2017 г. Записи 223 Приручал, а потом позабыл

2017 г. Записи 223 Приручал, а потом позабыл

продолжение

3 октября 2017 г. Мне снилось большое пространство, заполненное людьми и чашками  различных форм. Я хожу и чашки эти рассматриваю, постепенно их количество редеет. В конце сна я с кем-то танцую.

Дни до болезни мне сейчас представляются днями радости.

Ответила на рецензию Нине Бескупской:

Среди елей Нина бродит,
Густолиственных, благих.
Пусть судьбою верховодит
Необузданный наш стих...

9 марта 2017 г.

Посмотреть «Бритёр» И.С. Тургенева.

Недавно написала стихи.

Я повторю свои слова -
Летящий, солнечный, всю радость,
В себя впитавший. Ну, давай
Вернёмся в прошлое пространство!

Ты только свет, я тьма и тень.
Но освящаться мне не лень,
Брести с тобой по бересклету,
Грядущему навстречу лету.

Тот принц в тебе, я знаю, прав.
Он по реке из нежных трав
Плывёт, рукою загребая
Колосья, шмелей, пчёл. Рыдая,

Я на него смотрю порой.
Верни нам облик дорогой.
Ты можешь всё. Весь мир в тебе.
Я верю ласковой судьбе,

Хотя она была трагичной.
Бог видит всё. Пишу не лично
Тебе, а просто всем усталым.
Мой странник,  спутник запоздалый.

1 октября 2017 г.

В письмах старых нашла письмо к человеку, который мне понравился с первого взгляда. Шесть лет я его к себе приручала.

«Я расскажу Вам о великом Пифагоре. У него была юная ученица Феоне, которая полюбила своего учителя. Ему было уже 57 лет, когда однажды появилась около него Феано, встала перед ним на колени, сказав: «Освободи меня от страсти, сжигающей мою душу и моё тело». Он ласково поднял её и прижал к своему сердцу. Она стала его женой. Была она женщиной мудрейшей.

Я выбрала Вас в друзья и больше года билась, чтобы завоевать Вашу привязанность. Вы победили, я сдаюсь. Я устала сражаться с демонами, которые Вас окружают и ранят меня. Вы не виноваты, что не видите и не воспринимаете меня. Я не виновата, что жажду быть рядом с Вами.

Я хотела Вам послужить на земле, я мечтала найти в Вас друга. Но с Вами дружить нельзя. Даже если Вы чуть-чуть приручаете к себе человека, то в следующую встречу Вы, боясь себе навредить, отвращаетесь от него и ведёте себя так, как будто Вы его не знаете и видите в первый раз.

Вы слабый и закрытый человек. Я исчезаю из Вашей жизни. Вполне возможно, что Вы облегчённо вздохнёте. Простите меня за это письмо, я измучена. Я не могла поступить  иначе. Посылаю Вам стихи, которые вдохновлены Вами.

Не будет у Вас, господин Гёте, верного Вашего секретаря Иоганна Эккермана. Он обожал Гёте, а Гёте в ответ очень ценил его, они понимали друг друга. Мы с Вами слишком разные люди, и стремления наши не совпадают. Вы ревниво охраняете Ваш внутренний мир и не хотите делиться им со мной, не интересуетесь моим миром.

Вы многое мне дали — спасибо. Вы станете великим человеком, если откроете своё сердце Христу. Прощайте. Господь с Вами!»

Но письмо я благоразумно не послала, разрядившись, и продолжалось наше общение в сфере искусства.

Прошло несколько месяцев.

«Вы приедете, мой принц, только к концу месяца. Однако, я Вам уже пишу, ибо Вас помню и не хочу терять. Это моя воля. А Ваша? Я дитя Рильке, Пастернака, Цветаевой, Ахматовой, во мне струится их кровь — душевно-духовная. Стало быть, от меня отказавшись, Вы, может быть, что-то потеряете. Впрочем, персидский суфийский поэт Джалаладдин Руми считал, что потеря — это приобретение.

В разных стилях эпистолярного жанра хочется мне Вам писать. Ибо Вы — вдохновение моё. Перестаньте меня бояться, ещё раз Вас прошу и поддержите нашу переписку в XX веке.

Во-первых опишите мне успешность Вашей командировки, сообщите, как Вы отдохнули на природе, задайте мне ряд вопросов, ибо Вы никогда меня обо мне не спрашивали, а только изредка восклицали: «А знаете ли Вы, Галя, что...?»

У нас много выставок — иконы, Мано, Коре, Курбе, Делакруа, Ван-гог из собраний Чикаго и Метрополитен. Моя знакомая себя неважно чувствовала, еле пришла на выставку по слабости здоровья, но когда стала смотреть картины, то ощутила прилив сил и почти поправилась, ей стало легче. Такова сила искусства. Я охотно этому верю. И поэзия, и музыка, и живопись могут исцелять».

Прошло четыре года. Мы почти подружились. Он называет меня своим другом. Я всегда ему помогаю, забочусь о нём. Подружилась с его мамой и его возлюбленной.

«Здравствуй! Как я мечтала с тобой дружить, беседовать, делиться жизнью драгоценной. Теперь уж не придётся, ты не вернёшься на родину. Мы живём трудно и скудно. Люди погибают. Тупое отчаяние в душе. Кроме двух старых работ, я в двух Лицеях преподаю сольфеджио и церковное пение. Летом я работала регентом в сельском храме, хор был смешанный, иногда профессионалы пели трио.

О тебе мне написала V.: “Прекраснейший, глубокий человек».

Дважды пели мы с Петей Старчиком на концерте домашнем. Приедешь ли в Россию? У мужа моего бывшего умерла мама. Он стал мягче.

Вечерами сижу дома. По-прежнему пишу музыку на слова поэтов, но мало, нет времени, работаю, как вол. Еды в магазинах почти нет, деньги обесценены.

Что толку задавать тебе вопросы, коли ты не пишешь? V. прислала мне приглашение, но я могу поехать только летом. Не смогу я тебя повидать и обнять - дорогого моего человека. Прощай, брат. Не забывай Галю. Храни тебя Господь, дорогой мой. Уже год прошёл, как ты уехал. V. пишет, что тебя принимают с восторгом.

Вчера в Лицее православном мне пришлось читать маленькую трагедию Пушкина «Моцарт и Сальери». Дети так расшумелись, так себя вели, что заниматься сольфеджио было невозможно. Я стала читать, они замерли.

Мама твоя очень о тебе тоскует. Звони ей чаще и не ночью. Когда звонишь ночью, она очень теряется, не знает, что тебе говорить. Я только что с ней разговаривала. Она посылает тебе свою нежность через меня. Мы тебя обнимаем с мамой, солнышко. Твоя Галя».

Это была старая любовь с первого взгляда, она вызвала стихи:

Моя душа в тебя погружена,
Как Небеса в обьятья Бога.

А другая почти любовь, скорее жажда общения пришла через много лет к человеку незаурядному, но игроку. Стала ему писать письмо, да раздумала. Не послала.

«Мне нечего терять.

Приручал, а потом позабыл.
На тебя не хватает сил.
Эй, опомнись и встрепенись!
Словом ласковым отзовись,
О себе, обо мне помолись.

Нет... бросаешь меня вниз.
Спотыкаясь, стремглав лечу.
Но лететь надо к Небу, к лучу
Золотому, где ждёт Господь
У спокойных блаженных вод.

Ничего от тебя не хочу.
Всё я вру. Я всего хочу,
Кроме встречи. Порой молчу.
Не пиши, не читай, казни.
Совесть чистую прочь гони...

27 января 2014 г.

Вы снились мне. Ну, что мне делать с Вами?
Торчите в мыслях. Сердце холодеет.
Потеря зреет вновь под облаками.
Одно и то же - страх и недоверье.

Не у меня... Меня бояться должно -
За редким исключением, быть может.
Не исключенье - Вы. Но Бог поможет.

Непониманье знаков и намёков.
Зачем же мучить, быть таким жестоким,
Играть и приручать? Где благодушье?
Мы так смеялись прежде. Нынче - скучно.

Но я живая. Жалости не зная,
Меня лишь мучить любо Вам. Больная
У Вас душа? Вы больше мне не снитесь,
Я Вас прошу. Вы в други не годитесь.

4 февраля 2014 г.

Я не помню начала. Ощущение от поэзии Вашей было волшебное. В каком году пошли первые стихи - не помню, едва ли в 2013 г., но печаль и ирония крепко свили гнездо во мне. Буду потихоньку Вас знакомить с Вами через призму другого человека, который жаждал общения. Это всё в прошлом. Я спокойно живу без Вас. Пока».

Мой рисунок не с натуры. Фантазия.


Рецензии