Про Жегловых

   Совершая побежку в культурном парке Проза ру, повстречал там  автора по имени Григорий Рабинович 2, выпустившего погулять своё
http://www.proza.ru/2010/07/02/1111  - сочинение не рядовое и темой своей лишающего впечатлительного читателя способности объективно оценить  достоинства нашего  Григория перед лицом Литературы.  Какая уж тут может быть рецензия - потушить бы пожар своей души вспыхнушей по вине автора. И я решился на встречный пал.
В продолжении этой темы - придумал я - было бы полезно вообще установить такой вот порядок в стране:
- каждый гражданин, достигший призывного возраста, а значит,по мысли законодателей, созревшего для принятия даже и самой геройской гибели  в интересах государства, должен быть помещён в следственный изолятор и на него открывается дело о мыслепреступлении;  и в течение достаточных лет по нему ведётся следствие, по окончании которого вершится суд и выносится решение о соответствии состояния гражданина его праву свободно действовать на территории республики.
     Вероятнее всего подобная картина жизни может показаться предельной фантасмагорией, продуктом изощрённого сарказмом сочинителя. Было бы здорово, чтобы для таких фантазий не было решительно никаких оснований.

     Но вот вам бытовая сцена мимоходом наблюдаемая мной в минуты праздности. Крупный город, называющий себя культурным, любимым и вообще - столица пределов, до которых только может дотянуться мысленный взор горожанина и гостя этой региональной столицы. В центре города обустроен некий  архитектурный ансамбль со множественными строениями  возбуждающими у наблюдателя глубокие историко-культурные смыслы. Одной из частей этого ансамбля является выстроенный мостовой переход над оживлённой городской магистралью . По мосту легко и с пользой для своей впечатлительности можно совершить переход от источника пищи высокодуховной ко множественным  предложениям  именно пищи откровенно потребительской, даже и самого низменного уровня. А можно задержаться на мосту и любоваться видами города, или просто постоять и подумать о чём угодно, потому что угрозы быть трамированым техникой оставлены внизу, а пешеход здесь редок и благодушен. Основной людской поток  совершается в некотором отдалении от этого удобного для наблюдения места.
      Три девицы у парапета источают юную прелесть. Они, хоть вроде бы и и стоят на месте, но как бы и пританцовывают от избытка девических сил. А всё-таки вид их серьёзен, а ещё более серьёзна тема, которую они простодушно обсуждают. Некоторые детали их общения выдают в них студенток юрфака. Причём  тех курсов, когда, кроме формальных предметов юриспруденции, ими улавливаются глубинные понятия будущей профессии, которые так и не будут сгруппированы ни в один из предметов обучения, но которые окажутся главными на всю жизнь.
Уже и теперь - в  отношении девиц к толпе пробегающего внизу народа  проступает отнюдь не сочувствие, а  некоторое даже высокомерие, как бы готовое уже стать опорой для них, обречённых на участь  вершителя судеб тех, нижних, неразумных, но склонных к правонарушениям существ.
   Поэтому  Жеглов может покурить в сторонке, или  супчику куриного, да с потрошками,похлебать. На выбор. Выбор-то всегда есть.

;03.;10.;20170   6:23:18


Рецензии