Заворожённый бык

   Ренато должен был стать матадором по наследству. Впервые он побывал на корриде ещё ребёнком. Его отец, известный тореро Энрике Аргуэлло, притащил шестилетнего сына поглазеть на быков. Мальчик стал свидетелем жестокого убийства трёх животных, прежде чем бык по кличке Loca (безумный) распорол папе живот. Но даже тогда Ренато не закричал, не заплакал, как сделали бы другие дети.
– Храбрец растёт, весь в меня! – с гордостью заявил папаша, очнувшись после многочасовой операции.

   С тех пор судьба Ренато была предрешена. Отец стал тренировать его с десяти лет. За малейшее неповиновение следовало суровое наказание. Дошло до того, что сын возненавидел отца. Во время корриды Ренато тайком желал ему смерти, но тот каждый раз выходил победителем. Мальчик научился скрывать чувства, но когда на арене умирал очередной бык, Ренато ужасно переживал. Красивое гордое животное становилось добычей первобытных людских инстинктов и превращалось в груду мяса. Это было отвратительно!

   Когда Ренато исполнилось пятнадцать, он не выдержал и сбежал из дома. Его поймали и насильно привели к отцу. Подросток ожидал жестокой расправы. Но побоями дело не ограничилось. На следующий день Энрике Аргуэлло заставил сына добить ещё живого быка, а затем содрать с него шкуру.
– Нет, папа! Лучше убей меня!
– Ты жалкий трус, Ренато! Я презираю тебя! Пошёл вон!

   До позднего вечера мальчик бродил по улицам Севильи и призывал смерть. Ему хотелось встретить грабителя или убийцу, но, как назло, встречались только проститутки.
– Можно мне переночевать у тебя? – спросил Ренато одну из них, уже немолодую, благоухающую ароматами ночи.
– Тебе сколько лет, мальчик?
– Пятнадцать. Я не прошу секса. Просто хочу выспаться.
– Ты не похож на бродяжку. Кто твои родители?
– Мой отец – знаменитый матадор Энрике Аргуэлло. Он бьёт меня и заставляет убивать быков. А я не могу.
– Ладно, идём.

– Как тебя зовут, добрая женщина?
– Долорес. Откуда ты знаешь, что я добрая?
– Папа – очень злой человек. Когда он поблизости, мне становится плохо. А рядом с тобой хорошо и спокойно.
– А твоя мама? Она тоже злая?
– Нет, но она во всём слушается отца и не в силах меня защитить.
– Может, у тебя есть другие родственники?
– Они тоже связаны с корридой. У нас это родовое. Моего прадеда убил бык. С тех пор все мужчины мстят за него ни в чём не повинным животным.
– Жестокое наследство! Но ты ведь маленький мужчина и сам можешь за себя постоять. Скажи отцу, что желаешь заниматься чем-то другим.
– Даже не знаю, кем хочу быть. С десяти лет меня учат убивать быков. Ничего другого я не умею.
– Так только кажется. Я вижу, у тебя благородное сердце. Есть сострадание и любовь к животным. Может, стоит задуматься о работе ветеринара?
– Это было бы здорово! Но, думаю, отец не согласится.
– Постарайся его убедить, когда он будет в хорошем настроении.
– Попробую, но сомневаюсь, что получится…

– Ну, вот мы и пришли. Квартира небольшая, всего две комнаты. Познакомься, моя дочь Мануэла.
– Кто с тобой, мама?
– Не волнуйся, не клиент. Это сын тореадора. Сбежал из дома. Пусть сегодня переночует у нас, ладно?
– Конечно. Как тебя зовут, мальчик?
– Ренато Аргуэлло.
– Ты тоже убиваешь быков?
– Пока нет. Но чувствую, что скоро меня заставят это делать. Поэтому я и сбежал.
– Ты, наверное, хочешь есть?
– Не откажусь.

– Пойдём на кухню. Знаешь, я тоже не в восторге продолжать семейные традиции, – сказала Мануэла, когда они остались наедине. – Мама и тётя торгуют любовью. Бабушка тоже продавала своё тело. А я не хочу.
– Разве тебя заставляют?
– Пока нет. Но разве можно знать наверняка, что ждёт нас в будущем?
– Иногда можно. Вот я, вероятно, стану убийцей.
– Нет, ты другой.
– Откуда ты знаешь?
– Вижу людей насквозь. Мама часто приводит сюда мужчин – и я невольно научилась читать их мысли. Ты совсем не кровожадный.
– Отец считает, это плохо. И бьёт меня, чтобы ожесточить.
– Хочешь, я научу тебя выходить из тела? Будешь легче переносить боль.
– Разве такое возможно?
– Конечно, – рассмеялась Мануэла. – Не удивляйся. В нашем роду были ведьмы. Одну из них даже сожгли за колдовство. Я наладила с ней духовную связь. И она раскрыла мне секрет, благодаря которому с честью перенесла пытки и костёр.
– Как бы мне хотелось научиться такому искусству!
– Но эти знания опасны. Никто не должен знать секрет. Иначе ничего не получится. Поклянись, что не проболтаешься!
– Клянусь!

   Рано утром Ренато покинул ночное убежище. Голова у него кружилась. Он и сам толком не понимал – от чар ли это, или от любви. Милая Ману крепко завладела его сердцем. То, что она рассказала, было до того невероятно, что казалось невозможным. И всё-таки он верил ей…

   Когда отец по привычке стал его бить, Ренато применил полученные знания. Вдруг куда-то исчезла боль, и он ощутил удивительную лёгкость. Тело осталось где-то внизу, а дух смотрел на него свыше – и удивлялся.
– Не смей убегать из дома! – кричал отец, нанося удары.
   Впервые в жизни Ренато не ощущал обиды и злости во время наказания. Ему даже стало жаль отца. С чувством невероятного облегчения он опустился ему на плечи.
 – Кто здесь? – спросил Энрике. – Сынок, что с тобой? Ты умер? Какая же я скотина! Забил тебя до смерти.

   Ренато вернулся в тело и произнёс:
– Я живой, папа. Но не бей меня больше!
– Конечно. Что с тобой стряслось? Несколько минут ты не дышал.
– Мне было очень больно, и мой дух на короткое время покинул тело.
– Прости, Ренато! Я был жесток с тобой. Наверно, ты очень злишься на меня?
– Сейчас нет, а прежде ужасно обижался.
– Это я виноват. Хотел заставить тебя слушаться. И чуть не потерял…

   Ренато поспешил в гости к Ману, чтобы сообщить: её колдовской трюк удался на славу.
– Очень рада! Надеюсь, ты никому не выдал нашу тайну?
– Конечно, нет. Разве я похож на болтуна?
– Кто тебя знает? – игриво отвечала девушка. – А как насчёт благодарности?
– Я готов на всё!
– Неужели? Тогда пригласи меня на корриду. Я хочу посмотреть на быков, прежде чем их выпустят на арену.
– Хорошо, пойдём!

   Вскоре юноша уже показывал подруге загон для быков.
– Что ты делаешь? – вдруг закричал Ренато. – Это опасно!
   Но Ману будто не слышала парня. Подойдя к быку по кличке Feroz (свирепый), она принялась ласково с ним разговаривать. Бык обомлел и стал лизать ей руки. Служители недоумённо наблюдали за этой милой сценой. Наконец один из них попросил:
– Ренато, пусть лучше твоя девушка уйдёт отсюда! Бык сошёл с ума. Не к добру это. Скоро начнётся бой.
   Ману загадочно посмотрела на служителя, потом на парня – и вышла, гордо встряхнув головой. Юноша задумчиво глядел на красавца быка и вдруг улыбнулся чему-то.

   В это время в загоне появился отец.
– Что ты здесь делаешь? – строго спросил он сына. – Этот бык очень опасен. Так и тянет поскорее прикончить его.
– Скоро ты сможешь это сделать, папа.

   Бой подходил к концу. Энрике и его помощники не на шутку разозлили быка ударами бандерилий. Несколько раз им чудом удалось увернуться от его рогов. Опытный тореро дразнил Свирепого красным плащом и уже примеривался нанести смертельный удар. Ренато наблюдал за отцом с трибуны, но внезапно потерял сознание.
   В ту же минуту бык умоляюще взглянул на матадора и лёг на песок. Через мгновение Энрике пронзил шпагой его сердце – и вдруг услышал голос сына:
– Ты убил меня! Прощай!

   Когда служители крючьями утаскивали мёртвого быка с арены, толпа созерцала убитого горем старого тореадора. Несчастный отец горько рыдал, тщетно пытаясь оживить бездыханное тело сына…


Рецензии
Привет, Ника! Хорошо написала, легко читается. Жалко мальчишку.
Твой Виктор.

Банев Виктор Георгиевич   30.10.2017 22:58     Заявить о нарушении
Привет! Спасибо за отклик! Давно хотела написать на тему корриды, как я её чувствую. Не только о зверстве, но и о явлении торжества духа. Мальчик пожертвовал собой во имя очищения рода, чтобы помочь отцу освободиться от ненависти. Главное, парнишке удалось пробудить у отца сострадание. Так я это вижу.

Ника Лавинина   30.10.2017 23:20   Заявить о нарушении