Крысы. Глава повести Корабельный плотник

Ладно, слушайте! Случилось это на «Спае» лет двадцать назад. Вас тогда еще на свете не было, а Ваша мать была маленькой девочкой и жила в Шотландии. С капитаном Найтом мы шли из Таити в Вальпараисо, это в Чили, город такой. И вот когда прошли полпути, недалеко от острова Мангарева на рифах увидели большой разбитый корабль. Когда-то это было красивое французское трехмачтовое судно. Капитан Найт приказал спустить шлюпку и обследовать остов корабля. Была слабая надежда на то, что может на «французе» кто-то остался живой. На разведку отправились шесть матросов во главе с боцманом Питером Болтом, которого команда считала настоящим драконом! Смелый и сильный моряк пользовался у экипажа большим уважением. Матросы звали его Стариной Питером. Отправляясь на французский корабль, он на всякий случай захватил с собой карабин.
Большая часть корабля, накрепко застрявшего между отрогами скал, была затоплена. На боку судна без труда можно было рассмотреть огромную дырку, черневшую словно вход в темную пещеру, а на поверхности моря виднелась лишь корма и обрубки мачт, сломанные, словно спички. Двое остались в шлюпке, а боцман и остальные матросы осторожно вступили на полузатонувший корабль. Посудина крепко застряла на рифах и стояла довольно устойчиво. Среди обломков мачт и обрывков парусины моряки увидели повсюду разбросанные полуразложившиеся тела членов погибшей команды. И главное, что куда не посмотри - везде по палубе шныряли огромные черные крысы. Их было невероятно много.
Матросы «Спая» оторопели, когда на обломке грот-мачты увидели повешенного. Изуродованный труп висельника был в капитанской форме, и даже по нему ползали две здоровенные крысы. Старина Питер на всякий случай взвел курок карабина. Находившиеся на палубе крысы не только не испугались прибывших людей, а оскалив свои морды, стали приближаться к ним. Одна тварь даже резко бросилась на боцмана, и он едва успел увернуться от острых зубов хищника. После этого Старина Питер не выдержал и выстрелил в одну из крыс. Пуля разорвала ее в клочья, но остальные твари не разбежались, а еще больше ощетинились и продолжили свое наступление на прибывших.
Неожиданно со стороны шлюпки матросы из команды боцмана услышали крики своих товарищей. Оказалось, что крысы, которых было не меньше сотни, выбравшись из одной из корабельных пробоин, по морю окружили со всех сторон шлюпку и стали атаковать оставшихся в ней матросов. Те пытались отбиваться веслами, но крыс было слишком много, и они ничего не боялись.
Оставшиеся на «Спае» моряки не могли рассмотреть, что в точности происходит на палубе «француза». Увидели только как два моряка из группы боцмана с дикими криками бросились в море. Остававшиеся на палубе так громко ругались, что их крики доносились до основной команды. Со «Спая» было видно, что они совершали что-то непонятное, как будто боролись с невидимым. Капитан Найт и его помощник как не всматривались в свои бинокли, не заметили на палубе «француза» ничего постороннего. Разглядели только, что матросы все время смотрели себе под ноги.
И тут началось движение на шлюпке. Находившиеся на ней матросы также неожиданно бросились в море и поплыли к «Спаю», отчаянно от чего-то отбиваясь. Но проплыв совсем немного, остановились и завертелись, точно их затаскивало в воронку. Капитан Найт в бинокль увидел что-то черное рядом с ними, но что это – понять было трудно. Как будто бы какие-то животные. Матросы стали что-то кричать в сторону «Спая», но что –  разобрать было трудно, только в какие-то считанные минуты по очереди они исчезли под водой, хотя все в команде были отличными пловцами. Шлюпка, оставшись пустой, стала дрейфовать в открытое море.
До французского корабля было несколько кабельтовых, и все же команде «Спая» было хорошо видно фигуру Старины Питера, который отчаянно с чем-то или кем-то боролся. Его карабин выстрелил еще только раз, после чего боцман что-то прокричал и рухнул на палубу.
Надо было что-то быстро предпринимать. Капитан Найт распорядился приготовить команде вторую шлюпку для оказания помощи группе боцмана, хотя было очевидно, что все погибли. Вдруг кто-то из матросов показал капитану Найту на красные точки в море. Их было много, они двигались по направлению к «Спаю», но разобрать что это было невозможно. И тут моряки увидели несколько огромных черных крыс подплывающих к «Спаю» со стороны французского корабля. Потом увидели еще и еще... Их было несколько десятков. Их глаза горели маленькими красными огоньками. Стало понятно, что произошло с командой боцмана...
– Этого нам еще не хватало. Как это вообще возможно? – Капитан Найт выругался. На «Спае» всегда был идеальный порядок и не то что крыс – мышей не терпели. После захода в каждый порт капитан самолично осматривал корабль – не прихватили ли случайно непрошенных пассажиров? А настолько огромных и хищных крыс никто из моряков до этого не встречал.
К удивлению экипажа корабля, крысы стали очень ловко и быстро взбираться по борту «Спая». Капитан Найт скомандовал «Аврал», то есть вызвал всех на палубу, и приказал матросам внимательно следить, чтобы ни одна из тварей не взобралась на палубу. Матросы вооружились лопатами и палками и стали сбрасывать крыс с борта назад в море. Но их было очень много, и они лезли и лезли на корабль. Когда спохватились, что в нескольких каютах были приоткрыты иллюминаторы, было уже поздно. Нескольким крысам удалось проникнуть на «Спай».
Я тогда впервые увидел своего капитана растерявшимся. Но вот он взял себя в руки и скомандовал отплытие. К счастью дул легкий ветерок. Матросы быстро подняли паруса, и «Спай» стал быстро удаляться от рокового места. Но стоило проплыть несколько миль, как ветерок стал сменяться штилем, и корабль замедлил свой ход, пока почти не остановился. К закату солнца «Спай» удалился от злополучного места миль на десять, но матросы продолжали всматриваться в море. На водной поверхности им мерещились маленькие красные огоньки – крысиные глазки. Но нет, этого не могло быть. Я никогда не видел, чтобы крысы плавали по морю на такие большие расстояния.
Постепенно моряки приходили в себя от увиденного. Но всех не оставляла мысль, что несколько тварей проникли на корабль. Капитан приказал обследовать все помещения корабля. На камбузе удалось поймать и убить первую крысу. Один только ее вид внушал ужас. Огромная, какая-то вся облезлая, с красными глазами-бусинками. К ночи матросы обошли весь корабль, заглянули в каждую щель и не нашли больше ни одной крысы. Насторожило лишь то, что исчез кот Пират, любимец команды.
Все стали успокаиваться, но на четвертый день после остановки на рифах Мангаревы, в трюме обнаружили дохлого кота Пирата. Все что от него осталось – это небольшой комок из шерсти и крови, и обгрызаный кусок его черепа. Снова начались поиски. И тут, стоило одному из матросов зазеваться и отстать от поисковой команды, как на него напало несколько крыс и сильно его покусали. Уже спустя час у матроса начался жар, а еще через два часа он скончался в мучительных судорогах.
После этого каждый день кто-то погибал, а крысиное войско росло на глазах. Я тогда заперся в своей плотницкой комнатке и выходил из нее только на обед с огромным тесаком в руке. Особенно было жутко ночью. Повсюду были слышны шорохи и скрежет. Они грызли все: двери, палубу и даже парусину на мачтах. По кораблю распространялся трупный запах. Мы думали побыстрее добраться до острова Пасхи, плыть нам до него оставалось каких-то несколько часов, но крысы начали атаковать. Сначала они захватили трюм со всеми съестными запасами. Потом дошла очередь до камбуза. На глазах у команды во время обеда, невесть откуда взявшиеся крысы набросились на кока. Они лезли по его фартуку, а одна из крыс впилась в лицо. Он был добрым хорошим человеком, но никто не решился за него вступиться. Все боялись, слишком неравными были силы. Когда крысы ринулись на остальных матросов, капитан Найт открыл по ним огонь из своего пистолета. Несколько крыс было убито. Другие, еще более обозлились. Они остановились, собирая новые силы и выжидая момент для нового нападения. Команда бросилась в коридор. По всему кораблю валялись обглоданные крысами трупы...
На шестой день из двадцати членов экипажа в живых оставалось восемь человек, включая капитана Найта, которые, вооружившись пистолетами и винтовками, заняли оборону в кают-компании. Корабль потерял управление и лег в дрейф. Нас стало сносить все дальше в сторону от спасительного побережья острова Пасхи. Приближался вечер, и мы понимали, что эту ночь не переживем. Силы казались слишком неравными.
Единственное спасение было в том, что эти твари боялись оружия и огня. Только ведь их были сотни, может даже тысячи и была угроза, что мы ненароком можем спалить или повредить свой корабль. Оставалась еще одна шлюпка, на которой можно было бы добраться до спасительного острова Пасхи, но как спустить ее на море, если к этому времени крысы уже захватили всю палубу и путь через нее для нас был закрыт? К тому же, мы убедились, что они умеют плавать, и не хотели разделить судьбу отряда боцмана. Спасения ждать было не откуда.
Как только стемнело, неожиданно наступило затишье. По-видимому, крысы стали собирать свежие силы в коридоре возле кают-компании.
–Знаете, я уже бывал на острове Пасхи, – неожиданно заговорил матрос Ральф, – Там так, хорошо. Девушки…
– Замолчи, Ральф, – строго приказал капитан Найт, – не надо сейчас об этом…
И тут дверь стала вибрировать, как будто в нее вонзилось несколько острых пил. Был среди нас молодой матрос Джек Брэдью. Вообще-то он был стюардом, то есть помощником кока. Накрывал столы и мыл посуду. Хороший парень. Ловкий, как кошка, он всегда первым на спор взбирался на фок-мачту. Родом Джек был из Онтарио, где в детстве научился отлично лазить по деревьям. И самого черта не боялся. Решили, что он через иллюминатор выберется наружу и по внешнему борту корабля подберется к шлюпке, которая была закреплена на краю палубы. А потом осторожно, чтобы не привлечь к себе внимание крыс, спустит ее на воду. А дальше как Бог даст. Другого выхода не было, поскольку оставаться на корабле было невозможно, а помощь ждать было неоткуда. К тому же корабль относило все дальше и дальше от острова Пасхи и морских путей.
Стюард проворно выбрался из кают-кампании и, цепляясь за борт, стал продвигаться по направлению к шлюпке. Оставшаяся часть команды, пока Брэдью выполнял свою задачу, готовилась дальше защищать кают-кампанию. Крепкая дверь не поддавалась крысам и у моряков появилась надежда на то, чтобы выиграть время. Хотя бы чуть-чуть. Только бы все получилось у Брэдью. Все ждали, что же будет дальше. И тут матрос Рольф отшатнулся от иллюминатора.
– Они ползут за ним по борту! – закричал он...


Рисунок Татьяны Никольской


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.