Дружба

– Так что врачи сказали-то? - Тревожно спросил Саныч. - Ты только не ври! Нас жалеть не нужно - не бабы все-таки!
– Гастрит, – чуть слышно, будто оправдываясь, ответил Володя, - хронический гастрит.
– И что теперь? - Вскочил Мастер. - Вообще нельзя? Ни капли?
      Володя виновато опустил голову. Молча встал из-за стола и подошел к огромному ашановскому пакету. Дрожащими руками он достал бутылку водки и яблочный сок, с упаковки которого, будто насмехаясь, смотрел кривозубый мальчишка.
– Ну, Вы, мужики, наливайте. Зря покупал что ли?
– Как же это.... - Развел руками Саныч. - А ты?
– А обо мне не беспокойтесь, - кивнул он в сторону сока, - переживу.
      Рабочие московского металлургического завода Саныч, Мастер и Володя собирались каждую субботу в стенах старой, далекой от центра, хрущевки. Встречи проходили по-разному: одну неделю жен обсуждади, другую - начальство. в общем, кто больше достал. Темы менялись регулярно, но, честное слово, не было такого вечера, чтобы красотка "Столичная" не украшала стол уставших работяг. Она и сейчас стояла в центре, гордо возвышаясь над пачкой сока.
– И что, - продолжил Саныч, - лечению не поддается?
– Шут его знает. - Отмахнулся Володя. - Тошно мне говорить об этом. Давай тему сменим?
– Не выйдет, дружище! - Перебил его Мастер. - Это ведь меняет все!
– Да что меняет-то? Что? Дружбу нашу?
      За окном пошел дождь. Надоедливые удары капель по крыше разбавлял приятный звук наполняющихся стаканов.
– А, может быть, и меняет!
– Да ты брось, Мастер! - Вступился Саныч. - Мы с Володей шесть лет уже...
– Да знаю я! Знаю! Шесть лет уже собираемся, традиция...
– А вот и первый тост! За традиции!
      Володя по привычке осушил стакан залпом. Не то. Жжения нет. Вкуса приятного нет. Отрава, а не питье. Перевод денег, одним словом.
– Так самое обидное, мужики, - продолжил страдалец, - жена-то моя Лидка, когда узнала... Говорит: "Так тебе и нужно, алкоголик проклятый!"
– Дура. - Заключил Саныч.
– Дура и есть. - Подтвердил Мастер.
– Дура! Я ведь ей сто раз говорил, что сам алкашей проклятых терпеть не могу! Они же нас позорят, выпивающих!
– Это верно. - Заключил Саныч.
– Дело говорит. - Подытожил Мастер.
– Между нами разница какая огромная! Они пьют, чтобы у них башню сорвало, а мы... А мы для бесед теплых. Дружеских!
– До слез. Как хорошо сказал. - Поднялся Саныч. - Второй тост: за друзей!
      Володя выпил стакан сока. Выпил без радости. За компанию выпил, чтобы от мужиков не отделяться.
– Верно мыслишь, - обратился Мастер к больному, - да только словами своими могилу роешь... Себе же.
– Да что ты к нему привязался? - Ударил кулаком по столу Саныч. - Лучше колбасу мне подай...
– Сам возмешь! Сидите тут, делаете вид, будто ничего не произошло! А вспомните хоть знакомство наше!
– А что с ним не так? - Виновато спросил Володя.
– Все с ним так! Это с тобой проблемы! Пили мы что тогда?
– "Столичную"...
– Правильно! И шесть лет последних мы что пили?
– "Столичную"...
– Третий тост: за "Столичную"! - Попытался вмешаться Саныч.
– Да подожди ты, с тостами! - Перебил его Мастер. - Нужно с гастритчиком разобраться...
– Да что со мной разбираться? - Вскипел Володя. - Привязался: "Столичная", "Столичная"... Что ты как Лидка, ей Богу! Будем также собираться по субботам: вы водку пить, а я сок. Что изменилось-то?
– Ничего, Володя, не изменилось! Да только подумай головой своей, что нас связывает больше: "Столичная" или дружба?
    Дождь перерос в настоящий октябрьский ливень. Ветер со зверинным рыком гнул за окном раздевшиеся березы.
– Ты на себя посмотри! - Продолжал Мастер. - Вырядился! Желтый пиджак, очки, брюки... Это тебя супруга от радости размулевала? Ты ведь теперь муж идеальный, стало быть!
– Ну ты, Мастер, и сволочь! - Крикнул Володя. - Я к Вам, как к друзьям, с горем пришел, а ты...
– А дело не во мне! И даже не в Саныче! Дело, брат, в "Столичной"! В знакомстве нашем дело! Так всегда, Володь: встретились бы мы на футболе или, скажем, хоккее, то грош цена нашей дружбе без шайбы или мяча была! Понимаешь?
      Дождь прекратился. За окном, как и в квартире, воцарилась тишина. Даже "Столичная" не под силу было ее разбавить.
– Понятно. - Буркнул Володя. - Убил меня гастрит для друзей. Убил. Напрочь.
– Да не слушай ты его, Володя...
– Да ладно, Саныч. Чай не маленький - понимаю все. Поздно к тому же... Пойду я, наверное.
      Молча выйдя из-за стола, Володя подошел к вешалке, снял, купленное в роковой день, пальто и направился к выходу. Обернуться хотелось, но он себе этой слабости не позволял. Терпел изо всех сил.
– Ну ты, это Володь, - виновато произес Саныч, - не грусти сильно.
– На заводе в понедельник увидимся! - Ехидно бросил Мастер.
– Верно. До встречи, мужики.
      Володя с тех пор Саныча и Мастера только у станка видел. Обменивались неловкими: "Здорово!", "Удачи!", и все. Изредка, если в столовой в очереди рядом стояли, жен обсуждали или начальство. Ну, кто достанет больше!
     А "Столичная" с того самого дня магию свою растеряла.
     Ох, как растеряла...

(Фото из Интернета)


Рецензии
Евгений, ваш рассказ немного напомнил диалоги из пьесы великого Александра Валентиновича Вампилова "Утиная охота". Это признак вашего несомненного писательского таланта. С уважением, Ярополк.

Ярополк Краснобаев   18.03.2018 03:02     Заявить о нарушении
Спасибо.
Хотя про талант, думаю, слишком громко сказано.

Поздняков Евгений   18.03.2018 06:51   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.