совершению греха тем, что не сопротивлялся убийству. Разве же это самопожертвование? Ну и раз ты добровольно подставился, то это, выходит, самоубийство. А самоубийство – самый страшный грех! Так что, дружок, получается, ты согрешил дважды!
Тут до меня дошло, по какой причине я тут очутился! Самоубийцы застревают между мирами, когда их тела не найдены и за них родные не просят в молитве по канонам той религии, к которой они принадлежат.
- Я думал, что совершаю самопожертвование!  - С горечью ответил Сергей. – Я думал, что пусть они меня убьют, чтобы я своим присутствием не мешал счастью Кристины и Дениса. Я думал, что принёс себя в жертву во имя любви.
-Это не вся правда! Подумай и скажи честно – зачем тебе нужно было умереть?
Сергей опустил голову:
-Мне очень хотелось стать Ангельским Воином.
-И это всё? Мать убивается, ищет тебя. Отец в больнице. Они даже оплакать тебя не могут. Тело твоё ведь так и не нашли. Молчат твои дружки, как рыба об пень. – Не утерпел я и отчитал Сергея.
-Вот это я натворил дел! И родителей расстроил, и друзей подставил, и сам себя убил! И что теперь? Как всё исправить? Ведь я же не могу встать из могилы и ожить!
-Это верно, - кивнул я головой. – Думай, Серёга, думай!
-Я не знаю! – Он беспомощно и как-то по-детски смотрел на меня в ожидании чуда.
Я встал со скамейки и вышел из-под навеса. Прошёлся по поляне туда-сюда размышляя над сложившейся ситуацией. И так, похоже, я застрял тут для того, чтобы помочь Сергею. Это факт. В моих переходах на эту сторону я разруливал разные ситуации. Но вот чтобы тут были ещё и замешаны Ангельские Воины, о которых я никогда ничего до этого не знал – такое впервые. Видимо, я тут надолго застрял, потому как ничего путного на ум не приходило.
-Эй! Вячеслав!  - я остановился и обернулся. Сергей улыбался. -Я, кажется, знаю, с чего начать.  – Сказал он скороговоркой.
-Для начала, надо утешить моих родителей.
-Как? – Напрягся я.
-Надо показать им, где находится тело, чтобы они могли меня оплакивать. Это же будет правильно? По – Божески?
Я задумался. С одной стороны, родители потеряют надежду, что их сын вернётся живой и здоровый. С дугой стороны – жить в неизвестности и лжи – невыносимо. Уж лучше горькая правда, чем сладкая ложь, приправленная призрачной надеждой. Горе не бесконечно. Родители поплачут, конечно, на могилке, но со временем боль утихнет.
-Думаю, что да, правильно.  И как ты хочешь это провернуть?
-Дай подумать! - Сергей медленно пошёл в рощу. Я за ним. – Не хочется ребят подставлять. Ведь это же я их спровоцировал! Нечестно это будет с моей стороны!
Я обдумывал варианты, пока мы медленно продвигались в роще вперёд между деревьев. Например, собачника с его питомцем притянуть. Вроде как собачка нашла. Или сильный дождь оголил тело. Или сон наслать на кого-нибудь из друзй. Но тут уже сложнее – в сны сейчас мало кто верит.
-Вот. Пришли.  – Сергей остановился возле высокого дерева с тонким стволом и редкой кроной.  – Тут.
Я внимательно осмотрел землю вокруг дерева:
-Ничего не вижу. Одна трава, да опавшие листья. А роща довольно большая! Ты уверен, что правильно пришли?
-Уверен! Точно тут. – Сергей присел на корточки. – Смотри.
Он положил руки на землю прямо перед собой. Ну, как положил – ладони прошли сквозь листву и по самые запястья погрузились в почву. Со стороны это выглядело жутковато. Сергей несколько мгновений позволил себе насладиться произведённым на меня впечатлением и встал.
-А теперь смотри сюда, - сделал он несколько шагов в мою сторону и снова присел. Теперь он упирался руками в землю, как самый обычный человек.
-Сам догадался или подсказал кто?
-Воины подсказали, -  Сергей встал, отряхивая ладони от налипшего мусора.  – Вон они, на том дереве.
Я осмотрелся. Вокруг очень похожие друг на друга деревья. На одном из них чуть поодаль действительно расположились две темные фигуры, похожие на огромных уродливых птиц. Влажную землю устилают прошлогодние пожухлые листья, сквозь которую пробивается редкая трава. Кое-где виднеется редкий невысокий кустарник. К сожалению, в растениях я плохо разбираюсь. Нет, я, конечно, отличу сосну от клёна, или берёзы. Но на этом и всё. Такое упущение!  Я грустно вздохнул:
-Да, место действительно неприметное. Ничего особенного. Глазу зацепиться не за что, приди я сюда без тебя. А ты проверял, на  какой глубине находится твоё тело?
-По самый локоть.  – Сергей проиллюстрировал сказанное, вытянув правую руку вперёд, левой ладонью рубящим движением постучал по локтевому сгибу.
-Ясно. А, ну, покажи ещё раз место.
Сергей вернулся к подножию дерева с тонким стволом и проделал тот же фокус. Только в этот раз он погрузил руки по самые локти.
В тот же миг по моему позвоночнику прокатилась волна боли и я открыл глаза.
                   6.

-Нет! Мы ещё не закончили! Верните меня обратно!
-Здрасти!  - На меня удивленно смотрел Олег Иванович. – Чего это ты там не закончил? А?
От разочарования и боли у меня навернулись слёзы на глаза. Как там Сергей остался один? Ведь если его тело не будет найдено, он навсегда зависнет между мирами! По какой-то причине меня выдернули раньше, чем я выполнил задачу.
-Не успел очнуться, как уже командует, - продолжил добродушно ворчать Олег Иванович, смешно морща нос. Он сидел рядом с моей кроватью на стуле, закинув ногу на ногу. В руках у него был планшет.
-Пить хочу! – Мне вдруг так сильно захотелось пить, что я ощутил болезненное жжение во рту и горле. И даже боль в спине не казалась мне такой уж сильной. Никогда так  не ощущал жажду.
-Давай, садись. Я тебе сейчас дам.
Я нащупал левой рукой панель управления моим чудесным ложем и нажал на кнопку. Верхняя часть кровати начала медленно подниматься, придавая моему телу полусидячее положение. Олег Иванович подал мне закрытый стакан с трубочкой. Никогда ещё теплая вода не казалось мне такой восхитительной и невероятно вкусной!
-Я, смотрю, ты даже не сообразил, что обе руки функционируют.
Я обрадовался. Вот это да! А ведь действительно! Только волны боли по-прежнему  прокатывались по позвоночнику. Хотя и не такие уж и сильные и частые, как после моего второго возвращения в себя. В первый раз, после того, как кто-то в парке приложил меня камнем, боли я не ощущал. Даже мог вполне сносно говорить после первой операции. Из комы мне помогла выйти моя супруга.

Но потребовалась вторая операция и меня ввели в искусственную кому. Чтобы организм расходовал силы только на восстановление. Да и лекарства, которые мне вливали внутривенно капельницами, были крайне болезненными.

Так что сейчас, я с радостным удивлением наблюдал, как мои ладони сжимаются в кулаки. Хоть и не с прежней силой. Но надежда есть! Я даже забыл про Сергея и неоконченное дело.
-Ну, что голубчик? Как ощущения?
-Отлично! – Я снова взял стакан с водой и отпил, хлюпая через трубочку, забыв о приличиях. Полное счастье!
-Давай стакан. Надо осмотреть тебя.

Я был на редкость послушным. Пока Олег Иванович ощупывал и простукивал моё тело, снимал показания с приборов, я даже не позволил себе сделать ни единого едкого комментария. Хотя очень хотелось – характер такой! Ну, люблю подколоть человека или остроту отпустить! Бывает, что и не к месту. На вопросы об ощущениях старался отвечать максимально точно и развёрнуто.

Наконец, Олег Иванович устроился на стуле возле мой кровати с планшетом в руках. Он явно был доволен результатами обследования:
-Ну, что голубчик. Твои дела не так уж и плохи. Придётся, конечно, еще чуток полечиться в больничке. Потом отдохнуть в санатории на реабилитации. Там поплаваешь в компании таких же выздоравливающих. Походишь на лечебную физкультуру под руководством нашего чудесного персонального тренера. Замечательная девушка! Хоть и молодая, но талантище, скажу я тебе! А ещё там есть волшебные тренажёры. Так что,  бог даст, уже скоро вернёшься к работе.

-Я, что, буду ходить?  - Почему-то удивился я.
-Будешь, конечно! – Сказал Сергей. Если бы я мог, то упал бы с кровати от неожиданности. Его фантом  стоял с другой стороны кровати, сложив руки крестиком на груди. За спиной у него маячили Ангельские Воины.
-Не сразу, конечно,  - продолжил Олег Иванович,  - но будешь. Главное, слушаться врачей и выполнять их назначения.
-И верить, - добавил Сергей.  – Про меня не забыл?

Я повернулся и шикнул на него. Олег Иванович внимательно посмотрел на меня и усмехнулся:
-Донимают?
-Да дело у меня не оконченное осталось.  –  Нехотя ответил я. Немного помолчал и добавил, кивнув в сторону фантома Сергея,  - там.
-Это хорошо. Вопросы есть?
-Боль. Волнами по позвоночнику.
-Замечательно. В твоём случае это означает, что ты жив и будешь ходить. И бегать. Поверь мне без долгих научных объяснений. Обезболивающими препаратами увлекаться нельзя. Но я всё же сделал тебе назначения. Там супруга твоя пришла. Звать?

-Конечно! – Обрадовался я. – И у меня будет маленькая просьба. Пусть ко мне пригласят из полиции спеца по сотавлению портрета со словесного описания.
- Я распоряжусь, - Олег Иванович поднялся.  – Поправляйся, голубчик. Не стесняйся звать на помощь сестричек. И поаккуратней там, с шаманством своим этим.
Доктор сделал круговой жест над головой, как при первой встрече и вышел.
-Сгинь, - снова шикнул я на Сергея. - Помню я о тебе. Сейчас жена придёт. Дай нам наедине пообщаться.
-У тебя есть план? – Встревожено спросил он вместо того чтобы исчезнуть.
-Есть. Исчезни уже!

-Ладно, - обиженно поджал губы Сергей. Фантом его стал прозрачным, почти не видимым. Но меня не проведёшь:
- Есть у меня план! Сейчас портрет твой составим и будем искать среди пропавших. Надо же найти родителей твоих!
-Точно! Я об этом и не подумал! Не понимаю сам, по какой причине не могу назвать своего адреса?

Дверь в палату приоткрылась, но жена не вошла. Она с кем-то разговаривала.
-Кыш! – Махнул я рукой на непрошеного гостя. Фантом Сергея растворился окончательно. И вовремя – вошла моя супруга. Ангельские Воины продолжали висеть под потолком почти невидимой паутиной. Какая наглость! Позже разберусь.

7.
Ночь прошла, в общем-то, хорошо. Я просто спал, хотя по-прежнему ощущал боль. Даже снов не видел. Видимо, притерпелся. Во время утреннего обхода и процедур я был задумчив. Не давала мне покоя история Сергея. И Ангельские Воины бесшумной наглой тенью перемещающиеся по моей палате.

Как такой парень – молодой, красивый, не глупый, поддался на уговоры каких-то Ангельских Воинов? Что это ещё за персонажи такие – Ангельские Воины? Откуда они взялись? За всю жизнь я ни разу не встречался с мифическими сущностями. Хотя и слышал о них. Но верить в их существование никогда не верил. Думал, что люди в старину придумали страшилки для детей, да сами однажды и поверили в них.

А, выходит, что это не так. Рассказ Сергея можно было бы списать на болезненное воображение подростка, едва-едва вступающего во взрослую жизнь. Но факт на лицо – вот они, красавцы, подтолкнувшие его к самоубийству, красиво завернув его в самопожертвование, висят у меня в палате под потолком.
Надо разбираться.

Я еле дождался прихода спеца из полиции. Портрет составляли долго. Мне хотелось добиться максимального сходства. Тем более оригинал снова маячил у моей постели, комментируя портрет. Так что вышло очень похоже. Теперь осталось только дождаться результата поиска по базе потеряшек.

Пока ждали известий – из интенсивной терапии меня перевели в обычную палату. Ангельские Воины, естественно, переехали со мной. От их постоянного присмотра я чувствовал себя сначала неловко. А потом привык и перестал обращать внимания. Жизнь моя теперь стала веселее - меню расширили, боль поутихла. Я уже мог самостоятельно садиться.
 
Но появился зуд по всему телу и желание постоянно чесаться. Во всех местах. Иногда нестерпимо. Жена принесла мне сувенирную чесалку в виде ладони на палочке. Самый смешной подарок изо всех, которые я получал. Медсёстры надо мной хихикали, жена подкалывала, придумывая шутливые прозвища, доктора тоже не отставали. Постепенно и мне ситуация стала казаться комичной и я включился в игру. Смех – отличный доктор! И пусть эти чертовы Воины катятся куда подальше!
Наконец, объявился гонец из полиции с полным досье на родителей Сергея. Ознакомившись с полученными данными, я сильно удивился.
 
-Серёга! – Позвал я фантом, как только закончил читать.
-Тута! – Мгновенно материализовался он. –Вижу, есть новости обо мне.
-Ты чего не сказал, что ты из Канады?
-А я знал?  - Фыркнул Сергей.  – А эти чего тут? – Кивнул он головой в сторону  Ангельских Воинов, облюбовавших дальний от окна угол под потолком у входной двери.

Я посмотрел на навязчивых гостей. Казалось, они внимательно вслушиваются в каждое сказанное нами слово. Вот и не прогнать их никак!
- Понятия не имею! – раздражённо махнул я рукой. – Представляешь, они за мной везде таскаются. В ресторан, на процедуры, на прогулки. И такое ощущение, что даже в туалете за мной наблюдают, хоть их самих я и не вижу. Молчат. Даже не думают. Или я не могу считать их мысли, Хотя кое-какая информация о них у меня всё же появилась. Так что придётся при них общаться.
Сергей печально вздохнул:
-Ладно, чего уж тут!

-Я вот только одного не пойму, - продолжил я, - ведь мы когда встретились, ты русскими именами друзей называл. Да и местность была на нашу похожа. Хотя, в Канаде есть места, похожие на Российские. То, что мы с тобой по-русски общались, это как раз объяснимо. «Там» все понимают друг друга на том языке, на котором говорили при жизни. Вот для тебя, например, какой родной язык?

-Да вроде тоже русский.
-Ну, допустим. Потому как фамилия и имена твоих родителей русские.
-А еще что ты узнал про них?
Я взял с прикроватного столика папку с бумагами и пересел в кресло у окна. Поближе к свету.
-Так, вот. – Я открыл нужную страницу. – Твои родители родились в Канаде, но проживали в разных закрытых русских общинах. К моменту твоего рождения они переехали в другой город и присоединились другой общие, так как получили работу. Выбирать им особо не пришлось, так как финансовый кризис охватил весь мир. А рождение ребёнка, сам понимаешь, дорогостоящая затея.
Про обучение в школе я пропущу – ты и сам всё знаешь. После того, как ты пропал, тебя искали всем городом. Полиции активно помогали волонтеры. Среди них были и те, кто помог тебе исчезнуть. Так часто бывает, что убийца возвращается на место преступления. Ну, а твои товарищи, видимо боялись, что тело случайно найдут и вся правда вскроется.
-А что сейчас с моими родителями? – Перебил меня Сергей.
-Отца разбил инсульт и он теперь еле-еле передвигается с палочкой. Выходить из дома ему крайне трудно, поэтому основное время он проводит дома у окна. Часто спрашивает о тебе, плачет. Печальное зрелище. Мама оказалась более стойкой. Бодрится, ведёт хозяйство. Им помогает социальный работник. Сбережения подходят к концу, так как мама не перестаёт тебя искать и наняла частного детектива. Так что пособие от государства сейчас им весьма кстати приходится.
- И как им передать информацию обо мне?
-Мои сотрудники уже связались с детективом. Жду результата. Думаю, ты сразу поймёшь, что твое тело нашли.
-Надеюсь! – Сергей выглядел расстроенным. –А, что будет со мной дальше? Ну, тело захоронят. Это понятно. И еще эти Воины. Что ты про них узнал?
Я закрыл папку и положил её на колени.
-Сергей, о Воинах мне известно только то, что они должны помогать ангелам-хранителям оберегать людей от сущностей из нижнего мира. А еще мешать людям грешить, чтобы те сами не превращались в сущностей нижнего мира. Точнее сказать не могу. Сам первый раз с ними сталкиваюсь.
-И это всё?  - парень выглядел разочарованным.
-Хорошо, что это удалось узнать.

Какое-то время мы оба молчали, думая каждый о своём. Я смотрел в окно и перебирал события с момента, как получил удар камнем по голове. Нападавшего так и не нашли. В пятницу меня выписывают из больницы и переводят в реабилитационный центр. Соседство с Ангельскими Воинам уже изрядно надоело. Они, что, теперь  всюду будут за мной волочиться? Я недовольно хмыкнул и посмотрел в угол над дверью. О, мой Бог! Он был пуст! Не успел я обрадоваться, как понял, что непрошеные гости материализовались прямо напротив меня во всей красе.

-Идем с нами.  – Хор неприятных низкочастотных голосов ударил мне прямо в мозг.
-Ни за что!  - Громко отчеканил я, рассматривая Воинов. Не понятно, почему раньше они казались мне такими уродливыми. Нормальные парни. Я бы даже сказал, красавцы спортивного телосложения. Все трое. Модно подстрижены, чисто выбриты. Одеты в джинсы, чуть надорванные по моде, обтягивающие футболки и кроссовки.  Видимо, лохмотья, мех на руках и шлемы мне привиделись из-за игры света и тени. Да и далеко они от меня зависали.
Трое?
От неожиданного понимания того, что только что произошло, я подпрыгнул в кресле.
-Серёга! Ты? –Удивленно воскликнул я.
Стоящий ближе всего ко мне Ангельский Воин улыбнулся.
-Я – голос был неприятным и не сочетался с ангельской внешностью.
-Ты всё же получил, что хотел!
-Да!
-Значит, или мы с тобой ошиблись в выводах про самопожертвование. Или все же сумели исправить ситуацию.
-Не все так однозначно, - покачал головой Сергей. - Присоединяйся к нам.
-Нет, не могу. У меня ещё в этом мире дел хватает.  – Тут мне пришло несколько видений о том, какие подвиги совершили Ангельские Воины. Удивительно. Заманчиво. Но нет. Я пока не готов расставаться с супругой. Да и вообще со всей земной жизнью. Тут любопытство пересилило и я спросил: - А почему вы выглядите, как обычные люди? 
-Потому, что каждый видит нас по-своему. – Ответил Сергей.
-А какие вы на самом деле?
Сергей засунул руки в карманы джинс и пожал плечами:
-Многоликие, какие же ещё? Ну, так ты остаёшься?
-Да.
-Ну, тогда, до встречи!

Ангельские Воины, наконец, исчезли и я остался наедине с собой. Впервые за долгое время. Мне нужно было тщательно обдумать полученную про воинов информацию.

Я положил папку на журнальный столик, встал и начал медленно прохаживаться по палате, наслаждаясь одиночеством. Я много чего повидал за свою длинную жизнь. Побывал в разных переделках. Взять вот последнюю – получил камнем по голове не пойми за что. Хотя, на всё есть своя причина. И точно знаю, что не одна. У этого удара будут далеко идущие последствия, которые колоссально повлияют на мою жизнь.

 Я в задумчивости остановился напротив окна. С двенадцатого этажа госпиталя открывался отличный вид на город. Какой чудесный зимний день! Эх, прокатиться бы сейчас на лыжах с горы, поднимая снежный вихрь! Воображение нарисовало настолько яркую картину, что я ощутил холод на лице и лыжные палки в руках.
И тут я понял, что реабилитация мне абсолютно не нужна. Я полностью здоров, полон сил и энергии!

Мне осталось только гадать, кто преподнёс мне такой ценный подарок.

Но я докопаюсь до истины. Рано или поздно.







Рецензии