Птица счастья

    Как-то летом зашёл я в гости к своему давнему приятелю - лет пять с ним не виделись. Поздоровались, обнялись, как положено, он даже слезинку у глаза вытер, стол соорудили. Сидим о жизни разговариваем. Обо всём уже переговорили и дошли – как это обычно водится до извечных вопросов: в чём смысл жизни и где найти счастье. И тут он мне говорит:

 - Ты что в выходные делаешь?

 - Да вроде пока ничего не планировал, - ответил я.

 - А поехали со мной птицу счастья ловить.

   Я немного опешил, посмотрел ему в глаза внимательно:

 - Кого? - настороженно спросил я прищурившись.

   Приятель мой преобразился.

 - Сейчас всё объясню, - сказал он, взял остывший чайник и пошёл на кухню. … Пришёл, налил горячего чаю в рюмки, подложил печенье в тарелку, сел поудобнее и говорит:

 - В трёхстах километрах от города есть болото, где водится птица счастья. Мы раз в год ездим туда: ловить её …

 - Ты какой чай заваривал? – спросил я.

 - Грузинский трёхлетний.

   «Да, с Грузией у нас давно отношения не ахти, может, что и подсыпают», - подумал я. А сам говорю:

 - Так там их – птиц счастья - всех поди уже переловили?

 - Говорят, у каждого человека своя птица счастья, - очень серьёзно продолжал он, - и когда она прилетит – этого никто не знает. Люди месяцами на этом болоте сидят – ждут. Если не встретят, то на следующий год приезжают, некоторые уже полжизни ездят. А некоторым везёт, а некоторым даже - сразу. Я вот на недельку еду – на больше с работы не отпустили. Поедешь? Если на неделю не сможешь, то тебя в воскресенье вечером в город подкинут.

   Я смотрел на него, а голова моя была полна различными предположениями, причём каждое отчаяннее и смелее предыдущего. Из наивных глаз приятеля смотрели на меня, знакомые с детства: романтика и непоколебимая чистая вера в то, что главное в этой жизни не то, что лежит на поверхности, а то, что «там за горизонтом». Благодаря таким восторженным мыслям, он мне всегда и нравился. … А почему бы и нет, - в конце концов подумал я. …

   В пятницу вечером я заехал за своим приятелем, и мы на двух машинах поехали на болото: ловить птицу счастья. В дороге я представлял, как она выглядит. В моём воображении это было маленькое нежное создание с лёгким воздушным оперением, почему-то светло серого цвета. Она парит около меня, как колибри около цветка, а я прячу руки за спиной и не дышу: понимаю, что одно неловкое движение и оно - счастье – улетит, упорхнёт от меня далеко-далеко. И от одного понимания того, что счастье сейчас рядом – мне становится хорошо и уютно. …

   Болото оказалось очень унылым местом: низкое хмурое небо, быстролетящие тёмные облака, скорее похожие на тучи. Вокруг вода и камыши, вода и камыши, всё серое – даже цветов, несмотря на разгар лета – не было. Небо изредка всё же прояснялось. Но тут же словно вороньё вновь налетали тучеподобные облака. Лагерь ловцов птиц счастья, к которому вела узкая просёлочная дорога, стоял на небольшой возвышенности среди немногочисленных тощих берёз, а вниз уходило болото, бескрайнее тоскливое болото. …

 - Говорят здесь встречаются топкие места, несколько человек на моей памяти назад не вернулись. Будь осторожен и ещё здесь можно заблудиться, если зайти далеко, то ориентиров не будет – кругом однообразие, - наставлял меня приятель, когда мы уже вечером шли к общему костру.

   Темнело, горел большой костёр, вокруг которого сидели двенадцать ловцов счастья. Самому молодому был двадцать один год, самому старшему шестьдесят четыре. Познакомились. Все были спокойны и серьёзны, вели интеллигентные беседы, никто не перебивал друг друга. В основном говорили на отвлечённые темы, но чувствовалось, что то, ради чего они здесь и собрались, довлеет в мыслях каждого, но выплеснуть сокровенное не решался никто.

   Было уже поздно и мы устроились в палатке на ночлег, когда с болота стал доноситься писк, как будто кто-то звал на помощь.

 - Не пугайся, это птица счастья зовёт кого-то из нас, - сказал мой приятель и уснул.

   На следующее утро я проснулся, как это ни странно, от тишины: не шумели машины за окном, не устраивали утренние разборки соседи, не шлёпала по квартире жена – эти звуки были настолько привычны, что продлевали мой утренний сон, а сейчас всего этого не хватало. Приятеля уже не было, и я стал собираться в дорогу: положил в рюкзак ещё с вечера приготовленные бутерброды, вскипятил воду и сделал в термос кофе. Одевшись и натянув на ноги болотные сапоги, я ступил в воду, которая была мне по голень. Дно было мягким, но не вязким. Пройдя ещё метров двести, я оказался среди островков камыша, который по высоте превышал мой рост примерно на полметра. Камыш то сгущался, то редел, то открывалась чистая вода, которая была здесь мне по колено. Местами из воды выглядывали кочки с травяными бровями и пронзительно на меня смотрели. Казалось, что это гиблое место и здесь не только птица счастья не водится – здесь даже лягушек не видно. И действительно из живности кроме комаров я там ничего не видел.

   Побродив часа четыре по болоту, я набрёл на кем-то сделанный настил из брёвен. Он лежал на отмели среди густого камыша, укрытый от постороннего взгляда. Найдя вход, я зашел в этот уютный схрон, достал бутерброды и принялся жевать, запивая ещё горячим кофе. Вдруг я отчётливо почувствовал на себе чей-то взгляд, повернувшись, я увидел два больших глаза, смотрящих прямо на меня, причём взгляд этот был осмысленный. В четырёх метрах от меня стояла серая под цвет камыша птица: мощный длинный клюв, крепкая шея, короткие крылья и длинные ноги с мускулистыми бёдрами. Минуты три мы не отрывали друг от друга взгляд, потом начали не стесняясь рассматривать друг друга.

 - Ты кто? – вдруг спросил я, то ли от волнения, то ли взгляд разумных глаз меня сподвигнул, то ли ещё что-то, но я заговорил с птицей.

  - Счастливая птица, - ответила она человеческим голосом.
 
   И тут внутри меня сработал какой-то инстинкт, с таким чувством по-видимому древний человек загонял мамонта в яму: я вскочил и кинулся на птицу, она шарахнулась в сторону, но я успел схватить её за хвост. Она извернулась, вскрикнув от боли, подпрыгнула и повалившись в камыши, упёрлась мне в грудь своими мощными ногами. Получив пару сильных ударов в лицо, я потерял равновесие, но изловчившись крепко схватил счастливую птицу за ногу. Она была явно сильнее меня. Птица сквозь камыш выскочила из схрона, вытащив меня за собой, затем начала дёргать ногой, за которую я держался. Я болтался из стороны в сторону с выпученными глазами. Вдруг она остановилась и наклонилась надо мной. Я лежал в воде всё еще держась за её ногу, отвернул лицо чтобы не смотреть на неё. Вдруг она спокойным голосом сказала:

 - Поигрались и хватит: отпусти, а то сейчас клюну в темечко и нет тебя. Дети убиваться будут, и жена счастья так и не увидит. Для них ведь стараешься?

 - Угу, - сказал я и отпустил ногу.

  Покарабкавшись немного в воде, я встал, птица оказалась со мной примерно одного роста, только гораздо крепче меня физически, к тому же находилась в родной стихии.

 - Ненормальный, - сказала она и скрылась в камышах.

   Весь мокрый, с тяжелеными полными воды сапогами я побрёл в сторону настила и вдруг моя правая нога увязла и стала медленно утопать во дне. Я начал отчаянно дёргать ногой, опираясь естественно на левую, но та тоже стала погружаться. Я человек настырный и привык в жизни полагаться только на себя, поэтому я собрался, лёг на воду насколько это оказалось возможным, дотянулся до ближайшего камыша и стал изображать движения змеи пытаясь высвободиться из болотного плена.

   Минут через сорок, обессиленный, по грудь в болоте, я понял, что самому мне уже не выбраться. На меня напал дикий страх, и я начал вначале потихоньку, а потом истошно до хрипоты звать на помощь. Что я кричал и как долго - я уже не вспомню, но, когда я уже окончательно выбился из сил и из горла вырывались какие-то шипящие звуки, я вдруг, как во сне увидел птицу, смотрящую мне в глаза.

 - Давай руку, - сказала она.

   Я протянул дрожащую руку, она ухватила меня своим крылом, которое как будто трансформировалось в крепкую сильную кисть и довольно легко вытащила меня из плена.

   Я, тяжело дыша, начал осознавать, что жизнь ещё продолжается. … Птица помогла мне подняться и повела меня куда-то в камыши. Я не сопротивлялся и послушно держа её за крыло брёл за нею.

   Через пятнадцать минут я сидел на каком-то островке на мягком настиле в трусах около пылающего костра, вокруг на ветках сушилась моя одежда. Птица заботливо укрыла меня пледом, дала выпить чего-то крепкого. Закипал чайник.

 - Спасибо, - сказал я. А сам сидел и думал, как мы неблагодарны, потому что не умеем искренне благодарить других за то хорошее, что они делают нам. Вот и сейчас – мне жизнь спасли, а я: сухое официальное – спасибо.

 - А ты правда птица счастья? – сказал я, пытаясь отогнать от себя обличающие меня мысли, когда мы сидели на настиле и пили кофе с бутербродами. Птица, когда вытащила меня, предусмотрительно забрала мой рюкзачок с настила из схрона.

 - Я - счастливая птица, это люди придумали, что если меня увидишь, а ещё лучше – поймаешь, то счастье в жизни будет. Своё счастье я добываю сама. Хочется быть счастливой, вот и стала сильной и научилась приспосабливаться к обстоятельствам – иначе никак. А вы всё птиц каких-то ловите, а ещё существами разумными себя называете.

 - А ты умеешь летать?

 - Нет, - с грустью сказала она.

   Мы сидели вплотную к друг к другу и смотрели на водную гладь сквозь окно в камышах, лёгкий ветерок играл свою песню, солнышко наконец-то выглянуло из-за облаков и мило улыбалось нам.

 - Это «Краковская»? - спросила птица счастья, показывая на бутерброд.

 - Угу, - буркнул я в раздумье.

 - Совсем колбасу испортили, - сказала птица и сделала глоток кофе.

 - Ты считаешь, что своё счастье каждый должен ковать сам? – спросил я.

 - Конечно, чтобы расцвёл цветок: его необходимо посадить, поливать его, ухаживать.

 - А вдруг семя невсхожее окажется?

 - Семя это душа твоя. Раз ты ищешь счастье, значит всхожее. Вот ты зачем сюда поехал?

 - Не знаю, друг позвал. Хотелось с ним пообщаться. Давно не виделись.

 - А ты счастливый человек? – спросила птица.

 - Наверное. Я люблю свою семью, у меня хорошая работа, прекрасные друзья.

 - У счастливых птиц есть поверье, если встретишь хорошего человека, то сможешь научиться летать…. Понимаешь, я же птица, мне летать хочется …

   Птица прижалась ко мне.

 - А поехали ко мне в гости, я тебя со своими познакомлю. В баньке попаримся, в кафе сходим, в бильярд поиграем. Ты была в театре?

 - И как ты себе это представляешь? Да и пугаюсь я, когда много народа вокруг. Я люблю тишину и покой, - и она обвела крылом, показывая на окружающую местность, - я нужна здесь на болоте, а среди шума и ярких огней ты забудешь про меня.

 - Тогда будешь жить у меня, и я тебя никому показывать не буду.

 - Ты меня ещё в конуру на цепь посади…

 - Извини, я не это имел ввиду. ….

   В тот вечер в лагерь ловцов птиц я не вернулся. Оставшиеся ночь и следующий день я провёл на маленьком островке у костра вместе со счастливой птицей. По её словам, «у неё начали шевелиться перья на крыльях», по-видимому они начали расти. Всё время мы проговорили с ней о жизни, подремав лишь пару часов в шалаше около костра. Она мне где-то раздобыла пол мешка пеляди – гостинец для семьи. …

   Прошло уже много лет, сейчас мы всей семьёй пару раз за лето ездим на болото к счастливой птице, а зимой она улетает в тёплые края.
   
                                                                                                         Сентябрь 2017


Рецензии
Здравствуйте, Константин!
С каким глубоки смыслом Ваша сказка! Счастье не только надо искать, но, если счастлив, им надо делиться. Ваш герой помог Птице взлететь. Это великолепно!
Пишете грамотно, язык хороший, читается легко.
С уважением и пожеланиям творческого неравнодушия, Владимир.

Владимир Цвиркун   26.02.2018 09:13     Заявить о нарушении
Спасибо, Владимр.

Птицам счастья надо помогать, глядишь и мы станем счастливыми!

Вдохновения Вам!

Константин Милованов   11.03.2018 18:34   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.