Конь мой вороной

Конь мой вороной

На что я надеялась? Можно ли было предвидеть провал моей очередной «блестящей» идеи? Конечно, можно. Но лето, отпуск, мечты о романтике сыграли злую шутку. И желание подтолкнуть наши вяло текущие отношения с Игорем если не туда, где играют марш Мендельсона, то хотя бы к совместному проживанию. Моя подаренная бабулей квартирка готова принять ещё одного постояльца.
Ни разу любимый не остался ночевать. Не помогли в качестве намёка приобретённые для него тапочки, зубная щётка, бритвенные принадлежности. Он, видите ли, не хочет волновать маму. Проживал Игорь с родителями. Вот будь я мамой тридцатилетнего оболтуса, меня бы наоборот волновало, что он ночует дома. Нет-нет, Игорь не оболтус, вполне себе успешный менеджер. Вспыльчив, самолюбив, эгоистичен — что есть, то есть. Но все мы не без недостатков. Вот у меня, например, целых два лишних килограмма.

После года встреч с Игорем я решила вывести наши отношения на новый уровень. И тут пришла она. Идея. Выглядело всё заманчиво. Пикник на чудесной полянке среди леса — это местечко я давно приглядела, действительно прелесть. Любимый, я и танец «семи покрывал». Арабскую музыку на смартфон скачала, лишние килограммы даже в плюс — необходимая вещь для восточных танцев, волосы в чёрный цвет покрасила. Чем не Шахерезада? Очарую, соблазню, голову заморочу, приворожу так, что жизнь без меня не мила будет. Круто же!
Идея оказалась затратной, хорошо отпускные перечислили вовремя. Я носилась по магазинам и рынку, скупая необходимый антураж. Шатёр не потяну, годится зонт от солнца, покрывала заменят разноцветные куски прозрачной органзы, золотые браслеты на руки и на ноги — бижутерия. Подушки из дома сгодятся, а вот на наволочки шёлк пришлось прикупить. Вино, сладости, фрукты, мясные деликатесы, какие Игорь любит. Придушив заворочавшуюся жабу, приобрела кальян и всё к нему прилагающееся. Сборкой не заморачивалась — у меня для этого мужчина есть.

Все заготовив, осчастливила Игоря приглашением на пикник и обещанием сюрприза. Подозреваю, согласился он исключительно из-за сюрприза. Вылазки на природу любимый не чествовал, берёг свою «шевролюшку». Да, я так называю про себя его машину, да я ревную, ведь с этой четырёхколёсной он проводит куда больше времени, чем со мной. 

Но это мелочи, главное, утром в субботу — это у меня отпуск, а кое-кто трудится на благо фирмы — раздался телефонный звонок. «Анют, спускайся», — произнёс любимый и отключился. Я не успела и слова вставить и замерла с открытым ртом, очумело глядя на две большие клетчатые сумки и зонт, который даже со сложенной ручкой составлял полтора метра, всего на десять сантиметров меньше моего роста. Потянулась перезвонить и передумала, как-нибудь справлюсь, этаж третий. Выволокла багаж, прислонила зонт к косяку, закрыла дверь и кинула ключ в карман одной из сумок. На площадке обнаружился сосед дядя Саша.
— Привет, Аня, уезжаешь куда? — поинтересовался он.
С соседями мы дружим. Дядя Саша с женой меня даже опекают, иногда слегка бесцеремонно. Но они сделали для меня столько хорошего, что иногда можно выслушать парочку нотаций.          
— Нет, мы на природу, — ответила, кивнув на зонт. — Дядь Саш, покараулите, пока я вниз сносить буду? Всё сразу не получится.
Дядя Саша нахмурился.
— А что, твоему не судьба подняться?
— Ну дядь Саш, — заныла я.
— Ладно, помогу, — дядя Саша подхватил сумки и, прокомментировав: — Ничего так загрузилась, — направился к лестнице.

Я, радостно подхватив зонтик, попрыгала следом. Сосед обернулся, покачал головой и, спускаясь по лестнице, выговаривал:
— Ведь красивая ты девка, Аня. Лицо, фигурка, посмотреть приятно. Я, дедок, и то молодым себя чувствовать начинаю. Не ценишь ты себя. Ну что прыгаешь вокруг своего: Игорёчек то, Игорёчек сё? Тьфу, смотреть тошно. Не ты за парнями, они за тобой бегать должны.
— Что-то не бегают, — хотела шутливо, но получилось грустно.
Дядя Саша аж затормозил и развернулся всем корпусом.
— Аня, да ты же кроме своего Игорёчка вокруг никого не видишь. Глаза-то разуй. Сколько парней хороших. Нет, зациклилась на одном.
— А чем вам Игорь так не нравится?
Дядя Саша отвернулся и продолжил путь.
— Дядя Саша, ну чем?
— Вот привязалась, — буркнул он. — Смысл что-то объяснять, сама поймёшь, когда разбежитесь. Вы, девки, когда влюбляетесь, последний ум теряете.
— Что-то вы сегодня не в духе, — сделала я вывод.
Сосед вздохнул.
— Младшая наша снова замуж собралась, вчера знакомиться зятька будущего приводила.
— И как?
Сосед охарактеризовал будущего зятя несколькими словами, самым приличным из которых было «ушлёпок». Потом опомнился:
— Извини, Аня. Уж очень мне вас, бестолковок жалко.

Мы вышли из подъезда. Настроение резко улучшилось. Игорь стоял около машины и ждал. Классного парня я оторвала. Высокий блондин, широкоплечий, симпатичный. У любимого при виде соседа с сумками и нас с зонтиком брови поднялись вверх. Но навстречу он не двинулся, ждал пока подойдём.
— Спасибо, дядя Саша! — Я чмокнула соседа, поставившего сумки на землю, в щёку.
— Не за что, Аня, — ответил он и, развернувшись, пошёл в сторону магазина, сделав вид, что не заметил протянутой Игорем для приветствия руки.
Я подумала: «Опять пивко пить будет, а потом ругающейся жене скажет, что мне помог с сумками и переключит на обсуждение наших с Игорем отношений. Стратег ещё тот». Так ясно представила эту сцену, что хихикнула. Зря. Игорь засунул в багажник сумки и пробовал затолкать зонт.
— Не смешно, — возмутился он. — Куда столько всего набрала?
— Сюрприз! — Никто не испортит мне настроения. Нужно отвлечь любимого от мелочей. Зря что ли я надела короткие шортики и топик, выгодно облегающий грудь? Я потянулась, словно ненароком выпятив свои прелести. Ага, клюнул. Глаза заблестели.
— Анют, может, чёрт с ней, с природой. Пошли к тебе.
Ну уж нет, всё назад тащить? Ни за что! Но ответила мягко:
— Игорёк, ну я же так готовилась, поехали, обещаю, не пожалеешь! А зонт на заднее сиденье войдёт. По диагонали.
Ура, первый раунд за мной, встречай нас, солнечная полянка.

Ехать пришлось немного дальше, чем, видимо, рассчитывал Игорь. Он начал хмуриться. Моя отвлекающая болтовня помогала мало. Наконец, добрались. До полянки пришлось идти, оставив «шевролюшку» в отдалении. Любимый продолжал дуться.
— Игорёк, смотри, какая красота! — Я, подпрыгнув, повисла на его шее.
Игорь охнул, пошатнулся, но на поцелуй ответил охотно. Не прочь был продолжить, запустив руку под топик. Рано, сюрприз же впереди. Я отстранилась и кинулась к сумкам. Зонт вручила любимому со словами:
— Разбирайся.
Пока он воевал со складной ручкой, постелила покрывало, достала подушки, разложила на скатёрке продукты, бутылку вина, штопор, бокалы, тарелки, вазу для фруктов.

Игорь, устанавливая зонт, одобрительно поглядывал на эти приготовления. Помня о длине шортиков, повернулась к любимому спиной и наклонилась, поправляя импровизированный стол. Сзади раздался шумный вздох. Бинго!
Я проверила заготовки для танца, достала коробку с кальяном и, увернувшись от шаловливых мужских рук, — рано же ещё — вручила любимому со словами:
— Почувствуй себя шейхом. Но сначала собери.
Вот тут то моя идея и дала сбой. Оказывается, не все мужчины умеют работать руками. Зонт и тот стоял кривовато, пришлось поправить. А уж кальян... Какой чёрт надоумил меня его купить? Нужный настрой любимого покинул, он раздражался всё больше, вертя в руках инструкцию и пытаясь разобраться в трубках, шлангах и прочих деталях. Минут сорок разбирался. Тот же рогатый дёрнул вмешаться.
— Игорь, ты не той стороной вон ту трубку вставил.
— Вот сама и собирай! — Игорь отшвырнул уже почти готовый кальян.
— И соберу!
— И собирай, раз такая умная!
— Да, умная! Не то, что некоторые, полочку прибить не могут!
Зря я напомнила единственный и крайне неудачный опыт по помощи Игоря в моём доме.
— Вот и ищи того, кто умеет!
Игорь соскочил и быстрыми шагами направился в сторону машины. Вскоре из-за деревьев раздались хлопанье дверки и шум мотора. Он уехал. Бросил меня здесь и уехал.

Слёз и отчаяния не было, только злость. Вот так бросить свою девушку одну в лесу, беззащитную, слабую. Страх не появился, выберусь без проблем — такси в помощь. Злость разбавила досада. А как же мой танец? Ведь так готовилась, несчётное количество раз просматривала запись, старательно повторяя движения танцовщиц. Хотя, кто мешает? Я станцую! Для славной полянки, для леса, для солнца, для неба, для себя самой.

Прочь босоножки, на руки и ноги браслеты, на грудь ожерелье из монеток, волосы распустить. Где там мои покрывала? Лёгкая невесомая ткань словно взлетала в моих руках. Обнажаться не стала, закрепила покрывала на шорты и топик, не для любимого, пойдёт и так. Нашла и включила музыку, прикрыла глаза, растворяясь в ритме. Руки взметнулись вверх, бёдра привычно колыхнулись. Неожиданно ощутила себя бабочкой в коконе из покрывал. И только танец подарит свободу. Звон браслетов. Я красива! Прочь первое покрывало. Прогиб назад. Я молода! Прочь второе. Оборот вокруг себя, взмах рук. Я желанна! Слетает третье. Извиваюсь змеёй. Никогда не буду бегать за парнями. Соскальзывает четвёртое покрывало. Пусть они добиваются меня. За четвёртым пятое. Самые лучшие, самые достойные. Отлетает шестое. Седьмое, поднято на вытянутых руках и развевается сзади подобно крыльям. Невероятное ощущение счастья, лёгкости, полёта. Подняла голову, подставляя лицо солнцу, закружилась и отпустила седьмое покрывало. А если загадать желание?
— Хочу принца на белом коне! — сообщила небу, громко засмеялась, остановилась, опустила голову и застыла, потрясённая до глубины души.

 На краю полянки, опираясь на дерево, стоял... принц, наверное. Невероятно красивый молодой мужчина в старинной одежде — расшитый серебром камзол, не скрывал широких плеч, бархатные брюки обтягивали стройные ноги, на белоснежной рубашке красовалась чеканная золотая цепь, а голову венчал обруч, тоже золотой с красным камнем посредине. Светлые волнистые волосы падали на плечи, а лицо! Я таких красавцев видела только в кино и на обложках журналов. Прямой нос, чувственные губы, ямочка на подбородке, синие глаза в обрамлении чёрных густых ресниц. Я бы подумала, показалось, это моя фантазия, тем более что видела принца словно через какую-то пелену. Вот только взгляд у «фантазии» оказался очень живым. Мужской такой взгляд, жадно обшаривающий мою фигуру.

«А танец-то подействовал», — ехидно сообщил внутренний голос. Незнакомец, видимо остался доволен, на губах заиграла дьявольски сексуальная улыбка, глаза заблестели. Он напомнил маньяка, увидевшего жертву. Принц шагнул к преграде. Я завизжала, сама не ожидала, что умею так громко.
— Зачем так кричать? Сама же просила принца на белом коне, — раздался сзади негромкий вкрадчивый голос и следом характерное фырканье.
Я резко развернулась. Да, это был конь. Вороной, с блестящей на солнце шкурой.
— Ты не белый! — возмутилась я и грохнулась в обморок.

Очнувшись, почувствовала, как меня несут куда-то. Не подавая вида, что в сознании, слегка приоткрыла глаза. Увидела лишь краешек чёрной безрукавки и смуглую мужскую руку с татуировкой в виде ворона на плече. Точно не принц. Наверное, всадник на коне был, а я и не заметила. Почему-то на руках у всадника я чувствовала себя уверенно. Сильные такие руки, надёжные, точно не уронят. Вновь закрыла глаза, интересно стало, что дальше.
Меня осторожно опустили на подушки и бережно, я бы сказала, ласково, убрали прядь волос с лица. Больше ничего не происходило. Даже обидно стало. А где положенный спящей красавице поцелуй? Я открыла глаза и села. Принц никуда не делся, стоял около прозрачной преграды, упираясь в неё руками. Пройти на эту сторону поляны он, похоже, не мог, лишь наблюдал за мной слегка встревоженным взглядом.
— Вы в порядке, прекрасная леди?

Голос красивый, бархатный, обволакивающий. Точно — маньяк. И что там за прекрасная леди? Ой, кажется, он ко мне обратился. Машинально кивнула и встала. Незнакомец уставился на мои ноги. Вот озабоченный. Срочно нужно что-то делать. Я огляделась. Конь стоял на месте. Шикарная, конечно, скотинка, породистая, всадника не было. Кольнуло разочарование, ушёл, значит. Взгляд упал на импровизированные покрывала. На юбку годится. Я наклонилась за куском ткани и, только услышав судорожный вздох, осознала, что стою к принцу задом, и какой вид ему открылся. Распрямилась и обернула вокруг талии ткань со скоростью пограничника, поднятого по тревоге. Конь фыркнул.
— Эрик, немедленно пропусти меня! — Ого, как у незнакомца голос поменялся. Прямо, стальной. И, кстати, кто у нас Эрик?

— Ваше высочество, — ответил конь. — Я не убедился в полной безопасности для вас. Леди ещё не вполне адекватна.
Я подскочила к коню и выпалила:
— Сам ты неадекват! — Неожиданно в голову вползла настолько тревожная мысль, что тут же спросила: — Я в ваш мир попала?
Наверное, насчёт неадекватности конь оказался прав, ведь спросила я у него.         
— Вот ещё, кого попало в наш мир тащить! — фыркнула вредная скотина. — Это мы навестили ваш.
— Эрик! Я сгораю от нетерпения познакомиться с прелестной девушкой. Немедленно убери охранное заклинание. — Начал принц спокойно, но под конец рявкнул так, что я вздрогнула. — Эрик! Выгоню без вознаграждения!
— Уволят тебя, лошадка, без выходного пособия, — перевела я на язык нашего мира. Затем подошла ближе и прошептала: — Мы с тобой одной масти: ты и я.
Для демонстрации приложила прядь волос к чёрной шелковистой гриве. Конь заинтересовался:
— Это что было?
— Не оставляй меня наедине с этим озабоченным, пустить-то тебе его придётся, — горячо зашептала я на ухо вороному.
— Что мне за это будет? — альтруизмом конь не отличался.
Я сняла с шеи ожерелье из монеток и одела на шею вороного вымогателя.
— Годится, — шепнул конь Эрик и тряхнул головой. Монетки легонько зазвенели. А преграда исчезла. Причём так неожиданно, что принц чуть не пропахал носом землю. Но, гибкий, удержался.

Послав злющий взгляд принявшему невозмутимый вид коню, его высочество подошёл, присел на одно колено, взял мою руку в свои и представился:
— Принц Фердинанд к вашим услугам, прекрасная леди. Дозвольте узнать ваше имя.
— Анна, — дозволила я.
— Бесконечно рад нашему знакомству. — Принц принялся покрывать легкими поцелуями кисть моей руки, не отводя взгляда... нет, не от моего лица. Он чуть ли не облизывался на мою грудь.
Кинула вопросительный взгляд на коня. Тот кивнул в сторону накрытого стола.
Принц, между тем, развернул мою руку и поцеловал запястье. И? Где обещанный романистами табун мурашек и бабочки, порхающие в животе? Глухо, как в танке. И это от прикосновений невероятного красавчика. Эх, последую совету Эрика.
— Ваше высочество, позвольте угостить вас. Прошу к столу.

Принц поднялся, но руку мою не выпустил, уложил на свой локоть.
— Можете называть меня просто Фердинанд, — интимно прошептали мне на ушко. Еле сдержав улыбку — щекотно же, кивнула. — И позвольте называть вас Ани.
— Конечно, ваше... Фердинанд, — потупилась я, потихоньку отодвигаясь от прижавшегося чуть не вплотную высочества и обернувшись, мигнула коню, не отставай. Понял, может ведь, когда захочет. Мы прошествовали к скатёрке с едой. Эрик пристроился рядом со мной, с другой стороны. Представив, как это выглядит, улыбнулась. Принц, похоже, принял улыбку на свой счёт и приосанился. Как ни странно, Эрик тоже поднял горделиво голову. Принц усадил меня на подушку, устроился рядом и обратился к коню:
— Эрик, ты пока свободен. Там, за лесом чудесный выпас.
— Ваше высочество, я как ваш телохранитель не могу вас оставить.
Принц хотел что-то возразить, и тут вступила я.
— О, Фердинанд, я так хочу покормить лошадку! — Слегка капризный тон, невинный вид и милая улыбка — приём, отработанный ещё в детстве на родителях, не подвёл.
— Хорошо, Ани, — с неохотой согласился принц. — Только это не лошадка, а конь. Жеребец.

Вот-вот, самое подходящее определение, причём для обоих. Я протянула Эрику гроздь винограда, но конь фыркнул и потянулся к колбаске. Однако. Но, в общем, мне не жалко. Наложила в тарелку мясных деликатесов и подвинула сообщнику.

Принц же ловко откупорил вино и подал мне бокал.
— За вас, прелестная Ани.
За меня, так за меня. Со звоном чокнулись. Принц, потягивая вино, потихоньку придвигался ко мне. Я же слегка пригубила, понимая, что напиваться не следует, и незаметно поставила бокал на стол, ближе к Эрику, может, не откажется. Не отказался. Его высочество этот маневр не заметил, так как проводил свой — пытался незаметно сдвинуть мою юбку и приоткрыть ноги.
— Фердинанд, вы мне не поможете? — Я придумала, чем занять нахальные руки принца. — Помогите собрать кальян.
Я вручила принцу полусобранный агрегат и инструкцию по сборке, попутно отодвигаясь вместе с подушкой. Эрик тоже заинтересовался и переместился к хозяину.

Кальян собрали быстро. Две головы лучше, пусть одна и лошадиная.
— Ани, для чего это? — поинтересовался принц.
— Для курения разных там ароматических смесей. Это любят на Востоке. Мужчины лежат на подушках, курят и смотрят танцы. — Во время объяснения принц подвинулся и сделал попытку обнять меня за талию. Я вскочила. — А хотите, я для вас станцую?
— Тот танец? — оживился принц.
— Нет, но тоже красивый.

Я включила музыку и отбежала в центр полянки. Вспомнила самый целомудренный из разученных танцев и, признаюсь, увлеклась, обожаю восточные танцы. Даже забыла, где нахожусь. Последний раз вскинув руки и вильнув бёдрами, остановилась и только тогда обратила внимание на зрителей.
И принц, и Эрик смотрели на меня одинаково плотоядными взглядами. Моментально вспомнила слопанную конём колбаску и на всякий случай сообщила:
— Я не съедобная.

И вновь реакция была единодушной. Они заржали. Ну, конь, ладно, но принц-то, принц! И я обиделась. Реально обиделась. Подошла к столу, отодвинула подушку от его ржущего высочества и села, скрестив ноги. Затем взяла кисть винограда и принялась отдирать ягоды, швыряя их в вазу.
Ржание прекратилось.
— Ани, вы обиделись? — удивлённо спросил принц.
Надо же, дошло до гения дедукции.
— Ани, — протянул принц ласково, отобрал обдёрганную кисть и поцеловал руку. — Вы просто себя не цените.
Эрик же ткнулся мне в волосы и подтвердил:
— Совсем не ценишь.

Где-то я уже это слышала. Дуться не перестала, но руку у принца не отнимала и нахально положенную мне на плечо лошадиную морду не сталкивала. Извиняйтесь, мальчики, извиняйтесь.
— Ани, что сделать, чтобы заслужить ваше прощение? — воскликнул принц.
— Хочу покататься верхом, — пожелала я и только потом, подумав, что получилось слегка двусмысленно, уточнила, кивнув на Эрика: — На нём.
Принц сдавлено хрюкнул, но быстро поднялся и протянул мне руку.
— С удовольствием покатаю вас на Эрике.
— Двоих не повезу, — заявил конь.

Умница, лошадка, хорошо ожерелье отрабатывает. Я поднялась на ноги. Выдернула руку из загребущих лап его высочества и сдвинула юбку разрезом вперёд. Нет, так тоже будет неудобно. Отцепила кусок ткани, оставшись в шортах. Эрик согнул передние ноги, чтоб я забралась на него без посторонней помощи. Наивный.

Принц всё равно подхватил меня и посадил в седло, попутно ощупав, что успел. Конь поднялся. Ух, высоко! Всегда мечтала покататься на лошадях. Неожиданно охватил какой-то детский восторг. Даже поглаживающий моё колено принц не мешал. Пусть гладит, раз ему нравится. Нас, крутых амазонок, такой мелочью не проймёшь. Его высочество взял коня под уздцы и повёл. Я взвизгнула и вцепилась в выступающую часть седла перед собой. Страшно же, вдруг упаду. Принц от моего крика вздрогнул, конь даже с шага не сбился. Начинаю верить, что он реально телохранитель. Нервы как канаты.
— Ани, дорогая, вы боитесь? — Голос его высочества вновь стал бархатным.
— Нисколько. — В подтверждение своих слов выпрямила спину и огляделась.

Кажется, боюсь. Эта мысль пришла уже после того, как я припала к шее коня, крепко охватив её руками и уткнувшись лицом в мягкую гриву. Эрик остановился.
— Ани, позвольте помочь вам спуститься? — Принц легонько погладил моё многострадальное колено.
Приподняв голову, я прошипела коню:
— Но, поехали. Чего встал?
— Тебе же страшно? — удивился Эрик.
— И что? Пока полянку не объедем по кругу, не слезу.
Принц пожал плечами, конь фыркнул, и мы двинулись дальше.
Конечно, мне страшно, но когда ещё выдастся случай прокатиться на таком породистом скакуне. Это они ещё не видели, как я воплю на американских горках, но катаюсь же.

К моменту, когда мы, сделав круг, вернулись к столу, я уже была в полу вменяемом состоянии от страха, и казалось, срослась с конём.  У принца не получилось меня снять, хотя Эрик вновь подогнул передние ноги. Я лягалась и намертво вцепилась в лошадиную шею. Никакие уговоры принца и увещевания Эрика: «Пожалей мою гриву» не действовали. Тогда его высочество применил запрещённый приём, запустив руку под мой топик. Я разогнулась, разжав руки, и тут же была схвачена за талию и поставлена на землю. Эрик выпрямился. Я сделала пару шагов и охнула, ноги затекли от напряжения. Принц тут же меня подхватил, прижал к груди и прошептал с хрипотцой в голосе:
— Ани, я вам помогу.

Хрипотца мне жутко не понравилась, я повернулась к коню и встретила по-человечески серьёзный взгляд. Похоже, он тоже почувствовал состояние хозяина. Неожиданно Эрик вытянулся в струнку и замер, взгляд остекленел. Это что, в транс впал? А я? Принц поднёс меня к подушкам, уложил на них и сам пристроился рядом, опершись на локоть. Мою попытку сесть высочество предотвратил, придавив своей ногой мои обе. Глаза принца потемнели, в них словно плескалась страсть, дыхание участилось. Кажется, я допрыгалась. Если так пойдёт дальше, то, что было между нами с Игорем, покажется зарядкой в детском садике. Что ж делать? В такие игры играют вдвоём, а я не готова.
Принц обвёл пальцем мои губы и с той же хрипотцой попросил:
— Доверься мне.

Ага, разбежалась. «Эрик, лошадь такая, сделай же что-нибудь!» — мысленно завопила, вжимаясь в подушку.
Рядом раздалось хлопанье крыльев и громкое карканье. Я вздрогнула и изо всех сил упёрлась руками в грудь принца. Карканье повторилось. Принц словно очнулся и сел, развернувшись в ту сторону. Я, воспользовавшись ситуацией, вскочила на ноги.
На Эрике сидел огромный чёрный ворон и внимательно смотрел на принца, наклонив голову. Словно удостоверившись, что его заметили, ворон ещё раз каркнул и улетел. Принц поднялся и спросил у Эрика:
— Что за известие принёс гонец?
— Ваше высочество, король требует вашего немедленного присутствия во дворце, — доложил вышедший из транса конь.
— Требует? Ты не путаешь? — В голосе принца зазвучала тревога.
— Именно требует, — подтвердил Эрик и подошёл к хозяину.
Принц повернулся ко мне.
— Ани, прошу простить. Вынужден вас покинуть. Государственные дела. Через два дня жду на этом месте, и мы продолжим наше незабываемое свидание.

Принц в мгновение оказался рядом, сгрёб меня в охапку и крепко поцеловал. Ну почему, почему я ничего к нему не чувствую?
— Ваше высочество, стоит поторопиться, ваш батюшка ждать не любит, — вмешался Эрик. Принц с неохотой разжал объятия.
— До свидания, Фердинанд, — произнесла я и направилась к коню. Обвила шею, прошептала на ухо: «Спасибо» и чмокнула чуть ниже умного карего глаза. Чувствую, к появлению ворона кто-то копыто приложил. Затем обернулась к принцу и искренне ему улыбнулась.

Его высочество вскочил в седло. Я махала рукой и любовалась умопомрачительным мужчиной на великолепном коне. Жаль, конечно, что до конца лета эта полянка для меня потеряна. Новых встреч с его высочеством не хотелось. Но как же я замечательно провела сегодняшний день. Напевая, сложила зонт, отодвинула в сторону, чтобы не мешал. Закидала вещи в сумки. Обвела взглядом полянку. Кажется всё. Вызвать такси не успела. Неподалёку раздался шум подъезжающей машины. Игорь вернулся. Он подошёл ко мне с виноватым видом, обнял, со словами:
— Анют, прости, ты ж знаешь, какой я псих, — склонился и поцеловал меня.
Я всегда любила с ним целоваться, всегда! Но сейчас внутри ничего не шелохнулось.
— Не дуйся, Анют, ну накосячил, исправлюсь, — сказал Игорь, отстранившись. — Я смотрю, уже собралась, едем к тебе, и ты покажешь свой сюрприз, хорошо?
Не дожидаясь ответа, он взял сумку и пошёл к машине. Я подняла вторую и подумала, что мог и обе захватить. Странно, раньше бы мне такое и в голову не пришло. Память тут же с каким-то садистским удовольствием выложила кучу подобных ситуаций. Забыл позвонить, опоздал на встречу, не поздравил с днём рождения.

Всю дорогу Игорь делился планами на наше совместное будущее. Оказывается, он решил, что стоит попробовать пожить вместе, что наши отношения нужно вывести на новый уровень. Скажи он такое немного раньше, пищала бы от восторга. А сейчас... осознала, что эта страничка моей жизни прочитана и перевёрнута. Не было ни печали, ни сожаления, только раздумья, как сказать бывшему любимому: всё закончилось. Я что-то прослушала, потому что Игорь возмутился:
— Анют, вернись на землю. Я такие важные вещи говорю, а ты где-то зависаешь.
— Извини, замечталась.
Игорь самодовольно улыбнулся, решил, видимо, что мечтаю о свадебном платье.
— Так вот, завтра ты обедаешь у нас, мама хочет с тобой познакомиться.
О, вот и выход. Познакомлюсь с его мамой. Наверняка не понравлюсь, не зря же, звоня сыну, она меня иначе чем «эта твоя» не называет, и дело в шляпе. Малодушное решение, но мне ведь ещё придумывать повод не приглашать Игоря к себе сегодня.

Судьба сжалилась, повод искать не пришлось. Когда остановились у моего дома, раздался звонок.
— Да, мама... ой, прости, совсем забыл... да... да, конечно, отвезу тебя... уже еду, — Игорь закончил разговор и повернулся ко мне. — Анют, нужно маму срочно отвезти в парикмахерскую, ты не обидишься?
— Нисколько, — и ведь не обманула, действительно не обидно, потому что всё равно.

Он вытащил сумки из багажника. Поцеловал меня и уехал.
Я смотрела вслед. Да уж. Никакого обеда с его мамой. Просто скажу: всё кончено, и даже оправдываться не буду. Больше беспокоило другое. На поцелуй я снова никак не среагировала, а ведь Игорь очень привлекательный мужчина, с которым было. Должна же память тела остаться? И дело не в обиде. С красавцем принцем ведь тоже ноль ощущений. Может, перегорела я как лампочка, вот ничего не чувствую. Плохо это. Я вздохнула и нагнулась за сумками. Сзади раздалось:
— Разве можно такие тяжести таскать? — и сумки у меня отобрали.

Я развернулась и почти уткнулась носом в смуглое плечо с татуировкой ворона. Всадник? Сделала шаг назад и подняла голову. Высокий стройный брюнет в чёрной безрукавке и чёрных же брюках. На шее моё ожерелье. Волосы забраны в хвост, высокий лоб прикрывает косая чёлка. Не красавец, но какая обаятельная улыбка. И такие знакомые карие глаза на незнакомом лице, ведь это же... Но так не бывает!
— Эрик? — спросила я. — Но как?
— Ты зонт забыла.
— Да иди ты со своим зонтом. Ты оборотень?
Эрик рассмеялся. И что я смешного сказала?
— Зонт твой и нет, не оборотень, — ответил он и проникновенно заговорил: — Когда я был маленьким, наступил на ногу злой колдунье, и она превратила меня в коня. И лишь поцелуй прекрасной девы мог снять это заклятье.
— Да ладно врать-то, — не прониклась я, — ты ещё до поцелуя на руках меня нёс, когда я в обморок грохнулась.
— Вот чувствовал же, что очнулась. Притворщица.
— Эрик, ну объясни, ну пожалуйста, и брось ты эти сумки!
Эрик, державший сумки легко, словно они ничего не весили, послушно поставил их на землю.
— Я один из телохранителей королевского двора. Учился в школе охраны «Мельник» по сербской методике. Могу превращаться в зверей и птиц. Мы с его высочеством обходили приграничные территории и случайно увидели вашу ссору. Другая бы билась в истерике, а ты танцевала. И неожиданно попросила принца на белом коне. Мне захотелось выполнить твоё желание. Извини, я никак не мог быть белым, при превращении масть сохраняется. 
— Ворон — твоя работа?
— Моя.
— Значит, король никого не вызывал? — Эрик кивнул. — Уволят, тебя, лошадка, без выходного пособия. 
— Не, не уволят, я — лучший.

Ага, и скромный. Вон руки уже у меня на талии, когда успел? А если провести одну маленькую такую проверочку.
— Ты мне поцелуй должен.
Надо же, ничего не стал выяснять, а нагнулся и легко поцеловал в губы. Так, что мы имеем? Тепло, нежность, лёгкое волнение и желание повторить. Ура! Я не перегоревшая лампочка.
— Чувствуешь? — ласково и понимающе спросил Эрик. Слишком понимающе. И в глазах хитринка.
— Ты, — с возмущением ткнула пальцем в его грудь. — Ты колданул? Это я теперь ни с кем кроме тебя не смогу?
— Сможешь, но чувствовать будешь только со мной. Должен же я был подстраховаться, слишком много на тебя желающих.         
— Убью!!! — завопила я и принялась колотить кулаками в грудь. У, мышцы какие, не прошибёшь.
 — Аня, мне вмешаться по-соседски? — раздалось со стороны подъезда.
— Нет, дядя Саша, мы сами разберёмся, — ответила я, увлечённо продолжая своё занятие.
— Здравствуйте, я Эрик, приятно познакомиться с соседом моей невесты, — Эрик протянул руку для приветствия и дядя Саша её пожал. Ничего себе. Игорь за год такого не удостоился.

И тут до меня дошло.
— Твоя кто?
— Невеста, — невозмутимо ответил Эрик и, наклонившись к самому уху, прошептал: — Ожерелье на меня своими руками одела, покровительства попросила, из одной чаши вино пила. По законам нашего мира это помолвка. Попалась, птичка.
Обжигающее дыхание и быстрый поцелуй в мою шею вновь показал, что с ним я чувствую, ещё как чувствую.
— Ты... ты... ты... — слов не находилось.
— Дорогая, давай выясним наши отношения наедине, — заявил Эрик и перекинул меня через плечо. Я, взвизгнув, намертво вцепилась в его безрукавку. Боюсь же высоты. А этот... этот... умудрился взять ещё сумки и зонт и направился к подъезду. Причём шёл легко, словно пушинку нёс. Вот ведь конь мой вороной. Добило то, что дядя Саша, подсказав Эрику:
— Третий этаж, направо, — широко открыл перед нами дверь.

Ну, по большому счёту моя «блестящая» идея сработала. Вот только мужчина другой. Хотя, кто знает, может, оно и к лучшему.


Рецензии
Натали, как же это интересно и легко написано.

Ольга Боровская   02.01.2018 21:16     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.