Облака

                   В парке Шевченко лето. Этот зеленый рай, состоящий, в основном, из роскошной мягкой травы, аккуратно постриженного кустарника и многочисленных клёнов, начинается недалеко от маленького уютного кинотеатра с бюста Тарасу  Григорьевичу. В перерывах бесконечных контрольных, которые папа , химик - заочник Львовского универа , делает по воскресеньям, он любит поразмяться, картинно встав в позу декламатора :

                 - Як умру, то поховайтэ мэнэ на могили..  - раздаются драматические вирши Шевченко - по репертуару видно как нелегко  достаётся отцу работа учителем физкультуры за 350 рублей старыми дореформенными купюрами с одновременными тяготами заочного обучения...

                 -  Дывлюсь я на нэбо,тай думку гадаю.....,- с выражением продолжает отец - многие тогда считали, что вирш Михайло Петренко, необычного коллежского асессора, родившегося 200 лет назад , в 1817 году и рано ушедшего в неполные 50, также принадлежит перу великого Тараса... Сама же песня в исполнении народного Дмитро Гнатюка лилась из нашей радиоточки беспрерывно,  с утра до вечера. Да и гулянки всех национальностей не проходили без ее дружного исполнения...

                     Особенно нравилось, вызывая много вопросов, окончание стиха:

                ....орлом быстрокрылым у нэбо польнув
                    и в хмарах навики от свиту втонув...

                    - Навеки утонуть в облаках от Света? Среди Света? Либо от белого света в смысле  « Ветер, ветер на всем Белом Свете...»- это еще долго, очень долго было для меня непонятно и завораживающе непостижимо..... Трудности перевода, а скорее, взросления, наверное...

                    Когда лежишь в траве и любуешься облаками  , главное,  никуда не торопиться. Важно заранее наиграться в футбол с тезкой Миликом - Микой Айзенбергом, набегаться в ловитки с Аликом Березиным, заглянуть на диафильмы про храброго портняжку к Ткачукам. У Вовы и младшего Леньки лучшая в Сокирянах коллекция... Только после этого, когда вся суета позади и мелкие желания удовлетворены полностью, можно , можно приступать и к самому интересному...    
                    Захватив пару бутылочных стеклышек, которыми усыпана земля у буфета Яши-инвалида, прекрасно и со всеми удобствами располагаешься  в парке, под кустом. Оттуда отлично видно небо и никто не отвлекает.      
                    Сквозь зеленое стеклышко мир кажется унылым и постным, а через желтовато-коричневое - веселым и разнообразным...
                    - Вот! Вон там! Пролетел настоящий кукурузник! Рассказывают , на нем долетают аж до Черновцов, не говоря уже о соседней Окнице, находящейся всего в семи километрах. Да-да, именно за той горой... Оттуда, да еще со стороны Шипота наплывают самые красивые, самые удивительные облака. Даром их называют кораблями. От кораблей у них только величавость движения.Редко встречаются великаны и человеческие лица. В основном, это собаки и другая живность. Их разнообразные головы, лапы и хвосты.  Вон, например,то, здоровое, белое, кучевое. Похоже на дворнягу, которой недавно перебили ноги. По улицам иногда устраивают настоящую охоту на бродячих псов. Бегают по Сокирянам взрослые дядьки с красными повязками и винтовками и, несмотря на обилие детворы, любящей понаблюдать, стреляют по собакам. Сразу убить не получается. Улицы наполняются страшным визгом. Скулят бедные по всем углам, куда удается заползти. Убитых закидывают в обычную телегу и куда-то увозят. Борька Зайцев и Фройка говорят, что на мыло... Тот бродяга, что облаком проплывает сейчас прямо надо мною, заполз к нам во двор... Он скулил тихо и безнадежно. Свора злобных мужиков с оружием и бесконечными грубыми матерками, вместе с облаком закрутившейся пыли, вихрем пронеслась мимо нашей калитки...

                    - Точно! Недаром говорят, что быстро заживает как на собаке,- удивился отец, увидев, что пес, всего через неделю , прихрамывая на все четыре, впервые встал.  Шатаясь от слабости, он потянулся и пошел, пошкандыбал за вкусной куриной косточкой, которую я приберег для него после обеда... С тех пор пес привязался как банный лист и старался сопровождать меня повсюду. Иногда, этим сильно - пресильно раздражал,ревниво  распугивая девчонок, к которым я был неравнодушен...

                    - Милик! Милику! Гей эсн ( иди кушать, идиш)... - опять бабушка Рива со своей едой! Я знаю, что теперь ее не утихомирить! Позорит меня перед всеми Сокирянами! Кричит с веранды, а слышно на весь парк! Вон! Все уже улыбаются.
                    - Иди, Милику! , - передразнивает соседка Раечка, дочь Яши-инвалида,-тебя уже кушать зовут! Бедненький!
                    - Иди!, Иди!, теперь, все равно, она не успокоится! - улыбается ее двоюродный брат Фимочка ...
                    - Да, и сам я , прекрасно понимаю - Деваться некуда!

           До свидания, Облака! ....До свидания, дорогие... Мы ещё встретимся !


Рецензии
Интересный рассказ. Прочла с большим удовольствием. Жаль, маленький.Читается легко. За облаками все, наверное, любят наблюдать. Это же так интересно!
Удачи Вам и самых лучших пожеланий!

Зоя Воронина   08.11.2017 10:01     Заявить о нарушении
Большое спасибо, Зоя!

Эмануил Бланк   08.11.2017 15:46   Заявить о нарушении